Тернистый путь к миру

Уже почти месяц контроль над ситуацией в Афганистане осуществляют национальные силы безопасности. Способны ли они на это и как Афганистан будет развиваться дальше, учитывая, что на 2014 год запланирован вывод из страны иностранных войск? Эти и другие вопросы стали темой беседы нашего корреспондента с атташе по культуре посольства Исламской Республики Афганистан в Москве Наджибуллой ШИНВАРИ.

- 18 июня командование Международных сил содействия безопасности в Афганистане передало афганским силам безопасности контроль над ситуацией в стране. Что этот акт означает для афганцев?


- Это главное событие для афганского народа, потому что 12 лет прошло с того момента, когда в его жизни начался новый процесс - Международные силы приступили к оказанию помощи в поддержании мира и безопасности страны. Реализуется уже пятый этап по передаче ответственности афганским силам. Я думаю, что наши вооружённые силы, афганские армия и полиция уже готовы к тому, чтобы взять на себя ответственность за обеспечение порядка и безопасности у себя в стране. Это, конечно, не так просто, поскольку наши вооружённые силы, силовые структуры с точки зрения их оснащённости разными видами вооружения и снаряжения пока не в лучшем состоянии. У нас ещё нет должным образом оснащённых ВВС, артиллерийских частей, играющих важную роль в проведении военных операций. Но мы надеемся, что с помощью дружеских стран эти проблемы удастся решить, включая вопросы вооружения и материального обеспечения.

Однако сам вопрос обеспечения безопасности в стране очень сложный, поскольку он имеет как внутренний, так и внешний аспект. Самое главное здесь - это прекращение вмешательства извне в наши внутренние дела. К большому сожалению, до сих пор существуют центры подготовки террористов и экстремистов за пределами Афганистана и до тех пор, пока они будут действовать, нам одним будет очень трудно бороться с ними.

- В Афганистане в целом завершён процесс формирования структур законодательной и исполнительной власти - работает парламент, есть законно избранный президент страны, правительство. Система государственной власти функционирует слаженно или она нуждается в усовершенствовании?

- 12 лет назад мы начали строительство вертикали власти практически с нуля. Каждая военная группировка, каждое формирование, назовите, если угодно, их партиями, контролировали отдельную территорию Афганистана. То есть в одном государстве, по сути, было несколько государств. Не было конституции страны, действующей на всей территории, не было общих властных структур. Начали с принятия конституции, и она, кстати, с точки зрения заложенных в неё демократических принципов и норм, включая защиту прав человека, считается одной из лучших в регионе. В ней было дано чёткое определение политической системы страны. У нас президентская система власти. В стране дважды проведены президентские выборы, и наш президент господин Хамид Карзай является избранным президентом афганского народа.

У нас есть структуры законодательной власти, в стране дважды были проведены парламентские выборы - в наш национальный совет, в котором две палаты - верхняя и нижняя. Сформирована и третья ветвь власти - судебная система, состоящая из судов первой инстанции, апелляционных судов и верховного суда страны. Иными словами, у нас уже есть политическая система, хотя это вовсе не означает завершения процесса формирования вертикали власти. Она ещё не совсем совершенна, есть трудности, во многом связанные с общим состоянием страны, продолжением военных действий.

- А какие политические силы представлены в нынешнем парламенте ИРА и какие позиции они отстаивают?

- У нас очень интересный парламент с точки зрения его состава. В его верхней и нижней палате есть представители различных политических течений - от бывших моджахедов до, как у нас их называют, бывших коммунистов - людей, работавших при режиме, который поддерживал Советский Союз. Есть там представители талибов и ряда других политических сил. Что же касается партий, то такого разделения нет, последние выборы прошли не по партийным спискам.

К большому сожалению, политические партии в Афганистане переживают большой кризис, они лишились доверия народа. Почему? Процесс формирования политических партий в Афганистане - левых, правых, центристских - начался ещё в 1960-е годы. Причём были партии, разделявшие марксистско-ленинскую идеологию, её китайскую интерпретацию - маоизм, идеологию «Братьев-мусульман», идеологию национализма и т.д. 27 апреля 1978 года народно-демократическая партия, считавшаяся левой, захватила власть в стране. Поначалу к ней было определённое доверие. Новое правительство говорило о создании процветающего общества. Ничего такого не случилось, а партия скоро потеряла отпущенный ей кридит доверия. Её приход к власти теперь связывают с началом процесса политической и экономической нестабильности. Ввод советских войск в Афганистан и военные действия - всё это способствовало ослаблению её влияния в афганском обществе.

Дальше у власти были моджахеды, разного рода исламистские формирования, которые воевали против режима и пользовались мощной финансовой и моральной поддержкой со стороны различных государств мира. И опять народ ожидал, что с их приходом жизнь наладится, а в стране будет стабильность и порядок. К сожалению, эти ожидания также не оправдались. Созданные в Иране и Пакистане для борьбы против существовавшего режима формирования начали очень жёсткую междоусобную войну за захват власти в стране, в результате которой столица страны Кабул был полностью разрушена, погибли более 50 тысяч ни в чём не повинных мирных жителей. В Афганистане не стало армии, которая ранее считалась одной из самых боеспособных в регионе, а страна распалась на подконтрольные политическим и вооружённым формированиям территории.

Я тогда жил в Кабуле и прекрасно помню ту ситуацию. Понимаете, город был разделён группировками на анклавы. Крупная группировка распадалась на более мелкие, и анклав, соответственно, также распадался на более мелкие территории. Поход на территорию другой группировки был равносилен походу в другую страну, через границу. Но если между государствами есть какие-то регулирующие передвижение нормы, то там всё на усмотрение местных командиров. Иными словами, нужно было иметь и «паспорт», и «визу». Но даже если «паспорт» и «виза» имелись, риск не вернуться был очень высок. Вот такая ситуация имела место в Кабуле, и народ разуверился в политических силах и партиях. Пришедшие к власти талибы не исправили положение. Доверие к партиям было подорвано.

Сейчас у нас нет больших политических партий или партий национального масштаба. Раньше в стране была одна народно-демократическая партия Афганистана, которую переименовали в партию «Ватан» («Отечество»), хотя уже на том этапе были разногласия между двумя её крыльями - хальк и парчам. Сейчас на её месте более десятка различных фракций, называющих себя партиями. Такая же участь постигла и другие партии - левые, правые. В настоящее время в стране действует закон о политических партиях. В соответствии с ним зарегистрировано более 100 партий, но их влияние на выборы и развитие политических процессов в Афганистане крайне мало. Не разработаны критерии, идеология и принципы формирования массовых партий. Это очень большая проблема, поскольку, если мы хотим, чтобы Афганистан развивался по демократическому пути, нужно иметь политические партии. Без их присутствия нельзя развивать политическую систему.

- А движение «Талибан»? Без решения этой проблемы трудно говорить о мире, стабильности и развитии страны…

- Одно понятно: у афганского конфликта нет военного решения. История показывает, что любая война заканчивается миром. И вот сейчас все поняли, что нужно сесть за стол переговоров. И таким способом решать вопрос. События последних дней показали всю сложность процесса. Что произошло? Решили открыть для талибов офис в Катаре. Афганское правительство выступало за его открытие, поскольку не было ни адреса, к кому обратиться, ни площадки для встреч. США также поддержали эту идею. Катар был выбран в силу давних отношений с талибами. В своё время он признал руководство талибов во главе Афганистана. Несколько дней назад его открыли. Но сразу возникла проблема с вывеской, на которой значилось: «Политическое представительство Исламского Эмирата Афганистана». Так талибы именуют Афганистан. Это вызвало сильный протест афганского правительства. Потому что были нарушены ранее достигнутые договорённости по данному вопросу. Этот офис должен быть всего лишь как адрес талибов, а не как политическое представительство какого-то параллельного правительства. Такой подход способствует продолжению войны. Позднее сняли вывеску и спустили флаг талибов.

Афганское руководство считает, что мирные переговоры должны проходить исключительно под руководством самих афганцев без вмешательства других стран в этот процесс. Афганский народ, сами афганцы могут и должны решить этот вопрос. Если какие-то страны хотят помочь, оказать какое-то содействие, то оно ни в коем случае не должно перерасти в прямое вмешательство в переговорный процесс.

- Одна из серьёзных проблем Афганистана, да и не только его, наркотрафик, который берёт начало с территории вашей страны…

- Афганистан всегда был сельхозпроизводителем и будет им. А что касается наркопроизводства, то эта проблема опять же обусловлена пережитой трагедией. Это результат и продолжение войны. Когда говорят об афганской природе героина, афганских наркотиках, я не согласен с такой постановкой вопроса. Не афганский народ изобрёл героин.

Если вернуться к мирному Афганистану 30-летней давности, когда не было войны, наблюдалась политическая и экономическая стабильность, хотя люди жили достаточно бедно, они вообще не знали, что такое героин и наркомания. Да, тогда некоторые люди курили гашиш. Их называли гашишниками. Но как общество относилось к гашишникам? С ними старались не дружить, все родители говорили своим детям не играть с детьми гашишников. Избегали вступать с ними в родственные связи, старались от них дистанцироваться. И было много примеров, когда гашишники под давлением родственников - жён, детей - отказывались от этой вредной привычки, поскольку считалось позором быть даже родственником гашишника. Таких гашишников были единицы, 4–5 человек на село.

Но война наложила свой отпечаток: у нас появилось немало наркозависимых людей. Афганское правительство прилагает огромные усилия, чтобы прекратить производство наркотиков. Ислам полностью запрещает его. Однако три проблемы - терроризм, экстремизм и наркопроизводство - сильно переплелись между собой. И все они не афганского происхождения. На определённом этапе истории Афганистан стал жертвой этих трёх явлений и, к большому сожалению, продолжает ею оставаться.

- На взаимодействие с какими государствами мира Афганистан рассчитывает в плане восстановления страны?

- Политика нашей страны направлена на то, чтобы поддерживать добрые отношения со всеми странами мира. Есть такой критерий: тот наш лучший друг, кто оказывает помощь в восстановлении нашего общего дома - национальной экономики. То есть двери Афганистана открыты для всех друзей, для всех стран. Большое внимание мы уделяем отношениям с нашими соседями по региону, и, конечно, отношениям с Российской Федерацией.

Эти отношения уходят корнями вглубь истории. В 1919 году Советская Россия первой признала независимость Афганистана, а независимый Афганистан стал первым государством, признавшим Советскую Россию. С тех пор наши отношения успешно развивались, Советский Союз внёс большой вклад в экономическое развитие Афганистана, построив в нашей стране более 140 крупных экономических объектов, о которых афганский народ сохранил добрую память. И сейчас наши отношения в политическом плане находятся на очень хорошем уровне, имеется взаимопонимание по многим вопросам. На мой взгляд, Россия могла бы внести большой вклад в восстановление экономики Афганистана. Она стала правопреемницей Советского Союза. На постсоветском пространстве появилось большое количество независимых государств, в том числе и в Центральной Азии, но с учётом исторического прошлого наших отношений, того огромного военного, политического и экономического влияния, которое Россия имеет в регионе и мире, она в понимании афганцев до сих пор является нашим Большим северным соседом. Мы рассчитываем на её помощь и поддержку.

Я думаю, очень важно, если Россия в первую очередь поможет нам в восстановлении тех экономических объектов, которые она ранее строила. Поскольку эти объекты не просто экономического назначения, они являются символами афганско-российской дружбы. Возьмите перевал Саланг или тот же самый Джелалабадский ирригационный комплекс - что это, как не символы нашей дружбы? До сих пор многие афганцы с большой благодарностью и любовью вспоминают тех русских, которые помогали возводить эти объекты. Афганский народ ждёт, чтобы российские компании, бизнесмены, инвесторы вновь пришли на афганскую землю и приняли участие во всех работах по восстановлению экономики Афганистана. Этим занимается весь мир, и Россия должна быть одним из наиболее активных участников этого процесса.

- Спасибо за интервью. В заключение хотелось бы пожелать народу Афганистана одного - мирной жизни. Остальное, как говорят, приложится.
Первоисточник:
http://redstar.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти