Об этнической истории, нашем Отечестве и не только

Об этнической истории, нашем Отечестве и не только

Этническая история, как наука, отличается от других историй своей дискретностью (прерывистостью). А это значит, что существование каждого этноса имеет свое начало и конец. Понятие этнос известно давно, но только в 20 веке Львом Николаевичем Гумилевым была создана теория этногенеза – наука о рождении, жизни, болезнях и смерти этносов. Как у людей. Этнос по Гумилеву: «устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем другим аналогичным коллективам, что определяется ощущением комплиментарности (свой – чужой), и отличающийся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени». В каждой фазе этногенеза этнос ведет себя по - разному: так как этногенез – энтропийный процесс, поэтому пассионарное напряжение в системе , в зависимости от возраста этноса, разное. Каждый этнос в той или иной степени внутренне неоднороден: внутри него выделяются субэтносы, консорции, конвиксии, которые могут возникать и распадаться, причем ощущение единства этноса, как целого, у их членов не теряется. Группы близких между собой этносов составляют суперэтнос.» Например: казаки, живущие на Кавказе, были очень похожи по быту и обычаям на жителей Кавказа, но они считали себя русскими. А значит казаки — субэтнос, относящийся, к русскому этносу.

Попытки определять этнос через ряд признаков: как язык, культура, территориальное единство, самоназвание постоянно терпели неудачу, так как главным признаком, определяющим принадлежность этноса, является: кем они сами себя считают.


Главным в теории Л. Гумилева является такое понятие, как пассионарность — «энергия живого вещества биосферы, появляющаяся в виде мутации, в периоды спокойной или пониженной активности солнца». В микромутации людей, как и всех других живых существ, принимает участие Космос и благодаря этому, жизнь на планете Земля не прекращается. Некоторые ученые считают, что это промысел Всевышнего. Пассионарность — это появление в определенном месте, в определенное время людей «длинной воли», если сказать по другому: в результате пассионарного толчка, появляются люди, стремящиеся и способные выдерживать длительные нагрузки и перенапряжения, идти на жертвы, умирать за свое Отечество, совершать великие дела и подвиги. Люди эти обладают способностью жертвовать собой ради великой цели, часто иллюзорной.

Этническую историю любой страны — историю населяющих ее народов, нельзя рассматривать так, как мы рассматриваем экономические отношения, политические коллизии, историю культуры и мысли. Поэтому понятие поступательного движения или прогресса, к таким природным явлениям, как этногенез неприемлемо.

Историю России в этническом аспекте невозможно себе представить в виде линейного процесса, идущего от Рюрика до Путина. События этногенезов народов нашего Отечества составляют историческую канву жизни, по крайней мере, двух разных суперэтносов. Поэтому необходимо различать историю Древней Киевской Руси от ( с 9 до 13 века, включая историю Новгорода до его падения в 15 в.) и историю Московской Руси от 13 века до сего дня. Причем ключевым периодом понимания отечественной исторической судьбы являются три века: 13, 14, 15, — когда русская действительность формировалась путем наложения двух разных процессов этногенеза. Финальная фаза этногенеза – обскурация — Киевской Руси, с начальным, инкубационным периодом истории будущей России. Это сочетание придало трагическую окраску времени Александра Невского, Дмитрия Донского, Василия Темного.

Знали ли современники этих великих государей, что они живут в эпоху смены традиций? Конечно, нет. Распад древнерусской государственности, распри князей, литовские и татарские набеги, необходимость платить ханский «выход» и княжеские пошлины. Казалось, будто тяжелее времени и быть не может. С точки зрения историографии (описания событий) все верно, но это если использовать методы гуманитарных наук. Анализируя этническую историю Руси – России необходимо принимать во внимание этногенезы всех народов нашей Родины. Каждый из этих этносов, обладая своим этническим возрастом и соответствующим пассионарным потенциалом, оказывал мощное влияние на ход этногенеза всего суперэтноса. И, только учтя весь спектр этнических контактов и их социальных последствий, можно приблизиться к истинному представлению о прошлом Отечества.

Москва не продолжала традиций Киева, как это делал Новгород. Напротив, она уничтожила традиции вечевой вольности и княжеских междоусобиц, заменив их другими нормами поведения, во многом заимствованными у монголов: системой строгой дисциплины, этнической терпимости и глубокой религиозности.

В отличие от культурной традиции, традиция этническая – это не преемственность мертвых форм, созданных человеком, а единство поведения живых людей, поддерживаемое их пассионарностью (напряжением в системе этноса). Памятники культуры сообщают нам далеко не все о создавших их людях. Мы, конечно, не можем не восхищаться Сикстинской мадонной Рафаэля, и Давидом Микеланджело. Но они ничего нам не расскажут, что именно в это время у западноевропейцев повседневным занятием стали массовые убийства людей.

Именно новая система поведения, созданная на старой идеологической основе – православии — позволила России сказать и, надеюсь, она еще скажет свое слово в истории Евразии. Этот континент за исторически обозримый период объединялся три раза. Сначала его объединили тюрки, создавшие каганат (княжество), который охватывал землю от Желтого моря до Черного. На смену тюркам пришли из Сибири монголы. Затем, после периода полного распада и дезинтеграции, инициативу взяла на себя Россия: с 15 века русские двигались на восток, и вышли к Тихому океану. Новая держава выступила «наследницей» Тюркютского каганата и Монгольского улуса.

Объединенной Евразии во главе с Россией традиционно, всегда, противостояли: на Западе — католическая Европа, на Дальнем Востоке – Китай, на юге – мусульманский мир. В отличие от ландшафтов Западной Европы ландшафты Евразии очень разнообразны. А ведь для любого народа крайне важны связи с родным ландшафтом, который определяет систему хозяйствования. Этнос приспособлен к своему ландшафту, ему удобно в нем. Если же ландшафт радикально изменяется, то радикально меняется и этнос.

Разнообразие ландшафтов благотворно влияет на этногенез народов. Каждому находилось приемлемое и милое ему место: русские осваивали речные долины, финно-угорские народы и украинцы – водораздельные пространства, тюрки и монголы – степь, а циркумполярные народы — тундру. И при большом разнообразии географических условий для народов Евразии объединение всегда оказывалось выгоднее разъединения. Дезинтеграция лишала силы, сопротивляемости; разъединиться в условиях Евразии значило поставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда бескорыстных и милостивых. Поэтому в Евразии политическая культура выработала свое, оригинальное видение путей и целей развития.

Евразийские народы строили свою общую государственность, исходя из принципа первичности прав каждого народа на определенный образ жизни. На Руси этот принцип воплотился в концепции соборности и соблюдался совершенно неукоснительно. Таким образом, обеспечивались и права отдельного человека. При присоединении Поволжья, Урала и Западной Сибири, в армии московских царей, наряду с полками иноземного строя, стрельцами, дворянской конницей, появилась «низовая сила» — кочевники, которые в маневренных войнах были весьма удачливы. Именно с их помощью Алексей Михайлович освободил от Польши Украину и тем самым спас ее от уничтожения.

Исторический опыт показал, что пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, объединенная Евразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман. К сожалению, в 20 веке мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики, начали руководствоваться европейскими принципами – пытались всех сделать одинаковыми. Механический перенос в условия России западноевропейских традиций поведения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российский суперэтнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы всегда это различие ощущали, осознавали и за «своих» никогда друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Наш возраст, наш уровень пассионарности предполагает совсем другие императивы поведения. Когда мы подражаем Европе, то становимся похожими на маленькую девочку, когда она, пытаясь быть похожей на тетю, чтобы казаться взрослой, надевает тетину шляпу и туфли на высоких каблуках.

Изучать европейский опыт, конечно, нужно, но нельзя забывать, что это именно чужой опыт. Так называемые цивилизованные страны относятся к иному суперэтносу, называемым ранее «христианским миром». Он возник в 9 веке, и за более, чем тысячелетие пришел к естественному финалу своей этнической истории. Они уже в фазе обскурации, а следующая фаза этногенеза – реликт (гомеостаз). Реликт может существовать, не развиваясь, сколько угодно долго, если нет угрозы завоевания его извне. Или, если не произойдет новый пассионарный толчок, побуждающий не регенерацию старого, а зарождение нового этноса.


Чужаки нас пытаются сегодня «ввести в круг цивилизованных народов», то есть оторвать от родных корней, уничтожить нашу этническую традицию и растворить в чужом суперэтносе, чуждом нам мире. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо осознавать, ценой такой интеграции будет полный отказ от своей отечественной традиции и последующей ассимиляции. Мы почему-то никак не хотим признать очевидного: основа этнических отношений лежит за пределами сферы сознания — она в эмоциях: симпатиях-антипатиях, любви-ненависти. И направление этих симпатий - антипатий вполне обусловлено для каждого этноса. Невозможно воспылать любовью по приказу правителя! Оценивать данное явление можно как угодно, но от этого оно не станет менее реальным.

Что такое ностальгия? Это комплекс негативных психических явлений, вызванный отрывом человека от своей этноландшафтной среды. Гумилев объясняет данное состояние психики, исходя из представлений об этническом поле, которое имеет свою неповторимую частоту колебаний для каждого суперэтноса. Этническое поле невозможно увидеть — мы его ощущаем.

Невозможно рассматривать этническую историю украинского суб этноса отдельно от этноса русского, так как мы «звенья одной цепи», основные элементы евразийского (российского) суперэтноса. Нам, евразийцам и восточным украинцам в том числе, сегодня около семисот лет. Согласно теории пассионарности Л.Гумилева каждый суперэтнос проходит пять основных фаз развития в следующем порядке:

1) фаза подъема ( в том числе скрытая фаза инкубационная)

2) фаза акматическая, имеющая, наибольшее количество пассионариев в системе, всегда заканчивающаяся перегревом.

3) надлом — фаза резкого снижения пассионарного напряжения, сопровождающаяся расколом этнического поля. В надломе появляется большое количество субпассионариев – особей энергодефицитного типа. Это люди, которые в силу неспособности абсорбировать из окружающей среды достаточное количество энергии не могут полноценно адаптироваться в среде.

Субпассионарность (недостаток энергии) проявляется в неспособности сдерживать инстинктивные вожделения, асоциальном поведении, паразитизме, недостаточной заботе о потомстве. Люди такого типа встречаются во все эпохи и во всех этносах. Их называют бродягами, люмпен-пролетариями, чернью, отбросами общества, босяками, бомжами и.т.д. Обычно они скапливаются в крупных городах, где есть возможность жить не работая, а паразитировать и развлекаться. Такое сосредоточение субпассионариев приводит к громадному росту алкоголизма, ситуативной проституции, наркомании, стихийных беспорядков.

4) инерционная фаза – характеризуется некоторым повышением уровня пассионарностии, затем идет плавное снижение. Укрепляется государственная власть и социальные институты, идет интенсивное накопление материальных и культурных ценностей, активным преобразованием вмещающего ландшафта. Это самый благоприятный период развития для гармоничных людей (простых обывателей). Господствующим в инерционной фазе становится законопослушный, работоспособный человек. Обычно в инерционной фазе бывает мощное централизованное руководство, способное усмирять внутренние конфликты и этнос производит грандиозную работу, что бывает полезно для культуры и иногда вредно для вмещающего ландшафта. Культура и порядок в этой фазе столь совершенны, что кажутся современникам непреходящими. Люди не знают, следом за «золотой осенью» наступают «сумерки» — фаза обскурации.

5) В фазе обскурации этнос существует за счет материальных ценностей и навыков, накопленных в предыдущую инерционную фазу. Расплодившиеся субпассионарии, делают невозможной любую конструктивную деятельность, требуя только удовлетворения своих ненасытных потребностей. Осуждается любой человек, сохранивший чувство долга, трудолюбие и совесть. Императив субпассионария: — «День, да мой», что отражает их полную неспособность к прогнозу. В результате общественный организм разлагается: узаконивается коррупция, распространяется преступность, армия теряет боеспособность, у власти циничные авантюристы, играющие на настроениях толпы. Наступает депопуляция, численность населения к концу фазы заметно сокращается. Этническая система утрачивает резистентность и может стать легкой добычей более пассионарных соседей. Фаза обскурации предшествует чаще всего гибели этноса. Причем системы гомеостаза может достичь незначительная здоровая часть этноса, сохранившаяся в «кровавом мраке» эпохи обскурации, когда жизнь этноса будет зависеть от вмещающего ландшафта и субпассионарии, не способные работать, будут быстро изгоняться.

Каждая фаза длится около 300 лет. Таким образом, полный цикл жизни этноса, если не происходит смещение и его гибель, составляет от 1200-1500 лет.

Две первые фазы этногенеза инкубационную и акматическую мы успешно миновали и сегодня продолжаем находиться в надломе, где и находимся с 19 века. Сегодня наше общество больно, и эта болезнь этноса возрастная.

Перед первой инаугурацией в мае 2000 года будущий президент России приезжал в Псково-Печерский монастырь к старцу – духовнику отцу Иоанну. Беседа в келье старца продолжалась более часа. Серьезный, взволнованный и даже немного растерянный, как мне тогда показалось, будущий президент России В.Путин сказал: «У нас почти не осталось времени. Нам надо спешить – у нас очень мало времени».

Длительная болезнь истощает организм (этническую систему) и может произойти смещение (переход из надлома в обскурацию, минуя инерционную фазу), в результате чего этнос гибнет.

Одной из примет, что фаза надлома началась в нашем суперэтносе – восстание декабристов в 1825 году. Это событие — разрыв системных связей. Когда не народ, а европеизированная элита России, впервые выступила против российского самодержавия, основы – основ русского государства.

В фазе надлома особенно расцветают всевозможные антисистемны, которые проникали на Русь еще в начале 16 века. Первая антисистема пыталась прижиться в нарождающейся России в виде «ереси жидовствующих» в Новгороде. Это антицерковное течение никакого отношения к евреям не имело. Еретики активно прибегали к подлогам. От них сохранилась Псалтырь, где первые страницы ее представляют образцовую славянскую Псалтырь, но далее идет подмена специальными текстами, выработанными внутри антисистемы, и естественно, не имеющими ничего общего с первоисточником. Таким образом, грамотный, но малообразованный человек искренне думал, что читает Псалтырь. Когда еретиков схватили, то они повинились и даже раскаялись. Но через некоторое время эти же «покаявшиеся» организовали не только в Новгороде, но и в Москве новые кружки еретиков, где главными оказались внук великого князя Ивана Третьего – Дмитрий со своей женой Еленой Волошанкой (она была родом из Валахии), а также дъяк Ивана Третьего (соответствует сегодня министру иностранных дел) — Федор Курицын. И тогда многие высокопоставленные чиновники были казнены европейской казнью, откуда ересь прибыла: еретиков сожгли на кострах. Дмитрия с Еленой посадили в тюрьму, где они и умерли.

Одной из следующих антисистем была опричнина. Для возникновения опричнины не было никаких ни социальных, ни политических предпосылок. Опричнину создал Иван Грозный в припадке сумасшествия в 1565г. и официально просуществовала она семь лет. Задачей опричников было «изводить государеву измену». Определять «измену» должны были сами опричники. Таким образом, они могли убить любого человека, объявив его изменником.

В опричники нанимались «свободные атомы» — люди, которые отделялись от своих социальных групп, своих семей, от своих суперэтнических систем. Они обязательно должны были высмеивать образ жизни монахов. Самым мягким из наказаний у опричников были обезглавливание и повешение, но, кроме того опричники жгли на кострах, замораживали на снегу, сажали на кол. Казня боярина, опричники вырезали и его дворовых, а крестьян забирали себе и переводили на собственные земли.

Главным содержанием опричнины стали совершенно бессмысленные убийства ради убийства. Самая страшная характеристика опричнины заключается в том, что и царь и его опричники были абсолютно уверены в благости своих чудовищных злодеяний. Царь стремился убить не только тело, но и «убить душу»: тела рассекали на мелкие части потому, что без тела покойник не может предстать на Страшном суде. Затем он заносил имена своих жертв в синодик, служил по ним панихиды и искренне считал себя образцом православного христианина. Иван Грозный полагал царское величие равным Божьему и потому лишал права обсуждать его поступки. Таким образом, в опричнине мы в чистом виде сталкиваемся с тем, что характерно для каждой антисистемы: добро и зло меняются местами.

От ужаса опричнины Россию спас, как ни удивительно, крымский хан, нарушивший договор с царем и напавший на Москву (1571г.) Татары обстреливали Москву зажигательными стрелами, и город выгорел за три часа. Отражать нападение крымцев по приказу царя были призваны все, кто может носить оружие и опричники в том числе. И вот тут то «особые люди» показали себя: многие дезертировали, другие прикидывались больными. Убийцы беззащитных, они оказались неспособными сражаться с вооруженным и сильным врагом. И тогда головы вождей опричнины слетели на плахах.

Народ, находясь, в акматической фазе, молодой и сильный отвергал антисистемы, боролся с ними. Годунову, народ не простил его принадлежность к опричнине. Не мог находиться у власти человек, издевающийся над монашествующими праведниками, совершавший убийства и грабежи. Всех их народ называл кромешниками, что означает «тьма», небытие. Народ всегда точно определяет суть дела.

По Л.Гумилеву, как я писала раньше, «антисистема – системная целостность людей с негативным мироощущением, выработавшая общее для всех членов мировоззрение. Все антиситемные идеологии и учения объединяются одной центральной установкой: они отрицают реальный мир в его сложности и многообразии во имя тех или иных абстрактных целей. Либо подобные учения призывают в корне изменить мир, на деле разрушая его, либо требуют от человека вырваться из оков реальности, разрушая самого себя. И то и другое в пределе дает один результат – небытие. Для антисистемы характерны известная скрытность действий и такой прием борьбы, как ложь. Среди адептов антисистемы преобладают люди с футуристическим ощущением времени. Антисистема всегда стремится разрушить этническую традицию того этноса, куда она внедряется».

Вот интересный факт, начала 17 века, западного суперэтноса, находящегося в надломе: в процессе Контрреформации, когда Европа разделилась на католиков и протестантов, у Польши со Швецией сложились крайне напряженные отношения. Польша стала оплотом католичества, а Швеция приняла лютеранство. Но король Швеции Зигизмунд Ваза был ревностным католиком и шведы с удовольствием заменили его лютеранином. Тогда поляки в пику шведам выбрали Сигизмунда своим королем. В результате шведский король, оказавшийся на польском престоле, стал готовиться к войне со Швецией! В этой легкости смены королей ярко проявился феномен суперэтноса. При сильной политической вражде поляки и шведы принадлежат к одному суперэтническому миру – Западной Европе — и остаются своими. Французы в Германии тоже свои, а итальянцы в Дании, испанцы в Италии.

Из приведенных выше примеров можно не удивляться, что мы в свою Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. фактически воевали со всей Европой, а не только с Германией.

Попытка посадить, на московский престол польского короля мы с вами знаем, чем закончилась. Полячка Марина Мнишек неправильно приложилась к иконе: вместо того, чтобы приложиться к руке Богоматери «Царица Богородицу в губы целует!» Этот факт поверг в шок русских людей. Чужой западноевропейский императив поведения полячки решил дальнейшую судьбу самозванца: Лжедмитрия схватили и убили.

Имена спасителей России Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского знают все, но что им пришлось на самом деле сделать – мало кому известно. Неслучайно спасение Руси пришло от северо - восточной окраины, тяготевшей к Нижнему Новгороду, потому, что она меньше других пострадала от Смуты. А значит, там пассионарных людей было больше. Собравшийся земский собор единогласно принял решение, предложенное Мининым и Пожарским, что Отчизну надо спасать. Для спасения нужны две вещи: люди – в войско и деньги. Людей было достаточно, и деньги у людей богатого Нижнего Новгорода водились. Когда нижегородцам было предложено сделать раскладку средств по населению, население сказало, что денег у него нет. Придумывали всякие причины: то товары ушли на Каспий, то казна в Архангельске, то приказчики уехали в Сибирь и денег не оставили. Тогда Козьма Минин, прекрасно зная сограждан, бросил клич: «Заложим жен и детей наших, но спасем Русскую землю!» Вроде никто против не был. А раз так, то Минин с выборными людьми взял силой и выставил на продажу в холопы жен и детей всех состоятельных граждан города. Главам семейств ничего не оставалось делать, как идти в огороды и выкапывать кубышки с запрятанными деньгами и выкупать собственные семьи. Так была спасена Мать - Россия.

В так называемую, перестройку, неизвестные на памятник Минину и Пожарскому, находящемуся на Красной площади в Москве, к протянутой к Кремлю руке, с открытой ладонью Минина, привязали лист, на котором была надпись: «Смотри-ка, князь, какая мразь в стенах кремлевских завелась!» Говорят, автора долго искали, но никого не нашли.

Не стоит думать, что пассионарные люди стоят обязательно высоко на социальной лестнице. Выборные люди, поддержавшие Козьму, были пассионариями. Их имен мы не знаем, ведь они не вожди масс, а часть народа. Именно эти безымянные пассионарии, заставляя забывать соотечественников лень и трусость, индуцируя на них свою пассионарность, которая передается соотечественникам, если пасссионарий рядом, обеспечивали жизнь им, их семьям и их потомкам. Действовали они порой жестко, но ведь каждому не объяснишь, что ему выгодно, чтобы Россия существовала независимо и не превращалась в колонию Польши и Швеции. Именно такие, безымянные пассионарии представляют собой самый важный элемент в этногенезе. Действуя не столько силой, сколько личным примером, они являют окружающим новый стереотип поведения, понуждают массу выполнять совершенно необходимую, насущную работу. Дискуссии – дело длительное, дорогое, бесперспективное: всех не переспоришь. Но действовать надо лишь тогда, когда пассионарность спала, чтобы стало возможно организовать людей.

Мы – Украина - осколок России, отколовшийся в результате раскола этнического поля. На территории нынешней Украины в своих ландшафтах проживает два субэтноса и русский этнос. Эти два субэтноса: западные и восточные украинцы принадлежат к разным суперэтническим системам. Восточные украинцы и русские – к Евразийскому суперэтносу, а западные – к Западной Европе. Никогда ни о чем конструктивном с ними нам не договориться. Потому, что из поведенческих мелочей слагаются глобальные симпатии и антипатии этнического и суперэтнического значения. Например: одни считают, что собаку можно и нужно бить, ведь это собака. А другие возмущены: «Как можно бить это прекрасное, преданное животное»? И кто кому что в этом споре докажет?

«Негативное мировоззрение, как и позитивное, сопряжено с созданием особых философских, религиозных или политических концепций, которые меньше всего предназначены для доказательств чьей-либо правоты или убеждения оппонентов. Ведь для выражения мироощущения, логических доказательств не требуется. Невозможно логическими доводами примирить людей, взгляды которых на происхождение и сущность мира полярны, ибо они исходят из принципиально различных мироощущений. Одни ощущают материальный мир и его многообразие, как благо, другие – как явное зло». Лев Гумилев

Гумилев предупреждал об аберрации близости и дальности. Он говорил, что трудно правильно оценить события, происходящие в далеком прошлом: из-за недостатка информации, из-за аберрации дальности: когда, во глубине веков, даже самые грандиозные события нам кажутся «размытыми» из-за отдаленности во времени, а может быть потому, что не касаются лично нас. Но еще сложнее правильно оценить события недавнего прошлого и то, что происходит с нами в настоящее время. Совсем недавние события кажутся нам такими грандиозными, каких в истории никогда не было и не может быть в будущем.

74 года СССР – это очень небольшой период по сравнению с периодом жизни этноса. И правильную оценку этим событиям, по истечении времени, могут дать только наши потомки.

Да простит меня, за мои фантазии, покойный Лев Николаевич, но я, наберусь нахальства и постараюсь, со своей точки зрения, оценить, опираясь на теорию Гумилева, события недавнего прошлого и настоящего времени, не взирая на аберрацию близости. Этому будет посвящена третья часть.
Автор:
Елена Рубцова
Первоисточник:
http://www.ruska-pravda.com/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

83 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти