Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Это было под Курском

Это было под КурскомПосле поражения в Сталинградской битве немецкое командование, планируя летнюю кампанию 1943 года, решило провести крупное наступление на советско-германском фронте, чтобы вернуть утраченную стратегическую инициативу. Внимание немецких войск было приковано к району Орла, Курска и Белгорода, где на относительно небольшом участке фронта в ходе зимне-весеннего наступления советских войск образовался так называемый Курский выступ. Немцы планировали ударом двух групп армий с севера и юга в общем направлении на Курск окружить и уничтожить значительные силы Красной Армии.

Советское командование начало подтягивать к фронту пополнение. Одним из таких объединений Резерва Ставки Верховного Главнокомандования была 70-я армия, костяк которой составили пограничники и воины внутренних войск Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока. Армия прибыла в район Курска в феврале 1943 года и после непродолжительных наступательных боёв перешла к обороне на северном фасе Курского выступа. Объединение приняло активное участие в отражении наступления гитлеровцев на Курск с севера в июле 1943 года, а затем в контрнаступлении в районе Орла.

Яркой страницей в Курской битве стала героическая оборона высоты 253.5 (кодовое название – «высота 88.0») стрелковым батальоном под командованием майора И.А. Шилкова на правом фланге 140-й стрелковой дивизии 70-й армии. О героизме воинов корреспонденту «Красной звезды» рассказал участник боёв на этом направлении ныне здравствующий полковник в отставке Анатолий Исаакович Цветков. Вот как это было.


Глубже зарываться в землю

Высотой 253.5 батальон овладел ещё в конце февраля 1943 года и по приказу командования закрепился на ней. На протяжении четырёх месяцев подразделение совершенствовало свою оборону. Приказ командующего Центральным фронтом генерал-полковника К.К. Рокоссовского был прост и понятен любому: «Глубже зарываться в землю». Это означало, что каждое отделение, каждый расчёт, экипаж должны были в короткие сроки подготовить участки траншей, окопы для орудий, миномётов и танков, укрытия для личного состава, ходы сообщения для манёвра. И всё это надо было сделать на совесть, со строгим соблюдением мер маскировки, чтобы противостоять предстоящим атакам противника.

Командир батальона майор Шилков вспомнил, как ещё в пограничном училище на занятиях по инженерной подготовке курсантов учили не только быстро и грамотно самоокапываться, но и строить блиндажи, возводить простейшие заграждения. Серьёзной школой офицерской зрелости, правильной оценки обстановки для лейтенанта Шилкова стала служба на Дальнем Востоке. Полученные в училище навыки как нельзя лучше пригодились молодому офицеру на границе, когда надо было оборудовать опорный пункт заставы и пути манёвра пограничных нарядов.

Вот и под Курском Шилков, оглядывая обороняемую его солдатами высоту, с удовлетворением отмечал, что батальонный район обороны, ротные опорные пункты превращаются в мощный узел сопротивления, обеспечивающий надёжный контроль над местностью.

Вчерашние пограничники трудились с огоньком по двенадцать – четырнадцать часов, помня наказ командующего фронтом: превратить каждую обороняемую позицию в непреодолимую преграду для гитлеровцев.

Комбат придирчиво осматривал окоп пулемётного расчёта ефрейтора Полянова. Оборудованная по всем правилам инженерного искусства позиция была хорошо замаскирована, имела погребок для боеприпасов. Шилкову вспомнилось, как расчёт этого алтайского паренька обеспечил успешное отражение недавней ночной атаки гитлеровцев, когда они пытались сбросить пограничников с этой ключевой высоты.

«И сапёры справно сделали своё дело», – отмечал про себя комбат. Они установили перед фронтом и на флангах района обороны противотанковые и противопехотные минные поля и проволочные заграждения. Подходы к переднему краю были пристреляны. Словом, это был крепкий орешек в боевом порядке полка.

Характеризуя в целом оборону 13-й и 70-й армий на северном фланге Курского выступа, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков докладывал Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину: «Оборона армий организована правильно и глубоко эшелонирована. Армии оборудовали по три полосы обороны. Причём наиболее развитой является первая (главная) полоса глубиной 10–15 км. Оборона построена прежде всего как противотанковая, с системой противотанковых опорных пунктов и узлов на глубину 30–35 км».

На острие удара

Ночь на 5 июля 1943 года выдалась душной и беспокойной. Накануне вечером из штаба полка майор Шилков получил указание подготовить батальон к отражению на рассвете возможной атаки противника. Не сомкнув глаз, вместе с начальником штаба и замполитом до утра мотался по подразделениям, уточняя обстановку и подбадривая подчинённых.

Для срыва наступления фашистских войск на Курск советские войска на рассвете 5 июля 1943 года нанёсли противнику масштабный артиллерийский и авиационный удары, из-за которых гитлеровцы смогли перейти в наступление с опозданием на несколько часов. Они обрушили основную мощь своих сил севернее Курска на стыке между 13-й и 70-й армиями. В полосе 70-й армии сильнейшая атака пришлась на 140-ю стрелковую дивизию генерал-майора А.Я. Киселёва, и в частности на её 96-й стрелковый полк под командованием полковника А.С. Григорьева. Ключевую позицию в обороне полка на высоте 253.5 занимал 2-й стрелковый батальон майора И.А. Шилкова.

Позже о героической обороне этой точки командующий Центральным фронтом генерал-полковник К.К. Рокоссовский в своей книге «Солдатский долг» писал так: «Помнится, что эту высоту в первый день наступления фашисты атаковали несколько раз. Вечером спрашиваю у командарма Ивана Васильевича Галанина:
– Как высота 88.0?
– В наших руках, – отвечает командарм.
На второй день противник ввёл свежие силы и вновь атаковал высоту несколько раз. Справа и слева от неё ему удалось немного вклиниться в оборону наших войск.

Спрашиваю ночью у Галанина:
– Высота 88.0 держится?
– Держится, – уверенно отвечает командующий.
Так было и последующие двое суток – 7 и 8 июля. Враг сумел вклиниться в нашу оборону лишь на 2–8 км, а высоту 88.0 так и не взял. Разве такое изгладится в памяти народной?»

Четыре дня и ночи

А события разворачивались так. При первой атаке противник бросил против батальона до 40 танков. Бойцы, быстро восстановив оборонительные coopужения, встретили фашистов огнём из всех видов оружия. 4-я стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта М.С. Головни сумела отразить удар, но когда фашисты стали обходить правый фланг, комбат перебросил туда свой резерв – 2-й стрелковый взвод 6-й стрелковой роты, который совместно с артиллеристами сорвал этот манёвр гитлеровцев и заставил их отойти. Особенно отличился в том бою пулемётчик Николай Лысов, который метким огнём уничтожил до полутора десятков фашистов и их пулемётный расчёт. Будучи раненным, храбрый воин продолжал разить гитлеровцев.

Ожесточённые бои вели все подразделения батальона. 5-я стрелковая рота под командованием лейтенанта З.И. Игонина успешно отразила две атаки противника и удержала свои позиции. 6-я стрелковая рота старшего лейтенанта М.И. Коротченко, отбив три атаки фашистов, была вынуждена отойти во вторую траншею на левом фланге. Миномётный взвод батальона под командованием лейтенанта В.Р. Лазарева, сменив огневые позиции, метко разил наседавших гитлеровцев.

Все бойцы проявляли мужество, храбрость и героизм. Так, командир хозвзвода старшина М.М. Мусабаев, будучи отрезанным от основных сил батальона, сумел доставить боеприпасы и продукты на передовую. В том бою он погиб.

Почти в полном окружении батальон до сумерек отбил ещё две атаки противника. Ночь прошла тревожно, беспокоили вылазки разведчиков противника, небо озаряли ракеты, не прекращался обстрел.

День 6 июля не принёс облегчения воинам батальона. Он начался новыми нападениями фашистов при поддержке артиллерии и миномётов, а также ударов с воздуха. Две первые атаки батальон сумел отбить, нанеся противнику существенные потери. Перед фронтом батальона горели 7 танков и несколько бронетранспортёров. Но третья атака, предваряя которую фашисты обрушили на красноармейцев шквал огня, была самой ожесточённой. Враг бросил в стык 4-й и 5-й рот до батальона пехоты с танками. Нависла угроза рассечения обороны батальона на две части. К месту прорыва майор Шилков направил взвод противотанковых орудий под командованием старшего лейтенанта Ф.И. Маркушина, а также батарею приданной противотанковой артиллерии и отбил эту атаку. Особенно отличился при этом расчёт противотанкового орудия сержанта Сергея Блохина. Они подбили три танка противника, а когда орудие вышло из строя, Блохин, уже будучи раненным, подбил противотанковой гранатой ещё один танк.

Бесстрашие и отвагу проявил в том бою командир 2-го стрелкового взвода 6-й роты – резерва батальона – старшина И.Л. Маслов. Когда фашисты попытались окружить батальон, он повёл бойцов в контратаку и принудил гитлеровцев отойти в исходное положение.

В самый ответственный момент боя за высоту комбат майор Шилков выдвинулся в боевые порядки 4-й роты и лично руководил ликвидацией прорыва танков и пехоты противника на стыке 4-й и 5-й рот. Он получил ранение в плечо, но не покинул поля боя и продолжил командовать батальоном.

Ночь на 7 июля прошла относительно спокойно, за исключением попыток фашистских разведчиков прощупать оборону батальона на левом фланге, где оборонялась 6-я стрелковая рота. Но эти попытки были пресечены огнём. С рассветом, после артиллерийского налёта, гитлеровцы бросили против высоты до двух пехотных батальонов с 20 танками. Особенно жестокий бой разгорелся за опорный пункт 4-й стрелковой роты. Он часто переходил врукопашную. Настоящим богатырём показал себя в этом бою командир отделения младший сержант Иван Кривчун. Он смело вступил в схватку с тремя гитлеровцами. Одного из них застрелил из автомата, а двух других прикончил прикладом, хотя и сам получил ранение в ногу.

Успешно была отражена и атака фашистов с тыла. Перед нашими позициями противник оставил до 30 трупов, но так и не прорвался к командному пункту батальона на высоте 253.5. Отбить атаку гитлеровцев по приказу командира полка помог залп гвардейских миномётов («катюш»), которые накрыли боевые порядки противника, развернувшегося для атаки.

На третий день боёв за высоту свои лучшие качества показали миномётчики батальона, обстрелявшие пехотный батальон фашистов на стыке 4-й и 5-й рот. Когда материальная часть миномётного взвода была выведена из строя, бойцы совместно с резервом батальона заняли огневую позицию в тылу боевого порядка подразделения и отразили две атаки гитлеровцев с этого направления.

В ночь на 8 июля к героическим защитникам высоты 253.5 через боевые порядки противника сумели пробиться несколько солдат с запасами боеприпасов и продовольствия. Это воодушевило пограничников, вселило в них новые силы.

Четвёртый день обороны батальона начался, как и прошлые, на рассвете, в 4 часа утра. На позицию батальона вновь обрушились тонны снарядов, мин и бомб. На высоте, по сути, не осталось ни одного клочка земли, не перепаханного взрывами. Но когда фашистская пехота и танки перешли в атаку, они вновь были встречены огнём. Между тем силы защитников высоты 253.5 таяли, ощущалась нехватка боеприпасов. Вот уже гитлеровцы пробились к командному пункту батальона. Казалось, остановить их невозможно. В это время комбат Шилков вместе с находящимися на КП офицерами и солдатами заняли круговую оборону в восстановленном за ночь окопе и продолжали отбиваться от наседавших фашистов. Начальник штаба капитан С.П. Мостовой вызвал огонь артиллерии на себя. Этого не ожидали гитлеровцы и, потеряв 3 танка и до двух взводов пехоты, отошли в исходное положение.

Но беда никогда не приходит одна. Группе фашистов удалось прорваться на стыке 5-й и 6-й рот и выйти в тыл 4-й роте. В этой сложной обстановке майор Шилков решил собрать оставшихся бойцов и командиров и контратаковать вклинившегося противника. Схватка перешла врукопашную, в которой верх одержали пограничники. Рядовой Николай Величко и ефрейтор Иван Зубаков сумели одолеть пятерых гитлеровцев, а сержант Сергей Гаврилов – сразить фашистского офицера.

К вечеру 8 июля оставшиеся в живых отбили ещё две атаки противника, но высоту удержали.

Навечно в памяти народной

Когда на рассвете 9 июля к высоте пробились пехотинцы и танкисты 19-го танкового корпуса генерала Васильева, они увидели страшную картину: вокруг высоты догорали немецкие танки и бронетранспортёры, всюду валялись трупы гитлеровцев, громоздились подбитые орудия. В батальоне остались в строю лишь 63 человека. Комбат был ранен второй раз, погибли начальник штаба и замполит, вышли из строя из-за ранений более половины офицеров и сержантов. И всё же батальон был жив.

После 12 июля батальон майора И.А. Шилкова пополнили личным составом и боевой техникой, и он принял участие в контрнаступлении советских войск на Орловском направлении. Затем бывшие пограничники участвовали в боях западнее Брянска, освобождали Трубчевск, форсировали pеки Сож и Днепр.

Подвиг 2-го стрелкового батальона при защите Курска по достоинству оценило командование: большинство солдат и офицеров было награждено орденами и медалями, а комбат майор И.А. Шилков стал кавалером ордена Ленина.

…После войны на высоте 253.5 установили скромный обелиск с надписью: «Здесь в июле 1943 г. насмерть сражались с немецко-фашистскими захватчиками пограничники майора Шилкова и победили». Скупые строки, но сколько за ними судеб, сколько стойкости и самоотверженности!
Автор: Марина Елисеева
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. waisson 9 июля 2013 07:14
    ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ!
    waisson
    1. afire 9 июля 2013 17:13
      Вечная Слава! не дай бог такому повториться
  2. русс69 9 июля 2013 07:23
    Сколько еще героев и подвигов , той войны остались неизвестны.
    Мне кажется, все даже описать не возможно и не сохранилось уже, ни в памяти, ни в документах, да и свидетелей уже нет.
    Сколько ни читаю о войне, всегда вопрос в голове возникает, а сам бы смог, как они тогда?
  3. rugor 9 июля 2013 08:26
    Слава великим подвигам героев войны!!!
  4. sokrat-71 9 июля 2013 08:41
    Хорошая статья. Да, чем дальше от войны, тем меньше шансов узнать о подвигах героев. Спасибо автору.
  5. omsbon 9 июля 2013 09:04
    Вечная память и вечная слава стоявшим насмерть!
    Сколько на нашей земле таких вот скромных обелисков? Память о майоре И.А. Шипкове и его пограничниках мы должны сохранить!
  6. Trapper7 9 июля 2013 09:15
    Виват!!! Слава! Вечная слава в веках!!!
  7. Хорт 9 июля 2013 11:40
    да, Курская битва и наши воины заняли одно из достойнейших мест в истории. Учитывая, что немцы продавили оборону РККА на всю глубину, нам удалось их полностью измотать и контрударами окончательно задать направление движения - на ЗАпад обратно. Вечная Слава Героям!
  8. valokordin 9 июля 2013 16:53
    Представляю, что в числе бойцов батальона были бы Кох, Чубайс,его заместитель и Немцов. Куда бы они делись?
    1. Ахтуба73 9 июля 2013 18:04
      Как куда? "Свои" же рядом, перемахни через бруствер, и навстречу братьям... ткнуться заплаканной мордой в фашистское плечо и скулеть про кровожадный режим. А в следующую атаку шли бы уже рядом с камрадами...
    2. Хорт 10 июля 2013 10:51
      куда куда, в первом же бою бы "героически погибли". как иногда в штрафных (и не только)подразделениях делали с плохими командирами ;)
  9. Bekzat 12 июля 2013 17:48
    Приветствую всех, Погранцы, не посрамили Родину и Честь, выстояли!!! Вечная Слава Героям!!! Меня аж гордость взяла, как прочитал что Шилков пограничник.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня