Убить «Рептилию»

Анастасио Сомоса Дебайл — известная и одиозная политическая фигура. Он возглавлял Никарагуа с 1967 по 1972 год, став 73-м президентом этой небольшой страны в Центральной Америке. В период с 1 декабря 1974 по 17 июля 1979 года он был переизбран главой республики. Однако фактически он управлял страной непрерывно с 1967 по 1979 год, будучи главой национальной гвардии. В 1979 году Сомоса подал в отставку под давлением выступлений повстанцев, а в сентябре 1980 года был убит рядом со своим домом в Парагвае, став последним членом могущественного клана, правившим страной с 1936 года.

Убить «Рептилию»

Анастасио Сомоса Дебайл, прозванный его отцом «Тачито» (уменьшительно-ласкательное от Тачо — сокращение от Анастасио), был третьим ребенком Анастасио Самоса Гарсиа (президента Никарагуа) и Сальвадоры Дебайл. В возрасте десяти лет Тачито отправили на учебу в США. Он и его старший брат Луис Сомоса Дебайл обучались в подготовительном колледже Святого Лео в штате Флорида и в военной академии La Salle в Лонг Айленде. После завершения учебы он сдал вступительный экзамен и 3 июля 1943 года был зачислен курсантом военной академии Вест Пойнт, которая готовит офицеров вооруженных сил США. 6 июня 1946 года он ее окончил. После возвращения Тачито был назначен начальником штаба национальной гвардии, которая, по сути, являлась национальной армией Никарагуа. На этот пост его назначил отец, который раздавал высокие должности своим родственникам и личным друзьям. В качестве руководителя национальной гвардии Сомоса возглавил вооруженные силы Никарагуа и стал вторым человеком в стране по влиянию. В конце 1950 года он женился на своей двоюродной сестре Хоуп Портокарреро, которая на момент свадьбы была гражданкой США. Впоследствии у них родилось пятеро детей.

Братья-правители


После убийства отца 21 сентября 1956 года старший брат Луис взял на себя роль президента. Как и раньше, братья продолжили проамериканскую и антикоммунистическую политику.

Вместе со своим старшим братом Луисом (президентом Никарагуа с 1956 по 1967 год) Анастасио пламенно поддержал свержение прокоммунистического правительства Хакобо Арбенса Гусмана в Гватемале, устроенное Соединенными Штатами. Также династия Сомоса долгое время оказывала всестороннюю дипломатическую поддержку в ООН китайскому националисту Чан Кайши в его борьбе против коммунистического Китая.

В ходе подготовки вторжения на Кубу группы антикоммунистов, стремившихся в начале 1960-х при поддержке США свергнуть правительство Фиделя Кастро, братья Сомоса предоставили им военную базу в Пуэрто Кабесас. Именно оттуда сформированная антикоммунистами «Бригада 2506» в 1961 году отправилась освобождать Кубу от кастристов. Эта поддержка привела к тому, что Фидель Кастро объявил обоих родственников своими персональными врагами и в последующем активно помогал марксистским повстанцам из «Сандинистского фронта национального освобождения» деньгами, информацией, оружием, а также оказывал им содействие в обучении.

Отличился Анастасио и пламенной поддержкой звероподобных антикоммунистических режимов Дювалье на Гаити, Мендеса Монтенегро и Ариана Осорио в Гватемале.

Диктатор

Вскоре после смерти своего старшего брата 1 мая 1967 года Анастасио Сомоса избрал сам себя на пост президента Никарагуа в первый раз. Надо заметить, что правление Луиса было более мягким, чем при их отце, однако Анастасио был нетерпим к оппозиции любого рода, и потому его режим сразу стал ужесточаться.

А. Сомоса продолжал править страной, опираясь на американскую военную и экономическую помощь, аристократию и хорошо вооруженную и обученную 12-тысячную гвардию, офицерский корпус которой был замкнутой и привилегированной кастой.

Срок его правления должен был закончиться в мае 1972 года, и закон запрещал немедленное переизбрание. Тем не менее до окончания своего срока правления Сомоса выработал соглашение, которое позволяло ему баллотироваться на выборах в 1974 году. А до этой поры на посту президента его должна была сменить хунта из трех человек: двух либералов и одного консерватора. При этом Тачо сохранял контроль над национальной гвардией. Анастасио Сомоса и его триумвират составили новую конституцию, которая была ратифицирована триумвиратом и кабинетом 3 апреля 1971 года. Решив эту задачу, обеспечивающую его возврат в президентское кресло, 1 мая 1972 года он ушел с поста президента. Однако, оставаясь во главе национальной гвардии, он являлся фактическим правителем страны.

«Эффективный контроль» Анастасио Сомосы

23 декабря 1972 года произошло землетрясение в Манагуа, которое практически уничтожило столицу страны. В результате погибло около 5000 человек. Было объявлено военное положение, что на самом деле еще раз сделало Сомосу правителем страны. Как глава национального комитета по чрезвычайным ситуациям, он взял на себя задачи осуществления эффективного контроля за ситуацией по восстановлению города. На самом деле известно о присвоении им огромных средств, направляемых из разных стран мира на восстановление Манагуа. В результате такого «эффективного контроля», некоторые районы Манагуа так и не были восстановлены, некоторые объекты восстанавливаются до сих пор, в том числе национальный кафедральный собор. В то время, когда для оказания помощи пострадавшим не хватало необходимых медикаментов, в том числе крови для переливания, Сомоса продавал никарагуанскую плазму крови за границу.

Тем не менее на выборах 1974 года Сомоса был переизбран президентом.

Начало конца

Однако к этому времени католическая церковь начала выступать против политики, проводимой президентом. Одним из самых его яростных критиков был Эрнесто Карденал — никарагуанский священник левых взглядов, который проповедовал идеологию освобождения и впоследствии стал министром культуры в правительстве сандинистов. К концу 1970-х годов группы борцов за человеческие права начали критиковать законы, издаваемые правительством Сомосы. В то же время внутри страны и за ее пределами росла поддержка борьбы сандинистов.

Убить «Рептилию»

Осознавая угрозу, которая исходила от сандинистов, Сомоса в 1975 году начал активную кампанию по подавлению этого народного фронта и всех, кто оказывал ему поддержку.

Свое имя фронт получил в честь вождя повстанцев Никарагуа в 1920-х годах. Этот фронт начал свою повстанческую борьбу против режима клана Сомоса в 1963 году при финансовой поддержке СССР и Кубы. Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), отряды которого были разобщены и вооружены винтовками времен Первой мировой войны, до 1976 года не представлял значительной угрозы режиму. Однако во второй половине 1970-х годов прошлого века произошел перелом. Поддержка сандинистов заметно усилилась после землетрясения в Манагуа и вскрывшихся злоупотреблений правительства Никарагуа. К этому моменту в ряды оппозиции входили не только сандинисты, но и другие видные политические деятели. Однако политические противники диктатора подвергались изощренным пыткам и казням — четвертованию, гарроте, растерзанию дикими зверями.

В итоге 10 января 1978 года после убийства гвардейцами главного редактора оппозиционной газеты «La Prensa» Педро Хоакина Чоморры в стране началось вооруженное восстание.

Потеря союзников и усиление врагов

Массовое обнищание и без того небогатой страны заставило население взяться за оружие.

Пришло время братьям Кастро отплатить клану Сомоса той же монетой. Партизан начала открыто поддерживать Куба, отправившая в Никарагуа военных советников. На сторону восставших встала католическая церковь. И наконец в Вашингтоне произошли фатальные для Сомосы перемены. Администрация президента Картера, провозгласившая борьбу за права человека во всем мире приоритетным направлением своей политики, более не могла поддерживать Сомосу, доведшего число бездомных в Никарагуа до 600 тысяч (при населении 3,5 млн.), число жертв гражданской войны до 50 тысяч, а внешний долг — до 1,6 млрд. долларов.

В отношении Никарагуа были применены международные санкции, в результате единственной страной, продолжавшей поставлять режиму Сомосы оружие, был Израиль. Такая дружба имела давние корни — в 1948 году отец Тачо оказал серьезную финансовую поддержку недавно созданному и воюющему Израилю. Однако Джимми Картер употребил все свое влияние и заставил израильтян отозвать корабль, перевозивший оружие, которое было жизненно необходимо для выживания режима Сомосы.

Сомоса умолял Картера о помощи. Вице-президент Никарагуа Луис Паллаис выступил в конгрессе США с речью, в которой пророчествовал: «Вы еще проклянете тот день, когда вам не хватило решимости остановить экспансию советского империализма на континенте», — но никого не убедил. В конце июня 1979 года Пентагон в силу многолетней привычки привел 82-ю воздушно-десантную дивизию в состояние повышенной боеготовности, но дело тем и кончилось. Ведущие американские СМИ заговорили о «полном крахе центральноамериканской политики США» и даже о «проигранной битве, которая приведет к поражению в глобальном противостоянии между США и СССР».

Изгнанник

Понимая, что развязка близка, многие члены семейства Сомоса бежали из страны в Гондурас, Гватемалу и Соединенные Штаты. До сих пор неизвестны места их проживания, поскольку они изменили свои имена, спасаясь от мести повстанцев. Понимая очевидность падения своего режима, А. Сомоса приказал на рассвете 17 июля 1979 года выкопать из земли гробы с телами своего отца и старшего брата, а также всех усопших членов семьи, правившей Никарагуа в течение 42 лет. Гробы, а также мешки с наличными деньгами и драгоценностями (личное состояние диктатора оценивалось в 400 млн. долларов) заполнили грузовой отсек переоборудованного личного самолета. Пассажирский салон был заполнен его родственниками, соратниками и старшими офицерами национальной гвардии. Поручив полковнику Фредерико Махиа исполнять свои обязанности, диктатор бежал в США. Впрочем, полковник Махиа немедленно скрылся, а офицеры его штаба разбежались, бросив солдат национальной гвардии на произвол судьбы.

Убить «Рептилию»

Сперва Сомоса прибыл во Флориду, откуда чуть позже переехал на Багамские острова, надеясь, что еще сможет вернуться в Никарагуа, поскольку тогдашний американский посол Лоуренс Пеццуло сообщил, что его возвращение на родину — дело ближайших шести месяцев. Пеццуло говорил, что после прихода к власти нового гражданского правительства народ успокоится и США сумеют договориться с новым режимом о возвращении диктатора. Однако никаких переговоров не последовало. Бывший президент внимательно следил за событиями, происходившими в новой Никарагуа. Через год после своего бегства он опубликовал книгу «Преданная Никарагуа», в которой детально рассказывал о крушении своего режима и о предательстве со стороны Вашингтона.

Тем не менее Сомоса и не думал сдаваться. Он решил бескомпромиссно бороться с коммунистами из своего убежища в Парагвае. При помощи чиновников режима Стресснера генералу Сомосе удалось поселиться в одном из самых престижных районов столицы — на проспекте генерала Франсиско Франко.

Имея на своих счетах значительные суммы денег, он собирался потратить их на финансирование контрреволюционных сил, представлявших большую опасность для нового правительства. При этом он быстро перешел от слов к делу. Так, за два месяца до убийства Анастасио Сомоса переслал более миллиона долларов в Гондурас, для того чтобы финансировать создание первой контрреволюционной группировки «Демократическая сила Никарагуа» (Fuerza Democrática Nicaraguense — FDN), которая в большинстве своем была составлена из бывших бойцов национальной гвардии, скрывшихся в этой стране. Сомоса приободрился — он действительно верил, что настанет день и он вернется на родину победителем.

Однако его мечтам не суждено было сбыться. Сомоса был убит недалеко от своего дома 17 сентября 1980 года в результате покушения, которое организовала сандинистская диверсионная группа аргентинской террористической группировки «Народная революционная армия».

«Народная революционная армия»

Победоносная партизанская армия сандинистов в значительной степени состояла из марксистов различных стран Латинской Америки, которых вдохновил первый успех их единомышленников на Кубе в 1959 году.

Одним из них был Горриаран Мерло, возглавлявший «Революционную армию», которая состояла из нескольких десятков аргентинцев и иностранцев, пытавшихся использовать победу сандинистов в своих целях.

«Народная революционная армия» сражалась против регулярных войск Аргентины более семи лет. Но к 1977 году это партизанское формирование было полностью разгромлено, а оставшиеся кадры бежали на север Бразилии, а потом и в Европу.

«Как военная организация мы были уничтожены и, обосновавшись в Европе, только усугубили свое положение, — рассказывал один из бойцов. — Основная часть считала, что «Революционная армия» никогда не сможет возродиться, если продолжит сидеть на своей заднице в Европе. Нам необходимо было вернуться в Латинскую Америку». Для Горриарана Мерло и остальных боевиков, придерживавшихся жесткой линии, революция сандинистов явилась посланием Божьим.

Именно поэтому за несколько недель до сандинистского триумфа экспедиционные силы «Народной революционной армии» присоединились к силам сандинистких партизан под командованием Еден Пастора в Коста-Рике. Группа «Народной революционной армии», возглавляемая членами «Хунты революционной координации» Уго Ирурсуном (капитаном «Сантьяго») и Энрике Горриараном Мерло (команданте «Рамоном»), состояла примерно из пятидесяти аргентинских боевиков, которые приняли участие в последнем «стратегическом наступлении» FSLN в составе «Интернациональной колонны» Южного фронта.

«Мы хотим это сделать в знак солидарности!»

После войны контингент «Революционной армии» придерживался линии сандинистского команданте Томаса Борге, который стал в Никарагуа новым министром внутренних дел. Горриаран первоначально стал работать в структуре сандинистской государственной безопасности, но спустя месяц ушел оттуда, для того чтобы открыть офис «Революционной армии» в Манагуа и начать работу по восстановлению организации.

С Борге остались Хьюго Ирурзун (Hugo Irurzun) (псевдоним «Сантьяго») и Освальдо Фарфан (псевдоним «Роберто Санчез» или «Эль Гордо» (Толстяк). Ирурзун работал в органах государственной безопасности. Фарфан работал в никарагуанской полиции.

В первые месяцы правления сандинистского правительства Борге отклонил огромное количество предложений убить Сомосу. Но всем заявителям он пояснил, что Сомоса более полезен живой, чем мертвый, потому что он горилла, которая пугает людей.

Один из заговорщиков из состава «Революционной армии» заявил Борге, что хочет убить Сомосу в знак солидарности. Однако снова получил категорический отказ.

Но террористы не согласились с такой позицией сандинистов, поскольку все члены группы были радикально настроенными людьми. Они считали Сомосу убийцей и врагом своего народа. Поэтому, были убеждены они, свергнутый диктатор должен быть убит.

По другой версии план покушения был утвержден директорией «Сандинистского фронта национального освобождения», которая выделила для организации исполнения значительную сумму денег (в разных источниках сумма варьируется от 60 до 80 тысяч долларов) для осуществления операции в Парагвае.

Как бы то ни было, операцию, которая получила условное название «Рептилия», кто-то финансировал. У аргентинских террористов для ее осуществления просто не было средств.

Обучение команды террористов в Колумбии

15 января 1979 года на арендованной ферме, расположенной в двух часах езды от Боготы (Колумбия), началось обучение команды боевиков, избранных для исполнения акции.

Военные курсы включали в себя обучение стрельбе из самого различного оружия и тренинг приемов разведки и контрразведки, которые были проверены на практике в столице Колумбии. Кроме того, боевики изучали карате и практиковали тяжелую атлетику.

Занятия занимали по 8 часов в день шесть дней в неделю. Курсы продолжались в течение более трех месяцев, за время которых окончательно была утверждена команда, на которую возлагалось исполнение убийства бывшего диктатора.

В Парагвае. Подготовка к операции

В марте 1980 года семеро аргентинцев (четверо мужчин и три женщины) прибыли в Асунсьон на самолете из Бразилии. С помощью разведывательных методов была определена городская зона, а затем и сам дом, где проживал Сомоса.

Убить «Рептилию»

Надо сказать, что Сомоса, жил спокойной жизнью, отдыхая на вилле, расположенной на Авенида Асунсьон. Поскольку он ни от кого не скрывался, место его обитания найти было довольно легко. Намного сложнее было придумать, как его убить. Террористы следовали за ним повсюду в течение нескольких дней. Наблюдения показали, что он нигде не работал, однако ни один его день не был похож на другой. Не было обычной рутины, когда можно было бы рассчитать время и место его появления. Тем не менее боевики продолжили детальное изучение жизни будущей жертвы, и в результате наконец были установлены характерные маршруты Сомосы, расписание его дня, расположение охраны и т. д. Через некоторое время одному из аргентинцев по имени Освальдо удалось с помощью взятки устроиться работать в расположенный в 150 метрах от дома экс-диктатора киоск, и теперь наблюдение стало практически непрерывным: над объектом был установлен абсолютный визуальный контроль. Боевики даже сумели однажды ночью «проводить» Сомосу до роскошного ресторана, куда он отправился провести время в компании своей новой подруги Диноры Сампсон.

В итоге партизаны разработали 14 различных планов, в том числе налет на дом бывшего диктатора. Но наилучшим вариантом была засада на одной из городских улиц. В конце концов в ходе наблюдения было установлено, что всякий раз, когда Сомоса выходил из дому, он ехал по проспекту и не пытался здесь менять свой маршрут.

Сомоса часто ездил по городу в автомобиле Mercedes-Benz, который, как предполагалось, был бронирован в передней части. В этом случае при фронтальном выстреле из РПГ по машине, наклонный броневой лист мог заставить гранату уйти вверх рикошетом. Поэтому решили занять боковую позицию для проведения засады, чтобы исключить какие-либо отклонения гранат.

В июле один из боевиков отправился в Аргентину для того, чтобы перевезти в Парагвай оружие, предназначенное для исполнения операции: винтовку FAL, два 9-мм пистолета «Браунинг», взрывчатку, детонаторы и гранаты. Кроме того, вероятно, из Никарагуа заговорщиками были получены противотанковый гранатомет РПГ-2 советского производства, два пистолета-пулемета «Ingram» с глушителями и две винтовки M-16.

По другой версии, группа террористов имела на вооружении два пулемета советского производства, два автомата АК-47, два автоматических пистолета и реактивный противотанковый гранатомет РПГ-7 с боекомплектом из четырех противотанковых гранат.

Все оружие было перемещено из Посадаса (Аргентина) в Энкарнасьон (Парагвай) сухопутным контрабандным путем под видом запчастей. В Асунсьоне оно было спрятано в тайниках, расположенных в домах, где жили боевики.

Последние приготовления

28 августа привлекательная блондинка из Аргентины под именем Алехандра Рената Адлер арендовала пустой двухэтажный дом с балконом всего в четырех кварталах вниз по аллее от особняка Сомосы на проспекте Генерала Франсиско Франко. Домом владела уроженка Чили. Алехандра Адлер рассказала ей, что она представляет испанского певца Хулио Иглесиаса, который конфиденциально планировал сделать фильм в Асунсьоне. Услыхав об этом, владелица дома пришла в восторг: «Это замечательно! Мой дом станет известным!»

Внезапно Сомоса пропал из поля зрения террористов. Наконец 15 сентября 1980 года после нескольких дней неопределенности Сомоса вновь появился в своем доме. Сразу после его возвращения была проведена общая встреча, на которой боевики приняли решение о переходе к непосредственному исполнению вооруженной акции.

Подготовив грузовик и два автомобиля, оружие, фальшивые паспорта и портативные радиостанции, группа приготовилась к покушению, запланировав его на следующий день.В конце концов партизаны разработали план, в соответствии с которым осуществлять его должны были трое: Горриаран, Ирурзун и Фарфан.

Покушение на «Рептилию»

В среду 17 сентября 1980 года около 10 утра наблюдатель, работавший под видим продавца журналов и газет в киоске, который был расположен через дорогу от дома Сомосы, сообщил Горриарану по радио о том, что объект покинул свой дом. В это время Фарфан ждал за рулем синего пикапа «Шевроле», который припарковался в переулке неподалеку. Когда лимузин Сомосы уже почти проехал переулок, пикап выскочил на улицу перед ним, заставив белый «Мерседес» остановиться. По другой версии, Фарфан намеренно столкнулся с каким-то автомобилем и занял таким образом проезжую часть, что заставило автомобиль экс-диктатора остановиться.

В это время Ирурзун стоял на балконе с гранатометом. Он должен был первым выстрелить по машине Сомосы, но гранатомет дал осечку. Телохранители Сомосы, ехавшие в красном фургоне, уже выскочили на улицу с оружием наготове. Горриаран, стоявший во дворе, понял, что надо что-то делать, и принял единственно верное решение — открыть огонь по машине из винтовки. Он засадил всю обойму своей М-16 в правую заднюю дверь, за которой сидел Сомоса. К своему удивлению, он увидел, что пули прошивают дверь и разбили окно. Это было удивительно, поскольку террористы были уверены, что машина бронированная.

Горриаран выпустил весь магазин по цели, после чего перезарядил винтовку и открыл огонь по телохранителям, которые вступили в перестрелку с Фарфаном, сидевшим в грузовике. В это время раздался резкий звук, разрезавший воздух, и граната РПГ, выпущенная Ирурзуном, врезалась в крышу «Мерседеса». Взрывом сорвало крышу седана. Третья граната взорвалась на улице. После этого Ирурзун бросился вниз по лестнице и присоединился в Горриарану, после чего оба они подбежали к синему грузовику и запрыгнули в него. Фарфан запустил двигатель, и машина, рванув с места, помчалась прочь.

В результате засады было убито три человека, обгоревшие трупы которых обнаружили в машине. Сомоса погиб, получив 25 пулевых ран. Его тело было настолько обезображено, что опознать его удалось лишь по ногам. Также в машине погибли новый водитель экс-диктатора и его личный финансист.

Из семи террористов шести удалось благополучно скрыться с места покушения и покинуть страну. Лишь Ирурзун, пожалевший оставшиеся в доме 7000 долларов США, вернулся за ними на следующий день, где был опознан по заметной русой бороде местными жителями. В итоге он погиб при невыясненных обстоятельствах после того, как был захвачен полицией.

Именно его полиция представила прессе как главаря террористической группы. Парагвайская полиция так никогда и не признала публично, что Горриаран Мерло был в это время в стране. Однако ей удалось установить, кто же скрывался под именем Алехандры Адлер. Это была аргентинская революционерка, боевик Сильвия Мерседес Ходгерс. Вскоре она провела пресс-конференцию в Мексике, подтвердив свою роль в этой операции и сообщив кое-какие детали. Другие участники покушения, беспрепятственно покинув Парагвай, вернулись в Никарагуа.

Горриаран сообщил, что его коммандос осуществили «революционное правосудие» в отношении Сомосы, чтобы искупить «национальный позор».

В результате можно сделать ряд выводов. Многие, если не все, участники покушения в то или иное время работали в качестве агентов государственной безопасности сандинистского МВД либо в качестве сотрудников полиции.

Уничтожение было задумано, спланировано и исполнено аргентинской «Народной революционной армией». Сомоса был убит несмотря на возражения сандинистского правительства Никарагуа.

Сомоса был похоронен в Майями. Его похороны стали поводом для организации во Флориде протестных выступлений богатых эмигрантов из Никарагуа и Кубы против сандинистского правительства Никарагуа и режима Кастро на Кубе. Однако на поверку выяснилось, что группа протестующих состояла из бывших национальных гвардейцев Сомосы, которые составили отряды «Контрас» для борьбы с сандинистским правительством. Своими выступлениями они пытались привлечь общественное мнение и оправдать свои боевые действия.

С уничтожением Анастасио Сомосы окончательно прекратилось финансирование отрядов «Контрас». Его сын, Анастасио Сомоса Портокарреро отправился в изгнание в Гватемалу и в политической борьбе участия не принимал.
Автор: Сергей Козлов, Евгений Гройсман
Первоисточник: http://www.bratishka.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Prometey 15 июля 2013 08:59
    В конце 80-х в новостях периодически появлялись сводки о событиях в Никарагуа. По крайней мере, о "контрас" знал, наверное, каждый третий советский обыватель, хотя по большей части, мало, кто разбирался, что там к чему. И в то же время по ТВ показывали зарубежный фильм "Граница долга" как раз о событиях в Никарагуа (интересно, помнит ли из форумчан кто-нибудь такой?), кстати, вполне интересный фильм.
    1. Ruslan67 16 июля 2013 06:54
      Цитата: Prometey
      ТВ показывали зарубежный фильм "Граница долга" как раз о событиях в Никарагуа

      По моему оригинальное название было другое -но помню hi
      1. Ruslan67 16 июля 2013 06:56
        Кстати сейчас мало кто помнит но сша были первой страной которые признали сандинистов
  2. Страшный прапёрщик 15 июля 2013 12:22
    Спасибо! Очень информативно и познавательно...
    А то, честно говоря, кроме фамилий главных действующих лиц, к настоящему времени в голове ничего не осталось...
  3. serge-68-68 16 июля 2013 06:49
    Веселые были времена... У нас в училище кубинцы учились - отличные ребята, обожали Кастро и Гевару.
    serge-68-68
  4. Chern 19 июля 2013 23:02
    ... "отправилась освобождать Кубу от кастристов".

    хорошо звучит
    Chern

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня