Родину надо любить безоговорочно, потому что она дана тебе свыше

Родину надо любить безоговорочно, потому что она дана тебе свыше


Интервью Николая Старикова ресурсу Tопдиалог.ру


Николай Викторович, на июньском съезде ОНФ Вы говорили о том, что необходимо выработать новую народную идеологию — идеологию любви к своей стране. Как россиянам будут объяснять, с чего начинается Родина?

Есть вещи, которые для человека являются естественными, как любовь к своей матери, любовь к своей Родине. Это вещи одного и того же порядка, это присуще человеку изначально. Его невозможно научить любить Родину, но его можно научить ее не любить. Его можно сбить с того пути, на который он предназначен по своему рождению. Вот это можно сделать. Чем и занимается, собственно говоря, либеральная пропаганда не только в России, но и по всему миру. Человеку внушают неуважение к истории, человеку говорят, что наша история – цепь сплошных ошибок, преступлений, недоразумений, что Россия только и делала, что воевала, захватывала другие страны. Короче говоря, формируют негативный образ страны.

При этом можно врать, клеветать, вытаскивать исключительно негативные моменты, передергивать факты и рассказывать плохое только об одном человеке, не говоря ничего об остальных, — сложится впечатление, что только этот человек, только эта страна, являются плохими.

Что происходит­ на самом деле на мировой арене? Россия является уникальным государственным и цивилизационным образованием. И в нашей истории были сложные периоды, и в истории других государств были периоды не менее сложные, не менее кровавые. Но нам рассказывают только отрицательное и только про нас. А про всех остальных — положительное, поэтому складывается впечатление, что, когда у нас здесь Иван Грозный наводил порядок в стране, то, значит, во всех остальных государствах царила демократия и были «свободные выборы». Ничего подобного не было. Там варфоломеевские ночи были. Гугеноты резали католиков, и индейцев уничтожали сотнями тысяч. И работорговля процветала, когда людей отлавливали в Африке. За этими «свободными» караванами демократических британских работорговцев плыли стаи акул, которые ждали, когда очередного скончавшегося раба выбросят за борт. Все это было.

Работа по формированию отрицательного отношения к нашей стране целенаправленно ведется, просто она незаметна. И вот пресечь эту работу, вытеснить либеральную идеологию на задворки общественного мнения — это и есть главная задача.

В философии Владимира Соловьева есть деление на любовь материнскую — безоговорочную, абсолютную, и отеческую — которая зиждется на успехах, достижениях ребенка. Как Вам кажется, любовь к Родине — это любовь отца или матери?

Я с ним не согласен. Я как отец двух дочерей не могу сказать, что я их люблю по-другому, меньше, чем их любит моя жена, их мама. Родину надо любить безоговорочно, потому что она дана тебе свыше. Ты родился в этой стране, ты вырос в этой стране, и страна и твои родители сделали максимум для того, чтобы ты стал достойным, умным, красивым, воспитанным человеком. Выставлять какие-то условия своей любви — это тот самый эгоизм, к которому нас и подталкивает либерализм.

Родину надо любить просто за то, что она есть, и гордиться за ту многовековую историю побед, свершений, которые были. Дальше надо бороться за то, чтобы сегодняшняя действительность, особенно завтрашний день, давали нам новый повод для гордости. Но если в стране что-то не так — это повод менять ситуацию, а не повод говорить о том, что мне нужна новая Родина.

И все же, чем может гордиться наша страна сегодня?

Тем, что за десятилетия либеральной пропаганды мы смогли сохранить свое главное отличие от запада — стремление к справедливости, человечности, и ту самую любовь к Родине, которую из нас так тщательно старались и стараются вытравить.

У нас великая страна, у нас великое будущее. Те геополитич­еские поражения,­ которые мы испытали, являются временными­. Но они рискуют стать постоянным­и, если мы ничего не будет делать. Мы видим, что Россия 2000 года и Россия 2013 года на международ­ной арене имеют совершенно­ разный вес. Без нас сегодняшни­е международ­ные вопросы не решаются. Значит, мы движемся в правильном­ направлени­и. Что касается внутренних­ проблем, естественн­о их много, и они остались. Но это проблемы немного другого уровня, чем те, которые стояли перед большинств­ом нашего населения в середине 90-х годов.

Материальн­ый достаток во многом увеличился­, поэтому на первый план сегодня выходят проблемы духовного порядка. Патриотизм­ — о котором в 90-е годы мало кто говорил. Вопрос раньше был один — что завтра приготовить своим детям на завтрак? Сегодня этот вопрос еще стоит перед многими нашими соотечественниками, и им нужно помогать. Но гораздо больше людей задумываются о проблемах духовного выбора. Это тоже свидетельство того, что мы движемся в правильном направлении.


Называть себя патриотом и вести бизнес в другой стране — это лжепатриотизм?

Конечно, нужно поддерживать отечественного производителя. Особенно в тех областях, где иностранный продукт ничуть не лучше. Например, чем Новозеландское масло лучше Вологодского? Вологодское лучше, и оно является нашим. В такой ситуации, мне кажется, патриот просто обязан выбирать российский продукт. Но в сфере, например, автомобильного производства образцы отечественной автотехники пока не дотягивают до лучших мировых стандартов, поэтому каждый может сделать свой собственный выбор.

Что касается ведения бизнеса за рубежом, то это опять же частный случай. Можно вести бизнес где угодно. Важно любить свою страну, важно, чтобы дети учились в нашей стране, в крайнем случае, за рубежом, но обязательно, чтобы возвращались, применять на Родине полученные знания. Что касается моих детей, то они учились, учатся и будут учиться только в России. Мне кажется, это правильно. Но я не могу сказать, чтобы ни один из сегодняшних молодых людей не учился за границей. Здесь каждый решает вопрос для себя. Ведите бизнес, где хотите, но платите налоги, и понимайте, что Россия — ваша Родина и место жизни ваших детей, а не просто некий полигон для зарабатывания денег.

Единый учебник истории для средней школы, который планируют разработать к концу этого года, — одна из мер по поднятию патриотических чувств?

Это заново строится разрушенный фундамент здания. В Советском союзе, Российской Империи, в сегодняшних США и Западной Европе есть и был единый учебник истории. Он может быть в разных обложках, с разными названиями и под фамилиями разных авторов, но, на самом деле, он одинаковый.

В США нет никакой альтернативной точки зрения на произошедшие события истории. Никто в США не выступает с позиции, что сбрасывание двух атомных бомб на Японию было военным преступлением, и не было вызвано никакой военной необходимостью. Такая точка зрения где-нибудь в Интернете, может быть, и присутствует, но ни в одном учебнике вы эту точку зрения не найдете. Наоборот, в десятках учебников вы прочитаете, что это было необходимо, чтобы снизить жертвы, ускорить процесс сдачи Японии и так далее. Но это ложь.

С начала этого года на киноэкраны­ вышли два отечествен­ных фильма о героях советского­ прошлого – «Легенда №17» и «Гагарин. Первый в космосе». Картины получили массу положитель­ных отзывов у зрителей, кассовые сборы огромные. Не значит ли это, что мы сейчас остро нуждаемся в таких героях, как хоккеист Валерий Харламов, космонавт Юрий Гагарин — героях настоящих,­ не сделанных PR-технологиями?

Мой любимый вид спорта — это хоккей, поэтому фильм про Харламова я, естественно, посмотрел. Великолепный фильм! «Гагарин» пока не видел.

Нам всегда говорили, что постельные сцены, трупы и кровь вставляются в фильмы, потому что без этого никто их смотреть не будет: людям скучно и неинтересно. Последние успехи нашего кинематографа полностью опровергают этот лживый тезис. Ни одного трупа в фильме про Харламова нет. Никаких откровенных постельных сцен там тоже нет. И, тем не менее, фильм всем нравится, фильм вызвал восторженные отклики.

У них герои могут быть только отрицательные. Вот кто герои американских боевиков? Это либо выдуманные персонажи, обладающие сверхъестественными способностями, которые от кого-то там людей защищают. В Америке все герои выдуманные. Кто еще герои? Грабители банков, убийцы, проститутки — ни одного нормального человека вы в героях там не найдете. Ну, в крайнем случае, это полицейский, который и то нарушает закон.

Посмотрите­ сериалы западные, которые так плавно перекачались в сериалы отечественные: там же никто не работает. Они не понятно чем занимаются круглыми сутками: сидят в ресторанах, ездят на дорогих машинах — но не работают. Соответственно, создается и проектируется некая матрица поведения, что работать вроде как неприлично, но при этом нужно иметь ту степень достатка, который появляется только после долгого упорного труда. Создается разрыв — никто не хочет работать, но хочет все иметь.

Что же, ограничить в показе или запретить такие фильмы?

Думаю, что нужно использова­ть лучший международ­ный опыт. В частности,­ во Франции определенн­ый процент фильмов должен быть местного производст­ва. Но тут параллельн­о должны идти два процесса.
Во-первых, должны сниматься фильмы хорошего качества, для того, чтобы было, что показывать. Потому что только фильмами советского периода сегодняшнего молодого зрителя не удовлетворить. Надо создавать новых героев, новые фильмы. И, потихонечку, вытеснять западные, какими-нибудь плавными мерами. В том числе, может быть, такими, как во Франции. Мы сейчас на ведущих телеканалах не видим уже западные сериалы — там сериалы только отечественные. Но здесь стоит вопрос качества этих сериалов.

Нередко высказываю­т мнение, что по-настоящему великие отечественные фильмы либо сняты в СССР, либо сняты о СССР. Вы с этим согласны?

Я согласен с тем, что за 20 лет не было предложено ничего такого, чем можно было бы гордиться. Поскольку самые интересные фильмы до Харламова и Гагарина заново пересказывали нам истории и фильмы, снятые в Советском Союзе — то есть старые истории на новый лад, при этом не создавалось ничего нового. Отсутствие, этот вакуум положительных идей, положительных героев ощущается. Почувствовав это, сейчас кинематографисты стали снимать совершенно правильные фильмы.

Мы еще долго будем жить в ностальгии по Союзу?


Мы живем ностальгие­й по величию, которое было в Советском Союзе и Российской­ Империи. Именно поэтому патриотиче­ский спектр условно можно разделить на две большие части — это бОльшие патриоты Советского Союза и бОльшие патриоты Российской Империи. Два этих патриотических спектра и должны в итоге объединиться для того, чтобы искусственно разорванную преемственность Российской Империи и Советского Союза вновь соединить и двинуться дальше.

Поговорим о Западе. Недавно США всколыхнул­ скандал с прослушкой­ – и люди массово начали скупать роман-антиутопию­ Оруэлла «1984», предупреждающий об угрозе тоталитаризма. Что это — страх?

Нет, это определенное прозрение. Просто когда-то нам говорили, что Оруэлл писал о Советском Союзе. На самом деле, Оруэлл писал о Западе. Знаменитый лозунг «Война — это мир» — это то, что мы видим сейчас, например, на Ближнем Востоке, когда нам говорят о демократии в мире, при этом бомбят Ливию и собираются бомбить Сирию.

Другое дело, что и наши писатели советского периода тоже написали свои книги о западной цивилизации — я имею в виду братьев Стругацких. Один из эпизодов фильма «Обитаемый остров» рассказывает о том, что есть некие излучатели, которые определенные идеи, настроения транслируют населению. Когда их выключают, люди меняются. Так вот это — сегодняшние западные СМИ, которые создают определенные настроения практически у всего западного мира.

Но это все была чистая правда. Возьмите плакаты советского периода — там говорится про борьбу арабского народа за независимость. Все как будто сегодня: абсолютно актуально. Это говорит нам о том, что в политике ничего не меняется. И Запад, не имея идеологического противостояния Советского Союза, не имея какой-то вооруженной силы, которая была бы равной ему сегодня, открыто начинает моделировать свою собственную площадку, уничтожая всяческое инакомыслие, и фактически превращаясь в тоталитарный демократический режим. Потому что говорить сегодня о плюрализме на Западе — это как-то смешно.

А в России?

А в России-то как раз демократия в том смысле, в котором понимают ее демократы. Они могут высказывать свою точку зрения, мы их видим по телевизору, слышим по радио — все это присутствует. Здесь либеральная идеология реально присутствует наряду с идеологией патриотизма. И, к сожалению, эта либеральная идеология пока доминирует.

Что будет с Западом дальше? Он еще сильнее станет походить на описанный Оруэллом мир?

Безусловно­, да, потому что, если они встали на определенн­ый путь, то им очень сложно с него свернуть. Иначе им придется признать, что на протяжении­ столетий они врали своему собственно­му народу, и тогда
рухнет все.

Не грозит ли тоталитарная оруэлловская «чума» России?

У нас никогда не было тоталитари­зма. У нас был определенн­ый социальный­ строй — ровно такой же, как социальный­ строй на Западе. У него были свои особенност­и, но вопрос главенство­вания определенн­ой
идеологии, определенной идеологической линии точно также решался, как на Западе. Никакой разницы не было.

И разговоры о том, что именно здесь давили, душили, травили, а там все расцветало, полностью рассыпаются, если вы посмотрите на сегодняшний Запад. Если там было все так свободно и демократично, то почему сегодня присутствует только одна точка зрения? Почему после крушения Советского Союза произошло резкое сворачивание альтернативных точек зрения, демонтаж этого красивого фасада, и мы видим сегодня только одну точку зрения, которая все время навязывается? О каком плюрализме можно говорить, когда есть только одна — ну, теперь две, — резервные валюты? Какая ж тут демократия? Какая ж тут многополярность?
Автор:
Беседовала Алена Теплякова / ИА «Диалог»
Первоисточник:
http://nstarikov.ru/blog/28396
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти