Русские победы на Кавказе: штурм Карса в 1828 году. Часть 2

Штурм

23 июня ещё перед рассветом русские батареи начали бомбардировку Карса. Наиболее сильному удару подвергся турецкий военный лагерь у южных предместий крепости. Турки отвечали, но вскоре их пехота не выдержала обстрела и около 4 часов утра вышла из укрепленного лагеря южнее предместья Темир-паша. Турки сосредоточились на кладбище, укрываясь за каменными надгробиями, и завязали перестрелку с русскими егерями, которые прикрывали батарею № 1. Передовая цепь 39-го егерского полка находилась ниже высоты, на которой располагалось кладбище и стало нести потери. Ротный командир поручик Лабинцев решил отбросить вражескую пехоту и завладеть высотой. Пор своей инициативе он повел роты в штыковую атаку. Но атака не удалась, под сильным огнем противника, русская пехота залегла.

Переждав некоторое время, Лабинцев снова повел своих солдат в атаку. На этот раз рота достигла кладбища, но она сильно поредела и в рукопашном бою уже не могла выбить противника из кладбища. В этот переломный момент, атаку соседей поддержал сосед справа – командир батальона 42-го егерского полка подполковник А. М. Миклашевский. Он бросил три своих роты на помощь товарищам. Егеря дружно ударили в штыки и выбили вражескую пехоту с кладбища. В пылу боя, не обращая внимания на запретительные приказы командиров, русские солдаты ринулись на турецкий лагерь у Армянского предместья. Опытные кавказские егеря не смогли остановиться, видя убегающего и бросающего оружие врага. Опыт подсказывал, что убегающего, психологически сломленного врага надо добить. В результате дело пошло не по намеченному командованием плану. На плечах неприятеля егеря ворвались в турецкий укрепленный лагерь. В лагере завязался кровавый рукопашный бой.


Завязавшийся бой у предместья Темир-паша увидел генерал Иван Михайлович Вадбольский (1781—1861). Князь Вадбольский имел огромный боевой опыт: воевал в антифранцузских компаниях 1805 и 1807 гг. В Отечественную войну 1812 года, командуя Мариупольским гусарским полком полковник Вадбольский участвовал с отличием во многих делах, был ранен в Бородинском сражении, руководил отдельным партизанским отрядом. Принял участие в Заграничном походе русской армии. В 1826 году был переведён в Отдельный Кавказский корпус, воевал с персами, командуя пехотной дивизией. Вадбольский верно оценил обстановку и приказал командиру 42-го егерского полка полковнику Реуту с остальными пятью ротами поддержать атаку Миклашевского. Реут быстро построил егерей в колонну для атаки и двинулся вперёд. Эта помощь была своевременной – около 2 тыс. турок бросилось в контратаку из Армянского предместья и вытеснили егерей из лагеря.

Русские победы на Кавказе: штурм Карса в 1828 году. Часть 2

Портрет И. М. Вадбольского.

Ситуация была переломной. У Ведбольского оставалось только три роты 39-го егерского полка и, бросив их в бой, он оставлял батареи без прикрытия. Но находившийся рядом с ним офицер Генерального штаба, полковник Иван Бурцев, уговорил генерала послать в бой последние роты. Их возглавили сами Ведбольский и Бурцев. В Кавказском корпусе любили Ведбольского за личную храбрость и простое обращение с нижними чинами. Егеря ударили в штыки. Их атака заставила турецкую пехоту отступить. Соединившись с солдатами Реута и Миклашевского, егеря составили единый фронт атаки. Русские войска заметно усилил натиск, и снова завладели турецким укрепленным лагерем. Преследуя противника, русские егеря ворвались в предместье Темир-паша. Так благодаря инициативе поручика Лабинцева, обычная стычка превратилась с решающее сражение за Карс.

Когда о схватке егерей за высоту с кладбищем доложили главнокомандующему Паскевичу, он не принял её во внимание. Подобных схваток было за последние дни немало. Но когда ему сообщили о прорыве егерей в турецкий укрепленный лагерь, Иван Фёдорович поскакал на позиции. В окружении нескольких офицеров он прибыл на позиции батареи № 4. С неё, расположенной на крутом берегу Карс-чая, хорошо просматривался ход боя. Когда к нему с докладом подошел генерал-майор Н. Муравьев, кавказский наместник, не сдержавшись, произнес гневную речь. Обещая отдать под суд того, кто начал дело без его приказа. Такая угроза, особенно в случае поражения егерей, могла быть выполнена. Армия есть армия, единоначалие и дисциплина её основы. Однако Паскевич быстро успокоился и начал руководить сражением.

События развивались стремительно. В турецком лагере была небольшая высота, удобная для артиллерийской позиции, на ней поставил 4 орудия, взятых из батареи № 4 и 2 орудия донских казаков. Эта новая батарея сразу открыла огонь по крепости и неприятно удивила османов. На батарее № 4 при наместнике находился командир Грузинского гренадерского полка Симович, он предложил направить на правый берег подкрепления. Паскевич, после некоторого колебания – не хотелось оголять целый участок осадной линии, дал согласие. Три роты гренадер перебросили на правый берег реки. Но им пришлось идти в обход – через каменный мост у главного лагеря, что заняло много времени.

Уличные бои в Армянском предместье грозили затянуться, там установилось некоторое равновесие сил. Храбрость и натиск русских егерей турки уравновесили своей большей численностью. Требовался какой-то ход, способный переломить эту ситуацию. Его придумал полковник Бурцев, он неплохо сориентировался в тесноте улочек восточного города и, собрав одну роту егерей в кулак, повёл их на штурм замка Темир-паша. Это укрепление прикрывало сразу два моста через реку прямо в Карскую крепость. Русские солдаты хорошо использовали сумятицу в стане врага и ворвались в замок, выбив оттуда противника. Бурцев приказал поставить две легкие пушки в одну из угловых башен. Их огонь значительно облегчил продвижение егерей. Артиллеристов Бурцева поддержали огнем канониры с высоты в захваченном турецком лагере. Артиллеристы подавляли узлы сопротивления – каменные здания, откуда солдаты противника обстреливали русских воинов.

В это время зазвучала стрельба на северной окраине предместья Темир-паша. Это пошел в атаку батальон Ширванского полка. По намеченному ранее плану действий, ширванцы должны были отвлекать противника, производя демонстративные атаки. Однако командир батальона полковник Бородин, увидев успех атаки соседей, на свой страх и риск решил поддержать егерей. Русский батальон выбил противника из передовых укреплений, затем подтянул орудия, и при их поддержке, ворвался на северную окраину Темир-паша. Ширванцы развернули наступление навстречу егерям, захватив несколько кварталов и каменный мост через Карс-чай. Причем передовые подразделения даже смогли перебраться через мост и завязали перестрелку с турками на крепостной стене.

В это время командующий левобережной группой войск генерал Корольков, не стал ждать приказа наместника и, взяв два батальона Крымского пехотного полка, которые прикрывали батарею № 2, лично повел на помощь егерям. Турецкие войска ожесточенно оборонялись, но теснимые, с одной стороны – егерями и пехотинцами Крымского полка, а с другой – ширванцами, были вынуждены отдавать улицу за улицей. Кроме того, с правого берега прибыли три гренадерские роты, и усилили атаку русских войск. Вскоре остатки гарнизона предместья Темир-паша сбросили в реку. Через два часа после начала атаки роты егерей Лабинцева, всю левобережную часть укреплений и города очистили от турецких войск. А часть русской пехоты закрепилась на правом берегу, у стен вражеской цитадели.

Настроение Паскевича значительно улучшилось - победителей не судят. Ход утренних событий заставил Паскевича и всё русское командование значительно поволноваться, но всё сложилось как нельзя лучше. На батарее № 4 провели военный совет и приняли решение начать общую атаку на правом фланге, занять все внешние укрепления Карса, а затем ударить по крепости. Все осадные батареи открыли сильный огонь по вражеским укреплениям в предместье Орта-капи. Турецкие артиллеристы пытались отвечать, но хоть и имели больше орудий, но не смогли организовать эффективный отпор.

Отряд под командованием начальника штаба отдельного Кавказского корпуса Остен-Сакена пошел на штурм Орта-капи. Первыми ворвались в предместье батальон карабинеров и две роты гренадер, но их дальнейшее продвижение приостановил сильный огонь с бастиона Юсуф-паша, который был прикрыт с востока болотами. Тогда полковник Юровский с гренадерами взял бастион. Захваченные орудие были повернуты против позиций турецких войск. Почти одновременно русские солдаты захватили приречный бастион с батареей из 4 пушек. Захваченные орудия открыли огонь по крепости. Бомбардировка Карской крепости с близкого расстояния оказалась весьма эффективной. Русские пушкари в этот день действовали блестяще, прикрывали атаку пехоты и громили вражеские укрепления, очаги сопротивления. В боевых порядках штурмующих соединений были легкие орудий, которые с близкого расстояния били картечью, «расчищая» пространство от противника. К 7 часам утра оба турецких правобережных предместья – Орта-капи и Байрам-паша были очищены от османов. В ходе штурма предместья Байрам-паша русские солдаты захватили вражеские укрепления на горе Карадаг (Харадагские высоты), они обороняли дорогу на Гумры. Располагавшуюся здесь батарею также направили против Карской крепости. Кроме того, за болотом поставили батарею № 8.

У турецкого гарнизона осталась только одна центральная крепость и цитадель. Вражеский гарнизон был ошеломлен и психологически сломлен стремительность штурма и его последствиями. В результате мусульманская конница стала бежать из крепости через ворота, которые ещё не были атакованы. Эмин-паша не смог остановить это бегство. Город покидали и те, кто имел лошадей. Всадники старались как можно быстрее миновать равнину и скрыться в горах. Им не мешали и не преследовали, их бегство ослабляло гарнизон. Кроме того, в цитадели от артиллерийского огня начались пожары. Около дома губернатора взорвалось несколько зарядных ящиков, вызвав большой переполох в цитадели. Османов охватили страх, неуверенность в своих силах и паника.

Огонь осадных батарей заставил замолчать все турецкие орудия, расположенные на стене обращенной к Карадагу. По приказу Паскевича, к самим стенам были выдвинуты легкие и донские казачьи орудия, которые били по крепости практически в упор. Ответный вражеский огонь постоянно слабел. На многих башнях крепости сбили пушки, укрепления были повреждены. Прикрываясь за каменными строениями предместий, пехота Отдельного кавказского корпуса стала скапливаться у крепостной стены, готовясь к решительному штурму и ведя перестрелку со стрелками противника.

В 8 часу утра началась атака крепости с южной и западной сторон крепости. На северной стороне Орта-капи русские солдаты подобрались по крышам зданий к самой стене и быстрой атакой захватили укрепления с южной и западной сторон. Турки не смогли оказать действенного сопротивления. Штурмующие яростной атакой, вовсю работая штыками, перебили турок охранявших ворота, и начали очищать их от завала. Одновременно были захвачены приворотные башни с 25 пушками. Эта стремительная и отчаянная атака солдат Эриванского карабинерского полка окончательно решила судьбу крепости. В это же время горожане-армяне чем могли старались помочь русским солдатам: подавали бревна и доски для штурма крепости, показывали короткие пути, предупреждали о возможных засадах.

Быстрый успех карабинеров поддержали егеря, гренадеры и ширванцы. Солдаты Ширванского полка под началом Бородина захватили западные ворота – Су-капи, и разбросав завал из бревен и камней, отворили их. Русские солдаты ворвались в крепость со стороны реки Карс-чай. Ведя ожесточенный уличный бой, ломая сопротивление противника, русские штурмовые колонны продвигались в центр крепости с юга и запада. Сопротивление противника заметно ослабело. К 8 часам утра штурмующие колонны соединились в центре Карской крепости. Остатки турецкого гарнизона заперлись в цитадели, расположенной на прибрежной высоте у Карс-чая.

Русские победы на Кавказе: штурм Карса в 1828 году. Часть 2


Капитуляция. Итоги штурма

Подавленный столь быстрым поражением Эмин-паша выбросил белый флаг и прислал переговорщиков. Эмин-паша попросил пощады для уцелевших солдат. Со стороны Отдельного Кавказского корпуса переговоры вел полковник Бекович-Черкасский. Он предъявил османам два условия: 1) немедленно сложить оружие, солдатам обещали жизнь и свободу; 2) Эмин-паша должен был признать себя военнопленным и отправиться в Грузию с теми, кто уже попал в плен во время штурма предместий и крепости. Для того, чтобы у османов не возникало сомнений, всю артиллерию направили против цитадели.

Эмин-паша попросил два дня на раздумье. Видимо, он наделся, что за это время подойдёт армия из Эрзерума. Паскевич ответил: «Пощада невинным. Смерть непокорным. Час времени на размышление». Остатки гарнизона, окончательно павшие духом, взбунтовались и заставили Эмин-пашу немедленно капитулировать. 23 июня (5 июля) 1828 года в 10 часов утра Эмин-паша сдался с остатками своих воинов. Мощная крепость Карс, плацдарм для наступления на русское Закавказье, была занята русскими войсками. Трофеями этого необычайно динамичного и скоротечного штурма стали: 22 мортиры и гаубицы, столько же 12-49-фунтовых пушек и единорогов, около сотни пушек меньшего калибра, 9 полевых орудий; 7 тыс. пудов пороха, до 1 тыс. пудов свинца, много других боеприпасов, тысячи ружей, запасы инструментов и продовольствия. В крепости были достаточно запасов для того, чтобы выдержать долгую осаду и вооружить значительное число солдат. Потери русского войска были довольно небольшими – до 300 человек убитыми и ранеными, включая 15 офицеров. Самые высокие потери понесли егеря, которые первыми начали штурм. Турков убили до 2 тыс. человек, ещё 1,3 тыс. взяли в плен (конница смогла сбежать).

Взяв город, Паскевич объявил о помиловании его жителей - мужчины-мусульмане воевали в городском ополчении, защищая Карс, а затем разбежались по домам. В городе была установлена русская власть, но временно сохранили турецкие законы. Судебную власть сохранили кадий и муфтий.

Надо отметить, что в день взятия Карса казачьи дозоры обнаружили передовые отряды спешившего на выручку крепости 20-тыс. эрзерумского корпуса под началом Киос-Мухаммед-паши в 5 километрах от русского лагеря у Кичик-Эва. Главные же силы турецкого корпуса были в 15 километрах – одного дневного перехода воска идущего с артиллерий и обозами по горным дорогам. Таким образом, если бы осада затянулась или штурм не был столь удачным, русскому корпусу грозило сражение с турецким войском, при наличии в тылу сильного гарнизона крепости Карс. Узнав о падении крепости, от бежавшей конницы Эмина-паши, эрзерумский корпус в нерешительности остановился, а затем отступил.

Русский корпус не смог воспользоваться этим моментом, чтобы используя смятение в стане врага, развить наступление, преследуя Киос-Мухаммед-пашу и его войска, атаковать Эрзерум. Русские войска поразила эпидемия чумы. Были приняты строгие карантинные меры, чтобы пресечь распространение болезни. Жесткие меры быстро дали положительный результат – уже через двадцать дней зараза исчезла. Она унесла жизни 263 человек, относительно незначительного числа, учитывая возможности медицины в то время. Уже 23 июля корпус Паскевича покорил крепость Ахалкалаки, а в начале августа подступил к Ахалциху, который капитулировал 16-го. Крепости Ацхур и Ардаган сдались без сопротивления. В то же время отдельные русские отряды захватили Поти и Баязет. Кампания 1828 года в Закавказье была выиграна русскими войсками.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. Pamir210 25 июня 2013 07:57
    Есть чем гордиться в нашей истории!
    Pamir210
    1. патрон 25 июня 2013 08:54
      Служил я пять лет в 90 км к северу от того Карса в Ахалкалаки. Эта местность называется "Кавказская Сибирь". Дикое плоскогорье, на котором тепло лишь три месяца в году. Деревья не растут. Электричества в тот период в Грузии не было повсеместно, поэтому освещение от керосиновых ламп, отопление - печь-буржуйка.
      В сторону Карса природные условия не лучше.
      В общем, я рад, что эта полумёртвая земля не наша.
      патрон
      1. svoboda1970 25 июня 2013 13:11
        Не разделяю Вашей радости, уважаемый... Отец мой волею судеб служил в Ахалкалаки. Сам я еще школьником был. Хорошо помню эту местность. Хоть и климат суроват, жить там можно. И живут люди. Природа этой местности по своему хороша.
        И богатая история у этого края.
        http://akhalkalaki.blogspot.ru/2012/03/blog-post_25.html
        Хорошо бы чтобы земля за которую проливали кровь наши предки нашей была. Даже если на ней ничего не растет и проблемы с электричеством...
  2. soldat1945 25 июня 2013 10:09
    Так и хочется крикнуть Слава Русскому Оружию, 12 лет прослужил на Кавказе горжусь тем что он наш стояли там и стоять будем!
    soldat1945
    1. Дмитрий 2246 25 июня 2013 12:11
      Поражает боевой дух, инициатива, храбрость, напористость, интенсивность и непрерывность, что в результате принесло победу.
      Слава русскому оружию.
      1. carbofo 27 июня 2013 01:51
        Меня больше удивляет тот факт что решаясь на действия не оговоренные в приказе по диспозиции штурма, офицеры невысокого ранга легко игнорируют приказы и пускаются в некотором смысле авантюру которая вполне могла стоить им как минимум карьеры а то и жизни.
        Тем не менее значительное количество побед Русских войск, выиграно именно излишней инициативой младших офицеров.
        Все таки отличная подготовка офицеров царской армии и обуславливает точный выбор места и времени проявления инициативы, ну разумеется были и провалы , но победы настолько ярки что остальное за сиянием не видно.
  3. Rinatgoi 25 июня 2013 14:41
    "Русская оккупация Кавказа" так называется это глава в войнах Кавказа.
    Rinatgoi
    1. carbofo 27 июня 2013 21:37
      Не было бы нас, ты бы не смог написать на сайт .
      А реально много шансов было бы на то, что бы вы растворились в Турции и Иране, максимум стали бы курдами.
  4. valokordin 25 июня 2013 19:43
    Сколько было побед на Кавказе, и сколько раз мы уходили оттуда не побеждённые, и в конце концов ушли и какова цена всех этих побед?
  5. Voskepar 26 июня 2013 00:09
    В память о Паскевиче у нас стали называли детей с тех времен еще.
    Моего отца звали Паскевич(царствие Небесное ему) и стал я Паскевичовичем.Все удивляются,когда узнают.Вот и приходится всем рассказать,откуда пошла такое имя и про генерала Паскевича!
    А вот кладбище в Гюмри,где похоронили павших бойцов с тех времен.
    Voskepar
  6. NektoRU 27 июня 2013 16:25
    Спасибо за проделанную работу! Статья очень интересная! Слава русскому оружию!!! Картина начала сражения несколько иронична - Паскевич планировал, планировал... Но подчиненные проявили инициативу и ... поступили по своему ... "Ход утренних событий заставил Паскевича и всё русское командование значительно поволноваться, но всё сложилось как нельзя лучше." Видимо "АВОСЬ" останется непобедимой русской чертой :-)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня