День памяти и скорби. Почему Красная Армия не была готова к нападению фашистской Германии?

День памяти и скорби. Почему Красная Армия не была готова к нападению фашистской Германии?22 июня - День Памяти и Скорби. Для большинства граждан страны. Но не для всех. Потому что для определенной части, хотя и небольшой, - это - «День Злорадства и Юродства».

Одни - скорбят о том, что началась Война. Что погибли миллионы. Что к войне мы оказались не готовы. И они вполне правомерно среди прочего задаются вопросом: а почему так получилось? И в их устах - этот вопрос - вопрос о причинах трагедии.


Другие - тоже задают это вопрос. Но с другой интонацией. Не со слезами и мукой - с едва скрываемым, если и вообще скрываемым торжеством. С подтекстом - «Ну, как вас тогда? Ну, признайтесь, как вы облапошились?».

Вопрос один - интонации разные. Чувства разные. Стороны в противостоянии - разные.

Интонация их отличает. И манера озвучивания вопроса. Потому что одним при нем больно. Другим - радостно.

Одни - задают его в полголоса. Или вообще, про себя. И нет такого человека, который не задавал бы его про себя.

Другие - задают его во все горло. Стремясь сделать больнее первым. Задают с пафосом. Задают - торжествуя. И кричат. Кричат. Кричат.

Можно было бы сказать, что они кричат - не понимая, что кричат на могилах миллионов. Что уже безнравственно. Но дело еще и в том, что они все это кричат - отлично сознавая, что кричат на могилах. Потому что - это их стиль. Образ поведение. Мироощущение.

И их ненависть к тем, кто лег в эти могилы. Закрыв, иногда голой грудью, дорогу врагу. Эти, кричащие - ненавидят тех, погибших.

Потому что те, кто погиб, но не сдался - вызов и обличение этим, кричащим. Которые - никогда не легли бы под танк. Никогда не пошли бы, подняв голову, на гестаповскую виселицу. Не закрыли собой поливающий все вокруг смертельным огнем ДОТ. Не повели свой самолет на таран.

Они просто перешли бы на сторону врага, записались в РОА, пошли в полицию оккупантов. - И прикрыли бы свою подлость словами о «самоценности человеческой жизни». О нежелании умирать за «тоталитарный режим». О «праве свободной личности на свободный выбор».

И они раз за разом, уже получив все ответы, но делая вид, что они их не услышали - вновь и вновь нагло и издеваясь, маскируя свою ненависть к тем, кто был не такими как они, мнимой заботой о человеческих жизнях - пристают к окружающим с этим ранящим душу последних вопросом.

Вопросом - оправданным, когда его произносят в полголоса с мукой.

Вопросом - издевательским, когда его выкрикивают, торжествуя и злорадствуя.


Почему так получилось? Почему Красная Армия не была готова к нападению фашистской Германии? Мучительный вопрос. Но почему сводить все только к нему?

А почему Польша, объявившая, кстати, мобилизацию в апреле 1939 года, на несколько месяцев раньше Германии, - в три недели легла под сапоги Гитлера?

А почему Франция, победительница в Первой Мировой войне, прекратила сопротивление в шесть недель? И даже не попыталась драться за свою столицу? И подписала капитуляцию на условиях, более позорных, чем те, которые были продиктованы в 1918 году Германии?

А почему британский экспедиционный корпус бесславно спасался в Дюнкерке лишь благодаря «великодушию» Гитлера?

СССР не был готов к войне? А кто был к ней готов? А Россия в 1914 году (как и Англия, и Франция, и сама Германия) - была готова?

А США были готовы к нападению японцев на Пирл-Харбор?

Не говоря уж и о том, что мы, к сожалению, слишком часто оказываемся не готовы ни к чему. Были ли мы готовы к войне 1812 года? Готовы ли мы к заморозкам? Готовы ли к зиме? Готовы ли к посевным? Готовы ли к осени? Готовы ли к урожаю? Готовы ли к неурожаю?

Между прочим, 18 июня 1941 года советские войска получили приказ: «с получением настоящего приказа привести в боевую готовность все части в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости, иметь положенные нормы носимых и возимых запасов, необходимых для жизни и боя».

Все или не все части получили эти приказы - есть разные трактовки. Есть версия - что эти приказы были доведением до частей Директивы Сталина, который уже 18 июня допускал вероятность начал войны в ближайшие дни и отдал приказ о готовности к бою. Кто-то говорит, что обнаружить эту директиву так и не удалось, что Сталин ее так и не отдал.

Но только были части, которые этот приказ получили. В частности, точно известно, что его получила 28 танковая дивизия (очевидно - и другие части 12-ого мехкорпуса Прибалтийского Особого военного круга).

И конкретно эта дивизия начала наступление на немецкие войска 23 июня 1941 года. И немецкие войска побежали. Уже 23 июня. И немецкие танки горели уже тогда - и еще не от ударов так и не поступивших в дивизию «тридцатичетверок» - а от огня устаревших БТ-7 - и горели лучшие на тот момент немецкие танки Т-IV.

И на этом направлении - на редко вспоминаемом шауляйском направлении - приказ был выполнен в первые дни войны - немецкие войска были выброшены с территории СССР. Здесь получили приказ - и здесь его выполнили. Значит, был такой приказ? Значит, можно было его выполнить?

Значит, дело не в том, то он не был отдан и не в том, что войска были не в силах его выполнить - а в том, что, хотя он был отдан - до кого-то его не довели? И/или кто-то его выполнить не сумел.

Те, кто задают этот мучительный вопрос «как так могло случится» - с упоением и злорадством - навязывают исторической памяти представление о том, что лето 41 года - лето разгрома и позорного поражения Красной Армии.

И они всячески не хотят задавать другой вопрос: а как так могло случится, что при всех известных и колоссальных ее потерях, все планы Германии на лето 1941 года оказались сорваны?

Простой вопрос: План «Барбаросса» был исполнен или был провален?

Основная идея Плана заключалась в том, чтобы в первых операциях разгромить Красную Армию и не допустить отхода ее частей за восточнее Западной Двины и Днепра. Удалось выполнить эти задачи или нет?

А почему так получилось, что не удалось?

И почему так получилось, что к середине июля вермахт потерял половину участвовавших в наступлении танков? И чуть ли не полторы тысячи самолетов?

Когда планировалось захватить Москву и Ленинград? К 25 августа? А к Волге выйти? - К октябрю? А в Баку и Батуми войти, кажется. к началу ноября?

Как же так получилось, что не получилось?

И как же так могло случиться, что 25 июля на совещании начальников штабов Восточного фронта вермахта по сути было признано, что ни одна из трех групп армий - ни «Север», ни «Центр», ни «Юг» - в полной мере свои задачи по Плану «Барбаросса» не выполнили?

Что там у нас по этому поводу пишет начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер?

22 июня: «Наступление германских войск застало противника врасплох… После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям…»

23 июня: «На юге русские атаковали в Румынии наши плацдармы на реке Прут и произвели ряд разведывательных поисков из района Черновиц против румынской кавалерии».

24 июня: «В общем, теперь стало ясно, что русские не думают об отступлении, а, напротив, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся германским войскам. … наличие многочисленных запасов в пограничной полосе указывает на то, что русские с самого начала планировали ведение упорной обороны пограничной зоны и для этого создали здесь базы снабжения».

25 июня: «Оценка обстановки на утро в общем подтверждает вывод о том, что русские решили в пограничной полосе вести решающие бои и отходят лишь на отдельных участках фронта, где их вынуждает к этому сильный натиск наших наступающих войск».

26 июня: «Группа армий «Юг» медленно продвигается вперед, к сожалению неся значительные потери. У противника, действующего против группы армий «Юг», отмечается твердое и энергичное руководство…»

29 июня: «На фронте группы армий «Юг» все еще продолжаются сильные бои. На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение… Это вклинение противника, очевидно, вызвало большой беспорядок в нашем тылу в районе между Бродами и Дубно… В тылу 1-й танковой группы также действуют отдельные группы противника с танками, которые даже продвигаются на значительные расстояния… Обстановка в районе Дубно весьма напряженная…

В центре полосы группы армий «Центр» наши совершенно перемешавшиеся дивизии прилагают все усилия, чтобы не выпустить из внутреннего кольца окружения противника, отчаянно пробивающегося на всех направлениях…».

30 июня: «на фронте группы армий «Центр» часть … группировки противника прорвалась между Минском и Слонимом через фронт танковой группы Гудериана… На фронте группы армий «Север» противник перешел в контратаку в районе Риги и вклинился в наше расположение… Отмечено усиление активности авиации противника перед фронтом группы армий «Юг» и перед румынским фронтом…».

И в параллель:

23 июня - контрнаступление Красной Армии по Луцком, Шауляем, Гродно.

24 июня - 2-й день контрударов Красной Армии на шяуляйском и гродненском направлениях, 2-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно.

25 июня - 3-й день контрударов Красной Армии на шяуляйском и гродненском направлениях. 3-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно.

Военно-воздушные силы Северного фронта и авиационные части Северного и Краснознаменного Балтийского флотов одновременно атаковали 19 аэродромов Финляндии, на которых сосредоточивались для действий по нашим объектам соединения немецко-фашистской и финской авиации. Произведено 250 вылетов.

26 июня - 4-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно. Авиация дальнего действия ВВС РККА нанесла бомбовые удары по Бухаресту, Плоешти и Констанце.

27 июня - 5-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно.

28 июня - 6-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно. 4000 тысячи танков сошлось.

29 июня - 7-й день танкового сражения в районе Луцк - Броды - Ровно. Сорвано движение вермахта на Киев и Смоленск, сорваны планы занять их в первую неделю войны.

Как такое могло произойти?

Неправда, что армия СССР после 22 июня бежала и сдавалась тысячами.

Она ответила ударом на удар. Контрнаступлением на наступление. Все первая неделя войны - это список контрударов и контрнаступлений, из которых здесь приведены лишь некоторые. И к концу этой недели запись Начальника штаба сухопутных войска, характеристика состояния немецкой армии после недели боев: «Наши совершенно перемешавшиеся дивизии прилагают все усилия…».

Эта неделя не была неделей немецкого триумфа. Эта неделя была неделей смертельного сражения, судьба которого весела на волоске. И этот волосок тогда тактически оказался на стороне вермахта. Не хватило чего-то незримого, малого - и все даже тогда могло покатиться другую сторону. Ничего не было предрешено даже в тех невыгодных для СССР условиях. Не хватило чего то очень небольшого - и фашистские «совершенно перемешавшиеся дивизии» покатились бы на Запад, а те свежие советские дивизии, которые в реальной истории встали и преградили путь армии «Центр» у Смоленска - паровым катком устремились через Польшу на Запад…

Это то - что не сбылось. Чего-то не хватило. Но все колебалось в течение недели. «Почему так произошло…» Может быть, потому, что приказ от 18 июня оказался доведен не до всех. Может быть, потому, что при схватке равных - всегда побеждает один. И не всегда это - ты.

Очень вероятно, потому, (и об этом почему то принято забывать), что летом 1941 года Красная Армия на 80 % состояла из необученных или недоученных новобранцев. В 1938 году она насчитывала порядка 800 тысяч человек, в 1939 - 2 485 000, в 1941 - 5 774 000. Таким образом, ее большая часть состояла из недавно призванных людей, не имевших боевого опыта и только начавших проходить военное обучение. И не замененной, на новые образцы, техникой. А в случаях, когда новые образцы успевали получить - их не успевали освоить. Потому что механик, виртуозно управляющий БТ-6 или БТ-7 - не мог без переучивания полноценно освоить Т-34.

Чем в этом отношении была прошедшая всю Европу немецкая армия - говорить излишне. И вот эту крещенную в огне армию уже в первую неделю совершенно перемешали впервые принявшие бой новобранцы своими яростными контратаками, контрударами и контрнаступлениями.

Вермахт тогда удержался и одержал верх. Тактический и ситуационный. Потому что стратегически - он уже тогда в основе своей проиграл войну. Потому что каждый день он утрачивал темпы движения. И тратил потенциал и ресурсы. Которые предназначались не для приграничного сражения - а для окончательной победы на втором этапе наступления. Которое по планам должно было начаться на сороковой день войны. А на деле - к сороковому дню вермахт, уже измотавшись в смоленском сражении, вынужден был перейти к обороне на этом участке, а на Украине - только начал наступление на Киев. Каждый раз, летом 41 года фашистская армия тактически побеждала, принося в жертву сиюминутному успеху ресурсы будущего стратегического сражения. Каждый раз, летом 41 года Красная Армия выбивала их раньше, чем та намеревалась пустить их в бой по плану.

Лето 1941 года для СССР и его армии - это не лето поражения и разгрома - это лето стратегической победы. Уничтожения стратегических ресурсов противника.

Хотя, конечно, бессмысленно отрицать, что были и те, кто бежал и сдавался - и действительно огромными числами. И среди них тоже были разные люди.

Только думается, что те, кто сегодня со злорадством выкрикивает: «Как такое могло случиться!» - они были бы среди тех, сдавшихся.

Потому что для них - их маленькая жизнь, их маленькая подлость и их маленький бытовой комфорт - всегда больше всего остального. Страны, независимости, идеи, веры. Они - любят провозглашать ценности и свободы и демократии - но и свобода, и демократия - для них лишь право на расслабленность и индульгенция от обязанностей.

Свобода им нужна не для того, чтобы творить и создавать - а для того, чтобы ни за что не отвечать. И демократия для них - это не власть народа и право большинства решать свою судьбу - а право меньшинства быть свободными от интересов большинства, интересов народа и любой обязанности на любое усилие и напряжение.

Вот такие - точно сдавались. Не успев вступить в бой, не сделав ни одного выстрела.

Они и сейчас уже потенциально сдались - еще даже не выяснив кому.

И их ненавистный вопль: «Как такое могло случиться?» - на самом деле не о том, как могли случиться, что за победу нам пришлось заплатить ту цену, которую мы заплатили. А о том, как могло случиться, что такие же умные как они, предававшие и перебегавшие - оказались не с победителями - а среди побежденных. А как такое могло случиться, что другие, которых они не понимают и ненавидят, за то, что те имеют для себя что-либо более ценное, чем биологическое существование - взяли, встали, и победили.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

Автор:
Черняховский Сергей Феликсович

Заведующий отделением политологии и заведующий кафедрой общей политологии, экополитологии и глобалистики, профессор Международного независимого эколого-политологического университета.

В 1981 г. с отличием окончил Московский государственный историко-архивный институт по специальности «Историко-архивоведение».

С 1982 по 1988 г. - преподаватель на условиях почасовой оплаты, заведующий учебно-методическим кабинетом кафедры.

С 1988 по 1991 г. - аспирантура философского факультета МГУ. В ноябре 1991 г. защитил кандидатскую диссертацию на соискание степени кандидата философских наук.

В 1990-93 г.г. Народный депутат Свердловского районного Совета Народных депутатов г. Москвы. С 1990 г. член МГК КПСС.

С 1992 г. по настоящее время - преподавательская работа в Международном независимом эколого-политологическом университете, кафедра общей политологии. Преподаватель, доцент, профессор (с 1997 г. по настоящее время), заместитель декана факультета по научной работе (2001-2002 г.г.), в настоящее время – заведующий отделением политологии, зав. кафедрой.

В 1997-1999 г.г. член Общественного Совета издания «НГ-Сценарии» («Независимая Газета»).

Более 50 научных и аналитических работ. В частности, серия статей в «Независимой Газете», статьи в журналах «Коммунист» (1990 г.), «Вестник МГУ», «Обозреватель», «Россия 21», «Полис», «Политбюро», «Коммерсант-Власть» и т.д. Среди них – 4 коллективные монографии, в частности – по избирательной кампании 1999-2000 гг.

Неоднократно участвовал в передачах «Пресс-центр» (ОРТ), «Глас Народа» (НТВ), Русской службы Би-Би-Си.

Неоднократно участвовал в исследовательских проектах Московского центра Карнеги, участник теоретических семинаров Центра Карнеги и Экспериментального творческого центра С. Кургиняна.

В 2003 г. опубликовал авторскую монографию «Противоречивость коммунистической оппозиции в современной России».

В 2003 г. – участие в аналитическом проекте Московского Центра Карнеги по анализу развития избирательной кампании в России, в 1999-2000 г.г. – участие в аналогичном проекте.

Проблематика научных исследований: политические процессы современной России, левая оппозиция в современной России.

В МНЭПУ читает курс «Политические отношения и политический процесс в Современной России», курс «Общей политологии», ряд спецкурсов по политической борьбе и политической ситуации современной России, ведет политологический практикум. Осуществляет научное руководство аспирантами отделения политологии МНЭПУ.
Автор:
Сергей Черняховский
Первоисточник:
http://www.apn-nn.ru/539566.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

118 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти