Приняты 600 проектов, которые модернизируют весь оборонный комплекс страны

Приняты 600 проектов, которые модернизируют весь оборонный комплекс страны

У оборонки главный продукт - военного назначения, и главный заказчик - министерство обороны. Военное ведомство, как и промышленность, сейчас находится в процессе активной реформации - исправляются старые ошибки, наращивается боевая учеба, структурируется отношение с промышленностью.

Три кита минобороны


Заместитель министра обороны РФ Руслан Цаликов отметил, что есть три кита, на которых держится обороноспособность любой страны. Первый - вооружение и военная техника. Второй - это инфраструктура. Третий - кадры и блок социальных вопросов. Отставание в любом из этих сегментов, по словам замминистра, неизбежно ослабляет военную силу.

Руслан Цаликов утвердительно заявил, что сегодня в войска поступают новейшие образцы военной техники, которая к 2020 году, как и намечается, составит не менее семидесяти процентов всего парка боевых машин.

Говоря об инфраструктуре, представитель минобороны выделил жилищную проблему, которая долгое время была головной болью Вооруженных сил. Сегодня этот вопрос активно решается.

И в кадровой политике, похоже, найден верный путь. Прекращено бездумное увольнение опытных офицеров, попадавших под странные сокращения. Наоборот, сейчас многие ранее уволенные в запас, возвращаются на службу. Денежное довольствие военнослужащих стало вполне достойным. Совершенствуется процесс обучения в высших военных учебных заведениях. Увеличивается число контрактников.

Бюрократия в строю

Административно-правовые вопросы управления оборонкой на кого-то навевают скуку, а для тех, кто работает в ОПК, они всегда вызывают самый живой интерес. Без качественной оборонно-промышленной бюрократии ритмично насыщать Вооруженные силы современным оружием почему-то не получается.

Первый зампредседателя Военно-промышленной комиссии Иван Харченко рассказал о том, как совершенствуется нормативно-правовая база ОПК:

- Мы с вами помним известный сюжет по ЦТ двухлетней давности, когда промышленность в спорах с министерством обороны заходила в тупик и не было возможности определить цену каких-то сложных изделий военного назначения, допустим, подводных лодок или сложных авиационных комплексов. И все это доходило до ситуации, когда Путин, будучи председателем правительства, вынужден был лично ставить точку в затянувшихся конфликтах, потому что, если бы он этого не сделал, гособоронзаказ был бы просто сорван. Кстати, он и срывался не один раз

Проблема была системной, потому что действовавшее на тот момент законодательство, а именно пресловутый 94-й федеральный закон позволял заключать госконтракты только по фиксированным твердым ценам. А как можно определить твердую цену на подводную лодку как головное изделие, которое будет изготавливаться на протяжении семи лет, и на момент заключения контракта еще непонятно, какие системы вооружения там установят, какие материалы будут использованы. Поэтому фиксированная цена в принципе была неопределима.

В прошлом году Военно-промышленной комиссией был разработан проект федерального закона о государственном оборонном заказе, который содержал на момент внесения ряд новаций. В частности, он позволял найти такой способ заключения контракта, который давал возможность промышленности, во-первых, работать в комфортных условиях, а во-вторых, государственному заказчику находиться в правовом поле.

Закон очень бурно обсуждался в Госдуме. Была создана специальная рабочая группа, в итоге закон претерпел существенное изменение. И основными позитивными моментами, нормами закона можно назвать следующее.

Во-первых, на продукцию военного назначения установлено госрегулирование цен. Этого не было с момента перехода к новой рыночной экономике.


Во-вторых, предприятиям гарантируется прибыльность их работы.

В-третьих, обеспечивается защита российской промышленности. Приоритет отдается отечественным производителям продукции оборонного назначения.

Четвертое. Это - гарантии предприятиям -исполнителям государственного оборонного заказа в случае, если в данном финансовом году не будет размещен заказ, а предприятие уникальное, оно будет востребовано не сегодня, а, предположим, через год или два.

Сейчас Военно-промышленная комиссия работает по подготовке ряда нормативно-правовых актов, проистекающих из принятия 275-го федерального закона о государственном оборонном заказе. Всего планируется восемь постановлений правительства. Работа должна быть завершена к октябрю для того, чтобы с 1 января в совершенно новых правовых условиях заработала вся промышленность. В конечном итоге это приведет к четкости и своевременности исполнения государственного оборонного заказа.

Оборона - на первом рубеже

То, что оборонно-промышленный комплекс после своей полной перестройки должен стать локомотивом всей промышленности, воспринимается почти как аксиома. А каково сейчас объективное положение в оборонном секторе нашей экономики?



Об этом со знанием предмета рассказал Андрей Клепач - заместитель министра экономического развития РФ:

- Насколько эффективно ОПК может выступить локомотивом всей нашей экономики? В прошлом году машиностроение выросло на шесть и шесть десятых процента. А вот оборонно-промышленный комплекс дал темпы роста около пятнадцати процентов, в этом году мы ожидаем, что будет где-то восемнадцать-девятнадцать процентов. ОПК действительно выступает одним из динамичных секторов экономики. И роль локомотива, можно сказать, оправдывает.

Но нельзя игнорировать факт, что удельный вес оборонки и ее доходы в общем объеме нашей промышленности на самом-то деле не очень велики. Во всей промышленности это пять процентов. В машиностроении где-то треть. У нас огромный комплекс, а вес рубля, который в нем зарабатывается, пока небольшой.

Несмотря на эти количественные параметры, качество роста, то есть интеллектуальное качество, достаточно большое. Возьмем авиастроение, его удельный вес в нашем ВВП почти ничтожен, на уровне двух десятых процента. Но, с точки зрения новых технологий, вклад его от пятнадцати до двадцати процентов. В этом плане вклад предприятий ОПК в технологическое развитие России очень большой. По экспертным оценкам, от сорока до пятидесяти процентов. Причем это не только знания, которые есть в университетах и академиях, это знания, которые воплощены в металле, продуктах, технологиях, которые работают. В статье Владимира Владимировича есть выражение "умная оборона". В данном случае, ОПК - это умная экономика, которая и определяет то, что Россия - страна, которая не только сидит на нефтяной или газовой игле, но страна, которая все-таки имеет и мозги, и руки. Руки эти созидательные, они конкурентоспособны. Поэтому эту интеллектуальную составляющую нашего экономического роста очень важно поддержать.

Боевой разворот

Авиастроение, по словам Клепача, лидирует в отечественной промышленности. Поэтому особенно интересна была позиция по обсуждаемому вопросу президента ОАК Михаила Погосяна.

По его словам, авиапромышленности предстоит решить весьма сложный комплекс взаимосвязанных задач, связанных с необходимостью роста поставок боевой авиатехники, создания современной стендовой базы и технического перевооружения авиастроительных предприятий, создания нового военно-технического задела для последующего вывода на рынок прорывных продуктов, которые обеспечат боеспособность армии и нашу конкурентоспособность на мировом рынке на ближайшие 30-40 лет.



В области фронтовой авиации, как сказал президент ОАК, мы находимся на хороших позициях с точки зрения конкурентоспособности наших продуктов, занимая 13% в мировом производстве боевых самолетов.

Михаил Погосян перечислил шесть основных задач, стоящих перед отечественным авиапромом:

- Первая - стабилизация предприятий и реструктуризация долгов. На эти цели было выделено свыше 150 млрд рублей.

Вторая - совместный с военными выбор линейки продуктов, оптимизация модельного ряда, которая позволила сконцентрировать кадровые и финансовые ресурсы промышленности исключительно на имеющих перспективу образцах.

Третья - кратный рост объемов производства авиатехники. В 2012 г. мы выполнили гособоронзаказ, поставив 35 новых боевых самолетов. В 2013 г. ОАК поставит уже 70 единиц авиатехники.

Четвертая - создание уникального научно-технического задела на базе принципиально новых авиационных комплексов, таких как Т-50 и отработка прорывных технологий на уже поставляемых ВВС образцах, таких как Су-35.

Пятая - развитие кадрового потенциала, причем в двух направлениях. С одной стороны, мы должны обеспечить Вооруженные силы современными учебно-тренировочными средствами, позволяющими военным пилотом осваивать новые авиационные комплексы. С другой стороны, думая о будущем, мы должны обеспечить промышленность кадрами, способными решать задачи будущего.

Шестая задача продиктована реализацией предыдущих - необходимость реформирования управления программами в рамках корпорации. Это позволяет:

а) осуществлять консолидированный контроль за ходом реализации гособоронзаказа и экспортных контрактов;

б) создать единую для корпорации базу наработок и технологий и более эффективно управлять инновациями, а следовательно, и возможностью их применения не только в интересах одной конкретной программы но и других программ, в том числе и в гражданском сегменте.

Торги рассекретили

Там, где есть господдержка, прямая или косвенная, увы, всегда появляются соблазны откусить кусочек бюджета, выделенного государством. В оборонке есть структура, которая эти риски отслеживает и эффективно борется с финансовыми нарушениями. Это - Федеральная служба по оборонному заказу.

Ее руководитель Александр Потапов озвучил очень показательные цифры:

- В 2012 году силами нашей службы было проконтролировано более 1200 контрактов и выявлено нарушений более чем на 16 млрд рублей. При этом 2 млрд рублей были возвращены в федеральную казну. Что такое 16 млрд. рублей? Это более 6 тысяч трехкомнатных квартир для офицерских семей, или 12 школ на тысячу учеников со стадионом и плавательным бассейном. К тому же мы проверяем на сегодняшний день не все сто процентов контрактов. Реальный масштаб нарушений, безусловно, превышает объем выявленных. Постоянный процесс выявления нарушений позволяет нам провести некоторые обобщения.

В военном деле происходит революция, и она связана с появлением оружия на новых физических принципах


Основная проблема при размещении гособоронзаказа следующая: это нарушение государственными заказчиками и членами конкурсных комиссий требований к размещению заказов, в частности, это незаконное ограничение для участия в торгах, в том числе путем необоснованно засекреченных торгов госзаказчиками. Манипуляции при составлении документации при размещении заказов, то есть выдвижение незаконных требований или отсутствие необходимых требований к участникам.

К системным проблемам можно отнести и то обстоятельство, что госзаказчики не умеют или не хотят принимать меры гражданско-правовой ответственности в отношении исполнителей. Так, мы выявили, что общая сумма неустойки за нарушение условий госконтрактов за прошлый год составила более 10,5 млрд рублей. При этом никто не торопился ее взыскивать. Буквально на днях стало известно, что минобороны приняты меры по взысканию с виновных более 4 млрд рублей.

Нельзя переоценить факт общественного контроля за закупками в сфере обороны. Мы стремимся преодолеть ведомственную закрытость, сложившуюся исторически, в силу специфики многих материалов, с которыми мы имеем дело. Мы сейчас выстраиваем систему обратной связи с обществом, создаем Общественные советы Рособоронзаказа, куда хотим пригласить ветеранов ОПК, экспертов, представляющих специфику работы отечественной оборонки, журналистов, которым интересна наша работа.

Оружие поумнеет

Фонд перспективных исследований создан недавно, но ему уже есть чем гордиться. Руководитель фонда Андрей Григорьев рассказал о том, что делается сегодня, а что в планах на послезавтра:

- Мы должны проявить способность "смотреть за горизонт" и отвечать на угрозы не только сегодняшнего дня, но и дня завтрашнего, даже - послезавтрашнего. Президент России определил горизонт планирования в тридцать - пятьдесят лет. Решать эту задачу мы планируем совместно с институтами минобороны и Российской академии наук.



Однако работа по прогнозированию текущих научно-технических позиций может оказаться бессмысленной, если на вооружение вероятного противника неожиданно поступят образцы, созданные с использованием неких революционных технологий, которые нам недоступны. Прозевать такой прорыв мы не должны.

Но прорывные направления мало обнаружить и спрогнозировать. Необходимо всесторонне обеспечить их реализацию.

С этой целью совместно с передовыми предприятиями ОПК и ведущими вузами страны планируется создать лаборатории, которые будут структурными подразделениями предприятий и станут заниматься только решениями задач фонда. Именно в таких лабораториях с молодыми мотивированными коллективами, не отвлекающимися на текучку и решающих только одну главную задачу, мы планируем размещать наши заказы.

Серьезным барьером для технической модернизации сегодняя является ограничение на использование в оборонных разработках зарубежных технологий, оборудования, электронной базы. Такие подходы неприемлемы для нас. Наши исследования должны базироваться исключительно на передовом оборудовании и программном обеспечении. Принцип фонда - разрешается все, кроме использования устаревших технологий и инструментов.

Фонд перспективных исследований создан всего несколько месяцев назад, но уже поступило более 600 предложений по тому, чем мы должны заниматься.

Александр Суворов говорил: "Стоянием города не берут". Стратегия фонда - не только в достижении успеха по конкретным исследованиям, но и его развития, что невозможно без постоянного наращивания интеллектуальных ресурсов. Уверен, что эти драгоценные ресурсы в России есть, а с ними мы непобедимы.

Когда выстрелит электромагнитная пушка

Президент Российской академии наук Владимир Фортов рассказал о фундаментальных исследованиях в интересах национальной обороны:

- Академия наук всегда была тесно связана с оборонными исследованиями. Эта связь была неформальной и очень для нас важной. И мы собираемся в новой программе модернизации возродить эту связь на новом уровне. Сегодня одна из проблем, которую я хотел бы обсудить, состоит в том, что нам необходимо наладить новое взаимодействие на новой основе, нам необходимо сделать так, чтобы оборонные исследования были снова привлекательны и популярны среди молодых ученых.



Есть старая проблема. Вещи, которые, казалось бы, можно сделать за короткий срок, тянутся очень долго, это отшибает охоту у молодых людей идти в нашу отрасль заниматься оборонными исследованиями. Очень часто возникают разного рода идеи, например, радиопоглощающие покрытия, которые целиком сделаны с РАН, электромагнитное оружие, и много других вещей, которые очень быстро выходят на стадию внедрения, а потом идет пробуксовка. С этим тоже надо бороться. Возможно, имеет смысл создать какие-то виртуальные лаборатории, где работали бы, с одной стороны, ученые Академии наук и занимались своим делом. А когда уже разработка перешла в стадию практического применения, там могли бы включиться сотрудники оборонных и прикладных институтов. Сегодня отсутствия такого мостика очень здорово тормозит нашу работу, и мы тратим месяцы на то, что можно сделать за несколько дней.

Осмотреться в отсеках

Член экспертного совета ВПК Александр Рукшин подверг критике поспешность иных реформ, проведенных в военном ведомстве и предложил более рассудительно оценить ситуацию нынешнего дня, чтобы не ошибиться в выборе путей развития:

- Сегодня в министерстве обороны явно наблюдается разрыв между научно-исследовательскими организациями и заказывающими управлениями. Нельзя не отметить, что в условиях непрерывающегося реформирования Вооруженных сил, научно-исследовательские организации минобороны, к сожалению, потеряли многие научные направления. Некоторые научные школы утеряны безвозвратно.

Зачастую заказчики военной техники не обладают всей полнотой информации о текущем состоянии дел на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, уровня их производственных мощностей, научного потенциала, возникающих проблем, как финансового, так и производственного характера. Это негативно влияет на оперативность, качество проведения комплексной экспертной оценки принимаемых решений, своевременного выявления согласования и разрешения возникающих проблемных вопросов.

В корабельном уставе Военно-морского флота есть очень серьезная команда. Когда возникает сложная ситуация, которая требует принятия каких-то радикальных решений, подается команда: "Стой! Осмотреться в отсеках!"

Я полагаю, что и сегодня не поздно успокоиться, "осмотреться в отсеках", а потом начинать действовать. Впрочем, наша дискуссия как раз и позволяет увидеть то, что мы в спешке иногда не замечаем.

Танки въедут на подиум

В сентябре в Нижнем Тагиле состоится выставка вооружений, на которой можно будет увидеть в том числе и оружие завтрашнего дня. А сам оружейный салон открывает новую страницу в формировании очень позитивного образа отечественной оборонки.

Алексей Жарич - заместитель гендиректора "Уралвагонзавода" рассказал о кардинальном изменении формата выставки, что должно сделать ее еще более привлекательной и познавательной. От имени УВЗ и организаторов оружейного смотра в Нижнем Тагиле Алексей Жарич пригласил посетить выставку, чтобы самим оценить качество проделанной работы и увидеть не только оружие сегодняшнего дня, но и опытные разработки, в частности, в области робототехники.

Дмитрий Рогозин подвел итог дискуссии:

- Я бы не хотел оценивать те выступления, которые прозвучали, - сказал в заключение вице-премьер. - Вы сами оцените их по глубине, по масштабу задач, решаемых той командой, которая сегодня работает и в Военно-промышленной комиссии, и в министерстве промышленности и торговли, и, естественно, в Министерстве обороны Российской Федерации. Большая, крупная, серьезная задача, решение которой, по сути дела, я уже сказал, сравнимо с глобальными проектами, которые решала когда-то советская страна, но что все-таки не самое главное. Самое главное - двигаться к цели, которую надо четким образом определить.

То, о чем мы сегодня говорили, анализ перспективных угроз нашей военной безопасности и национальной безопасности - это то, что должно сформировать облик будущей государственной программы вооружения. Мы уже приступили к ее формированию. Это новая программа вооружения, на 2016-2025 годы, и она, безусловно, должна стать инновационной.

Цифры, которые я приводил в первом своем выступлении, были основаны на экспертной оценке, прежде всего американских специалистов. Но я лично не доверяю этим цифрам, потому что они не все знают, что мы уже сделали для того, чтобы масштабы ущерба, которые, может быть, какие-то горячие головы планируют за пределами нашей страны. Эти масштабы никогда не были такими, как они присутствуют в их расчетах.

За прошедший год, за этот год, за будущие два-три года в средствах, прежде всего высокоточных средствах воздушно-космической обороны, в стратегических ядерных силах уже сделано и будет сделано так много прорывного, умного, дерзкого, что уже сейчас это позволит считать, что, по крайней мере, на ближайшую перспективу мы свою безопасность, конечно, в стратегическом плане можем обеспечить.

Другое дело, что, если сейчас мы не поймем, что в военном деле произошла новая революция, и она связана именно с появлением средств высокоточного оружия, с применением оружия на новых физических принципах, если мы это не поймем, то мы точно так же проспим эту революцию, как проспали в свое время беспилотные системы и многое другое. Непозволительная ошибка. Вторую ошибку мы уже не сможем совершить. Мы отстанем тогда уже совсем.

Знаете, есть один старый анекдот, когда два одессита разговаривают друг с другом, и один говорит, что его тетя недавно пробежала 100 метров всего лишь за 7 секунд. Собеседник утверждает: это невозможно, ибо он знает настоящий рекорд в беге на стометровку. Да, ответили ему: тетя не знает о мировом рекорде, но знает короткий путь между стартом и финишем.

Так вот и нам сегодня на самом деле придется, как этим двум одесситам, по сути дела, найти свой гораздо более короткий путь. Мы не можем позволить себе роскошь кого-то догонять. Ни в коем случае. Даже там, где мы поняли свое отставание на долгие годы, бессмысленно идти по пятам, бессмысленно чтобы желтая майка лидера маячила перед нашими глазами. Надо найти гораздо более короткий путь, увидев стратегическую цель вот за этим горизонтом, и попытаться срезать научно-технический угол. Вот это - самая главная задача, самая сложная задача целеполагания. Если она будет решена, то все у нас получится.

Искренне благодарю "Российскую газету" за организацию этой конференции.
Автор:
Сергей Птичкин
Первоисточник:
http://www.rg.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти