«Игорь Белоусов» придет на помощь

Ввод в эксплуатацию нового спасательного судна станет переломным моментом в деле вывода ПСС ВМФ на современный уровень

В последние годы значительно усилилась работа по техническому перевооружению поисково-спасательной службы (ПСС) ВМФ. Основой ПСС являются океанские специализированные суда-спасатели неограниченного района плавания. В 2012 году после почти полувекового перерыва в строительстве спасательных кораблей на воду было спущено судно проекта 21300 «Игорь Белоусов».

Целевым назначением нового судна являются спасение и оказание помощи экипажам аварийных подводных лодок на предельных глубинах их плавания, используя спасательные подводные аппараты совместно с декомпрессионным комплексом, базирующимся на судне, а также выполнение водолазных работ на глубине до 450 метров.


«Игорь Белоусов» оборудован комплексом поисково-спасательных технических средств, в состав которого входят буксируемая поисковая аппаратура на базе новейшего гидролокатора бокового обзора, комплекс рабочего глубоководного необитаемого подводного аппарата-робота со специальным многофункциональным манипуляторным устройством для выполнения широкого круга подводно-технических работ, обитаемый спасательный аппарат и глубоководный водолазный комплекс.

Спуск на воду такого суперсовременного спасателя, бесспорно, важное событие не только для поисково-спасательной службы ВМФ, но и для отечественной судостроительной промышленности.

Зачем строят такие суда

В 2011–2020 годах в соответствии с Государственной программой вооружения на 2011–2020 годы запланирован масштабный комплекс мероприятий, реализация которых направлена на обеспечение переоснащения Вооруженных Сил Российской Федерации в рамках формирования их нового облика.

«Игорь Белоусов» придет на помощь

В соответствии с Военной доктриной России основой морской мощи нашей страны по-прежнему остается подводный флот, он же сохранит эту роль и в будущем. Так считают не только эксперты, но и высокопоставленные представители военного ведомства.

Активное строительство подводных лодок подразумевает развитие системы поисково-спасательного обеспечения (ПСО) ВМФ, в том числе спасение подводников с затонувших подводных лодок. В связи с этим ввод в строй новых спасательных судов, оснащенных комплексами поиска подводных лодок и спасения подводников, сегодня приобретает особое значение.

По классической схеме при организации спасательных работ необходимо решить три последовательные задачи: найти и обследовать аварийную подводную лодку, снять с нее экипаж спасательными подводными аппаратами и выполнить подводно-технические работы с помощью необитаемых подводных аппаратов, нормобарических скафандров для подготовки к судоподъемной операции либо утилизации или консервации затонувшей подводной лодки.

Именно эти задачи в числе прочих будет решать спасательное судно проекта 21300 «Игорь Белоусов».

История вопроса

Необходимость создания океанского судна-спасателя, в том числе спасателя подводных лодок, стала очевидна руководству Военно-морского флота еще в первые послевоенные годы. Усилия ВМФ и судостроительной промышленности привели к появлению в составе флота судов-спасателей, несущих на борту глубоководные водолазные комплексы (ГВК). Это были суда проекта 527 (в строю осталось одно судно «Эпрон» в составе Черноморского флота), позволяющие организовать работу водолазов до глубины 200 метров, и суда проекта 537 (в строю осталось одно судно «Алагез» в составе Тихоокеанского флота), обеспечивавшие спуски водолазов до глубины 250 метров.

«Игорь Белоусов» придет на помощьНачавшийся в 70-х годах застой привел к нарастающему отставанию технической базы поисково-спасательной службы от аналогичных ведущих зарубежных структур. Можно найти много причин этому – и объективных, и субъективных, но факт остался фактом, что и было подтверждено катастрофой АПРК «Курск». Стометровая глубина, где находилась лодка, которая в 70-х годах вообще не была проблемой для наших водолазов, в 2000-м оказалась для нас непреодолимой. Освоив еще в 80-х годах в лабораторных условиях методику водолазных спусков на глубину до 500 метров, специалисты ВМФ не смогли реализовать ее на практике по объективным причинам: в России просто не существовало судов, способных обеспечить спуск человека на глубину в полкилометра в реальных морских условиях. Судостроительная промышленность 70–90-х годов не создала глубоководный водолазный комплекс на современном для тех лет уровне.

Еще раз повторим, что катастрофа АПРК «Курск» в 2000 году показала с полной очевидностью неспособность России вести сколько-нибудь серьезные водолазные работы за пределами воздушного диапазона глубин, то есть глубже 60 метров, где водолазы дышать воздухом уже неспособны. Сегодня для России просто необходимо иметь возможность и уметь вести водолазные работы на глубинах в сотни метров, то есть на тех, которые выдерживают корпуса подводных лодок. Там, где в случае невозможности всплытия подводной лодки по тем или иным причинам корпус еще сохраняет прочность и герметичность, могут находиться живые члены экипажа.

Поэтому строительство специализированного флота спасательных судов, подготовка водолазов-глубоководников, разработка нормативной базы для проведения водолазных работ на глубинах 450 и более метров являются сегодня важнейшими задачами.

Глубоководный водолазный комплекс

ГВК «Игоря Белоусова» расположен на пяти палубах в самой середине судна и занимает более 20 процентов от объема корпуса. С небольшой натяжкой можно сказать, что само судно построено вокруг глубоководного водолазного комплекса.

«Игорь Белоусов» придет на помощьЕго основу составляют пять барокамер (разделенных на восемь отсеков), каждая диаметром 2,3 метра и длиной от 4,5 до 5,5 метра (в зависимости от ее назначения) и имеющая рабочее давление 45 атмосфер. В барокамерах установлено различное внутреннее оборудование и в соответствии с этим они разделяются на жилые, санитарно-бытовые и приемно-выходные.

Жилые барокамеры оборудованы койками, столами, стульями, шкафчиками для хранения личных вещей водолазов, прикроватными светильниками, наушниками для прослушивания музыки и другими предметами, необходимыми для организации нормального быта экипажа. В санитарно-бытовых отсеках располагаются туалет и душевые – ведь в камере водолазы должны провести две-три недели. В приемно-выходном отсеке водолазы надевают снаряжение перед погружением и раздеваются после погружения, через этот отсек они попадают в водолазный колокол для погружения на объект.

Жизненную среду в барокамерах создают и поддерживают специальные системы жизнеобеспечения: они измеряют состав и параметры газовой среды в отсеках, пополняют ее кислородом, удаляют углекислый газ, запахи и другие вредные газообразные примеси, регулируют температуру и влажность дыхательной смеси и пр. В состав системы жизнеобеспечения входят специальные аппараты для очистки газовой среды в отсеках, газоанализаторы, датчики температуры и влажности, насосы, компрессоры, холодильные машины и масса других механизмов и устройств.

Давление в камерах поднимается до рабочего путем подачи сжатых газов из баллонов, расположенных тут же, на борту судна, а при снижении давления специальная система отделяет дорогостоящий гелий от других находящихся в атмосфере отсека газов и закачивает его обратно в баллоны для повторного использования.

К месту работы водолазов доставляют в водолазном колоколе – маленькой барокамере, способной разместить внутри двух рабочих водолазов в полном снаряжении и водолаза – оператора колокола. Колокол герметично стыкуется с приемно-выходным отсеком и обеспечивает водолазам переход в колокол и обратно в отсек без изменения давления благодаря специальным люкам в колоколе и в приемно-выходном отсеке.

Спуск колокола под воду и подъем его на поверхность производится спускоподъемным устройством (СПУ). СПУ – это сложная техническая система, которая не только опускает и поднимает водолазный колокол, но и нейтрализует воздействие на него качки судна, обеспечивает безопасность водолаза в нештатных ситуациях.

Работой ГВК управляют круглосуточно в три смены. Это операторы пультов, компрессорщики, холодильщики, врачи-спецфизиологи. Спуском водолазов под воду руководит специальная бригада под руководством водолазного специалиста. Вся информация о физическом и психологическом состоянии водолазов, об условиях пребывания людей в барокамерах и под водой, составе и параметрах дыхательной смеси, состоянии и работе механизмов и систем комплекса собирается и обрабатывается мощной электронно-вычислительной машиной в составе интегрированного пульта управления ГВК.

Всего в обслуживании ГВК предполагается задействовать 21 человека.

Описанная технология проведения водолазных спусков называется «Метод длительного пребывания под давлением» и применяется на глубинах более ста метров, хотя бывают и исключения – все зависит от объема предстоящей работы. Реально на сегодня водолазы могут находиться под давлением непрерывно в течение двух-трех недель, за этим следует так называемая декомпрессия, то есть медленное, в течение многих суток снижение давления до атмосферного, после чего водолазы выходят из барокамер «на свободу».

Именно этот принцип и заложен в основу ГВК спасательного судна «Игорь Белоусов».

Проблемы выживания

Два основных вида проблем необходимо было решить, чтобы обеспечить многосуточное пребывание человека под давлением в десятки атмосфер, – медико-физиологические и технические.

«Игорь Белоусов» придет на помощьМедико-физиологические проблемы заключаются в выборе порядка подъема давления до необходимого уровня и графика его снижения, то есть скорости подъема и снижения давления, изменения состава искусственной газовой смеси для дыхания (на этой глубине воздух уже не подходит), режимов труда и отдыха, питания, параметров микроклимата (температуры и влажности) среды пребывания и решении нескольких десятков других вопросов, которые в обычных условиях даже не возникают, поскольку были реализованы в ходе вековой эволюции, приспособившей организм человека к существованию на дне воздушного океана планеты Земля.

Технические проблемы заключаются в том, чтобы обеспечить в реальных условиях с необходимой точностью все жизненно важные параметры газовой среды, в которой находится водолаз с момента закрытия люка барокамеры и до момента его открытия.

Отдельная и по крайней мере не менее сложная задача – обеспечение работы водолаза непосредственно в воде, на объекте. И здесь снова возникает несколько проблем. Основная – сохранение жизни и здоровья человека, пребывающего на 450-метровой глубине под давлением 45 атмосфер в холодной воде в полном мраке.

Надо особо отметить, что все описанное выше должно выполняться с абсолютной технической надежностью. Находящийся под давлением в десятки атмосфер человек не может просто выйти из воды или из барокамеры – на каждые 10 метров глубины в самом общем случае ему нужен один час декомпрессии – продолжительной остановки для выравнивания давления. Тело человека, находящегося под давлением газовой среды, подобно бутылке с шампанским. Резкое снижение давления – а для шампанского это открытие пробки – приводит к вспениванию растворенных в тканях тела и в крови газов дыхательной смеси и как следствие этого – к тяжелому заболеванию и даже к гибели человека. Водолазная практика, как и высотные и космические полеты человека, знает немало подобных случаев. Процесс декомпрессии – снижения давления – сам по себе медленный и неизбежный: с глубины 450 метров водолаза надо «поднимать» на поверхность более четырех суток, и что бы ни происходило вокруг – эти четверо суток сократить невозможно, иначе человек погибнет. Можно смело сказать, что космонавта с орбиты доставить на Землю можно в разы быстрее, чем поднять на земную поверхность водолаза-глубоководника.

Часто задают вопрос: зачем подвергать риску здоровье и даже жизнь человека, помещая его в нечеловеческие условия глубоководного водолазного спуска, когда современные подводные роботы могут решить все задачи на объекте? К сожалению, это не так. Робот, какой бы он ни был совершенный, как и всякая машина, даже снабженная искусственным интеллектом, имеет ограниченные возможности, в то время как любая операция под водой, особенно спасательная, всегда может преподнести неожиданные проблемы и потребовать для их разрешения действий, выходящих за пределы возможностей машины, требующих быстрых нестандартных решений. Да, конечно, основную часть работ на объекте должны выполнять подводные роботы, но на борту судна-спасателя обязаны находиться и водолазы, поскольку может сложиться такая ситуация, что именно от их опыта, профессионализма и рук может зависеть жизнь десятков попавших в западню членов экипажа аварийной подводной лодки.

Но функцией обеспечения глубоководных водолазных работ задачи комплекса не исчерпываются. На судне предусмотрено наличие обитаемого спасательного аппарата для подъема подводников. Для этого барокамеры комплекса имеют два узла стыковки: один – для уже упоминавшегося водолазного колокола, а второй – для стыковки со спасательным аппаратом, размещенным в специальном эллинге на борту судна. Этот аппарат имеет специальный отсек, выходной люк которого прочно и герметично состыкуется как со специальным люком отсека-убежища подводной лодки, так и с барокамерой на борту судна. При использовании спасательного аппарата экипаж подводной лодки после стыковки переходит в отсек аппарата и закрывает за собой люк. После отстыковки он всплывает на поверхность и подходит к борту «Игоря Белоусова», где аппарат подхватывает спускоподъемное устройство, поднимает из воды, вводит в эллинг и опускает на комингс-площадку стыковочного узла барокамеры. После стыковки в отсеках аппарата и барокамеры выравнивается давление, люки открываются и спасенные члены экипажа лодки переходят в судовую барокамеру в руки врачей.

За один рейс спасательный аппарат способен доставить на поверхность 20 человек, а отсеки барокамер ГВК могут принять и обеспечить всем необходимым одновременно до 60 человек спасенных.

Роль ОАО «Тетис Про»

29 мая 2012 года завод-строитель спасательного судна «Игорь Белоусов» – ОАО «Адмиралтейские верфи» заключило с ОАО «Тетис Про» контракт на поставку ГВК-450.

Изготовителем основных элементов комплекса на основании проведенного анализа мировых производителей ГВК выбрана компания Divex (Великобритания).

На сегодня в целях организации строительства судна на Адмиралтейских верфях компанией ОАО «Тетис Про» уже поставлено основное оборудование для обеспечения жизнедеятельности водолазов. В июне завершились заводские испытания и началась приемка барокамер и других сосудов, работающих под давлением, спускоподъемного устройства и другого основного оборудования ГВК, подлежащего приемке заказчиком. К заводским испытаниям и приемке оборудования привлечены надзорные органы заказчика: военная приемка и гостехнадзор Министерства обороны РФ.

Для оперативного управления контрактом ОАО «Тетис Про» создал в Санкт-Петербурге свою инженерно-конструкторскую группу, работающую совместно со специалистами проектанта судна – ОАО «ЦМКБ «Алмаз» и строителем судна – ОАО «Адмиралтейские верфи» и обеспечивающую оперативное решение вопросов, возникающих в процессе работ. Исполнитель контракта на поставку ГВК – ОАО «Тетис Про» координирует деятельность производителей оборудования, его представители, не ограничиваясь информационными письмами, регулярно посещают заводы-изготовители и лично контролируют ход реализации соглашений. Благодаря четкой организации работы выполнение контракта на поставку ГВК идет по согласованному с заказчиком графику.

Помимо собственно поставки оборудования, ОАО «Тетис Про» согласно контракту производит шефмонтаж комплекса и сдачу заказчику окончательно смонтированного и работающего ГВК-450 на борту «Игоря Белоусова».

Обязательства ОАО «Тетис Про» не ограничиваются только поставкой на судно «Игорь Белоусов» глубоководного водолазного комплекса. В объем поставляемого нашей фирмой оборудования входят буксируемый поисковый комплекс с рабочей глубиной 2000 метров, включающий в себя гидролокатор бокового обзора и магнитометр, рабочий необитаемый подводный аппарат с глубиной погружения до 1000 метров, глубоководное водолазное снаряжение, специальную технологическую оснастку и глубоководный инструмент для работы водолазов на объекте.

Поисковый комплекс состоит из подводного буксируемого блока (несущего в себе гидролокатор бокового обзора, магнитометр и другую поисковую технику), судовой специализированной аппаратуры обработки и отображения собранной информации, а также соединительно-буксирного кабеля со специальной лебедкой. Буксируемый комплекс осуществляет поиск – «просматривает» поверхность дна при движении судна-носителя и может обнаружить аварийную подводную лодку в полосе поиска более 1000 метров.

Обнаруженная подводная лодка или иной объект на дне обследуется необитаемым подводным аппаратом «Пантера Плюс» или нормобарическими скафандрами «HS-1200». Необитаемый подводный аппарат и нормобарические скафандры оборудованы высокочувствительной гидроакустической и телевизионной аппаратурой, рабочими манипуляторами, которые позволяют не только опознать найденный объект и оценить его состояние, но и провести необходимую подготовку объекта для дальнейшей работы обитаемого спасательного аппарата или водолазов. И на самом заключительном этапе спасательной операции в дело вступают водолазы.

Таким образом комплект оборудования, поставляемого ОАО «Тетис Про», и превращает судно «Игорь Белоусов» в судно-спасатель, в полной мере отвечающее современному уровню развития подводных технологий.

Возможности компании

«Игорь Белоусов» придет на помощьНадо отметить, что поставка для ВМФ поисковой аппаратуры и подводных роботов не является новой задачей для ОАО «Тетис Про»: уже не один десяток комплексов подобного оборудования поставлен нашим предприятием на флот, ряду министерств и коммерческих организаций России, причем год от года уровень востребованности поставляемого оборудования неизменно растет.

Также многие годы ОАО «Тетис Про» производит и поставляет государственным поисково-спасательным службам России и коммерческим фирмам, выполняющим подводные работы, мобильные и стационарные судовые водолазные комплексы с рабочей глубиной до 100 и более метров, водолазное рабочее и специальное снаряжение, подводное оборудование и инструмент.

ГВК «Игоря Белоусова» с рабочей глубиной 450 метров, конечно, неизмеримо более сложный проект, но тем не менее инженерно-технический потенциал и опыт коллектива ОАО «Тетис Про», несомненно, позволит решить поставленную задачу на высоком техническом уровне и в запланированные сроки.

Сейчас с уверенностью можно сказать, что «Игорь Белоусов» будет успешно сдан заказчику и ввод его в эксплуатацию станет переломным моментом в деле вывода ПСС ВМФ на уровень, отвечающий реалиям сегодняшнего дня. Создание современного ГВК и введение его в практику работ поисково-спасательной службы позволит сделать первый шаг вперед не только в деле спасения экипажей аварийных подводных лодок, но и в решении возникающих в практике ВМФ задач проведения глубоководных водолазных работ.


Справка

Алексей Кайфаджян в 1988 году окончил Высшее военно-морское училище ордена Красной Звезды им. А. С. Попова, проходил службу офицером в составе соединения больших атомных подводных лодок Северного флота. С 1994 года служил в 40-м Государственном научно-исследовательском институте аварийно-спасательного дела и глубоководных работ МО РФ. В должности начальника лаборатории этого НИИ работал по созданию поисково-обследовательского и аварийно-спасательного оборудования. Неоднократно участвовал в учениях и фактических работах поисково-спасательных сил различных флотов, экспедиции по обследованию и подготовке к подъему затонувшего АПРК «Курск», а также в работе государственной комиссии по расследованию причин его катастрофы. В настоящее время – Генеральный директор ОАО «Тетис Про».
Автор: Алексей Кайфаджян


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. kvm 5 июля 2013 09:43
    По описанию хорошая вещь. Теперь главное для судна оказаться в нужном месте в нужное время, а лучше всего чтобы его вообще не пришлось применять в деле ,только на учениях.
    kvm
    1. квирит 5 июля 2013 11:22
      Цитата: kvm
      По описанию хорошая вещь. Теперь главное для судна оказаться в нужном месте в нужное время,

      это в мирных условиях, а в боевых подошла бы спасательная субмарина.
      1. Орик 5 июля 2013 21:06
        А они остались, мне кажется их порезали?!
        1. stjrm 9 июля 2013 00:27
          Списано и забыто....К большому сожалению. Ведь был фактический случай успешного применения.
          stjrm
  2. solvent 5 июля 2013 12:05
    ГВК могут принять и обеспечить всем необходимым одновременно до 60 человек спасенных.


    Разве экипаж современной ПЛ до 60 человек?
    solvent
    1. fartfraer 5 июля 2013 19:22
      я конечно не подводник,но по мне пусть достанут всех(допустим 108 человек,как было на "Курске") и разместят хоть на палубе,хоть на вертолетной взлетке,но над водой.
      fartfraer
  3. fedor 5 июля 2013 22:56
    За все время, от момента появления первых подводных лодок до сегодняшнего дня, аварии и катастрофы произошли на 69 подводных лодках России, не считая боевых потерь в годы ВОВ. И только в одном случае спасатели успели спасти экипаж ПЛ, кажется это было на ЧФ в 1956 году. Как видите вероятность спасения подводников силами спасателей чрезвычайно мала. Тем не менее флоту без спасательных судов нельзя прожить поскольку нужно искать и поднимать с грунта затонувшее оружие, технику, обеспечивать испытания ПЛ, обследовать подводные специальные системы и комплексы и еще много, много всего искать и поднимать... А спасение экипажей аварийных ПЛ возможно только с помощью спасательных всплывающих устройств встроенных в ПЛ, которые с каждым годом все более совершенствуются и даже появились первые индивидуальные снаряжения, о чем рассказано в предыдущем номере нашего любимого "ВОЕННОГО ОБОЗРЕНИЯ". А вообщем, пожелаем подводникам не совершать, находясь под водой, ошибок... Что касается "Игоря Белоусова" то судно это чрезвычайно сложное в эксплуатации и напичкано техническими и специальными средствами сверх меры. Его освоение затянется на многие годы, потребует от экипажа высочайшего профессионализма, стоимость его эксплуатации, особенно ГВК-450 запредельная, страна может не вытянуть такие расходы. Экипаж для такого судна очень мал, его заведомо не хватит для выполнения элементарных регламентных работ, что за этим последует Вам не надо говорить. Если не решить эти проблеммы корабль в полной мере эксплуатировать будет не возможно и он превратится в обыкновенное судно способное спускать водолазов в в режиме кратковременных погруженй, ну как нынешний старенький СС "Эпрон"
    fedor
    1. Samuray 6 июля 2013 08:09
      Согласен с вами полностью. Где гарантия что на корабле будут служить специалисты и не придеться ли снова просить помошь у Англии и Норвегии как это было с Курском.
      Samuray
  4. stjrm 9 июля 2013 00:25
    Вы забыли написать, что статья на правах рекламы. Работал я с этой компанией, да.
    Нет там есть сильные инженерные кадры, но она сама ничего не производит и по сути не разрабатывает. Не один заказ выполнял для этой фирмы, и начальные разработки, чертежи и всё остальное разрабатывалось по ТЗ Тетис-Про, но нашими специалистами. А вот "подвязки" у этой конторы в верхах не слабые, уж который год она получает заказы и от МЧС, а теперь вот и от МО.
    Если бы те заказы которые вот мне приходилось исполнять для Тетиса, исполнялись без него- стоили бы процентов на 20-25 дешевле. А так да, бизне у них идёт не плохо.
    stjrm

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня