Яркая судьба конвойного полка

Яркая судьба конвойного полка


249-й полк конвойных войск НКВД СССР.


Полк сформирован с началом войны в июне 1941 года согласно мобилизационного плана НКВД СССР в составе трех рот как 129-й отдельный конвойный батальон конвойных войск НКВД СССР. Дислокация: г. Одесса, Украинская ССР. Вскоре численность личного состава батальона доводится до штата полка -1070 человек и 23 июня часть переименована в 249-й конвойный полк конвойных войск НКВД СССР, входит в состав 13-й дивизии КВ НКВД СССР.
Командиром полка назначен майор Братчиков Филипп Иванович, заместитель командира по политической части – батальонный комиссар Клименко Василий Артамонович (Артомович), начальник штаба – капитан Зуб Дмитрий Иванович. В состав полка входит два батальона, командир 1-го – ст. лейтенант Крешевский Иван Дмитриевич.

По состоянию на 3 июля 1941 года полк личным составом укомплектован, но недоставало предметов вещдовольствия и особенно обуви (70%) (Из сводки конвойных войск НКВД СССР).
Закончив формирование и сколачивание частей и подразделений, полк в конце июня-начале июля 1941-го приступил к обеспечению безопасности на улицах Одессы и области, выполняет задачи по охране войскового тыла Южного фронта, Приморской армии, которая непосредственно готовится к сражению за Одессу, а также занимается эвакуацией заключенных из тюрем Одессы, Николаева, Херсона (освещено в сводке Управления конвойных войск НКВД СССР № 21).

К августу 1941 года на всем протяжении советско-германского фронта сложилась тяжелая обстановка: гитлеровцы захватили Прибалтику, Белоруссию, большую часть Левобережной Украины. Враг, не считаясь с потерями, рвался на восток. Главной целью фашистской группы армий «Юг» в те дни стала Одесса - крупный морской порт и транспортный узел, одна из основных баз советского Черноморского флота. Уже 5 августа 1941 года части 11-й германской и 4-й румынской армий вышли на дальние подступы к городу и попытались с ходу пробить одесские укрепления. Первый штурм был отбит, началась 73-дневная героическая оборона Одессы. Вместе с частями Красной армии и моряками-черноморцами стояли насмерть и воины внутренних войск НКВД СССР*…


На рисунке военнослужащие войск НКВД в форме обр.1937г. Слева красноармеец в летней форме, в центре лейтенант пехоты войск НКВД в зимней форме, справа старший политрук войск НКВД во френче.

Утром 8 августа, когда в городе ввели осадное положение, командира 249-го полка конвойных войск НКВД майора Братчикова вызвали к командующему отдельной Приморской армией генерал¬-лейтенанту Георгию Софронову. Майор получил приказ: одним батальоном занять позиции на правом фланге рубежа обороны у села Лузановка, удерживая их до последней возможности. Приказ есть приказ. Но выполнить его майору было непросто: почти все подразделения полка к тому времени уже задействовали для решения различных задач. Одни обеспечивали эвакуацию в тыл заключенных и военнопленных, другие несли службу по охране штаба южной группы отдельной Приморской армии, третьи патрулировали одесские улицы… И все же сводный батальон был сформирован - вечером 8 августа 245 человек во главе со старшим лейтенантом Иваном Крешевским уже окапывались у Лузановки. Неделю враг не проявлял большой активности на этом участке, пытаясь прорваться к Одессе с других направлений.

Однако 16 августа обстановка резко изменилась: румыны сумели нащупать брешь в нашей обороне и около 16 часов силами до одного полка при поддержке танков и артиллерии вышли во фланг 1-му полку морской пехоты у села Шицли и высоты с отметкой 37.5. Крешевский получил новую задачу – во главе сводного батальона срочно совершить марш в район Ново-Дофиновки, вместе с моряками контратаковать противника и ликвидировать прорыв. На рубеж атаки сводный конвойный батальон, бойцы которого имели при себе лишь винтовки, ручные пулеметы и гранаты, вышел к часу ночи. Не теряя времени, комбат отправил на разведку взвод во главе со старшим сержантом Николаем Ильиным, а сам связался по рации с командиром морских пехотинцев, чтобы скоординировать действия. Получив сведения от разведчиков, Крешевский понял, что враг не готов к отражению серьезной атаки с этого направления, ожидая ее со стороны позиций морпехов. И у старшего лейтенанта созрел дерзкий план: атаковать немедленно, ночью, пока темнота скрывает малочисленность его подразделения! Известив морских пехотинцев о своих замыслах, Крешевский 17 августа повел батальон в ночную атаку. В лоб противнику ударил взвод старшего сержанта Ильина. Производя как можно больше шума, он приковал к себе основное внимание румын. В это же время две роты под командованием лейтенанта Александра Щепетова и младшего лейтенанта Сергея Конкина навалились на фланг немецких союзников.



Еще одна группа бойцов, возглавляемая батальонным комиссаром Василием Клименко, зашла румынам в тыл, отрезая им отход к переправе через Аджалыкский лиман. Враг оказался зажатым с трех сторон. Среди румын началась паника. И противник, имевший в своем распоряжении пушки, минометы, танки, вчетверо превосходивший по численности бойцов сводного конвойного батальона, побежал! Причем побежал именно туда, куда его и пытался направить старший лейтенант Крешевский, в сторону деревни Булдынка, где окопалась морская пехота. Черноморцы встретили румын кинжальным ружейно¬-пулеметным огнем. В том ночном бою воины внутренних войск проявили чудеса мужества, отваги и героизма.

«17 августа 1941 года, - докладывал командарму командир южной группы Приморской армии комбриг Монахов, - у деревни Шицли из личного состава батальона 249-го полка войск НКВД особенно отличились: командир 2-й роты лейтенант Щепетов умелыми и энергичными действиями захватил минометы противника, сам лично установил их против врага и метким огнем трофейных минометов поражал неприятеля. В этом бою тов. Щепетов геройски погиб. Командир взвода 2-й роты лейтенант Мищан, захватив два орудия, будучи раненным, вместе с красноармейцем Вавиловым повернул трофейные пушки в сторону врага и метким огнем уничтожал фашистов. Красноармеец Баринов, вооруженный ручным пулеметом, ворвался в расположение противника, уничтожил пулеметным огнем до 20 солдат и офицеров, расстрелял отступавшую группу румын до 40 человек, уничтожил командный пункт, где находилось 12 офицеров. Товарищ Баринов, будучи тяжело ранен, не покидал поля боя до полного разгрома противника. Красноармеец Цыкалов, попав в плен, был избит и штыком приколот к земле. Во время допроса вблизи разорвался снаряд, его разрывом были убиты два румынских офицера, а остальные отбежали в сторону. Тов. Цыкалов, использовав этот момент, поднял лежавшую вблизи гранату и, освободившись от штыка, бросил ее в группу офицеров, после чего сам добрался до расположения своей части. (Здесь следует уточнить: добрался ползком, истекая кровью, так как обе его ноги румыны прокололи штыком). Батальон показал исключительное умение вести рукопашный бой. Отмечаю высокую выучку личного состава. За весь период боя не было проявлено ни одного случая не только паники, но и даже подобия трусости. В бою 17.08.41 г. батальон разгромил более двух батальонов противника с артиллерией, минометами и танками…».

В своем докладе комбриг по неизвестным причинам не упомянул еще о двух героях: участвовавшем в бою наравне с мужчинами воен-враче полка Ксении Мигуренко и пулеметчике Тимофее Букареве. Этот боец, получивший 7 (!) ран, вступил в рукопашную схватку с двумя румынскими офицерами, вооруженный лишь саперной лопаткой. Раскроив обоим черепа, он лег за трофейный пулемет и меткими очередями продолжал разить врагов. Уточненный итог того ночного боя таков: батальон (а по сути дела - две роты неполного состава) во главе со старшим лейтенантом войск НКВД Иваном Крешевским полностью уничтожил два румынских батальона и серьезно потрепал третий. В качестве трофеев были захвачены 4 исправных легких танка, 20 артиллерийских орудий и столько же минометов, 20 станковых пулеметов. Счет трофейным автоматам шел на сотни… Радость победы была омрачена серьезными потерями, которые понес батальон: 97 его бойцов и командиров пали в бою у Шицли или получили тяжелые ранения, после которых уже не могли оставаться в строю. На пополнение рассчитывать не приходилось, а приказа отойти в тыл не поступало. И потому конвойный батальон, в котором насчитывалось всего 148 активных штыков, продолжал удерживать позиции между населенными пунктами Шицли и Булдинка еще 10 суток.

Командование подразделением взамен раненого Ивана Крешевского принял начальник штаба 249-го конвойного полка капитан Дмитрий Иванович Зуб, после его гибели 28 августа - адъютант (начальник строевой части) батальона младший лейтенант Сугак, затем лейтенант Алексей Черников. Только 28 августа вконец измотанные и основательно поредевшие подразделения полка были сменены на обороняемом рубеже частями Красной армии. Остатки полка прибыли в Одессу, где стали готовится к эвакуации.
Одесса продолжала сражаться, приковав к себе значительные силы гитлеровцев. И в окопах, и в самом осажденном городе бок о бок с красноармейцами, моряками, ополченцами по-прежнему несли службу бойцы 249-го конвойного полка войск НКВД. Отдельные подразделения полка покинули Одессу вместе с последними ее защитниками 16 октября 1941 года. На кораблях Черноморского флота они были эвакуированы в Севастополь. И попали из огня да в полымя. Из архивных документов известно, что 3-я конвойная рота полка под командованием ст. лейтенанта Куриненко и мл. политрука Корнеева с 30 октября 1941 года принимает участие в боях за Крым.
Выдержка из донесения начальника политотдела управления пограничных войск НКВД Черноморского округа полкового комиссара Г.В. Колпакова за 20 ноября 1941 года: «30.10.41., когда стало известно о проникновении гитлеровцев к селению Булганак, в 21.00 рота конвойного полка НКВД в составе 80 человек под командованием командира роты старшего лейтенанта Куриненко и политрука роты младшего политрука Корнеева на автомашинах была направлена в указанный район для задержания продвижения врага. Примерно в 3.00 рота наткнулась на передовые подразделения фашистов. Не имея никаких данных о силах противника, рота заняла оборону и на рассвете около 6.00 вступила в бой.

Бой показал, что против конвойной роты противник действует во много раз превосходящими силами, имея к тому же артиллерию и миномёты. Несмотря на это, рота выполнила задачу боем сдержать продвижение противника. Все бойцы и командиры в бою проявили исключительную стойкость. Особенно отличился пулемётчик красноармеец Шатилов, член ВЛКСМ. Огнём из пулемёта он уничтожил 2 орудийных расчёта, двух мотоциклистов и много солдат противника.
Выдержав почти двухчасовой бой, к 8.00 охваченная с двух сторон противником рота организованно оставила позиции. Противник в этом бою потерял убитыми до 60 солдат и офицеров. Потери роты - 6 бойцов убиты и 6 человек ранены, в том числе политрук роты Корнеев».

12 ноября 1941 года 3-ю роту, входившую в состав прибывшего из Одессы 249-го конвойного полка, вместе с несколькими подразделениями крымских пограничников свели в Отдельный полк войск НКВД.



Командиром полка был назначен пограничник майор Герасим Рубцов, впоследствии павший в боях за Севастополь и посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза.
25 ноября рота в составе полка участвует в атаке немецких позиций под Балаклавой, сорвав очередную попытку гитлеровцев пробиться к окраинам Севастополя. В дальнейшем, как докладывал 2 марта 1942 года в Главное управление пограничных войск НКВД командующий Черноморским погранокругом комбриг Н.С. Киселёв, бойцы этой части «прочно удерживали занятые ими рубежи, а боевые действия и подвиги, совершённые отдельными военнослужащими, широко популяризировались среди красноармейцев и краснофлотцев севастопольского гарнизона».

В летописи севастопольской эпопеи есть малоизвестный и редко упоминаемый историками факт: в феврале 1942 года немцы, не сумев сломить сопротивление защитников города обычными способами, на одном из участков наступления обстреляли позиции советских войск химическими снарядами. Случайно или нет, но объектом газовой атаки был выбран именно тот сектор обороны, где держались подразделения сводного полка войск НКВД. Видно, крепко насолили бойцы-чекисты гитлеровским воякам… Но даже после этого акта устрашения дух солдат не был сломлен!

Эта рота в полном составе полегла в марте 1942 года, когда немцы предприняли очередную попытку штурма Сапун-горы - ключевой позиции севастопольских оборонительных рубежей. Погибла, не отступив ни на шаг.

Остается добавить, что, получив донесение о героических действиях бойцов и командиров 249-го конвойного полка при обороне Одессы, начальник войск НКВД СССР генерал-¬майор Аркадий Аполлонов в сентябре 1941 года лично ходатайствовал перед наркомом о награждении воинской части орденом Красного Знамени. Но эту награду полк так и не получил. Как не получил Золотую Звезду и пулеметчик Василий Баринов, уничтоживший в одном бою свыше 70 румынских солдат и офицеров и представленный за этот подвиг к званию Героя Советского Союза. Лишь к середине февраля 1942 года был подписан указ о награждении участников августовского боя у Шицли. Пятеро из них - младшие лейтенанты Александр Перельман и Сергей Конкин, старший сержант Николай Ильин, красноармейцы Михаил Вавилов и Василий Баринов - удостоены ордена Красного Знамени. Еще семеро военнослужащих - батальонный комиссар Василий Клименко, политрук Устим Коваль-¬Мельник, старший лейтенант Иван Крешевский, лейтенант Михаил Мищан, сержант Григорий Капралов, младшие сержанты Сергей Мухин и Александр Сысуев - стали кавалерами ордена Красной Звезды.

А что же полк? В конце сентября 1941 года он, по сути, пережил второе рождение. Несколько его подразделений и частей, выполнявших в июле-августе плановое конвоирование и другие задачи, не смогли вернуться в осажденную Одессу. Эти части были сосредоточены в Харькове (1-й батальон), на Крымском полуострове (3-я конвойная рота). В начале октября 1941-го главные силы полка прибывают в Старобельск Ворошиловоградской области, туда же доставили и боевое знамя части. В Старобельске части полка, пополнившись личным составом и вооружением, находятся до 19 октября 1941 года.


Группа военнослужащих 249-го полка конвойных войск НКВД СССР. В центре – батальонный комиссар Василий Клименко

24 октября заново сформированный 249-й полк 13-й дивизии КВ НКВД СССР передислоцировали в Сталинград*. Прибыв не место, части полка приступили к несению караульной и конвойной службы, охраняют правопорядок и тылы частей, готовящихся к обороне города, носящего имя Сталина.

В феврале 1942 года 13-я дивизия переименована в 35-ю дивизию КВ НКВД СССР. Частями 249-го полка, вошедшего в состав вновь образованной дивизии, продолжает командовать старый воин (в Красной армии с 1918-го) уже подполковник Братчиков.
Летом 1942 года Сталинград превратился в прифронтовой город. Воины полка несли охранную службу на въездах в город, на переправах через Волгу, патрулировали улицы Сталинграда, параллельно занимаясь боевой подготовкой.

В середине августа полк перебрасывается в северную часть Сталинграда, где занимает позиции на укреплениях Северного участка обороны. 249-й вошел в состав 10-й дивизии войск НКВД под командованием полковника А.А. Сараева.

Утром 23 августа 6 армия Ф. Паулюса, форсировав Дон в районе Вертячего - Песковатки, силами 14-го танкового и 51-го армейского корпусов перешла в наступление с плацдарма на левом берегу Дона и к 16 часам 23 августа части противника вырвались к Волге с северных рубежей, на участке Катовка- поселок Рынок. Десятки немецких танков 14-го танкового корпуса появились в районе СТЗ, в 1—1,5 км от заводских цехов.

На этот момент к отражению наступления немцев с севера могли быть привлечены только незначительные части Сталинградского гарнизона. Скромные силы 62-й армии продолжали вести напряженные арьергардные бои на восточном берегу Дона, а основные силы фронта были сосредоточены на правом фланге, возможности столь быстрого прорыва немцев на левом фланге командование фронта не предполагало.

Перед полками 10-й дивизии встала сложная и ответственная задача. Нужно было не допустить прорыва ударных фашистских частей к городу и, выиграв время активной обороной, дать возможность войскам Красной Армии перегруппироваться и выйти на новые рубежи. Задача осложнялась тем, что 10-я дивизия, составлявшая основную силу гарнизона, была развернута на юго-западных подступах к Сталинграду, а враг приближался к его северным окраинам.


Батальонный комиссар Василий Клименко

Кроме пяти полков 10-й дивизии, в состав Сталинградского гарнизона входили 21-й учебный танковый батальон (около 2000 человек и 15 танков), 28-й учебный танковый батальон (около 500 человек и несколько танков), два батальона курсантов военно-политического училища (около 1000 человек), 32-й сводный отряд Волжской военной флотилии (220 человек), 73-й отдельный бронепоезд войск НКВД, сводный батальон 91-го железнодорожного полка и истребительные батальоны. В общей сложности это составляло около 15-16 тысяч человек, которыми нужно было прикрыть 50-километровый фронт. Сил было явно недостаточно. К тому же гарнизон совершенно не имел артиллерии и противотанковых средств.
23 августа враг нанес по городу жестокий авиационный удар, за несколько часов противник совершил до 1200 самолето-вылетов. Командир 10-й стрелковой дивизии НКВД А. А. Сараев одновременно являлся комендантом укрепленного района города. По его приказу организация обороны северной части Сталинграда было поручена 99-й танковой бригаде, сводному морскому отряду и рабочим истребительным батальонам. Начальником боевого участка был назначен генерал-майор Н. В. Фекленко. На линии Городище -Гнусина - Верхняя Ельшанка - Купоросное оборону заняли части 10-й дивизии.
Согласно оперативной сводке № 251 Генштаба Красной Армии на 8.00 8.09.1942 дивизия занимала оборону на рубеже лес зап. нп Баррикады - лес юго-зап. нп Красный Октябрь - отм. 112,5 - приг. Минина - Ельшанка.

Передовой отряд 14-го танкового корпуса гитлеровцев на подходе к Волге разделился: часть его двинулась к реке, а часть нацелилась на северную окраину Сталинграда, где оборону держал 249-й полк под командованием подполковника Братчикова.

Основная масса немецких танков двигалась в сторону Латошинки и Рынка. Здесь они были встречены массированным огнем батарей 1077-го зенитного артиллерийского полка корпуса ПВО. Разгорелся жестокий затяжной бой. Зенитчики отражали одну вражескую атаку за другой, почти в упор расстреливая бронированные машины. Но силы были слишком неравные. К утру немецкая танковая лавина захлестнула позиции зенитчиков. Почти все артиллеристы трех дивизионов пали смертью героев, до конца выполнив боевую задачу. Перед их позициями осталось догорать около семи десятков гитлеровских танков.

Нескольким танковым подразделениям немцев ценой огромных потерь удалось все же выйти на северный берег Мокрой Мечетки. Здесь в бой вступили подразделения 21-го и 28-го учебных танковых батальонов, истребительный батальон тракторного завода. Ночь прекратила ожесточенное сражение. Фашистам так и не удалось 23 августа прорваться к Сталинграду.


Командир сводного батальона старший лейтенант Иван Кришевский

День 24 августа гитлеровская пропаганда объявила днем решающего штурма Сталинграда. Немецкое командование подтянуло к северным окраинам города свежие войска, усилило их танками и артиллерией. Несколько раз предпринимали немцы в этот день атаки на разных направлениях, но всех их усилия не дали результатов. Враг, оставив на поле боя около десяти танков, 14 автомашин и 300 солдат и офицеров, к вечеру прекратил попытки прорваться к тракторному заводу.

25 августа был отдан приказ о введении в Сталинграде осадного положения. Для укрепления обороны на северную окраину города был направлен 282-й стрелковый полк дивизии, который 25 августа к 6.00 занял участок по балке Мокрая Мечетка на фронте 28-го учебного танкового батальона. Западнее, против Орловки, в это же время выдвинулся 249-й конвойный полк.
После укрепления обороны северного участка была предпринята попытка контратаковать противника в районе лесопосадки и хутора Мелиоративного. В районе лесопосадки атака не принесла успеха. Хутор был взят, но истребительные батальоны понесли тяжелые потери.

С утра 26 августа гитлеровцы открыли на северном участке ожесточенный огонь. Около ста немецких бомбардировщиков участвовали в налете на позиции защитников города. Бомбовый удар был нанесен также по тракторному заводу и "Красному Октябрю", по рабочим поселкам.

26 августа начальником северного участка обороны был назначен командир 282-го полка 10-й дивизии майор М. Г. Грущенко. Кроме подразделений, уже находившихся здесь, ему подчинили также прибывший из резерва фронта 1186-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк. И хотя натиск фашистов на левом фланге, южнее Орловки, не ослабевал, командиром дивизии Сараевым было принято решение силами северного участка нанести по противнику удар с целью овладеть господствующими высотами 135,4 и 101,3 и отбросить гитлеровцев от тракторного завода. Командующий фронтом утвердил это решение, и 27 августа в 17.00 наступление началось.
Первым стремительно двинулся на врага 282-й полк во взаимодействии с танкистами, моряками и подразделениями 249-го полка.


Бывший командир роты 249-го полка конвойных войск НКВД СССР Сергей Конкин

29 августа 249-й полк наступал во взаимодействии с пришедшей ему на подмогу 124-й стрелковой пулеметной бригадой полковника Горохова. К высоте 135,4 первой пробилась рота лейтенанта Шкурихина.

В итоге наступательных боев 27-30 августа, несмотря на превосходство противника в живой силе и боевой технике, он был смят и отброшен от тракторного завода на 3-4 километра. Наши подразделения овладели поселком Рынок, лесопосадкой и высотой 135,4, чем значительно улучшили свои позиции.
249-й полк, занимавший рубеж южнее поселка Орловка, принял здесь свой главный бой, отлично выполнил боевую задачу. 27 августа его воины выбили противника из поселка и продвинулись вперед по южным склонам высоты 144,2. Весь личный состав полка проявил смелость, волю к победе и высокое воинское мастерство.

В боях за Сталинград также отличился ветеран и любимец полка Иван Крешевский. Уже капитан, командир батальона, Иван Дмитриевич «…проявил исключительные организаторские способности и личную инициативу. Во время атаки батальона на высоту 144,2 возглавил руководство подразделением действующим на главном направлении атаки и первым овладел высотой, чем обеспечил атаку полка и разгром противника в районе высоты 144,2 и д. Орловка. Несмотря на яростные атаки численно превосходящих сил противника, батальон товарища Крешевского мужественно удерживал занятый им рубеж». (Из наградного листа, см. в приложении). За бои по обороне Сталинграда, капитан Крешевский стал кавалером второго ордена Красная Звезда.

После отчаянных атак, потерпев ряд поражений, противник прекратил атаки в районе Орловки и переключил свое внимание на центральную часть Сталинграда. Части 249-го полка, получив передышку, приводят себя в порядок, укрепляют позиции, а затем 2 сентября 1942 года сдают позиции частям Красной Армии и начинают передислоцирование в г. Уральск. Не много в Красной армии найдется воинских частей, принимавших участие в обороне трех городов, которые после войны стали городами-героями!

Необходимо также отметить, что за успешное руководство полком в боях под Орловкой, командир полка подполковник Братчиков удостоен своей первой (!) и действительно заслуженной государственной награды – ордена Красного Знамени. (Это я к теме о якобы беспричинных, многочисленных, незаслуженных и регулярных награждениях частей НКВД, охранявших тылы советских фронтов и армий).


Бывший сержант Николай Ильин в послевоенный период в системе МВД СССР вырос до полковника

С января 43-го полк следует за наступающими частями Красной Армии, обеспечивает тылы фронтов, несет конвойную службу. Части полка несут службу в г. Балашове Саратовской области, в ноябре 1943-го штаб полка получает приказ на передислокацию в Запорожье, затем в Днепропетровск, где приступает к выполнению оперативных заданий на территории Днепропетровской, Запорожской и Крымской областей. За этот год полк отконвоировал из прифронтовой полосы в глубь страны более 62000 военнопленных.

В 1943-1944 годах полк выполнял задачи по охране войскового тыла, конвоированию военнопленных и охране лагерей военнопленных в полосе 3-го и 4-го Украинских фронтов.

В апреле 1944 года полк вновь базируется в освобожденной Одессе. Здесь получен новый приказ: «249-й конвойный полк НКВД направить в город Днепропетровск для несения службы».

За успехи в боевой и политической подготовке полк был награжден переходящим Красным Знаменем 33-й дивизии НКВД и переходящим Красным Знаменем МВД Украины (в 1965 году).

В 1975 году 249-я отдельная конвойная бригада ВВ МВД СССР Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешные бои в Великой Отечественной награждена орденом Красной Звезды.

Уже в мирное время бойцы этой части принимали участие охране общественного порядка в Крыму, республиках Закавказья. Участвовали в боевых действиях в Афганистане, в ликвидации последствий землетрясения в Армении, Чернобыльской катастрофы.
Сегодня задания воинской части 3054 управления Центрального территориального командования внутренних войск МВД Украины (УЦТрК) очень разнообразны: охрана общественного порядка в Днепропетровске, конвоирование, экстрадиция и охрана подсудимых, охрана особо важных государственных объектов, участие в ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф на территории Украины.

Неоднократно УЦТрК занимало первое место среди остальных территориальных управлений ВВ МВД Украины, а в/ч 3054 — признавалась лучшей в составе управления. Военнослужащие части с честью выполняют возложенные на них задания и достойно преумножают славные боевые традиции своих дедов и отцов.

Первоисточник:
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=19191.0
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

62 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти