Махачкалинский рубеж. Дагестан как полигон испытания антикоррупционной стратегии

Махачкалинский рубеж. Дагестан как полигон испытания антикоррупционной стратегииНа фоне развернувшейся кампании по борьбе с коррупцией арест мэра Махачкалы Саида Амирова выглядит, на первый взгляд, рядовым событием. Однако, как представляется, это может стать началом демонтажа той коррупционной системы, которая дает о себе знать как на федеральном уровне, так и в регионах. При этом особенно сильно корни такой порочной системы пущены на юге страны.

Дагестан – не рядовой субъект Российской Федерации. Это чувствительный нерв всей системы власти нашего государства, ворота России на Южный Кавказ и в Каспийский регион. От того, как здесь функционирует власть (федеральная и региональная), насколько население и народы республики чувствуют себя в безопасности, какие политические и социально-нравственные условия созданы, зависит многое и для всей страны.


Именно в Дагестане выпукло отражаются многие болевые точки государства, непосредственно угрожающие его национальной безопасности: коррупция и засилье организованных преступных сообществ, социальная несправедливость и радикализация социального (культурного) протеста. Особенность региона в том, что этот протест облекается в религиозные (исламские) одежды, усугубляется очагами межэтнических, преимущественно земельных конфликтов.

Поэтому демонтаж коррупционной системы – ключевая идея по укреплению не только Дагестана, но и национальной безопасности всей России накануне будущих испытаний, которые не за горами.

Становление системы

На примере Саида Амирова рассмотрим, какую роль он играл в регионе для части политэкономического истеблишмента страны, как коррупционная система была связана с террором и экстремистским подпольем и какую задачу мэр Махачкалы решал на Северном Кавказе как одна из ключевых фигур здесь.

О «подвигах» Амирова в 70–80-е годы прошлого века, связанных с махинациями, в ходе которых «неожиданно» выгорали склады с шерстью и документами, неоднократно писалось в СМИ. В то время люди и правоохранительные органы, объявившие его во всесоюзный розыск, знали этого «героя» под фамилией Джафаров. Но удивительное дело, разоблачительные публикации вскоре прекратились, а их автора избрали в депутаты от одного из округов Дагестанской АССР.

Именно в тот период проходило становление уже Амирова как цепкого и неразборчивого в средствах подпольного миллионера. Он знал цену деньгам и мечтал о власти. Но одно дело – махинации с шерстью, а совершенно другое – покушение на человеческую жизнь. Еще в 80-е годы были основания подозревать его в ряде кровавых преступлений.

В начале 90-х целый ряд подпольных миллионеров, среди которых был и Амиров, легализовались как депутаты и в качестве высокопоставленных чиновников. Сначала он всеми правдами и неправдами добился назначения на пост председателя Дагпотребсоюза, а затем, осенью 1991-го (после ГКЧП) стал заместителем председателя правительства республики.

С одной стороны, наступили легкие времена, не надо было прятаться, а с другой – трудные, потому что пришлось конкурировать с «крутыми» дагестанскими охотниками за трофеями, новыми авторитетами, которые буквально из воздуха и в считаные дни делали многомиллиардные состояния. Кроме того, появились независимые политики и общественные деятели, такие как депутат Верховного совета республики Гадис Гаджиев и лидер депутатской группы «Демократический Дагестан» Магомед Сулейманов.

В 1990 году Гаджиев опубликовал свою статью под названием «Минные поля кооперации», в которой раскрыл серьезные нарушения в Дагпотребсоюзе. Вскоре на него было совершено покушение. Чудом спасшийся депутат утверждал, что ему угрожал лично Амиров. Однако дело так и провисло. Сулейманов также проявлял активность в расследовании махинаций в республиканской системе потребкооперации, и молва приписывает его убийство в феврале 1992-го именно этому обстоятельству. Преступление до сих пор не раскрыто.

В последующие годы отмечался ряд расправ над известными хозяйственными руководителями в республике, которые по слухам не обошлись без участия Амирова. До сих пор эти дела не раскрыты. Более десятка покушений на его жизнь связывают именно с этим обстоятельством: если правоохранительная система молчит, то в права вступает обычай кровной мести.

В 1997 году на выборах мэра Махачкалы Амиров умело использовал интернациональные установки махачкалинцев и победил. С тех пор он несменяемый градоначальник, а сами горожане в подавляющем своем большинстве сильно в нем разочаровались. Случилось то, что предрекал один прозорливый дагестанский чиновник, когда Амиров занял кресло мэра: «Представьте себе паутину и огромного паука, пустившего щупальца во все норы и высасывающего все соки, – таким будет наш город».

«Крыша», криминал и гражданское общество


Секрет реального или мнимого могущества мэра Махачкалы объясняется не слабостью гражданского общества в Дагестане, а покровительством со стороны части элиты на уровне федерального центра. Для нее градоначальник являлся одной из ключевых фигур в регионе, а не только в республике.

Именно благодаря Амирову в бытность вице-премьером в Дагестане создавались «дочки» федеральных партий – «Демвыбора», а затем, когда он стал мэром Махачкалы, и «Союза правых сил». Правда, Амиров никогда не клал «яйца в одну корзину» – был ключевой фигурой и в правящей «Единой России», одновременно расставил свою клиентелу и в «Патриотах России».

После одного из покушений в 1997 году его парализовало. Потребовалась операция, которую Амирову сделали в Израиле. С тех пор мэр ежегодно выезжал в эту страну на профилактику и лечение и, надо полагать, не только для этого. С кем из израильского истеблишмента встречался и о чем говорил, неизвестно. Но Дагестан входит в сферу интересов Израиля, позиции которого сильны в Азербайджане и Грузии.

В начале 2000-х автор статьи участвовал в обсуждении ситуации в Дагестане и возможностей реформирования в республике с группой аналитиков из аппарата Госдумы. В ходе мероприятия я высказал мнение, что одним из самых серьезных факторов местной политической «кухни» является фигура мэра Махачкалы, за которым стоят достаточно могущественные фигуры в Москве, Израиле и, возможно, США. Без решения этой проблемы не приходится говорить о сколько-нибудь успешных реформах там. Не сразу, но через какое-то время участники мероприятия были вынуждены согласиться с моими словами и тем, что необходимо учитывать этот фактор при планировании работы на данном направлении.

Вероятно, федеральные и не только покровители его прикрывали. И этим объяснялась непотопляемость Амирова, который поверил в свою безнаказанность. По данным предварительного следствия, следы неисполненного заказа на убийство нынешнего премьер-министра Дагестана Мухтара Меджидова также ведут к «герою» очерка.

Но были люди, отличавшиеся гражданским мужеством, настоящие лидеры, которые пытались исправить ситуацию. Исалмагомед Набиев – лидер Независимого профсоюза водителей и предпринимателей, Гаджи Махачев – экс-депутат Госдумы, Гаджи Абашилов – журналист и общественный деятель (убит в 2009-м), Заур Газиев – журналист «Свободной республики» (жестоко избит, стал инвалидом в 2008-м), Хаджимурад Камалов – самый бескомпромиссный борец за правду, создатель и главный редактор «Черновика» (убит в 2010-м).

В силовых структурах тоже были люди, которые бросали вызов всесильному мэру Махачкалы, из-за чего, по всей вероятности, и пострадали. В марте 2011-го в Махачкале убит заместитель начальника налоговой полиции подполковник ФСБ Залкипри Шейхов, а в июне того же года – старший оперуполномоченный экономотдела УФСБ РД подполковник Магомед Гамзатов. Они раскопали многомиллиардные хищения налогов и сборов при проверке предприятий, подконтрольных Амирову.

Даже в ближайшем окружении мэра находились люди с гражданским мужеством. Некоторые ушли сами, других убили, в частности заместителя мэра Махачкалы Ахмеда Алиева (пытался воспрепятствовать уничтожению исторического облика города) и руководителя Земельного комитета в городской администрации Магомеда Муртазалиева (выступал против планов мэрии по передаче земель в частные руки).

Амиров и экстремистское подполье

Дело об убийстве Арсена Гаджибекова, следователя Следственного комитета России (СКР) по Советскому району Махачкалы, стало последней каплей, переполнившей чашу терпения федеральных властей. Он участвовал в раскрытии ряда тяжких преступлений, в том числе теракта в Кизляре в 2010-м, когда десять человек погибли, а еще 270 пострадали. Не случайно расследование дела о тяжких преступлениях в Дагестане, в рамках которого был арестован Амиров, поручено следователю по особо важным делам СКР Алексею Сердюкову. Он считается профессионалом в сфере терроризма.

О связях мэра с подпольем догадывались многие, но не хватало прямых фактов. Косвенных хоть отбавляй.

Всю первую половину 2005 года Махачкалу сотрясали подрывы патрульно-постовых машин милиции. Всего таких терактов в этот период было совершено около 40. Как правило, обходилось без больших жертв, а сами взрывы устраивались на обочинах улиц поздно ночью. Но шум на всю страну и за рубежом поднимался неимоверный. Дагестан представлялся как опасный очаг терроризма, почти как вторая Чечня.

2 июля 2005 года в Махачкале взорвали автомашину со спецназом внутренних войск МВД РФ. Тогда погибли 10 и получили ранения более 20 человек. В Махачкалу прибыла комиссия из Москвы. 4 июля состоялось закрытое заседание коллегии республиканского МВД, по результатам которого было принято решение отстранить от занимаемых должностей известного своей близостью к мэру Махачкалы начальника УВД города Юсуфа Абдуллаева, его двух заместителей и начальников всех трех РОВД столицы Дагестана.

Новые люди в ГУВД быстро, уже 6 июля нашли террористическое гнездо Расула Макашарипова, которое оказалось размещено в 350 метрах от мэрии и 150 метрах от здания Дагестанского госуниверситета. Чем эта улица знаменита, дагестанцы знают не понаслышке: там каждую улочку и дворик проверяют люди из охраны махачкалинского градоначальника. И тем не менее группа Макашарипова спокойно устроила здесь мини-цех по сборке бомб и периодически совершала дерзкие вылазки. Только вот один раз бандиты нарушили правила игры, взорвав автомобиль со спецназом МВД, и поплатились за это.

Что же получается? Когда было уволено все милицейское начальство Махачкалы, оборвались какие-то невидимые связи между составными частями инфраструктуры терроризма, а новые люди быстро вычислили это гнездо.

В связи с этим встает несколько серьезных вопросов. Зачем мэру Махачкалы надо было прикрывать группу Макашарипова? Кому выгоден такой заказ на перманентный террор в Махачкале? Как получилось, что из раскаявшихся и сдавшихся боевиков, таких как Макашарипов, выросли террористы? Когда они сдавались, они ведь намеревались вернуться к мирной жизни.

Если коротко, то дело обстоит следующим образом. Каждый такой теракт дискредитирует ислам и мусульман, в целом Дагестан и Северный Кавказ. В мире и России поднимается мощный информационный шум по поводу так называемых исламских террористов. Это выгодно Израилю, Западу и определенным кругам в России. Так настраиваются русские против мусульман и Северного Кавказа.

Российское общественное мнение готовят к безболезненному расставанию с Дагестаном. Прозападные и произраильские силы, влиятельные в Москве, работают на эту программу. Путин и его команда против, но власть в центре не консолидирована. Эти влиятельные силы в ключевых регионах страны делают ставку на верных им местных боссов, таких как Амиров. На него достаточно компромата, который обязывает играть навязанную ему роль. Таким образом, мэр Махачкалы включен в программу скрытой поддержки ситуации постоянного напряжения и нестабильности в регионе, для чего хороши теракты и манипулируемые террористические группы. На Западе это называется стратегией управляемой напряженности.

А ненависть и мстительность таких, как Макашарипов, были взращены в камерах заключения после того, как они сдались властям добровольно. Они думали, что в тюрьмах с ними обойдутся по-человечески. Но там в свои права вступила так называемая партия войны. Пытками и унижениями мужского достоинства она превратила молодых ребят, поверивших государству, в готовых террористов. Теперь уже на воле все в форме воспринимались ими как враги, которых надо уничтожать. Люди в погонах, пытавшие и унижавшие бывших боевиков, и есть настоящие преступники, которые своими руками взрастили террористов.

Каждый такой взрыв и теракт в Дагестане снимает всякие разговоры про коррупцию и злоупотребление властью, хищения бюджетных средств и теневую экономику, многочисленные заказные убийства и нераскрытые преступления. Какие злоупотребления, какие хищения? На улице война, ваххабиты. А вы о чем? К таким убойным аргументам прибегали раньше власти в Дагестане. Больше всего кричал о ваххабитах именно тот, кто тайно их поддерживал.

Кроме того, был и другой мотив. Глава республики не справляется с терроризмом и нестабильностью, а я – мэр Махачкалы – сильный человек, наведу порядок, так что вы в Москве доверьтесь мне, «авторитетному и сильному».

И наконец, части силовиков это было выгодно: награды, повышения, боевые выплаты и спецтарифы за участие в антитеррористических операциях. Все при деле. А страдают простые люди. Такой страшный образ республики сформирован в глазах россиян благодаря циникам и лицемерам. «Лесные» виноваты здесь лишь в последнюю очередь.

Подтверждают все сказанное выявившиеся связи между группировкой уничтоженного недавно в Дагестане влиятельного лидера террористического подполья Ибрагима Гаджидадаева (преуспевшего в рэкете) и Амировым. В Махачкале только ленивый не обсуждал эту дружбу. Обстоятельства убийства экс-министра МВД РД Адильгерея Магомедтагирова в мае 2010-го тоже теперь абсолютно ясны. Впрочем, они были известны и ранее.

Вместо заключения

Создававшаяся годами порочная система еще жива и подает достаточно серьезные сигналы своей социальной активности. В ней есть все, что необходимо для функционирования: экономическое богатство и политики, ученые и журналисты, полувоенные формирования из ЧОПов и группы киллеров, серьезные «крыши» в Москве и Израиле, служивая «пехота», легко выводимая на митинги.

В армейских учебниках нас учили, что если на каком-то участке фронта сделан прорыв, то нельзя медлить. На него надо бросить все силы, чтобы развить успех и не ждать, пока противоборствующая сторона опомнится. Только так можно подавить стратегического противника, коим являются коррумпированная система и ее адепты. А этот противник умный и циничный – самый могущественный на Северном Кавказе, а может быть, и на всем юге России. Коррупция, как раковая опухоль, вновь может регенерироваться и пустить новые всходы, поставив под сомнение геополитический вектор России и ее безопасность.

И здесь важна роль гражданского общества, лучших сынов которого все последние годы отстреливали. Поэтому сейчас мы переживаем момент серьезной перестройки всей системы после 25-летнего ожидания.
Автор:
Деньга Халидов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/16642
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти