Без поражений – и без побед

Без поражений – и без победНаши Вооруженные силы за минувшие десять лет должны были получить множество новых видов вооружений. Что же они получили?

Завершилось первое десятилетие нового века и нового тысячелетия России. Можно подводить промежуточные итоги. Что же было сделано в военно-промышленных отраслях отечественной промышленности, в военном строительстве и в сфере военно-технического сотрудничества?

Анализируя достижения и промахи, невольно вспоминаешь фразу незадачливого педагога из фильма «Республика ШКИД». Был там мимолетный персонаж, учитель словесности, как сейчас сказали бы – типичный популист. Он всячески угождал самым примитивным запросам своих очень непростых подопечных, но в итоге потерпел фиаско и был с позором изгнан из ШКИДа. Покидая территорию школы-интерната, обернулся к окнам, из которых на него с ухмылками смотрели бывшие ученики, и воскликнул: «А сколько было задумано! И систематические походы в оперу, и вольные чтения русской классики! И…». Но тут дворник, грубо оборвав оратора, вытолкал его за ворота. В нашей гуманной и демократической стране никого из потерпевших фиаско с позором никуда не прогоняют. А ведь сколько было ими задумано!


Наступление новой эры 2000-х годов очень многие восприняли с нескрываемой надеждой на обновление. Министром обороны стал тоже не старый генерал, пусть из внешней разведки, но все-таки генерал, да еще доктор филологических наук, знающий иностранные языки, – человек очень интеллигентный даже внешне. Цены на нефть пошли в гору. Казалось, нерешаемых задач в стране не будет. Россия, вперед!

Было объявлено о том, что начинается настоящая реформа Вооруженных сил, и о том, что принятая ранее Государственная программа вооружений – ГПВ - будет полностью пересмотрена, наполнена новым содержанием и, конечно же, новым финансовым обеспечением. Для того чтобы деньги расходовались целенаправленно, из минфина на помощь военным направили опытную финансистку Любовь Куделину. С закупками вооружений для армии, авиации и флота в девяностые годы ушедшего века у нас действительно все складывалось не самым удачным образом. Сначала был дележ единой Советской армии.

Потом казалось, что России достались слишком избыточные арсеналы, и промышленности можно вообще ничего нового не заказывать. Не заказывали, и «оборонка» начала стремительно деградировать.

Потом никак не могли выработать единую и, главное, осмысленную политику развития вооружений. В самом деле, какие Вооруженные силы нужны новой России? Какие задачи они должны выполнять, если на высшем государственном уровне заявлялось: внешних врагов у нас больше нет. Президент Борис Ельцин как-то громогласно распорядился даже «отвинтить» все ядерные боеголовки у стратегических ракет, чтобы они больше не пугали европейских членов НАТО и, конечно, США. Военные, правда, поправили своего Верховного главнокомандующего, уточнив, что боеголовки остались при ракетах, но у всех у них полетные задания обнулены. И будут вводиться лишь тогда, когда для страны возникнет реальная угроза внешней агрессии. Так, наверное, и стоят наши «Тополя», нацеленные «пальцем в небо» - угроза ведь не обозначилась.

Стоит отметить интересную особенность планирования военного бюджета - что в 1990-х, что в 2000-х годах. Некая стратегическая угроза для России исчезла, полетные задания в РВСН обнулены – целей нет. И в то же время ракетно-ядерная программа осталась какой-то «священной коровой», точнее, «телком» - толку нет, но молоко сосет. При недопустимо минимальных расходах на закупку вооружений в 1990-х годах львиная часть средств тратилась именно на нужды РВСН. Известен конфликт министра обороны – маршала Игоря Сергеева и начальника Генштаба генерал-полковника Анатолия Квашнина. Причин для взаимного непонимания было, наверное, много. Одна из них в том, что НГШ пытался выяснить у министра, почему миллиарды рублей - и долларов - тратятся на ракетно-ядерные программы, в то время, когда идет война в Чечне, где у армии нет нормального вооружения, а военнослужащим нечем платить даже нищенскую зарплату. Квашнин был прямолинейный «танкист», бравший ответственность на себя, а Сергеев – убеленный сединами стратег. Один требовал ответов, другой от них дипломатично уходил. Проиграли оба.

По нормальной логике, если страна переживает глубокий кризис, то ее золотой запас может тратиться в самом крайнем случае, при общем согласии всех, имеющих отношение к государственному управлению. В Вооруженных силах таким запасом были, конечно же, тяжелые ракетно-ядерные силы РВСН и стратегические субмарины ВМФ. Авиационная компонента в ядерной триаде России ничтожна, ее можно в расчет не брать.

Однако в «новой России» почему-то уничтожили самые грозные ракеты, которые могли стоять в строю при минимальном финансировании как раз до 2010-го, а то и дольше.

В ВМФ физически ликвидировали стратегическую систему «Тайфун», в РВСН – боевые железнодорожные ракетные комплексы и большую часть тяжелых ракет шахтного базирования. Золотовалютные реки потекли на легкие «Тополя», на «Булаву», на что-то еще – в ярком фантике, но сомнительном по содержанию.

Стоит повторить: в течение всех 1990-х годов в Кремле так и не определились, для чего нужны Вооруженные силы – в качестве мощного полицейского – миротворческого - контингента или все-таки для защиты территории страны и ее мирного населения от внешних агрессий. Отсюда и полная неясность в том, какое именно вооружение надо заказывать для армии, авиации и флота. Последним действительно профессиональным начальником вооружений Министерства обороны был генерал-полковник Анатолий Ситнов. Он понимал, какими финансовыми возможностями реально располагает военное ведомство. И попытался сделать так, чтобы все имевшиеся деньги тратились только на прорывные разработки, на закупку того, что действительно необходимо Вооруженным силам, как говорится, здесь и сейчас. Были определены основные критерии для оружия пятого поколения по всем направлениям – ракетным, авиационным, военно-морским, стрелковым, электронным и прочим. Под руководством Ситнова разработали вполне реальную программу вооружений на десять лет – с 1996 по 2005-й. Началось создание уникальной системы автоматического управления войсками – АСУВ - «Полет-К».

Несмотря на то, что об оружии пятого поколения сразу и вдруг заговорили на всех уровнях, на его разработку выделили сущий мизер: благая идея подверглась элементарной профанации. Работы по созданию АСУВ сорвали, генерального конструктора системы арестовали и едва не засудили по надуманному обвинению. Самого Анатолия Ситнова из Минобороны уволили – против него тоже пытались завести уголовное дело…

Как говорилось выше, имевшуюся программу закупки вооружений в начале нулевых годов признали устаревшей. Сначала приняли уточненную пятилетнюю ГПВ на 2002-2006 годы. Ее благополучно провалили и разработали новую, уже на десять лет вперед, со сроком реализации в 2015-м. Казалось, за эти годы мы что-то да сделаем, уже к 2010-му арсенал Вооруженных сил планировалось обновить едва ли не наполовину. В войска должны были поступить новые бомбардировщики, истребители, различные ракетные комплексы Сухопутных войск, новые боеприпасы, новые самоходные орудия, новые БТРы, новый танк, новое стрелковое оружие, новая амуниция, новые средства связи. ВМФ должен был получить новые стратегические подводные ракетоносцы, новые многоцелевые субмарины, в том числе неатомные, новые фрегаты и корветы. Все – новое…

В общем, через десять лет после миллениума Российская армия должна была предстать миру во всем своем обновленном великолепии. Ведь поток нефтедолларов не уменьшался. Минул миллениум, прошли тучные нулевые… И что в остатке? Очень немного. А сколько было задумано…

Вскоре после того, как интеллигентный генерал внешней разведки, ставший гражданским министром обороны, Сергей Иванов сказал о том, что военная реформа завершилась и начинается рутинная работа по строительству современных Вооруженных сил – что было бы разумно – его уволили с поста министра.

Пришел новый министр из совсем уж гражданских людей, который заявил, что военная реформа даже не начиналась. Начнет ее он – Анатолий Сердюков, с армией никак ранее не связанный, а значит свободный от старых армейских предрассудков. Начал! И даже, похоже, закончил…


Естественно, «выяснилось», что и принятая при Иванове, Госпрограмма вооружений оказалась ошибочной почти по всем статьям. Сейчас провозглашена новая ГПВ, тоже десятилетняя, с 2011 по 2020-й. На нее выделят, как утверждается, более 20 триллионов рублей. Правда, большую часть закупок почему-то планируется проводить после 2015-го. И еще. Составляя новую ГПВ, нынешнее руководство военного ведомства отказалось от всего того, что еще пару лет назад казалось очень перспективным и даже близким по своим ТТХ к оружию пятого поколения.

Закрыт многострадальный проект нового танка – объект 195. Между тем, эта машина разрабатывалась как многофункциональная платформа для самых различных вооружений Сухопутных войск. Закрыты почти все направления по развитию отечественной бронетехники. В том числе, совершенно уникальный объект – боевая машина поддержки танков – БМПТ. Закрыт «перспективный» БТР-90, хотя он официально принят на вооружение в 2008-м. Кстати, эта бронемашина – тоже перспективная колесная платформа для различных видов вооружения. Но не понравилась она, как говорят, лично Анатолию Сердюкову, и денег на нее больше не дают. Закрыта легкая универсальная бронеплатформа «Водник». Закрыт новый плавающий танк «Спрут». СССР – единственная в мире страна, имевшая на вооружении плавающий танк ПТ-76. Российский «Спрут» должен был стать продолжением советского наследия. Не дали, признали проект неперспективным. Всячески стало блокироваться внедрение в войска бронированных джипов типа «Тигр» и разработка глубоко модернизированного БТР-82. Закрыли крупнокалиберную 152-мм двуствольную пушку «Коалиция». Она могла стать логичным продолжением одной из лучших в мире 152-мм самоходных пушек – «Мста». Кстати, на международных выставках вооружений все страны-производители артсистем демонстрируют как раз двуствольные пушки самых разных калибров - в качестве наиболее перспективных образцов. Ряд направлений формально закрыт не был, но финансирование их урезали, и повисли они - ни живые, ни мертвые.

Впрочем, самые финансово-затратные проекты, хотя отдачи не давали, но недостатка в средствах не испытывали. Чередой пошли безуспешные испытания ракет морского базирования «Булава». Начались ходовые испытания атомного подводного ракетоносца типа «Борей», построенного под эту ракету. Спущена на воду многоцелевая атомная субмарина типа «Ясень». На Балтике испытывают дизельный «Санкт-Петербург». Эта субмарина задумывалась как прорывная, но оказалась простой «дизелюхой». И хотя ее создатели уверяют, что лодки данного проекта едва ли не лучшие в мире, командование ВМФ осторожно прощупывает возможность закупок неатомных подлодок… в Германии.

В строй ВМФ введено несколько новых кораблей, правда, небольших – типа катеров и фрегатов. Повлиять на повышение боевой мощи флота они не могут, но все-таки это действительно новые проекты. Разработан уникальный ракетный комплекс, который можно размещать в стандартных морских контейнерах, названный «КЛАБ». Это действительно прорыв в создании ракетных мобильных комплексов. Казалось бы, таким недорогим, но очень эффективным комплексам – зеленый свет в новой ГПВ, однако командование ВМФ повышенного интереса к ним не проявило.

Легкий «Тополь», наконец-то, доведен до универсального состояния. Новую ракету можно ставить как на колесную платформу, так и в шахты. Появился многоголовый «Ярс». Разделяющихся головок у него мало – три или четыре, но все-таки это шаг вперед по сравнению с моноблочным «Тополем». Спроектирован и начал испытываться в воздухе истребитель пятого поколения – ПАК ФА. В строй ВВС он должен вступить опять же после 2015-го, да и то, если Индия поможет.

Однако подлинный прорыв случился там, где в 2000-м его и не предполагали. Российские вооруженные силы приступили к массовым закупкам дорогостоящего вооружения за границей.


В Израиле куплены беспилотные аппараты вместе с технологией их производства. Во Франции заказаны два универсальных десантных корабля типа «Мистраль», и пробные партии боевой амуниции «ФЕЛИН». В Италии куплен завод по сборке бронемашин типа «Ивеко»: итальянские иномарки планируют сделать чуть ли не самыми массовыми в отечественной армии. Под Москвой строится сборочное производство итальянских многофункциональных вертолетов «Агуста Вестланд». На все эти импортные заказы в военном бюджете выделены миллиарды евро.

В самой армии завершены оргштатные мероприятия. Дивизии переформатированы в бригады. Вместо множества военных округов сформированы четыре оперативно-стратегических направления. Назвали их, не мудрствуя лукаво, по сторонам света – Восток, Север, Запад и Юг.

В одном обзоре невозможно подвести общий итог минувшего десятилетия. Однако ясно, что общество наше опять застыло в каком-то ожидании. Мы вроде бы вышли на новую стартовую линию, окончательно определенную, и если сделаем мощный рывок, то – Россия, вперед! Неразрешимых задач для нас не будет, а вот в 2020-м…

В рубежном 2000-м мы верили в чудо грядущего рывка. Поверим еще раз, надежды нас еще питают.
Автор: Сергей Птичкин
Первоисточник: http://www.stoletie.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.stoletie.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. Andrey 13 января 2011 22:10
    Зря надеетесь...
    Andrey
  2. dred 1 декабря 2011 11:03
    Почему?обьясните.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня