Награждён через 70 лет

Награждён через 70 летВ Михайловской военной артиллерийской академии состоялось уникальное событие. Через 70 лет после указа о награждении 22-летнего лейтенанта Андрея Епихина медалью «За отвагу» она, как говорят в таких случаях, наконец-то нашла героя. Представляли на фронте к медали 22-летнего лейтенанта, а вручал её начальник академии генерал-лейтенант Владимир Дятлов уже 92-летнему участнику Великой Отечественной войны, доценту кафедры управления ракетными ударами и огнём артиллерии в бою, кандидату технических наук, заслуженному работнику высшей школы Российской Федерации, почётному ветерану академии полковнику в отставке Андрею Кирилловичу Епихину.

ЭХОМ КУРСКОЙ битвы, 70-летие которой отмечается в эти дни, можно назвать «встречу» Андрея Кирилловича со своей фронтовой наградой за участие в боях той исторической операции.

А произошло данное событие, можно сказать, совершенно случайно. Коллега Андрея Кирилловича - преподаватель кафедры, кандидат военных наук майор Иван Шестаков - искал сведения о боевом прошлом своих дедов - Ф.И. Шестакова, горевшего в танке, и А.Н. Захарова, не комиссовавшегося по ранению в тыл. Интересовался офицер и фронтовыми заслугами ветеранов академии. Так майор Иван Шестаков на сайте Министерства обороны Российской Федерации и нашёл наградные листы и указы о награждениях Андрея Кирилловича Епихина. Исторические документы произвели на офицера глубокое впечатление, которым он и поделился с Андреем Кирилловичем. В ходе разговора ветеран был удивлён, что майор говорит о его награждении медалью «За отвагу» в 1943 году.


- Нет у меня такой медали, - возразил Епихин. - Орден Отечественной войны II степени есть, а медаль... Нет такой медали...

Читал ветеран строки приказа № 024/н от 5 сентября 1943 года на мониторе и не верил своим глазам: «От имени Президиума Верховного Совета ССР за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наградить медалью «За отвагу» лейтенанта Епихина Андрея Кирилловича, командира батареи 1510 истребительного противотанкового артиллерийского полка». Документ был подписан командиром 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса генерал-майором танковых войск Адамом Александровичем Пошкусом.

Из наградного листа Андрей Кириллович узнал, что к медали «За отвагу» он был представлен командиром 1510-го истребительного противотанкового артиллерийского полка (ипап) подполковником Григорием Гедевановичем Шукакидзе 3 сентября за то, что «в бою умело и чётко управлял батареей и уничтожил 3 автомашины с боеприпасами, 2 наблюдательных пункта и до 100 солдат и офицеров».

МАЙОР Иван Шестаков решил разобраться в сложившейся ситуации. В январе 2013 года через военкомат сделал запрос в ФГКУ «Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации». А ответ пришёл в марте. В архивной справке сообщалось, что медалью «За отвагу» лейтенант Епихин А.К. награждён, но отметки о вручении нет. Сложилась парадоксальная ситуация: награда есть, а отметки о вручении нет. Забыли её на фронте поставить в спешке или и впрямь медаль не вручалась ветерану.

Тогда к делу подключился профессор кафедры А.В. Карпович. Ну и, разумеется, начальник академии генерал-лейтенант Владимир Васильевич Дятлов обратился в соответствующие инстанции. Таким образом, фронтовая награда, затерявшаяся во времени, в кратчайшие сроки поступила в академию. На торжественном построении личного состава под звуки военного оркестра генерал-лейтенант В.В. Дятлов вручил Андрею Кирилловичу медаль «За отвагу» и удостоверение к ней, подписанное Президентом России В.В. Путиным. Эта медаль стала второй боевой наградой Епихина за участие в Курской битве. А первой - орден Отечественной войны II степени. Тогда вручали его лейтенанту Епихину на построении личного состава батареи в полевых условиях, во время короткого затишья между боями.

После чествования Андрея Кирилловича я подошла к нему, поздравила и спросила о том, какие же чувства он испытывает в связи с награждением спустя 70 лет.

- Конечно же чувство радости, - ответил ветеран. - Никогда не думал, что окажусь в той ситуации, о которой говорят, что «награда нашла своего героя». Всегда относился к этой «крылатой» и расхожей фразе, как к шутке. Но вот и в моей жизни всё сложилось именно так: всё же нашла меня награда. Вернее, нашли её мои товарищи и коллеги. Спасибо им за это!

СВОЙ ПУТЬ в артиллеристы Андрей Кириллович Епихин начал практически ещё в школе. Его всегда отличали склонность к точным наукам, хорошая учёба, увлечение спортом. В 1940 году в Сталинабаде Таджикской ССР он окончил школу с отличными оценками в аттестате и был награждён похвальным листом, тогда ведь выпускникам не вручались золотые медали.

После окончания школы Андрей Кириллович 7 сентября 1940 года был призван в Красную Армию Центральным военкоматом города Сталинабада.
Около 11 часов 30 минут 22 июня 1941 года дневальный учебного подразделения Епихин узнал о начале войны от пробегавшего мимо посыльного штаба, своего бывшего одноклассника Толика Букина, который крикнул ему: «Андрей, война!» А уже 23 июня Епихин со своими сослуживцами прибыл в Днепропетровское артиллерийское училище и стал курсантом. Но учиться тактике и стратегии пришлось не в аудиториях, а на полях сражений.

Курсанты училища были брошены на защиту западной окраины, «вооружённые» лишь фразой начальника училища: «Оружие добудем в бою». И они его добыли. Испытания войной на верность присяге для недавнего школьника были с самого начала слишком суровы. В пламени боёв сгорали довоенные представления о том, как завоёвывается победа. И было самое первое преодоление себя - оторваться от земли по приказу командира и броситься навстречу пулям. Всё было - первая атака, первое вдохновение битвы, первое фронтовое «ура», первые уличные бои, первые убитые враги, первые погибшие товарищи, первое удивление после боя - живой... И первое ранение. Как раз в день 20-летия. И первый опыт: «Когда мина на подлёте - звука не слышно».

После выписки из госпиталя 10 октября 1941 года Андрей Кириллович был направлен в отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион 18-й стрелковой бригады в Краснодар. Дивизион в конце ноября своим ходом прибыл на фронт. Город Ростов-на-Дону был взят 29 ноября, и началась битва за Таганрог. Миномётный и пулемётный огонь противника выкашивал соединения и части наших войск, непрерывно атакующих укреплённые позиции врага. Была страшная картина застывших на морозе тел погибших солдат перед позициями артиллеристов. Всё это - прямо перед глазами. Картина смерти менялась по мере прибытия новых частей и соединений. Заметало снегом и защитное обмундирование погибших пехотинцев, и яркие красно-сине-жёлтые пятна военной формы донских, кубанских и терских казаков. После новой атаки картина смерти менялась. Но она оставалась именно картиной смерти...

Из-за отсутствия танков артиллерийские расчёты 45-мм орудий стояли на месте, периодически обстреливая укреплённые дзоты фашистов. До сих пор помнит Андрей Кириллович то чувство голода, которое терзало его и сослуживцев вместе с холодом зимы 1941-1942 годов. Расчёт орудия Епихина от морозов в окопе, накрытым плащ-палаткой, спасло наличие печки-буржуйки, которую топили чем придётся.

Награждён через 70 лет1 апреля 1942 года 13-я стрелковая бригада, где служил Епихин, была отправлена с фронта за получением вооружения. Часть переформировали в 413-й отдельный истребительный противотанковый артиллерийский дивизион. Получив 57-мм пушки, вновь отправились на фронт своим ходом через Липецк.

Свои новые пушки идущий в авангарде оиптд опробовал во встречном бою против прорвавших оборону и форсировавших реку Дон фашистов. По вражеским машинам стреляли с 200 - 1.000 метров. И сумели отбросить немцев, закрепившись на рубеже. Участие взвода в почти двухмесячной засаде требовало от командира орудийного расчёта не только храбрости, но и сил для ночных бдений и подготовки укреплённой позиции. Был момент, когда пять ночей подряд орудие меняло позиции. Приходилось вновь и вновь рыть землю, чтобы установить его по всем правилам военного искусства.

А это значит - нужно помимо окопа вырыть диаметром от 4 до 5 метров и глубиной 40 сантиметров круг - площадку для стрельбы. С «карманом» длиной до 4 - 5 метров - укрытие для заезда и выезда орудия, где около 3 метров перекрывались несколькими слоями накатника из брёвен и засыпались землёй. Кроме этого, нужно было подготовить ровик для расчёта и боеприпасов. Всё требовалось замаскировать самым тщательным образом. Силы на добросовестное исполнение приказа нашлись и на шестую бессонную ночь. А вот на оптимистичный ответ комиссару у комсорга батареи Епихина их уже не было. А за это тогда можно было серьёзно поплатиться. Спасли старший командир и разнарядка на отправку одного сержанта со средним образованием в военное училище. До сих пор Андрей Кириллович благодарен тому майору за человечность, определившую всю его дальнейшую судьбу.

АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ премудрости младший сержант Епихин продолжил постигать в Харьковском артиллерийском училище в городе Фергане, куда оно было эвакуировано.

20 марта 1943 года Андрею Кирилловичу было присвоено его первое офицерское воинское звание лейтенант. В аттестационной ведомости выпускника была всего одна четвёрка, за остальные почти 20 учебных дисциплин - оценки «отлично». Молодого лейтенанта оценили по достоинству. Поэтому на фронт Епихин поехал уже в качестве командира 1-й батареи 1510-го истребительного противотанкового артиллерийского полка. А впереди была Курская дуга...

6 июля заняли огневые позиции. А на следующий день немцы прорвали оборону. Танки противника подошли к нашим позициям ближе чем на 2 километра. Но поддержка авиации и артиллерии с закрытых огневых позиций дала шанс на выживание. Даже при явном попадании снарядов лобовая броня немецких «тигров» не пробивалась, но беспощадный совместный огонь и уничтожение средних танков сделали своё дело - машины противника стали уходить в сторону. За этот бой Епихин получил свою первую награду на фронте - дорогой его сердцу орден Отечественной войны II степени.

Андрей Кириллович вспоминает, что в суровые дни битвы на Курской дуге помогала побеждать вера в победу, которую ещё в конце зимы 1943-го дал всем бойцам и командирам Сталинград. Совершенно с другим настроением воевали красноармейцы, появилась уверенность в своих силах. В прорыв обороны противника подразделение под командованием Епихина шло во главе колонны полка в составе корпуса. Командованием была поставлена задача - не ввязываясь в бои, углубиться в тыл противника через прорыв в его обороне с целью захвата наиболее значимых объектов. Но война внесла свои коррективы. Практически постоянно пришлось разворачивать колонну для боя. Враг оказывал яростное сопротивление.

В одном из августовских боёв в расчёте орудия, рядом с которым находился командный пункт Епихина, в живых остался только один заряжающий. А танки фашистов продолжали атаковать, приближаясь на опасное расстояние. Один из них надвигался на орудие. Он уже был почти в 200 метрах. Тогда Андрей Кириллович и встал сам за панораму вместо убитого наводчика. Звуки выстрелов орудия и танковой пушки слились в один. Засыпанного землёй, потерявшего сознание, с кровавым месивом вместо правой ноги, Епихина откопали санитары и отправили в госпиталь. Это ранение, по мнению Андрея Кирилловича, и стало основной причиной того, что медаль «За отвагу» была ему вручена не в годы войны, а в юбилейный год разгрома фашистов на курской земле.

РАНЕНИЕ было очень тяжёлым. Молодому офицеру грозила ампутация ноги. Но благодаря умело наложенному гипсу врачом госпиталя, всё обошлось. За это Андрей Кириллович и спустя много лет благодарен тому военврачу. Не знает он его имени, помнит только, что хирург был в звании майора. Его высокий профессионализм впоследствии удивил многих докторов, которые после осматривали ногу Епихина. Знал бы майор медицинской службы, что не здоровье спас он раненому воину, а гораздо большее - саму жизнь. Андрей Кириллович, представив, как инвалидом приедет к своей матери, воспитывающей троих детей без отца, испытал отчаяние. Однако, очнувшись после операции, он сразу захотел посмотреть на свою ступню. Увидев её, выглядывавшую из-под госпитального одеяла, офицер понял, что ногу не отрезали. И жизнь продолжилась. Только на фронт после полугодового лечения Андрей Кириллович уже не попал. Служить после госпиталя его отправили в глубокий тыл - в Среднеазиатский военный округ.

В 1953 году яркие краски солнечных пейзажей, примелькавшиеся майору Епихину за долгие годы службы в Средней Азии, сменили благородные пастельные тона видов города Ленинграда. Андрей Кириллович поступил во вновь созданное учебное заведение - Военную артиллерийскую командную академию, начальником которой был назначен главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов. В 1957 году Андрей Кириллович окончил её с золотой медалью.

В мае 1957 года Епихин вновь получил «знойное» назначение, как шутит сам Андрей Кириллович. После окончания академии он прибыл в Ташкент в распоряжение командующего войсками Туркестанского военного округа. Мечта офицера быть поближе к орудиям и подальше от письменного стола сбылась полностью. Его назначили офицером боевой подготовки управления командующего артиллерией округа.

В 1960 году Андрей Кириллович вновь возвращается в Ленинград. Теперь уже в качестве адъюнкта Военной артиллерийской академии имени М.И. Калинина. По окончании адъюнктуры он защищает диссертацию в 1963 году в новом для себя качестве - ракетчика и становится кандидатом технических наук.

Назначенный на должность преподавателя одной из кафедр академии в 1963-м, Андрей Кириллович до сих пор продолжает на ней трудиться. Теперь уже в должности доцента. А уволился он в запас в 1985-м.

ЗА ДОЛГИЕ годы службы и работы Андрей Кириллович стал легендарной личностью для личного состава кафедры и академии. Из его воспитанников можно было бы сформировать несколько артиллерийских бригад.

Академия стала для Андрея Кирилловича вторым домом. Много лет Епихин бессменно руководил курсовым коллективом преподавателей, был методистом по подготовке 140 адъюнктов академии. Он стал одним из первопроходцев в подготовке документов по нанесению ударов оперативно-тактических ракет. Начиная с 1967 года все «Правила стрельбы и управления огнём» разрабатывались при его непосредственном участии. Андрей Кириллович читает лекции, передавая свои профессиональные знания и ценнейший боевой опыт, пишет научные статьи и учебники. Он также выезжает на занятия и учения с боевой стрельбой. И, видя в учебном центре в Луге его с прежней военной выправкой, в полевой форме, слушатели понимают, что спрос будет строг.

Родина отметила заслуги ветерана многочисленными наградами. Теперь среди них своё почётное место наконец-то заняла и фронтовая медаль «За отвагу».
Автор: Наталья Казарина
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. waisson 9 июля 2013 08:07
    медаль нашла ГЕРОЯ долго конечно пришлось ему ее ждать
    waisson
  2. Образец настоящего Русского, Советского офицера!..
    От всей души присоединяюсь к поздравлениям коллег-сослуживцев и желаю Андрею Кирилловичу здоровья и долгих лет жизни!..
  3. omsbon 9 июля 2013 14:37
    Жизнь Замечательных Людей (ЖЗЛ) - была такая серия книг.
    Жизненный путь замечательного человека и офицера Андрея Кирилловича Епихина заслуживает отдельной книги!
  4. ranger 9 июля 2013 14:55
    Цитата: waisson
    медаль нашла ГЕРОЯ долго конечно пришлось ему ее ждать

    К сожалению на сегодняшний день порядка 700 тыс. орденов и медалей так и не были вручены награжденным.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня