Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Приказ об осуществлении операции «Rheinubung» германский командующий группой кораблей адмирал Гюнтер Лютьенс (GuntherLutjens) получил 22 апреля. 5 мая «Bismarck» посетил сам Гитлер, и Лютьенс уверил его в полном успехе предстоящей операции в Атлантике.

Линкор, которым командовал капитан 1 ранга Эрнст Линдеманн (Ernst Lindemann) и на котором находился штаб адмирала Лютьенса, вышел из Данцига в ночь с 18 на 19 мая. Экипаж линкора проинформировали о целях операции только в море. У полуострова Аркона произошла встреча с прибывшими из Свинемюнде эсминцами «Friedrich Eckold» и Z-23, из Киля подошел тяжелый крейсер «Prinz Eugen» (капитан 1 ранга Бринкман). Для проводки через Большой Бельт к ним присоединился прорыватель минных заграждений «Sperrbrecher 13».

Около 15 часов 20 мая, пройдя Большой Бельт, соединение неожиданно повстречалось со шведским крейсером «Gotland». Его командир капитан 2 ранга Агрен немедленно доложил об этом факте в Стокгольм.


Английский военно-морской атташе в Стокгольме коммандер Денхэм (H.Denham) проводил в тот день обычную встречу со своим норвежским коллегой, который среди других новостей сообщил ему и эту. Возвратившись в посольство, Денхэм с пометкой «весьма срочно» передал шифровку в Адмиралтейство. К 3.30 следующих суток оперативно-разведывательный центр проинформировал флотское и береговое командования.

Все эти события стали началом крупномасштабной охоты британского флота на германский «карманный линкор» в мае 1941 года.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский тяжелый крейсер «Suffolk». Датский пролив, 1941 г.


Получив рано утром 21 мая сообщение о выходе линкора (ЛК) «Bismarck» и тяжелого крейсера (КРТ) «Prinz Eugen» из Каттегата, на помощь патрулировавшим Датский пролив КРТ «Norfolk» и «Suffolk» из Скапа-Флоу вышли линейный крейсер (ЛКР) «Hood», ЛК «Prince of Wales» и 6 эсминцев (ЭМ): «Electra», «Anthony», «Echo», «Icarus», «Achates» и «Antelope».

Ha «Norfolk», которым командовал капитан 1 ранга Алфред Филлипс (Alfred J.L.Phillips), держал свой флаг командующий 1-й крейсерской эскадрой контр-адмирал Уильям Уэйк-Уокер (William F.Wake-Walker). На командирском мостике КРТ «Suffolk» стоял капитан 1 ранга Роберт Эллис (Robert M. Ellis).

Соединением, направившимся в Датский пролив из главной базы флота Метрополии, командовал вице-адмирал Ланселот Холланд (Lancelot E.Holland), державший флаг на ЛКР «Hood». Самим же кораблем – гордостью британского флота командовал капитан 1 ранга Ралф Керр (Ralf Kerr).

КРЛ «Manchester» (captain Herbert A.Parker) и «Birmingham» (captain Alexander C.G.Madden) получили приказание охранять пролив между Исландией и Фарерскими островами.

В Скапа-Флоу находился АВ «Victorious» (captain Henry C.Bovell), который в сопровождении ЛКР «Repulse» (captain William G.Tennant) должен был 22 мая выйти с конвоем WS8B на Ближний Восток. Выход обоих кораблей пришлось отменить, они поступили в распоряжение возглавившего операцию по поимке немецкого ЛК главнокомандующего Флотом метрополии адмирала Сэра Джона Тови (John C.Tovey).

С момента начала операции право выхода в эфир было строжайшим образом ограничено – фактически все британские корабли соблюдали режим радиомолчания.


Поиск начался

После получения сообщения об обнаружении немецкого соединения авиацией берегового командования в Коре-Фиорде (21 мая в 13.15 совершавший поисковый полет над Бергеном разведчик сфотографировал корабли на якорной стоянке – расшифровка снимка показала, что это «Bismarck» и «Prinz Eugen»), адмирал Дж.Тови направил «Hood», «Prince of Wales» и 6 ЭМ в исландский Хваль-фиорд. Под видом авианалета* на Берген англичане сделали еще несколько снимков, подтвердивших их предположения о том, что корабли готовы к выходу в Атлантику.

* – Даже в секретных отчетах англичане писали, что «попытка бомбардировки норвежского побережья, предпринятая «наугад» 21 мая, потерпела фиаско – из-за окутавшего берег плотного тумана только два самолета достигли фиордов, но и они не обнаружили врага».

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Германский линкор «Bismarck» в Гримштад-фиорде. 21 мая 1941 г.


В 19.00 адмирал Г. Лютьенс, уверенный в раскрытии операции англичанами, прервав бункеровку КРТ, отдал приказ о выходе из фиорда. Это произошло в 19.45 21 мая.

На следующие сутки погода ухудшилась: облачность над Северным морем спустилась до высоты 600 м, в Датском проливе шел проливной дождь, видимость не превышала полумили.

В таких условиях воздушная разведка казалась бесполезной, но командир расположенной на Оркнейских островах флотской авиастанции Хатстон капитан 2 ранга Фэнкорт (H.L.St.J.Fancourt) все же направил – по собственной инициативе – один самолет через Северное море. Пилот лейтенант Н.Годдард (N.N.Goddard) и наблюдатель коммандер Г.Ротердам (G.A.Rotherdam) достигли Бергена, под сильным зенитным огнем произвели аэрофотосъемку и благополучно возвратились в Хатстон. Немецких кораблей в фиордах не обнаружено – информация об этом была доложена адмиралу Дж.Тови в 20.00 22 мая.

Тем временем немецкие корабли, следуя 24-узловым ходом, около 7.00 22 мая прошли Тронхейм. Ранее, около 4.00, адмирал Г.Лютьенс отпустил эскортные ЭМ в Тронхейм, а соединение взяло курс на о. Ян-Майен, где планировалась встреча с танкером «Weissenburg». К 21.00 германские корабли достигли 68° N.

Запросив командование о наличии сил англичан в Скапа-Флоу и получив ответ (основываясь на данных авиаразведки, немцы считали, что там находятся 4 ЛК, 1 АВ, 6 КР и 17 ЭМ), в 23.20 адмирал Г.Лютьенс отказался от бункеровки и повернул на W, намереваясь выйти в Атлантику Датским проливом.

Адмирал Дж.Тови, не имея точных данных о местонахождении «Bismarck» и «Prinz Eugen», исходил из предположения, что немецкие корабли направляются в Атлантику для уничтожения торговых судов. Уточнив приказания своим силам – направив КРЛ «Arethusa» (A.-C.Chapman) на помощь «Manchester» и «Birmingham» и приказав организовать в опасных направлениях непрерывное воздушное патрулирование, – в 22.45 22 мая главнокомандующий Флотом метрополии вышел из Скапа-Флоу в сопровождении АВ «Victorious», 2-й крейсерской эскадры и пяти ЭМ.* Он намеревался занять центральную позицию. Флаг адмирала Дж.Тови развевался на фалах ЛК «King George V», которым командовал капитан 1 ранга Уилфрид Паттерсон (Willfrid L.Patterson).

* – Командующий 2-й крейсерской эскадрой контр-адмирал Э.Кертис (A.T.Curteis) поднял свой флаг на КРЛ «Galatea», которым командовал капитан 2 ранга Эдвард Сим (Edward W.B.Sim). Остальными КР командовали капитаны 2 ранга Уильям Эгнью (William GAgnew) – «Aurora», Майкл Дэнни (Michael M. Denny) – «Kenya», Рори О’Конор (Rory C.O’Conor) – «Neptune». В состав эскадры также входил «Hermione», которым командовал Джеффри Оливер (Jeoffrey N.Oliver).

Эсминцы: флагманский «Inglefleld» – капитан 2 ранга Перси Тодд (Percy Todd), командующий 3-й флотилией ЭМ, «Intrepid» – капитан 3 ранга Родерик Гордон (Roderick C.Gordon), «Nestor» – капитан 3 ранга Конрад Алерс-Хэнки (Conrad B.Alers-Hankey), «Punjabi» – капитан 3 ранга Стюарт Басе (Stuart A.Buss) и «Active» – капитан-лейтенант Майкл Томкинсон (Michael W.Tomkinson).


Утром к ним присоединился ЛКР «Repulse». Весь день 23 мая соединение следовало на W. Авиаразведка из-за плохой погоды не велась.

Противник обнаружен

Погода в Датском проливе стояла необычная: воздух был чист над паковым льдом, простиравшимся на расстояние до 80 миль от береговой черты, и еще примерно на 10 миль от кромки льдов, остальное же водное пространство и Исландия были окутаны плотным туманом. В 19.22 шедший 18-узловым ходом «Suffolk» своей РЛС обнаружил по пеленгу 20° на дистанции7 мильдве крупные надводные цели. «Bismarck» и «Prinz Eugen», огибавшие кромку пакового льда, находились в55 миляхк N-W от Нордкапа.

Немедленно радировав об обнаружении цели, капитан 2 ранга Р.Эллис повернул к S-O, чтобы не быть обнаруженным самому. В 20.30 радиолокационный контакт установил и «Norfolk».*

* – Хотя первым обнаружил противника «Suffolk», сообщение с «Norfolk» в Адмиралтействе получили раньше – в 21.03 его передали командующему Флотом метрополии. «Hood» принял первое сообщение с «Suffolk», в 20.04.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Вид на ЛК «Bismarck» с борта КРТ «Prinz Eugen»


Также имевший РЛС «Bismarck» обнаружил и классифицировал «Suffolk» в 18.20 по корабельному времени (на немецких кораблях время на 1 ч опережало английское) на дистанции7 миль. Подготовив данные для стрельбы главным калибром и сообщив своему командованию об обнаружении английского КР, через 10 мин. Л К был готов открыть огонь, когда его РЛС зафиксировала еще одну цель на дистанции6 миль– вскоре «Norfolk» на полном ходу на мгновение появился из темноты за кормой ЛК, но тут же отступил.

Радиограмма об обнаружении «Bismarck» ушла в эфир в 20.32.

«Bismarck» успел сделать 5 залпов, но не попал в англичанина, а лишь вывел из строя собственную РЛС. Приказав «Prinz Eugen» занять место впереди, Лютьенс увеличил ход до 30 узлов и изменил курс, пытаясь оторваться от британских КР. Это удалось – около полуночи контакт был утерян; «Norfolk» и «Suffolk», уверенные, что немцы повернули назад, направились в пролив, но вскоре вернулись на прежний курс.

Как только первое сообщение с «Norfolk» доложили адмиралу Дж.Тови, он повернул на W и лег на курс 280°, увеличив эскадренный ход и намереваясь на следующее утро перехватить врага возле Исландии.

Вице-адмирал Л.Холланд получил первое сообщение с «Suffolk» в 20.04, находясь в300 миляхот противника. Он приказал капитану 1 ранга Р.Кэрру лечь на курс 295° и увеличить ход до 27 узлов. Пройдя новым курсом около 50 мин. и наблюдая за усилиями шести ЭМ не отстать от флагмана на весьма свежей волне (ветер достигал 5 баллов), Холланд разрешил им уменьшить скорость и следовать «в оптимальном режиме». Однако ЭМ всю ночь поддерживали максимально возможный ход.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

ЛК «Bismarck» в Гримштад-фиорде. Фото с британского самолета-разведчика, 21 мая 1941 г.


В 23.18 они получили приказ построиться в «ордер №4», т.е. занять позиции впереди ЛК и ЛКР. В полночь поступил доклад о том, что вражеские корабли находятся примерно в120 миляхи следуют курсом 200°.

Вскоре английские корабли уменьшили ход до 25 узлов, а в 0.17 легли курсом нa N.

Ожидалось, что противник окажется на дальности открытия огня около 1.40, поэтому к 0.15 все приготовления к бою были окончены, и корабли подняли боевые флаги. Как раз в это время КР потеряли радиолокационный контакт с целью.

Вице-адмирал Л.Холланд явно занервничал. В 00.31 он приказал передать на «Prince of Wales»: если до 2.10 противник не будет обнаружен, он ляжет на обратный курс и будет следовать им до восстановления контакта; ЛК и ЛКР будут преследовать «Bismarck», a «Prinz Eugen» он оставляет для «Norfolk» и «Suffolk». Для истории так и осталось неизвестным, был ли передан этот приказ и получили ли его КР…

На «Prince of Wales» подготовили к взлету самолет-разведчик «Walrus», однако в 1.40 из-за ухудшения видимости катапультирование пришлось отменить, из баков слили горючее и закрепили самолет по-походному. Через 7 мин. флагман поднял флажный сигнал: в случае, если в 2.05 ЛКР повернут на курс 200°, ЭМ продолжать дозор курсом на N. Видимость была такова, что уверенности в получении приказания всеми ЭМ у флагмана не осталось. В 2.03 «Hood» лег на курс 200°.

Так как встреча с противником до рассвета была маловероятна, команде разрешили отдых.

* * *

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский линейный крейсер «Hood»


Адмиралтейство же в тот период более всего было озабочено безопасностью конвоев. В Северной Атлантике их насчитывалось не менее 11 (6 направлялись в метрополию, 5 следовали в обратном направлении). Наиболее важным считался конвой WS8B: 5 транспортов с британской пехотой, следовавших на Ближний Восток в охранении KPT «Exeter», КРЛ «Cairo» и восьми ЭМ.

Поскольку ЛКР «Repulse», который должен был следовать в составе прикрытия, находился в распоряжении главнокомандующего, приказ выйти в море, чтобы защитить проделавший уже более половины пути вдоль побережья Ирландии караван транспортов с войсками, либо принять участие в бою с немецкими кораблями, в 0.50 24 мая получил командующий соединением «Force H» вице-адмирал Сэр Джеймс Сомервилл (James F.Somerville).
К 2.00 все его корабли вышли из Гибралтара.

* * *

Всю ночь с 23 на 24 мая «Norfolk» и «Suffolk» преследовали германский ЛК, поддерживавший ход 27-28 узлов.
«Вися на хвосте», время от времени британские КРТ все же теряли визуальный контакт с противником в пелене дождя или в снежном заряде. Тогда на «Suffolk» включался радар.

В 2.47, когда радиометристы «Suffolk» вновь увидел отметки целей на экране своей РЛС и радиограмма об этом дошла до вице-адмирала Л.Холланда, «Hood» увеличил ход до 28 узлов.

В 4.00 дистанция между главными противниками составляла примерно 20 миль. В 4.30 видимость улучшилась до 12 миль, через 10 мин. последовал приказ готовить к вылету гидросамолет «Walrus» на «Prince of Wales». Выполнение приказа задержалось.* «Hood» шел максимально возможным 28-узловым ходом на S-O курсом 240°. В 4.50 более мореходный «Prince of Wales» вышел вперед, a «Hood» занял позицик в его левой кормовой раковине, по пеленгу 230°.

* – Авиабензин оказался обводненным, и это стоило жизни машине – ее так и не успели поднять в воздух до начала боя, а затем, поврежденную осколками снарядов и представлявшую опасность для корабля, ее пришлось сбросить за борт.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Prinz Eugen» после выхода из Готенхафена в Атлантику вместе ЛК «Bismarck»


Четверть часа спустя «Hood» вновь принял на себя функции флагманского корабля.
Тем временем сигнальщики на «Norfolk» и «Suffolk» в ожидании момента, когда арктические сумерки превратятся в день, всматривались в горизонт на юге. Если бы это произошло в 3.25, «Bismarck» был бы обнаружен визуально на дистанции12 миль. В этот момент Л К начал поворот вправо, и когда «Suffolk» также поворачивал, чтобы сохранить дистанцию, внезапный сильный порыв ветра подхватил находившийся на катапульте самолет и вывел его из строя.

В 4.45 радисты «Norfolk» перехватили радиограмму с ЭМ «Icarus», в которой он давал свое место и место «Achetes» – сопровождавшие «Hood» ЭМ находились по корме КРТ. Это было первое сообщение, из которого контр-адмирал У.Уэйк-Уокер мог узнать, что линейные силы находятся поблизости.
В 5.16 сигнальщики «Norfolk» обнаружили дымы слева по корме, вскоре на горизонте показались «Prince of Wales» и «Hood».

Первое боевое соприкосновение. Гибель «Hood»

На обоих кораблях еще в 5.10 24 мая1941 г., когда начался рассвет, была установлена высшая степень боеготовности.

Англичане обнаружили противника первыми, в 5.35 установив контакт по пеленгу 335° на дистанции17 миль. Две минуты спустя «Hood» и «Prince of Wales» одновременно, по синему вымпелу, поднятому на фалах флагманского корабля, переложили лево на борт 40°, чтобы оказаться к противнику правым бортом.

В 5.41 «Hood» имел цель по пеленгу 80°, но в 5.49 по следующему сигналу корабли легли на курс 300°.

Одновременно флагман поднял сигнал «G.S.B. 337 L1», что означало «Вести огонь по немецкому кораблю, находящемуся слева по пеленгу 3379». Левым (left-hand ship) оказался «Prinz Eugen», и за мгновение до открытия огня на фалах «Prince of Wales» взвился сигнал «G.O.B. 1» – «Сдвинуть цель на одну вправо», т.е. стрелять по «Bismarck».

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Hood» на ходу в свежую погоду


РЛС «Prinz Eugen» обнаружила цель с левого борта около 5.00, но в 5.45, когда дымы английских кораблей увидели сигнальщики, артиллерийский офицер немецкого корабля ошибочно определил их как КРТ. Последовал приказ зарядить 203-мм орудия фугасными снарядами, обычно использовавшимися немцами для пристрелки.

На рассвете, в 5.52, когда дистанция уменьшилась до 25000 ярдов (22750 м), «Hood» открыл огонь по «Bismarck», тот сразу же ответил.

Огнем «Bismarck» управлял старший артиллерийский офицер фрегаттен-капитан Пауль Ашер. Он уже имел боевой опыт – в той же должности Ашер командовал артиллеристами «Admiral Graf Spee» во время боя при Ла-Плате.

«Bismarck» добился накрытия со 2-го залпа – на «Hood» в районе кормового 102-мм орудия левого борта возник пожар, огонь быстро охватил всю центральную часть корабля. Пламя имело розовый оттенок, из очага пожара повалил густой дым.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

ЛК «Bismarck» ведёт огонь по британскому ЛКР «Hood». Датский пролив, 24 мая 1941 г.


«Prince of Wales», командир которого капитан 1 ранга Джон Лич (John С. Leach) приказал своему артиллерийскому офицеру самостоятельно управлять стрельбой, открыл огонь на минуту позже флагмана, но накрытия добился лишь с 6-го залпа (1-й лег с перелетом).

В 5.55 по синему вымпелу флагманского корабля «Hood» и «Prince of Wales» повернули на 2 румба влево, что открыло последнему углы обстрела носовой башни главного калибра. ЛК произвел 9-й залп. Пятью минутами позже на фалах «Hood» появились два синих вымпела – он намеревался довернуть еще на 2 румба.

В тот момент «Bismarck» только что сделал 5-й залп – «Hood» был расколот надвое мощнейшим взрывом, вставшим между кормовой трубой и грот-мачтой. Носовая часть, перевернувшись, сразу же начала тонуть, а кормовая, окутанная дымом, держалась на плаву.

Спустя всего 8 мин. после начала боя ЛКР, в течение многих лет составлявший гордость Royal Navy, исчез меж волнами, и только облако дыма, сносимое ветром, напоминало о красавце-корабле.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский линкор «Prince of Wales» перед сражением в Датском проливе, 1941 г.


«Prince of Wales» изменил курс вправо, чтобы не столкнуться с остатками «Hood», и прошел рядом с местом его гибели: 63°20′N, 31°50′W.

Дистанция уменьшилась до 18 тыс. ярдов, (16380 м), и «Bismarck» не преминул этим воспользоваться, введя в дело и свою универсальную артиллерию.
Получив 4 попадания 380-мм снарядами главного калибра немецкого ЛК, капитан 2 ранга Дж. Лич, чудом выживший во время взрыва одного из трех снарядов меньшего калибра, в 6.02 разрушившего мостик, почел за благо временно выйти из боя – поступило сообщение о подводной пробоине в кормовой части, корабль принял значительное количество воды в поврежденные отсеки.

В 6.13 британский ЛК, прикрывшись дымовой завесой, повернул на курс 160°. Кормовая башня главного калибра продолжала вести огонь, но во время поворота ее заклинило (ввести в строй башню удалось лишь к 8.25). Дистанция до немецкого ЛК составляла 14500 ярдов (13200 м). «Prince of Wales» успел произвести 18 залпов главным калибром и пять – универсальным.

«Bismarck», который не делал попыток преследовать «Prince of Wales» или продолжить бой, также получил попадания.*

* – Согласно опросу выживших членов его команды, германский ЛК был трижды поражен английскими снарядами: один из них попал в правый борт в носовой части, сделав подводную пробоину (вода затопила три отсека); 2-й – кормовее, в главный броневой пояс, сместив плиты (затоплен один отсек); 3-й прошил палубу, не взорвавшись и лишь уничтожив моторный катер. Некоторые из опрошенных утверждали, что попадания были с 3-го залпа «Hood», другие считали, что 2-е попадание в «Bismarck» – работа «Prince of Wales».


Англичане оценивают обстановку

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Взрыв ЛКР «Hood», наблюдаемый с борта «Prinz Eugen»


После гибели вице-адмирала Л.Холланда командование должно было перейти к следующему по рангу флагману – контр-адмиралу У.Уэйк-Уокеру, державшему флаг на KPT «Norfolk», который в тот момент находился в 15 милях к N и шел к месту боя 28-узловым ходом.

«Suffolk» и «Norfolk», естественно, не могли остаться в стороне от битвы, но они находились слишком далеко. В 6.19 «Suffolk» дал 6 залпов своим главным калибром, однако, как выяснилось позже, по ошибочному целеуказанию – снаряды не долетели до цели.

В 6.30 «Norfolk» сблизился с «Prince of Wales», контр-адмирал У.Уэйк-Уокер сообщил на ЛК о принятии командования и разрешил ему следовать таким ходом, который позволяло поддерживать состояние корабля. Капитан 1 ранга Лич ответил, что может дать 27 узлов. Затем флагман приказал ЭМ из охранения погибшего «Hood» начать поиск людей.*

* – «Anthony» и «Antelope» еще в 14.00 23 мая были отпущены вице-адмиралом Холландом в Исландию для заправки топливом. В 21.00, после получения информации об обнаружении противника, они вновь вышли в море. Вместе с «Hood» оставались «Echo», «Electra», «Icarus» и «Achates». Когда начался бой, они находились примерно в30 милях к N и к N-W.

В 6.37 ЭМ получили приказание командующего 1-й крейсерской эскадрой искать выживших моряков с потопленного ЛКР и в 7.45 подошли к месту гибели «Hood». В большом нефтяном пятне плавали различные деревянные обломки, бальсовые спасательные плоты, пробковые матрасы. «Electra» обнаружил и поднял на борт троих моряков.

Из Исландии к месту гибели «Hood» подошел «Malcolm», продолжавший безрезультатный поиск весь день. В 9.00 «Echo» дал радиограмму, что он вместе с «Icarus», «Achates», «Antelope» и «Anthony» направляется в Хваль-фиорд. Туда ЭМ прибыли в 20.00.


Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский КРТ «Norfolk»


В 7.57 «Norfolk» донес, что «Bismarck» уменьшил ход и он, возможно, имеет повреждения. Вскоре предположение подтвердились: вылетевшая с исландского аэродрома летающая лодка «Sunderland» в 8.10 обнаружила германский ЛК и сообщила, что он оставляет за собой нефтяной шлейф.
Адмирал Дж.Тови и «King George V» находились в 360 милях. Контр-адмиралу У.Уэйк-Уокеру предстояло принять решение: либо продолжить бой наличными силами, либо, продолжая слежение, дождаться подкреплений.

Решающим фактором стало состояние ЛК – он принял в поврежденные кормовые отсеки более 400 т воды, два орудия главного калибра не могли вести бой (два орудия в кормовой башне удалось ввести в строй к 7.20), корабль не мог развить ход более 27 узлов.

Кроме того, ЛК вступил в строй совсем недавно – кэптэн Лич отрапортовал о готовности корабля вступить в бой не далее как за неделю до описываемых событий. Башни главного калибра ЛК были новой модели, у них, естественно, имелись «болезни роста» – последние залпы во время утреннего боя ложились с недолетом и с большим разбросом по целику.

Итак, контр-адмирал У.Уэйк-Уокер решил подождать. Весь день «Prince of Wales» и «Norfolk» продолжали погоню, не вступая в бой.
После 11.00 видимость ухудшилась, в полдень в пелене мелкого дождя визуальный контакт был утрачен.

Противник ускользает

Еще ночью (в 1.20), с целью предотвратить всякую возможность незамеченного возвращения немецких кораблей, КРЛ «Manchester», «Birmingham» и «Arethusa», патрулировавшие между Исландией и Фарерскими островами, были направлены к северо-восточной оконечности Исландии.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Разрывы снарядов ЛКР «Hood» рядом с КРТ «Prinz Eugen». Датский пролив, 24 мая 1941 г.


Адмиралтейство направило в район сосредоточения ЛК «Rodney», который находился примерно в 550 миляхк S-O, вместе с четырьмя ЭМ эскортируя войсковой транспорт «Britannic».

В 10.22 командир «Rodney» капитан 1 ранга Фредерик Долримпл-Гамильтон (Frederick H.G. Dalrymple-Hamilton) получил приказ оставить в охранении транспорта один ЭМ, а самому с тремя остальными следовать на W.

Оставив с «Britannic» ЭМ «Eskimo» (lieutenant J.V.Wilkinson), «Rodney» вместе с «Somali» (captain Clifford Caslon), «Tartar» (commander Lionel P. Skipwith) и «Mashona» (commander William H.Selby) полным ходом двинулся на помощь силам преследования.

В Атлантике находились еще два английских ЛК – «Ramilles» и «Revenge».

Первый следовал в прикрытии конвоя НХ127, вышедшего из Галифакса, и находился в800 миляхк S от «Bismarck».

В 11.44 командиру ЛК «Ramillies» капитану 1 ранга Артуру Риду (Arthur D. Read) принесли расшифрованный приказ Адмиралтейства: оставить конвой и идти на N, чтобы отсечь «Bismarck» с западного направления. В 12.12 приказ был выполнен. Командир «Revenge» капитан 1 ранга Э.Арчер (E.R.Archer) выполнил распоряжение немедленно выйти из Галифакса и также направиться на сближение с противником.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Дым от горящего «Prince of Wales» (в центре) и дым от тонущего «Hood» (справа), наблюдаемые с германского корабля во время боя в Датском проливе. Справа видны два всплеска от германских снарядов рядом с «Hood». 24 мая 1941 г.


Командир 18-й крейсерской дивизии, он же командир КРЛ «Edinbourgh», коммодор Чарльз Блэкман (Charles M.Blackman), осуществлявший патрулирование между 44-м и 46-м градусами N с целью перехвата германских торговых судов, в 12.50 получил приказ усилить наблюдение.

В 14.30 коммодор Ч.Блэкман радировал свое место: 44°17′ N, 23°56′ W; «ледую 25-узловым ходом курсом 320°.

Контр-адмиралу У.Уэйк-Уокеру было приказано продолжать преследование «Bismarck», даже если остаток топлива на его кораблях окажется недостаточным для совместных действий с Флотом метрополии.

В условиях плохой видимости «Norfolk» и «Suffolk» находились в предельном напряжении, постоянно ожидая внезапного поворота и атаки со стороны «Bismarck» и «Prinz Eugen». В 13.20, когда немецкие корабли изменили курс к S и снизили ход, «Norfolk» вдруг обнаружил их сквозь пелену дождя на дистанции всего8 мильи был вынужден ретироваться, прикрывшись дымовой завесой.

В 15.30 на флагманский мостик «Norfolk» принесли радиограмму адмирала Дж.Тови, в которой он давал свое место* на 8.00 24 мая. Прочитав ее, контр-адмирал У.Уэйк-Уокер смог заключить, что Флот метрополии сможет подойти на боевую дистанцию с противником к часу ночи, однако это уже не соответствовало действительности – в 1.00 корабли адмирала Дж.Тови так и не появились, зато в 21.56 от него была получена радиограмма с более реалистичным прогнозом: в лучшем случае адмирал будет здесь к 9.00 25 мая…

* – 61°17′ N, 22°8′ W


Адмиралтейство в раздумье

Днем активно действовала британская разведывательная авиация. В 15.35 «Саtalina», которую могли наблюдать с «Norfolk», но, вероятно, не обнаружили с «Bismarck», прояснила ситуацию: «Suffolk» находится в 26 милях от самолета, а германский ЛК – в 15 милях впереди.

Через 10 мин. Лондон запросил у командующего 1-й крейсерской эскадрой ответы на следующие волновавшие Адмиралтейство более всего вопросы:

1) какой процент своей огневой мощи сохранил «Bismarck»;
2) какое количество боезапаса он истратил;
3) каковы причины частого изменения им курса.
В радиограмме также содержался вопрос о намерениях контр-адмирала в отношении «Prince of Wales» и настоятельная рекомендация опасаться подлодок противника.
Спустя около получаса, контр-адмирал У.Уэйк-Уокер радировал:
1) неизвестно, но высокий;
2) около 100 выстрелов;
3) непонятно – возможно, с целью запутать преследующие его КР.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Prince of Wales» после боя в Датском проливе. В районе кормовой трубы видны боевые повреждения


На последний вопрос он ответил так: ЛК не восстановит свою боеспособность до присоединения главных сил, если не сорвется перехват; он считает нецелесообразным вступать в бой, пока ЛК имеет возможность поддерживать ход.

Получив радиограмму командующего 1-й крейсерской эскадрой, в Адмиралтействе поняли, что «Bismarck» еще очень опасен.

Приближался вечер. «Bismarck» и «Prinz Eugen» продолжали идти на S, a «Suffolk», «Norfolk» и «Prince of Wales» неотрывно следовали за ними, не теряя визуального контакта.

В 17.11 на случай внезапной атаки немцев английские корабли перестроились: «Prince of Wales» вышел вперед, a «Norfolk» занял место за его кормой, прикрывая ЛК со стороны находившейся «не в строю» кормовой башни. Во время этого перестроения КРТ не видел германский ЛК, но с «Suffolk» докладывали: «Bismarck» находится по пеленгу 152° на дистанции16 миль, вы (т.е. «Norfolk») – по пеленгу 256° на дистанции12 миль.

В 18.09 сигнальщики флагманского корабля контр-адмирала У.Уэйк-Уокера увидели «Suffolk», флагман приказал дать ему сигнал приблизиться на5 миль.

«Bismarck», как считали англичане, пытался подкараулить «Suffolk» в тумане и, когда он начал ворочать на Ost, открыл огонь. Это произошло в 18.41.

Как выяснилось позже, адмирал Г.Лютьенс действовал, прикрывая бегство «Prinz Eugen».

Второе боевое соприкосновение. Бегство «Prinz Eugen»

Залп немецкого ЛК упал с недолетом, но достаточно близко, чтобы разрывом снаряда вышибить заклепки бортовой обшивки в корме английского КРТ.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

ЛК «Bismarck» ведёт огонь в Датском проливе. Май 1941 г.


Прежде чем скрыться за дымзавесой, «Suffolk» успел ответить девятью выстрелами с борта.

Увидев, что «Suffolk» атакован, «Norfolk» немедленно изменил курс и ринулся навстречу врагу, открыв огонь в 18.53.

Орудия «Prince of Wales» заработали пятью минутами раньше, и за 8 мин. он успел сделать 12 залпов, не достигнув ни одного попадания. Однако этой стрельбы оказалось достаточно для того, чтобы два орудия главного калибра вышли из строя (из-за дефектов башенной АУ).

«Bismarck» не проявлял намерения возобновить бой, и контр-адмирал У.Уэйк-Уокер поспешил сообщить на «Prince of Wales», что до подхода адмирала Дж.Тови он также не намерен вступать в боевое соприкосновение с противником.

Итак, стычка оказалась скоротечной: «Bismarck» снова начал удаляться, а отпущенный без каких-либо инструкций «Prinz Eugen», воспользовавшись снежным зарядом, скрылся от преследования.

Английские же крейсеры пошли дальше противолодочным зигзагом – они вступили в район действий немецких ПЛ.

Расстановка сил вечером 24 мая

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

На палубе «Prinz Eugen»


В 20.25 Адмиралтейство отправило на корабли радиограмму с описанием обстановки на 18.00 24 мая. Она выглядела следующим образом.

Противник – 59°10′ N, 36° W, курс – 180°, ход – 24 узла; контакт с ним поддерживают «Norfolk», «Suffolk» и «Prince of Wales». Командующий Флотом метрополии – «King George V», «Repulse», «Victorious» и 2-я крейсерская эскадра (последние отделились от адмирала Дж.Този в 15.09) – 58° N, 30° W.

KPT «London», эскортировавший от Гибралтара транспорт «Arundel Castle» и находившийся в точке с координатами 42°50′ N, 20°10′ W, получил приказ оставить транспорт и следовать на сближение с противником. ЛК «Ramilles» – приблизительно 45°45′ N, 35°40′ W – обходит курс противника с W.

КРЛ «Manchester», «Birmingham» и «Arethusa» оставили свою позицию у северо-восточной оконечности Исландии, чтобы пополнить запасы топлива.

ЛК «Revenge», вышедший из Галифакса в 15.05, следует 6-узловой скоростью с тихоходным конвоем НХ 128 (44 транспорта). КРЛ «Manchester» находится приблизительно в точке 45°15′ N, 25°10′ W.

Итак, не считая эсминцев, на поимку германского ЛК «работали» уже 19 боевых кораблей (включая «Force H») – 3 ЛК, 2 ЛКР, 12 КР и 2 АВ.

Атакует «Victorious»

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

КРТ «Suffolk»


Адмирал Дж. Тови, стремившийся прежде всего задержать противника, направил вперед АВ «Victorious», чтобы тот попытался атакой своих торпедоносцев заставить «Bismarck» уменьшить ход. На АВ, еще не успевшем приобрести боевой опыт, находились лишь 9 ударных самолетов – это были «Swordfish» 825-й эскадрильи. Имелись еще 6 истребителей «Fulmar» 802-й эскадрильи, остальное же место в ангаре было занято частично разобранными истребителями «Hurricane», которые следовало доставить на Мальту.

Сообщение главнокомандующего о том, что около 22.00 самолеты с «Victorious» попытаются атаковать «Bismarck», отправленное в 14.55, контр-адмирал У.Уэйк-Уокер прочел в 20.31. Он с надеждой стал ожидать появления самолетов, которые, по его расчетам, могли оказаться над целью около 23.00.

Противника на некоторое время потеряли из вида, но в 23.30 «Norfolk» на мгновение «поймал» цель на дистанции 13 миль. Спустя 13 мин. в небе появились торпедоносцы.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)


* * *

После короткого боя между кораблями контр-адмирала У.Уэйк-Уокера и адмирала Г. Лютьенса стало очевидным, что к 23.00 «Victorious» не сможет подойти к «Bismarck» на100 миль.

Тогда командир 2-й крейсерской эскадры контр-адмирал Э.Кертис (A.T.B.Curteis), державший свой флаг на КРЛ «Galatea», решил поднять самолеты около 22.00, когда расстояние до цели будет составлять 120 миль, и отдал соответствующий приказ командиру АВ капитану 2 ранга Г.Бовилу.

Дул свежий северо-западный ветер, когда в 22.08 «Victorious» изменил курс на 330° и уменьшил ход до 15 узлов, чтобы торпедоносцы начали взлет. Погода была, что называется, «хуже не придумаешь». Было светлое время суток, но плотная облачность и дождь создавали сумерки. Полетная палуба качалась между пенистыми гребнями волн и несущимися низко на свинцовом небе облаками, поливаемая холодным дождем.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский авианосец «Victorious»


В 22.10 с палубы АВ тяжело взлетели и исчезли в облаках девять торпедоносцев 825-й эскадрильи. Вел их капитан-лейтенант Юджин Эсмонд (Eugene Esmonde).

Набрав высоту 1,5 тысячи футов (около 460 м), эскадрилья легла на курс 2258. Самолеты летели со скоростью около 160 км/ч, но 120 миль, разделявшие британский АВ и германский ЛК, эскадрилья преодолевала почти два часа.

В условиях плотной низкой облачности весьма приблизительных координат цели, которые летчики получили перед вылетом, было явно недостаточно.

К счастью для англичан, для торпедоносцев-бомбардировщиков «Swordfish» к тому времени успели создать авиационный радар. Антенна РЛС ASV Mk.10, помещенная в обтекатель, подвешивалась под носовой частью фюзеляжа, на месте торпеды, поэтому оснащенные РЛС самолеты не могли выполнять роль ударных.

Примерно в 23.27 оператор РЛС, склонившийся над экраном индикатора во второй кабине одного из «Swordfish» 825-й эскадрильи, обнаружил отметку цели – справа по курсу в 16 милях. Тремя минутами позже сквозь разрыв облаков был замечен «Bismarck», идущий курсом 160°, но его тут же снова потеряли из вида, поскольку облака быстро сомкнулись.

Преследовавшие немцев английские корабли должны были находиться к W от них, поэтому эскадрилья изменила курс на N-O, затем развернувшись влево.

Вскоре РЛС «поймала» два корабля, слева и справа по курсу – это оказалась группа преследования, и «Suffolk» направил торпедоносцы на «Bismarck», находившийся впереди него в 14 милях.

В 23.50 оператор РЛС увидел цель прямо по курсу. Эскадрилья пошла на снижение и, пробив облачность, приготовилась к атаке. Однако вместо германского ЛК летчики увидели перед собой лежавший в дрейфе корабль Береговой охраны США «Madoc». «Bismarck» же, оказавшийся в 6 милях южнее, заметив самолеты, сразу же открыл интенсивный заградительный огонь.

На перестроение времени уже не оставалось. Все восемь* самолетов, каждый из которых нес одну 18-дюймовую торпеду, снабженную двухканальным неконтактным взрывателем и установленную на глубину хода 31 фут (9,46 м), ринулись в атаку с одного направления.

* – В секретных отчетах Адмиралтейства по поводу количества атаковавших «Bismarck» самолетов было сделано примечание: «Один самолет потерял контакт (с остальными) в облаках». Вероятно, это делалось для того, чтобы скрыть «безоружность» оснащенного РЛС «Swordfish»

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Залп ЛК «Bismarck». Датский пролив, май 1941 г.


Ровно в полночь три машины одновременно сбросили торпеды, направив их в левый борт ЛК в районе миделя. Следующие три, сброшенные через минуту 2-й группой, которая зашла чуть дальше, пошли в носовую часть корпуса,»Bismarck». 7-я машина нацелила свою торпеду в район носовой надстройки ЛК, а 8-й «Swordfish», обойдя «Bismarck», в 0.02 сбросил торпеду с правого борта.

Именно эта, сброшенная последней торпеда поразила правый борт ЛК в районе ходового мостика: два истребителя «Fulmar», поднятые с «Victorious» в 23.00 и наблюдавшие результаты атаки, сообщили, что видят поднимающийся из носовой части ЛК черный дым, а сам он снизил ход.

Хотя броневой пояс выдержал, между плит и в обшивке борта появились щели, что заставило «Bismarck» временно уменьшить ход до 22 узлов.

Вторая пара истребителей, взлетевшая с «Victorious» в 1.05, несмотря на все усилия не смогла обнаружить врага.

Когда в 0.52 солнце скрылось за горизонтом, эскадрилья капитан-лейтенанта Ю.Эсмонда прошла меньше половины обратного пути. К несчастью, приводной радиомаяк на «Victorious» вышел из строя, и самолеты прошли мимо АВ, не заметив его посадочные огни в пелене дождя. Пришлось использовать для привода радиодальномер и сигнальные прожекторы.

Наконец, около 2.00 самолеты запросили посадку. На АВ включили посадочные прожекторы и подсветку полетной палубы. В 2.05 все машины благополучно приземлились – несмотря на то, что трое пилотов еще ни разу не выполняли посадку на АВ в ночных условиях.

А вот судьба двух истребителей «Fulmar» оказалась печальнее. Их ожидали до 2.50, давая круговые импульсы РЛС и вращая лучи прожекторов, но самолеты так и не появились. Темнота была уже полной, и контр-адмиралу Э.Кертису. опасавшемуся немецких ПЛ, пришлось отдать АВ приказ прекратить ожидание и числить истребители погибшими. Самолеты действительно погибли, а вот летчиков после нескольких часов пребывания в воде на спасательных плотах поднял на борт американский корабль.

Третье боевое соприкосновение. Противник снова ускользает

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Bismarck» в Датском проливе. Вид с борта «Prinz Eugen»


Пока торпедоносцы атаковали «Bismarck», «Norfolk» заметил корабль в направлении S-W.

Контр-адмирал У.Уэйк-Уокер немедленно приказал открыть огонь по обнаруженной цели, считая, что это «Bismarck». Однако «Prince of Wales» имел возможность убедиться, что целью является американский куттер «Madoc». К счастью для американцев, пока англичане готовились к стрельбе, контакт был потерян.

В 1.16, повернув на курс 220°, «Norfolk» вдруг обнаружил «Bismarck» по пеленгу 204° на дистанции8 миль. Последовала короткая артиллерийская дуэль.
«Norfolk» и «Prince of Wales» повернули налево, чтобы открыть своим орудиям зону для стрельбы, и навели их на противника. В 1.30, пользуясь данными радиодальномера, английский ЛК с дистанции20000 ярдов(18.200 м) произвел два залпа. «Bismarck» также ответил двумя, его снаряды легли с большим недолетом.

После этого англичане снова потеряли противника, и контр-адмирал У.Уэйк-Уокер приказал KPT «Suffolk», РЛС которого обладала наибольшей надежностью показаний, вести поиск самостоятельно, а сам вместе с ЛК следовал позади.

В 2.29 «Suffolk» обнаружил «Bismarck» на дистанции20900 ярдов(19000 м) по пеленгу 192°.
Германский ЛК шел курсом 160° 20-узловым ходом.

Ночь была ясной, видимость достигала 6 миль, и «Suffolk» пошел противолодочным зигзагом – вероятно, его командир решил, что риск вновь потерять контакт с целью* меньше, нежели риск быть торпедированным немецкой ПЛ.

* – Выполнение противолодочного зигзага (30°) занимало около 10 мин.

В своем приказе, выпущенном после окончания операции (С.В.04164, р.18), командующий Флотом метрополии писал, что потеря контакта с «Bismarck» явилась «…главным образом, следствием самоуверенности. РЛС работала столь устойчиво и давала столь точные показания, что у командира создалось ложное впечатление безопасности… «Suffolk» вел преследование на пределе дальности обнаружения РЛС и утратил контакт в той части зигзага, которая увела его еще дальше от цели. В тот момент, когда крейсер ворочал налево, противник резко повернул вправо и оторвался от преследования».


И действительно, в 3.06 радиометристы зафиксировали «Bismarck» по прежнему пеленгу. Но этот контакт оказался последним – англичане потеряли немецкий ЛК. «Prinz Eugen» они в последний раз наблюдали 24 мая в 19.09.

Однако этот факт уложился в головах не сразу. Только в 4.01 с «Suffolk» передали на «Norfolk» семафор, содержание которого сводилось к следующему: противник либо повернул на Ost, находясь за кормой крейсера, либо изменил курс к W; действую исходя из этого предположения. Еще через 10 мин. кэптэн Эллис приказал отправить шифрограмму, извещающую флагмана о том, что он потерял контакт в 3.06. Командующий 1-й крейсерской эскадрой прочитал ее в 5.15.

В 5.52 контр-адмирал У.Уэйк-Уокер запросил адмирала Дж.Тови и «Victorious» о возможности авиаразведки.

После анализа штурманской прокладки У.Уэйк-Уокер пришел к выводу, что около 3.10 «Bismarck» совершил поворот направо. Исходя из этого, на рассвете он приказал «Suffolk» производить поиск к W и в 6.05 отправил шифровку адмиралу Дж.Тови: «Противник потерян в 3.06. «Suffolk» направлен на поиск к W. Днем «Norfolk» присоединится к «Suffolk», a «Prince of Wales» пойдет на сближение с Флотом метрополии».

Шифровка была принята на «King George V» две минуты спустя. Стало очевидно, что ожидавшаяся к 9.00 «горячая встреча» не состоится…

Снова неопределенность

Потеряв «Bismarck» до наступления рассвета 25 мая, англичане оказались в весьма сложном положении. Предположений о намерениях противника было несколько, и для того, чтобы проверить каждое из них, требовалось направить корабли. Но главное – время, его нельзя было тратить понапрасну.

В 6.30, когда окончательно рассвело и видимость стала хорошей, «Norfolk» направился вслед за «Suffolk», который, ведя поиск к W, шел 25-узловым ходом курсом 230°. «Prince of Wales» пошел на S, на соединение с адмиралом Дж.Тови, считая, что «King George V» и «Repulse» находились в точке 54° N, 34°55′ W. Фактически же они были значительно дальше к S-W.

В соответствии с полученными ночью инструкциями Адмиралтейства контр-адмирал Э.Кертис на КРЛ «Galatea» в 5.58 изменил курс, направившись в точку, где последний раз видели «Bismarck», а на «Victorious» к 7.30 подготовили к взлету самолеты для воздушной разведки в направлении на East.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

АВ «Victorious» вблизи берегов Норвегии


Однако приказ главнокомандующего Флотом метрополии заставил откорректировать план: кораблям 2-й крейсерской эскадры и «Victorious» было приказано вести поиск к N-W от точки последнего контакта с противником.

Истребители «Fulmar» уже летали ночью (последняя машина совершила посадку в 4.00), к тому же два из них не возвратились на АВ.

Пилоты-истребители не имели смены, поэтому, получив в 7.16 приказ командующего 2-й крейсерской эскадрой, капитан 1 ранга Г.Бовел был вынужден принять решение направить на разведку самолеты «Swordfish», экипажи которых можно было заменить.

В 8.12 семь машин одна за другой оторвались от полетной палубы и начали поиск в секторе 280-40° на расстояние100 миль. Сам «Victorious», как и сопровождавшие его КРЛ «Galatea», «Aurora», «Hermion» и «Kenya», также вели наблюдение в этом секторе.

Так ничего и не обнаружив за время почти 4-часового полета, в 11.07 самолеты возвратились на свой АВ, причем не досчитавшись одной машины, которая совершила вынужденную посадку на воду. К счастью, неудачливый «Swordfish» приводился рядом с дрейфовавшим спасательным плотом, в котором не оказалось людей, но обнаружились аварийные запасы провизии и воды. Экипаж самолета провел на плоту 9 суток, прежде чем был поднят на борт проходившего мимо судна.

В 10.30 следовавший на S-W «King George V» получил из Адмиралтейства радиограмму с серией радиопеленгов, которые, как сообщалось в шифровке, возможно, давали положение германского ЛК – перехваченные сигналы идентифицировали с теми, которые исходили от «Bismarck» сразу после торпедной атаки* самолетов с «Victorious».

* – Передача длинной радиограммы с борта ЛК была зафиксирована английскими кораблями в 2.58 25 мая.

Только еще более продолжительная радиограмма, передача которой началась с борта «Bismarck» в 8.52 и продолжалась более получаса (адмирал Лютьенс был уверен, что слежение за ним не прерывалось, поэтому и решил подробно доложить своему командованию об обстановке), позволила пеленгованием приблизительно определить его место.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Торпедоносцы «Swordfish» на палубе АВ «Victorious» в ожидании старта для атаки «Bismarck» 24 мая 1941 г. Это все девять самолетов, которые мог поднять в воздух корабль


Проложив их на карте, походный штаб адмирала Дж.Тови получил координаты, значительно отличавшиеся от тех, которые получались исходя из предположения, что «Bismarck» идет в Северное море.

Описав вокруг точки 57° N, 33° W окружность, радиус которой соответствовал тому расстоянию, которое мог пройти «Bismarck» с момента пеленгования, получили район его равновероятного, нахождения. Для того, чтобы перехватить противника, главнокомандующий, оповестив все корабли, повернул на курс 55°, делая 27 узлов по направлению к «Фареро-Исландской дыре».

«King George V» шел один – еще в 9.06 командир «Repulse» капитан 1 ранга У.Тэннант получил разрешение идти в Ньюфаундленд для бункеровки. КРЛ «Galatea», «Aurora» и «Kenya» с получением информации адмирала Дж.Тови немедленно развернулись на курс 85°.

В 10.23 из Лондона в адрес главнокомандующего Флотом метрополии, командующего «Force H» и командующего 1-й крейсерской эскадрой, наконец, было направлено более отчетливое указание: исходить из предположения, что «Bismarck» следует в Брест.

На «Renown», находившийся в точке 41°30′ N, 17°10′ W, это сообщению было отрепетовано в 11.00, а через 8 мин. «Rodney» получил нескольк8 иное указание: действовать исходя из предположения, что «Bismarck» идет в Бискайский залив. Сомнения не оставляли верховное командование британского флота.

Адмиралтейство, пользуясь односторонней радиосвязью, на этой стадии операции делало все возможное, чтобы обеспечить корабли максимально точными данными в минимально возможный срок. От этого зависело сохранение режима радиомолчания.

В 14.28 очередной радиограммой Адмиралтейство отменило свое указание, данное ранее капитан 1 ранга Долримпл-Гамильтону, и на этот раз предписало «Rodney» действовать из условия, что германский ЛК направляется обратно в Норвегию через пролив между Исландией и Ирландией.*

* – В 13.20 с противником удалось установить устойчивый РЛ-контаткт, это дало его координаты, правда, с точностью до 50 миль – 55°15′ N, 32° W.

В 14.19 из Лондона ушла шифровка главнокомандующему, которую он получил в 15.30. Но даже это не стало основанием для однозначного приказа – сомнения все же оставались. Только в 19.24 из Лондона адмиралу Тови была отправлена очередная шифровка, в которой говорилось, что Адмиралтейство считает целью движения немецкого ЛК западное побережье Франции.


Еще 2 часа спустя, в 16.21, Лондон получил вопрос адмирала Дж. Тови, который все еще 25-узловым ходом шел к East, курсом 80°: «Вы считаете, что враг идет к Фарерам?»

С наступлением вечера версия движения «Bismarck» в Бискай окрепла, и 18.15 Адмиралтейство отменило отправленную в 14.28 директиву и констатировало: «пункт назначения» противника – французский порт.

Когда в 18.10 адмирал Дж. Тови приказал капитан 1 ранга Паттерсону повернуть на S-E, он все еще не располагал точной информацией о противнике.
В 21.10 «Victorious», находившийся в точке с координатами 57°59′ N, 32°40′ W, поднял в воздух 6 «Swordfish», которые произвели поиск в секторе 80-180° в радиусе 100 миль от АВ. Самолеты вернулись уже на следующие сутки, в 0.05.

Гидросамолеты авиации Берегового командования совершили несколько разведывательных полетов по возможному маршруту движения германского ЛК в Брест, но также ничего не обнаружили.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский ЛК «King George V»


К тому времени недостаток топлива стал самой серьезной проблемой для британских кораблей. «Repulse» уже ушел в Ньюфаундленд, «Prince of Wales» следовал в Исландию; «Victorious» и «Suffolk» уменьшили ход и шли на экономических режимах. КРЛ «Hermion», у которого осталось менее 40% топлива, пришлось направить в Хваль-фиорд, остальные крейсеры для экономии вынуждены были ограничить ход 20-ю узлами. В цистернах флагманского корабля главнокомандующего Флотом метрополии оставалось около 60% запаса нефти.

Около полуночи адмирал Дж. Тови приказал всем командирам экономить топливо, а это означало уже директивное снижение скорости.

К утру 26 мая недостаток топлива на английских кораблях приобрел решающее значение – они находились в море уже четверо суток. В Адмиралтействе уже рождались экзотические проекты, вроде челночных рейсов летающих лодок PBY «Catalina», снабженных емкостями с топливом…

Проблема топлива более всего влияла на корабельное охранение. В эскорте ЭМ весьма нуждался АВ «Victorious», но еще больше рисковал ЛК «Rodney».

Внимание Адмиралтейства привлекли корабли 4-й флотилии ЭМ, которые эскортировали конвой WS8B. Около 2.00 26 мая командовавший флотилией капитан 1 ранга Филип Вайан (Philip L.Vian), державший флаг на «Cossack», получил приказ оставить охранявшийся караван транспортов с войсками и направится к N-O, на соединение с «Rodney». ЭМ «Zulu», «Sikh», «Cossack», «Maori» и «Piorun» предстояло сыграть весьма важную роль в следующей фазе операции.

«Force H» – ЛКР «Renown», AB «Ark Royal» и КРЛ «Sheffield» – также следовали без эскорта, который был отпущен обратно в Гибралтар еще в 9.00 25 мая.

Получив двумя часами позже радиограмму Адмиралтейства о том, что «Bismarck» идет в Брест, вице-адмирал Дж.Сомервилл приказал подготовиться к подъему самолетов-разведчиков. «Force Н» находилось на широте Бреста, а последняя информация о находившихся там немецких ЛК «Scharnhorst» и «Gneisenau» относилась к 23 мая.*

* – Адмиралтейство располагало данными воздушной разведки Бреста на 19.30 25 мая, которые сообщали, что оба корабля все еще находятся там. Соответствующая радиограмма в Гибралтар, предназначенная для передачи на «Renown», ушла из Лондона в 21.08. Когда в 22.26 ее получили в Гибралтаре, «Renown» уже полчаса назад перешел на другую волну и не мог принять ее. Радиосеанс на другой волне состоялся только в 0.34.

Погода с прошлого вечера ухудшилась, ветер был более чем крепок, эскадренную скорость пришлось уменьшить до 17 узлов. АВ шел через штормовой норд-вест, высота волн достигала15 м. Поднятые из ангара самолеты на руках тащили сквозь потоки воды к стартовым позициям. В 7.16 с «Ark Royal» взлетели истребители боевого воздушного патруля, а в 8.35 – 10 «Swordfish», начавших поиск. Они совершили посадку в 9.30, ничего не обнаружив.

Генеральный курс противника определен

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Вид на «Bismarck» (в центре) с самолета «Swordfish»


В 10.30 вылетевший из Лох-Эри в Ирландии гидросамолет PBY «Catalina» Z209, пилотируемый Деннисом Бриггсом (Dennis A.Briggs), обнаружил нефтяной след, оставляемый немецким ЛК из-за повреждений, полученных в результате попаданий двух снарядов с «Prince of Wales» 24 мая. Вскоре 2-й пилот, американец Леонард Смит (Leonard В.Smith), увидел в пяти милях и сам «Bismarck», идущий курсом 150°. «Catalina» попала под огонь зенитных орудий ЛК и получила повреждения. В результате в 10.45 контакт был утерян. Но теперь был точно известен его генеральный курс – «Bismarck» шел в Брест.

В 10.43 это донесение получил флагманский корабль главнокомандующего Флотом метрополии, a «Renown» – пятью минутами раньше.

Спустя около двух часов, в 11.15, два «Swordfish» с «Ark Royal» подтвердили информацию, обнаружив «Bismarck» в25 миляхк East от предыдущего его зафиксированного положения. Правда, один из пилотов доложил об обнаружении КР, а не ЛК.

Итак, адмирал Г.Лютьенс находился примерно в 690 милях от цели. Если бы «Bismarck» сохранял 21-узловой ход, то он мог бы достичь Бреста в 21.30 27 мая.

Адмирал Дж.Тови на «King George V», которого отделяло от германского флагмана 130 миль, имел реальный шанс догнать неуловимый ЛК. Но дело заключалось на только в расстоянии и скорости – положение противников с каждым часом менялось, причем не в пользу англичан.

«Bismarck» приближался к своему побережью и поэтому с минимальным риском мог вырабатывать остававшееся в его цистернах топливо. Он также мог рассчитывать на воздушную поддержку. Англичане же шли к вражескому берегу, будучи вынужденными всемерно экономить необходимое для возвращения топливо, подвергаясь возрастающему риску стать объектами атак немецкой авиации и ПЛ.

Из «major combattants» ближе других к «Bismarck» находился «Renown», однако после потери «Hood» бросать его в бой до подхода «Rodney» и «King George V» никто не хотел – на всякий случай запрещение вступать в бой в одиночку радировали вице-адмиралу Дж.Сомервиллу еще в 10.52 (он получил его в 11.45).

Сомервилл не мог его проигнорировать, поэтому, заняв позицию в50 миляхот «Bismarck», в течение всего дня посылал на разведку самолеты. Трижды (с 12.30 до 15.53; с 16.24 до 18.50 и с 19.00 до 21.30) воздушные разведчики с «Ark Royal» устанавливали и поддерживали визуальный контакт с целью. Все это время АВ находился в готовности к немедленному нанесению торпедно-бомбового удара.

Самолеты авиации Берегового командования также продолжали разведывательные полеты. В 12.20 «Catalina» M420 обнаружила ЭМ 4-й флотилии.
Получив в 10.54 сообщение с борта Z209 о контакте с германским ЛК, капитан 1 ранга Ф.Вайан, спешивший на соединение с кораблями адмирала Дж.Тови, решил резко изменить курс к S-E, бросившись на перехват.

Атака «Ark Royal»

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский торпедоносец «Swordfish», прозванный летчиками за свою архаичную конструкцию «авоськой»


В 13.15 вице-адмирал Дж.Сомервилл семафором приказал командиру КРЛ «Sheffeild» капитан 1 ранга Ларкому отделиться от «Force H» и подойти ближе к противнику.

Этот сигнал не был продублирован для «Ark Royal», что привело к весьма серьезным последствиям. Через полчаса флагман радировал в Адмиралтейство об этом своем приказании, радио приняли и на «Ark Royal», но не спешили расшифровывать, т.к. донесение исходило от адмирала Сомервилла и не предназначалось для АВ.

Так или иначе, но летчики патрулировавших в воздухе самолетов не подозревали, что «Sheffield» покинул ордер «Force H». В их сообщениях об обнаруженных кораблях появилась путаница – ЛК или КР? Напомним, что англичане еще не знали о бегстве «Prinz Eugen», и любой обнаруженный в районе движения противника КР вполне «законно» идентифицировали как вражеский.

Тем не менее, авиационные торпеды на подготовленных к вылету торпедоносцах «Swordfish» установили на глубину хода 30 футов, что, по мнению англичан, соответствовало, точнее, превышало* осадку «Bismarck» – если торпеды Mk.XII имели неконтактные магнитные взрыватели, то они должны были взрываться, проходя под килем цели.

* – Это обстоятельство требует отдельного внимательного рассмотрения.

Дело в том, что немцы по всем каналам запускали дезинформацию об истинной осадке «Bismarck». И если первоначально заниженное значение осадки ЛК лишь «оправдывало» заниженное официальное водоизмещение корабля, то для специалистов по оружию эта величина, «узаконенная» в секретных боевых наставлениях, определяла установку режимов торпед перед атакой ЛК.

Становится понятным, насколько серьезной стала разница между истинной и «узаконенной» осадкой – может быть, даже в доли метра. Ведь повреждения от неконтактного взрыва торпеды под килем ЛК могли быть неизмеримо большими, нежели от контактного взрыва в районе скулы. Именно такая ситуация сложилась, когда был торпедирован АВ «Ark Royal» – фактически, он погиб от неконтактного взрыва одной немецкой торпеды.


В 14.50 капитан 1 ранга Лобен Маунд дал команду на взлет ударной группы. С полетной палубы «Ark Royal» один за другим поднялись 15 «Swordfish» и взяли курс на S. Один самолет из-за обнаружившейся уже после взлета неисправности сразу же был вынужден вернуться.
Так как погода и высота облачности не позволяли рассчитывать на своевременное визуальное обнаружение цели, все надежды возлагались на самолетные радиолокаторы. Они то и сыграли с летчиками злую шутку.

Обнаружив на индикаторах отметку крупной цели, которая располагалась примерно в20 миляхот ожидаемого положения германского ЛК, эскадрилья по команде без колебаний вышла в атаку, находясь в полной уверенности, что перед ней «Bismarck». Лишь после сброса торпед, что произошло в 15.50, пилоты с немалым удивлением обнаружили, что отработали… по КРЛ «Sheffield»!

Дело заключалось в том, что на инструктаже перед вылетом летчикам сообщили, что между продолжавшими преследование «Bismarck» KP «Norfolk» и «Suffolk» и самим ЛК других кораблей нет. Поэтому они с ходу атаковали случайно оказавшийся «в неположенном» месте «Sheffield», который спасло лишь своевременное и весьма энергичное маневрирование.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

ЛК «Prince of Wales»


Можно только удивляться мастерству и выдержке капитана 1 ранга Чарльза Ларкома, который, не забыв приказать своим артиллеристам не открывать огонь по самолетам, сумел спасти корабль, на который сбросили 11 (!) торпед. Правда, три из их взорвались при падении в воду, но три другие – вблизи кормы КРЛ. От остальных «Sheffield», сразу же увеличивший ход до полного, умудрился увернуться.

Разочарованным и разозленным летчикам пришлось возвратиться на АВ, чтобы подвесить торпеды и пополнить запас горючего, что они и сделали в 17.20. Возвращаясь, самолеты заметили в 20 милях к W от «Forte Н» приближающиеся ЭМ 4-й флотилии.

Примерно полчаса спустя «Sheffield» обнаружил «Bismarck» в точке 48°30′ N, 17°20′ W и, сообщив вице-адмиралу Дж. Сомервиллу свое место, занял позицию в 10 милях по корме противника.

Взлетевшая с «Ark Royal» пара «Swordfish» подтвердила, что целью на этот раз действительно является «Bismarck».

Ввиду неудачи с взрывателями «Duplex», торпеды, вновь подвешенные к самолетам, оснастили обычными контактными взрывателями, а глубину хода установили в 22 фута (6,7 м). К взлету подготовили 15 машин: четыре – 818-й эскадрильи, столько же – 810-й и семь – 820-й эскадрильи.

Командование ударной группой было возложено на капитана 2 ранга Т.П.Куда (T.P.Could).

Над морем свистел почти ураганный 6-балльный норд-вест, шел дождь. Высота облачности была около 600 м. Временами 15-метровые волны вздымались выше полетной палубы, АВ испытывал сильную килевую качку. Палубной команде пришлось действовать очень быстро, иначе возникал сильный риск, что самолеты просто свалятся за борт.

В 19.10 капитан 2 ранга Т.Куд доложил о готовности группы к взлету. Один за другим 15 «Swordfish», рискуя вонзиться в волну, когда нос АВ опускался вниз, и получая хороший «пинок» снизу, когда корабль всходил на гребень волны, выполнили взлет. В воздухе самолеты разделились на два отряда, по три звена в каждом.

Согласно переданной с «Sheffield» ориентировке, цель находилась по пеленгу 167° от «Ark Royal» на дистанции 38 миль. Ударная группа получила приказ лететь к крейсеру, который будет наводить ее на «Bismarck».

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Авианосец «Victorious»


Из-за сильного ветра полет занял более получаса. «Sheffield» обнаружили в 19.55, но самолеты тут же его потеряли. Вновь контакт с ним удалось установить только в 20.35 – с КРЛ на самолеты подали визуальный сигнал: противник находится по пеленгу 110°, дальность –12 миль.

Ударная группа, построившись звеньями в линию, подходила к цели с кормы. Встретив на пути небольшое скопление облаков, самолеты перешли в набор высоты, разделившись на группы.

В 20.47 1-е звено (три машины) пошли на снижение, рассчитывая выйти из облаков и уточнить курс. Когда показания самолетных альтиметров прошли отметку 2000 футов, командир группы забеспокоился – облачность уже должна была кончиться. Однако плотное облако окружало машины и на высоте 1,5 тыс. футов (450 м), и лишь на 300-метровой отметке торпедоносцы «вывалились» из плотной серой пелены, и летчики увидели «Bismarck» в четырех милях впереди по курсу.

С 1-м звеном оказался один «Swordfish» из 3-го. Убедившись, что дистанция еще слишком велика, коммандер Т.Куд приказал своему звену вновь набрать высоту и войти в облака. В 20.53 четыре торпедоносца начали пикирование на цель, под очень интенсивным заградительным огнем сбросив свои торпеды и успев заметить, что одна из них достигла цели и взорвалась.

2-е звено, в котором осталось два самолета, в облаках потеряло контакт со звеном №1. Забравшись на высоту 9000 футов (2750 м), пилоты сориентировались по данным РЛС и вышли в атаку на ЛК с правого борта, сбросив две торпеды, которые пошли в среднюю часть корпуса «Bismarck».
Одна торпеда, возможно, поразила цель.

Третий самолет 2-го звена, «потерявшийся» в облаках, вернулся к КРЛ «Sheffield», снова получил целеуказание и атаковал цель самостоятельно. Он зашел на «Bismarck» с носа и лег на боевой курс с его левого борта, направив торпеду в среднюю часть ЛК. Несмотря на сильный огонь, летчик выдержал машину на боевом курсе, и торпеда поразила левый борт цели.

4-е звено вслед за 3-м вошло в облачность с набором высоты, но на 2000 м началось обледенение. Войдя в пике, на высоте 600 м самолеты 4-го звена обнаружили в облаках «окно», где к ним присоединился второй «Swordfish» из 3-го звена. Через мгновение пилоты увидели «Bismarck», который с правого борта атаковало 2-е звено.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Британский ЛК «Repulse»


Четыре самолета обошли ЛК с кормы и начали пикировать на него сквозь небольшое низкое облако, одновременно со 2-м звеном атакуя с противоположного борта. Сброшенные ими торпеды не попали в цель, а вот сами самолеты попали под самый жестокий обстрел – машина, имевшая номер 4С, получила более ста пробоин, оба члена экипажа были ранены.

Две машины 5-го звена также «потерялись» в облачности. Поднявшись на высоту более 2100 м, самолеты начали покрываться льдом. Машина 4К спустилась до 300 м, обнаружив цель прямо под собой, затем под огнем зенитной артиллерии вновь поднялась, успев заметить торпедное попадание в правый борт ЛК. Затем, удалившись на пять миль, этот «Swordfish» занял позицию для атаки носовой части «Bismarck» с правого борта и, летя над самыми гребнями волн, сбросил торпеду с дистанции около 1800 м, но безуспешно.

Второй «Swordfish» 5-го звена потерял своего ведущего во время пикирования сквозь облако, «вывалившись» оттуда прямо над баком ЛК, попал под сосредоточенный огонь и после двух безуспешных попыток атаковать был вынужден избавиться от торпеды…

Один из двух самолетов звена №6 атаковал «Bismarck» с правого борта и сбросил свою торпеду с дистанции 1800 м, прицелившись в среднюю часть корпуса. Торпеда не взорвалась. Вторая машина потеряла цель, но, слетав за целеуказанием к «Sheffield», возвратилась и на бреющем полете с траверзного направления попыталась атаковать правый борт цели. Интенсивный и точный огонь заставил пилота свернуть с боевого курса…

Атака завершилась в 21.25. Самолеты атаковали «Bismarck» 13-ю торпедами (две были сброшены неприцельно), в цель попали три торпеды: первая повредила тоннель левого гребного вала, взрыв второй заклинил рули в положении 12° на левый борт. «Bismarck» потерял способность управляться и начал описывать циркуляцию.* Третья торпеда взорвалась в районе кормовой надстройки. Это был успех!

* – Самолеты-разведчики, летавшие парами в течение всего дня 26 мая (всего 8 «Sworfish», последняя пара совершила посадку в 23.25), наблюдали, что «Bismarck» описал две полные циркуляции.


«Bismarck» огрызается

«Sheffield» все еще «висел на хвосте» немецкого ЛК, когда в 21.40 «Bismarck», повернув влево, открыл огонь и сделал 6 весьма точных залпов главным калибром. Попаданий не было, но близким разрывом убило троих и тяжело ранило двоих матросов. КРЛ отвернул, заметив на отходе приближающийся с W ЭМ «Cossack» и другие корабли 4-й флотилии. «Sheffield» передал им приблизительные координаты «Bismarck», а сам отошел на приличное расстояние и начал следовать параллельным с ним курсом.

* * *

«King George V», на котором к полудню 26 мая осталось 32% топлива, делая 25 узлов, шел на S-E. Когда в 18.26 к нему присоединился «Rodney», до противника оставалось еще около 90 миль.

Капитан 1 ранга Долримпл-Гамильтон сообщил адмиралу Дж.Тови, что из-за недостатка топлива он с 17.05 уменьшил ход до 22 узлов и будет вынужден повернуть обратно не позднее 8.00 следующего дня. Главнокомандующий Флотом метрополии и так понимал, что если до 24.00 торпедоносцы с «Ark Royal» не вынудят «Вismarck» сбавить ход, он сам повернет назад.

В 21.42 британские ЛК повернули «все вдруг» на S – в надежде, что в лучах заката увидят противника.
В 22.28 было получено сообщение вице-адмирала Дж.Сомервилла: «Bismarck» получил торпедные попадания.

* * *

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Главный калибр ЛК «Rodney»


На германском ЛК затопило румпельный отсек. Спустившийся в отсек водолаз обследовал баллер поврежденного руля и выяснил, что отремонтировать его в походных условиях невозможно.

Команда «Bismarck», переполненная ликованием после потопления «Hood», лишь начиная с 25 мая осознала, какие силы брошены для уничтожения ЛК.

Полдня было потеряно из-за нереалистичных докладов немецких самолетов. Капитан 1 ранга Линдеманн взял курс на Брест по приказу адмирала Карлса, который пообещал встретить ЛК мощными силами авиации и подводных лодок. В нефтяных цистернах «Bismarck» почти не осталось топлива, огромные усилия предпринимались экипажем для того, чтобы исправить повреждения, полученные от взрыва торпеды.

В 22.42 «Bismarck» обнаружил британские ЭМ и открыл по ним огонь.

В 22.50 Линдеманн получил радиограмму, подписанную Гитлером: «Все наши мысли с нашими победившими товарищами». В 1.40 было получено сообщение, что на помощь вылетели бомбардировщики, к району приближаются ПЛ (одна из лодок, израсходовав торпеды, днем 26 мая оказалась в весьма удобном положении для атаки «Ark Royal»).

Когда ЭМ капитана 1 ранга Ф.Вайана обнаружили цель, ЛКР «Renown» и АВ «Ark Royal» находились к NW от противника. Хотя третья за день атака уже была невозможна, 12 торпедоносцев были подготовлены к вылету на рассвете. «Force Н» изменило курс к N, затем к W, а в 1.15 повернуло на S.

Вскоре вице-адмирал Дж.Сомервилл получил указание главнокомандующего: находиться в 20 милях к югу от «Bismarck» в ожидании подхода линейных сил.

* * *

Всю ночь соединение двигалось параллельным противнику курсом, наблюдая стрельбу осветительными снарядами во время торпедных атак ЭМ 4-й флотилии.

Они всю ночь окружали «Bismarck», при каждом удобном случае атакуя его торпедами.*

* – В 1.21 четырехторпедный залп произвел «Zulu» (капитан 2 ранга Harry R. Grahem), в 1.28 – «Sikh» (капитан 2 ранга Grahem H.Stokes), в 1.37 две торпеды выпустил «Maori» (капитан 2 ранга Harold T Armstrong), еще через три минуты трехторпедный залп произвел «Cossack». В 3.35 флагманский ЭМ повторил атаку, выстрелив одной торпедой. Последняя попытка состоялась в 6.56, ее сделал «Maori».

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

ЛКР «Renown»


Израсходовав 16 торпед, 4-я флотилия не добилась существенного результата. При этом несший польский флаг «Piorun» (коммандер Е.Плавский) и «Maori» подверглись обстрелу, но ЭМ все же зафиксировали одно торпедное попадание в носовую часть ЛК – точнее, наблюдали пожар в этом районе.

«Bismarck» временно потерял ход, но вскоре дал 8 узлов.

В 5.09, еще в полной темноте, с «King George V» стартовал «Walrus». Из-за сильного ветра и дождя самолет не нашел противника.

Дюжина «Swordfish» находилась в ожидании сигнала на взлет, но из-за отсутствия видимости после рассвета атака была отменена.

В 8.10 на N показался «Maori», с которого «ратьером» сообщили, что противник находится в 12 милях от ЭМ. «Renown», которого от «Bismarck» отделяли 17 миль, повернул к S-W.

* * *

Утро 27 мая «Bismarck» встретил в окружении британских ЭМ, которые следили буквально за каждым его шагом.

Адмирал Лютьенс приказал подготовить к вылету самолет «Arado-196» – летчик должен был взять вахтенный журнал ЛК, заснятый во время боя с «Hood» фильм, другие секретные документы. Катапультирование закончилось неудачей – самолет свалился в воду. Поиск утонувших документов получила приказ произвести U-556, а затем U-74.

Дувший в рассветные часы Норд-Вест очистил горизонт, установилась хорошая видимость. Доклады, которые адмирал Дж.Тови получал в течение ночи, свидетельствовали о том, что, несмотря на снижение скорости и повреждение рулей, «Bismarck» сохранил эффективность своей артиллерии.

Главнокомандующий, считая, что бой на наветренных курсах будет наименее выгодным, решил подойти к противнику с W-N-W пеленгов и, если «Bismarck» будет продолжать идти на N, начать бой на контркурсе с дистанции около 15 тыс. ярдов (13650 м). Дальнейшие действия – по обстановке.

Между 6 и 7 часами утра была получена серия сообщений с «Maori», в которых он давал радиопеленги на «Bismarck». Это позволило штабу адмирала Дж. Тови сделать прокладку относительного курса противника и выяснить, что немецкий ЛК шел курсом 330° со скоростью 10 узлов.

В 7.08 «Rodney» получил приказ держать дистанцию не менее 6 каб. и разрешение вести бой, маневрируя самостоятельно. Через полчаса «Rodney» занял по отношению к флагманскому кораблю позицию по пеленгу 10°.

В 7.53 «Rodney» получил сообщение с KPT «Norfolk» о том, что «Bismarck», идущий 7-узловым ходом на N-W, находится в 9 милях.
Спустя 37 мин. на дистанции 24 км был установлен визуальный контакт.

В 8.43, после того, как направление сближения было дважды подправлено изменениями курса, цель находилась по пеленгу 118° на дистанции 25 тыс. ярдов (22750 м).

Английские ЛК, которые разделяло 8 каб., шли курсом 110°.

Бой

В 8.47 капитан 1 ранга Ф.Долримпл-Гамильтон приказал открыть огонь по вражескому ЛК, через минуту «Rodney» поддержал «King George V».

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Rodney» (справа) ведёт огонь по «Bismarck», который горит на горизонте (дым слева). 27 мая 1941 г.


Первый снаряд «Rodney» поднял, разорвавшись, 45-метровый столб воды. Следующие залпы производились бронебойными снарядами, дававшими при падении в воду значительно меньший всплеск.

Немецкий корабль, обнаруживший противника в 8.40, ответил не сразу, открыв огонь через 10 мин., но 3-м своим залпом накрыл «Rodney». Тот искусно маневрировал, на 2-м залпе добившись падения своих снарядов с 18-метровым недолетом. На 3-м залпе, в 8.54, было достигнуто попадание.

Дым от сгоревшего кордита мешал визуальному наблюдению и управлению огнем, но помогала артиллерийская РЛС.

Противники уже сблизились настолько, что «Bismarck» заработал своим вспомогательным калибром. В 8.58 это сделал и «Rodney». В 9.02 с «Rodney» наблюдали попадание 16-дюймового снаряда в носовую часть палубы немецкого ЛК, в районе 1-й башни главного калибра, а примерно через 10 мин. на немецком ЛК был выведен из строя носовой КДП.

«Bismarck» повернул на S и сосредоточил свой огонь по флагманскому кораблю адмирала Дж.Тови, который отделяло от него 14,5 км.

В 9.05 в бой вступила универсальная артиллерия «King George V», но из-за сильного порохового дыма, мешавшего управлению огнем главного калибра, уже через 2-3 мин. был отдан приказ прекратить огонь.

В течение пяти минут, между 9.05 и 9.15, флагманский корабль англичан держал боевую дистанцию около 11 км.

Двигаясь вместе с противником на S, «Rodney» с 10 км выстрелил шестью торпедами, a «Norfolk» произвел 4-торпедный залп с еще большей дистанции – около 14,5 км. В 9.16 пеленг на «Bismarck» начал быстро смещаться в корму, и «Rodney» повернул на 16 румбов, чтобы обойти его с носа.

«King George V» сделал то же самое минутой позже, и оба английских ЛК, находясь на дистанции 7.800 и 10.900 м соответственно, возобновили огонь с правого борта.

«Bismarck» перенес огонь на «Rodney» – несколько снарядов упали вблизи, едва не разрушив лацпорт торпедного аппарата правого борта. Однако в тот момент стреляла лишь 3-я башня главного калибра германского ЛК, остальные уже молчали. В районе миделя был виден пожар, «Bismarck» заметно накренился на левый борт.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Вид на горящий «Bismarck» с борта британского корабля (черный дым справа). Слева от него видны разрывы от снарядов. 27 мая 1941 г.


Продолжая идти на N, «Rodney» очутился в весьма выгодной позиции не только для артиллерийского боя, но и для торпедного залпа. Не преминув этим воспользоваться, он выстрелил двумя торпедами с дистанции около 6.800 м, однако обе они прошли мимо.

Позиция «King George V», который продвинулся дальше с подветренной стороны, была менее выгодой – управлению огнем мешал дым. Но куда более серьезным явились злополучные неполадки в механизмах 14-дюймовых башенных установках главного калибра – три из четырех башен выходили из строя на различное время (1-я – на полчаса, 4-я – на 7 мин., 2-я не действовала около 1 мин.).

В результате в течение 23 мин. флагманский корабль мог использовать лишь 60% своей огневой мощи, а в течение 7 мин. – только 20%.

В 9.25 «King George V» отвернул на курс 150° и уменьшил ход, чтобы не отойти слишком далеко от цели. В 10.05 он вновь приблизился и с дистанции около 2700 м сделал еще несколько залпов.

Тем временем «Rodney» маневрировал на артиллерийском зигзаге, ведя огонь главным и вспомогательным калибрами примерно с 3600 м. Он выпустил еще 4 торпеды, попадание одной из них было зафиксировано.

Развязка наступила в 10.15. Итак, спустя полчаса после начала боя сосредоточенный огонь двух английских ЛК, к которым присоединился KPT «Norfolk» (в 8.45; он стрелял примерно с 20 км, без определения дистанции до цели) И «Dorsetshire» (в 9.04; из-за большой дальности он был вынужден с 9.13 до 9.20 прекратить огонь), вывел из строя все орудия германского ЛК.

Обе его мачты были сбиты, он горел, и в небо поднимался столб дыма, были видны прыгавшие за борт люди – капитан 1 ранга Паттерсон впоследствии отмечал, что если бы ему доложили об этом, то он приказал бы прекратить огонь.

* * *

В 9.15, когда на «Ark Royal» услышали артиллерийскую канонаду, капитан 1 ранга Л.Маунд отдал приказ поднять в воздух ударную группу, которая находилась в полной готовности к взлету начиная с предрассветных сумерек.

Когда самолеты вышли на цель, «Bismarck» уже был обречен, и атака не понадобилась. Все самолеты возвратились на АВ и в 11.15 совершили посадку. В этот момент пролетавший мимо немецкий бомбардировщик Не-111 сбросил вблизи корабля две бомбы, но они нее причинили вреда ни садившимся самолетам, ни самому авианосцу.

Агония

К 10.15 все орудия на «Bicmarck» замолчали, но приказ о затоплении ЛК был отдан еще за четверть часа до этого момента. Необходимыми действиями руководили старший помощник командира ЛК фрегатен-капитан Г.Оелс (H.Oels) и корветен-капитан Е.Ярейс (E.Jahreis).

Убедившись в том, что противник уже никогда не вернется в свою базу и приказав прекратить огонь, адмирал Дж.Тови, над которым продолжал висеть дамоклов меч нехватки топлива для возвращения, развернул свои ЛК на курс 27°.

Подошедший на дистанцию около 3000 м KPT «Dorsetshire» в 10.25 выпустил по «Bismarck» две торпеды, одна из которых взорвалась под ходовым мостиком, затем, приблизившись еще на 1000 м, – еще одну, уже с левого борта.

В 10.36 на германском Л К последовал взрыв кормовых погребов, корма погрузилась в воду и в 10.40 «Bismarck», перевернувшись вверх килем, отправился на дно.

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

«Dorsetshire» приблизился к месту гибели, над которым кружились самолеты с «Ark Royal». Передав на один из них просьбу вести поиск подводного противника, КРТ, жестоко раскачиваясь на волне, начал принимать на борт выживших немецких моряков. После того, как были подняты около 80 человек, в двух милях с наветренного траверза был замечен подозрительный выброс дыма.

Корабли Его Величества «Dorsetshire» и «Maori» успели подобрать из воды 110 человек, и лишь появление перископа U-74 заставило их прекратить спасение…

Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)

Схема ЛК «Bismarck»


Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.)


ПРИЛОЖЕНИЕ

Английская корабельная радиолокация накануне войны

Роботы над созданием РЛС в интересах ПВО велись в Великобритании с февраля 1935 г., когда в Орфорднессе была сформирована специальная исследовательская группа под руководством Р. Уотсона-Уаттса. В июле лабораторию этой группы посетила делегация офицеров расположенной в Портсмуте Школы связи Royal Navy, а в октябре начались совместные работы над созданием корабельных станций.

Тактико-технические требования предусматривали выполнение следующих условий: предупреждение о приближении самолетов на расстоянии 60 миль, точное определение их положения – за 10 миль; корабль необходимо было обнаружить на дистанции 10 миль, а точно определить координаты цели – за 5 миль.

Исследования велись в разных диапазонах частот электромагнитного излучения, но наибольшие усилия по созданию станции обнаружения самолетов были сосредоточены на частоте 75 МГц.

В конце 1936 г. был закончен первый образец РЛС, обозначенный шифром «Type 79X», который установили на борту приписанного к Школе связи ТЩ «Sultburn» (типа «Hunt») для испытаний.

В декабре прошла первая серия испытаний, в ходе которых стоявший на якоре корабль обнаруживал летящие на высоте 1500 м самолеты на дистанции 17 миль. Следующая серия испытаний, отложенная до июля1937 г., производилась с использованием вращаемой вручную антенны. Однако результаты оказались разочаровывающими – была зафиксирована дальность обнаружения, не превышающая8 миль.

В марте 1938 г. принимается решение исследовать рабочую частоту 43 МГц (что соответствует длине волны 7,5 м), одновременно пересматривается вся программа и расставляются приоритеты: на 1-м месте – РЛС «Туре 79», от которой ожидают дальности обнаружения самолетов (на высоте 1500 м) 50 миль; на 2-м – РЛС, предназначенная для наведения на надводную цель корабельных артиллерийских орудий, которая должна обеспечить точность определения пеленга 1° на дистанции 20000 ярдов(18000 м); на 3-м месте – станция управления огнем зенитной артиллерии, эффективно работающая на дистанции 5 миль.

В мае 1938 г. удалось закончить РЛС «Type 79Y» с рабочей частотой 43 МГц, после чего Адмиралтейство распорядилось об установке двух комплектов этой аппаратуры на боевых кораблях Royal Navy. В октябре станция была смонтирована на КРЛ «Sheffield», а в январе 1939 г. – на ЛК «Rodney».

Пиковая мощность излучения передатчика достигала величины 15-20 кВт, станция была способна обнаруживать воздушные цели (ВЦ), летящие на высоте 3000 м, на дистанции 53 мили, а на высоте 1500 м дальность обнаружения составляла 30 миль. Станция имела раздельные антенны излучателя и приемника, представлявшие собой два параллельных диполя с отражателями. Геометрические размеры антенн, устанавливавшихся на стеньгах мачт одна под другой, составляли 3,3 на 4,35 м.

Совершенствование РЛС пошло по пути увеличения мощности импульса излучения, которое на модели «Type 79Z» достигло 70 кВт. Точность определения пеленга не превышала 5°. В сентябре 1939 г. РЛС «Type 79Z» установили на крейсере ПВО «Curlew», промышленность получила заказ на изготовление еще 30 комплектов.

Создание артиллерийской РЛС с 1937 г. шло по пути использования рабочей частоты 1300 МГц, но с марта 1937 г. перешли на 600 МГц. Испытания проходили на ЭМ «Sardonyx» в 1939 г.

С началом Второй мировой войны новый 1-й морской лорд У.Черчилль, которому продемонстрировали артиллерийскую РЛС на береговой батарее, уделил обеспечению такой аппаратурой кораблей большое внимание. Первым шагом стало приобретение у армии РЛС управления зенитным огнем GL1, которую в конце 1939 г. под обозначением «Type 280X» установили для испытаний на крейсере ПВО «Carlisle».

Армейская станция являлась «дополнением» к оптической системе и обеспечивала лишь раннее предупреждение и выдачу грубого пеленга. Она работала в диапазоне 54-84 МГц. Флот усовершенствовал станцию, испытания прошли на Мальте в начале 1940 г. Хотя Адмиралтейство закупило еще три комплекта такой аппаратуры (их установили на вспомогательные корабли ПВО «Alynbank», «Springbank» и «Ariguani»), она не была принята на вооружение. Royal Navy пошел по пути «гибридизации».

Объединение радиодальномера «Туре 280» и станции обнаружения ВЦ «Туре 79» позволило создать станцию управления артиллерийским огнем, которой присвоили обозначение «Туре 279». Дальнейшие усилия сосредоточились на разработке универсальной станции, осенью 1939 г. выпустили соответствующие ТТТ.

Усовершенствованная модель «Туре 281», отличавшаяся увеличенной до 22000 ярдов(19800 м) дальностью обнаружения, была разработана к концу 1940 г. Точность определения составляла 25 ярдов(22,5 м).

Установленная в сентябре 1940 г. на КРЛ «Dido» артиллерийская РЛС «Туре 281» имела рабочий диапазон 86-94 МГц, мощность импульса достигла 350 кВт. Испытания показали хорошие результаты: воздушные цели обнаруживались на дистанции 60-110 миль, надводные – до 12 миль. Хотя эффективность обнаружения низколетящих целей была выше, чем у аппаратуры «Туре 279», все же она оказалась неудовлетворительной.

В январе 1941 г. второй комплект этой аппаратуры установили на ЛК «Prince of Wales». В феврале началось серийное производство, было выпущено 59 комплектов.

В станции «Туре 284» мощность излучаемого импульса довели до 150 кВт, дальность обнаружения увеличилась до 30000 ярдов (27000 м). Разрешающая способность по дальности равнялась 164 ярдам(147,6 м), угловая точность – 5′. Первый комплект серийной аппаратуры был установлен на ЛК «King George V».

Данная РЛС оказалась наиболее удачной, однако ее дальность все же была меньшей, нежели предельная дальность стрельбы главного калибра английских линкоров. Хотя на четырех из «capital ships», принимавших участие в «охоте» на «Bismarck», имелась станция «Туре 284», она не проявила себя ничем особенным.

Артиллерийские РЛС «Туре 282» и «Туре 285», созданные в 1940-1941 гг., не отличалось надежностью и требовали серьезной доработки.

В Германии работы над корабельной РЛС начались в 1933 г, уже в 1937 г. прошли морские испытания корабельной артиллерийской РЛС «Seetakt» (FuMo-39), работавшей на частоте 375 МГц и имевшей дальность обнаружения около 10 миль(мощность импульса – 7 кВт). Однако после этого работы замедлились, и к началу войны стрельбовые РЛС FuMo-22 имели лишь два немецких боевых корабля (в т.ч. «Admiral Graf Spee»).

РЛС воздушного наблюдения «Freya» работала на частоте 125 МГц. Корабельных станций у немцев к началу войны не было.

Американские специалисты разрабатывали РЛС обнаружения ВЦ с 1934 г. В1937 г. прошли морские испытания на ЭМ «Leary», в декабре 1938 г. РЛС XAF установили на ЛК «New York». Станция работала на частоте 200 МГц, мощность импульса составляла 15 кВт. Дальность обнаружения не превышала таковую у английской «Туре 79», но за счет значительно более узкой диаграммы направленности (около 14° вместо 75°) угловая точность достигала 3° при более высоком разрешении. Американцы с самого начала использовали совмещенную антенну, что являлось большим шагом вперед.
Автор: Д. Ю. Литинский
Первоисточник: http://otvaga2004.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 44
  1. omsbon 13 июля 2013 09:45
    Интересно, подробно, познавательно! Заслуженный (+)
    Самая удачная операция англосаксов во ВМВ.
    1. 755962 13 июля 2013 11:18
      И что примечательно, "Бисмарк" ушёл на дно с пустыми погребами!!!После этого боя Джон Тови написал в своих мемуарах: «„Бисмарк“ дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».
      755962
    2. Гражданский 13 июля 2013 13:07
      Худ был устаревшим на момент битвы, нечего голову посыпать пеплом!
      1. gura 15 июля 2013 01:02
        Из Минска. Зачислен в состав флота в 1920г. Это не автодрандулет типа "Жигули", что бы устареть за 20 лет. Погибло 1415 английских моряков, наших будущих союзников. Подловатенько так рассуждать, великий специалист по флоту, и русский гуманист.
        gura
    3. nnz226 14 июля 2013 23:28
      Маловато мелкобритты кораблей нагнали, вот если бы линкоров штук пятнадцать, да пяток авианосцев, да крейсеров десятка три, вот тогда бы была "победа"!!! Супротив одного линкора такой флот собрать - енто только "владычица морей" могла. примерно также, как они разбежались от систершипа "Тирпица" при конвое PQ-17. А автору минус за то, что "Бисмарка" обозвал карманным линкором в начале статьи.
    4. Fuerte 16 февраля 2014 22:25
      Цитата: omsbon
      Самая удачная операция англосаксов во ВМВ.


      Разве атака ВМБ Таранто была менее удачна?

      Вместо погони всем скопом за единственным по большому счету линкором - хорошо спланированная и проведенная операция. С привлечением небольших сил - авиагруппы всего одного авианосца. Притом операция с далеко идущими последствиями.

      А что могло решить утопление (или неутопление) Бисмарка? Кроме удара по престижу?
      Fuerte
  2. Standard Oil 13 июля 2013 10:04
    Отрадно,что Королевский ВМФ навалившись всей кучей на один корабль смог его затопить,причем не самостоятельно,а лишь после того как летающие картонки суордфиши вывели "Бисмарку" рули из строя.Мне кажется после войны,англичане с полным правом могли отправить все свои оставшиеся линкоры на переплавку,и наделать из них вилок или ложек,так они бы больше пользы принесли.
  3. Matroskin 13 июля 2013 10:10
    Хорошо об этом сказано в романе В.ПИКУЛЯ "Реквием каравану pq-17"
    Англичане хотели спасти престиж своего флота. Но они сами не заметили,
    что, бросая почти весь свой флот против одного линкора, они невольно теряли
    этот престиж.
    1. EvgAn 13 июля 2013 11:22
      Это, несомненно, так, но не забывайте - поиск и погоня за двумя сильными кораблями не может вестись таким же количеством сил, хотя бы в силу огромной площади, на которой велась эта погоня. Поэтому привлечение такого значительного количества кораблей ее величества мне представляется очень оправданным.
      Спасибо за интересный рассказ!
      EvgAn
    2. Pamir210 13 июля 2013 21:37
      что за глупости?
      а как надо было англичанам поступить? вызвать на честный бой один на один?
      так это вам на олимпиаду.
      на войне же надо использовать любые свои преимущества. будь то качественные или количественные.
      так что НИЧЕГО зазорного в потоплении бисмарка нету
      Pamir210
      1. Matroskin 13 июля 2013 22:52
        Речь не о том ."Владычица морей" всегда кичилась своим флотом как самым лучшим .Тот же "Hood" они представляли как самый самый..Недаром немцы в качестве противника на учениях противопоставляли его.А что в итоге? Равных по мощи Бисмарку у них ничего не оказалось.'Худ" не продержался и 10 минут.Да можно свалить на случайность,попали в погреба.Но ,думаю,если бы и не это ,то все равно его бы раскатали.Потом. Посмотрите сколько они вели Бисмарк и ничего не могли с ним сделать.Потом потеряли. Нашли.И что? Если бы на Бисмарке не заклинило рули то вряд ли даже эта орава кораблей справилась бы с ним.А то расстреливали фактически,мишень .Он бы свалил в Брест.Вот бы немцы поиздевались на счет престижа! Надеюсь,в общих чертах, мысль ясна?
        1. Pamir210 19 июля 2013 07:16
          Как это не оказалось? Те же Нельсон и Родней изначально были мощнее Бисмарка.
          Сколько вели? Несколько дней..и что с того?
          Pamir210
  4. andsavichev2012 13 июля 2013 11:50
    Бисмарк был у немцев как ферзь в шахматах (Топлиц ущел на Юг). Конечно англосаксам надо было его потопить любой ценой, не думая о престиже своего флота, дабы господствовать в атлантике. Ну и потопили...
    andsavichev2012
  5. Matroskin 13 июля 2013 12:00
    Кстати,хороший фильм." Потопить Бисмарк / Sink the Bismarck (1996)"
    1. Durant 14 июля 2013 15:15
      вообще то фильм 1960го года... но да фильм отличный
      Durant
  6. sokrat-71 13 июля 2013 12:25
    Автору спасибо за статью.
  7. Yuri11076 13 июля 2013 12:56
    Цитата: Matroskin
    Хорошо об этом сказано в романе В.ПИКУЛЯ "Реквием каравану pq-17"
    Англичане хотели спасти престиж своего флота. Но они сами не заметили,
    что, бросая почти весь свой флот против одного линкора, они невольно теряли
    этот престиж.

    Я так же читал об этом в романе Пикуля, а статье +...
  8. altman 13 июля 2013 14:41
    Все эти события стали началом крупномасштабной охоты британского флота на германский «карманный линкор» в мае 1941 года.

    Насколько я помню "Бисмарк" не был карманным линкором! Автор, довольно большая неточность!
    1. JIPO 13 июля 2013 16:29
      Вроде "Адмирал Шпее" был "карманным линкором".
      1. Matroskin 13 июля 2013 16:47
        Вроде "Адмирал Шпее" был "карманным линкором".


        Он. Кстати на заднем плане "Hood"
      2. Matroskin 13 июля 2013 17:08
        http://topwar.ru/uploads/images/2013/590/zapw381.jpg

        Чет картинка не вставляется ,только ссылка (наверно что то неправильно делаю)
        1. 755962 14 июля 2013 10:58
          Цитата: Matroskin
          Чет картинка не вставляется ,только ссылка (наверно что то неправильно делаю)
          755962
  9. SAM0SA 13 июля 2013 15:51
    СПАСИБО за статью hi
  10. Денис 13 июля 2013 16:59
    Около 15 часов 20 мая, пройдя Большой Бельт, соединение неожиданно повстречалось со шведским крейсером «Gotland». Его командир капитан 2 ранга Агрен немедленно доложил об этом факте в Стокгольм.
    Английский военно-морской атташе в Стокгольме коммандер Денхэм (H.Denham) проводил в тот день обычную встречу со своим норвежским коллегой, который среди других новостей сообщил ему и эту. Возвратившись в посольство, Денхэм с пометкой «весьма срочно» передал шифровку в Адмиралтейство. К 3.30 следующих суток оперативно-разведывательный центр проинформировал флотское и береговое командования.
    Какие нейтральные нейтралы!
    А статья наиподробнейшая,+ ей
  11. AMT 13 июля 2013 17:10
    Захватывающая статья! И пусть это был корабль врага, но то, как он сражался вызывает как минимум уважение.
    AMT
  12. Drosselmeyer 13 июля 2013 18:34
    У английских пилотов «Swordfish» были железные яйца. На такой фанере летать в штормовом море и ещё результативно атаковать.
    Drosselmeyer
  13. PValery53 13 июля 2013 21:43
    Такие бы подробности прочитать про конец "Тирпица"
    1. Matroskin 13 июля 2013 23:13
      http://ww2history.ru/index.php?newsid=1804

      http://www.plam.ru/hist/_tirpic_boevye_deistvija_linkora_v_1942_1944_godah/index
      .php
    2. Алекс 16 февраля 2014 21:21
      Цитата: PValery53
      Такие бы подробности прочитать про конец "Тирпица"
      Да нечего там читать. всю войну прятали, гоняли со стоянки на стоянку, пока в 45-м бомберы не утопили прямо в постели. Охотились на него и англы со своими мини-ПЛ, и наша "К-21" как-то встретилась и даже атаковала. В общем, ничего геройского или интересного. Единственное, о чем спорят - попал Лунин в "Тирпица" или нет?
  14. Djozz 13 июля 2013 22:03
    Послав линейный крейсер"Худ" на бой с "Бисмарком",и зная о недостаточном палубном бронировании, адмиралтейство выдало "Худу" билет в один конец. Гибель "Худа" на совести адмиралтейства.
    1. Денис 14 июля 2013 19:37
      Цитата: Djozz
      Гибель "Худа" на совести адмиралтейства.
      О! Есть ли такое?
      Тут впору про благородство и жалость крокодила вспомнить
      Одна история с "Энигмой" чего стоит
  15. Кавторанг 14 июля 2013 05:54
    За статью огромный "+".
    В щенячьем возрасте читал Пикуля - "Реквием каравану PQ-17". Потом в училище на кафедре ТБСФ(тактика боевых средств флота) подробно разбиралось, но не до такой точности и хронологии.
    Искренняя уважуха drinks
    Просьба ошибочку поправить: статус и признанную классификаццию "карманный линкор" носили только три корабля. "Шпее","Шеер","Дойчланд" позднее "Лютцов".
    Неплохие корабли были - "Шеер" выкладывал погреба ГК и СК на голову 1-го Прибалтийского фронта сутки, уже зная, что он смертник и никуда не уйдет. Взорван командой в ночь с 4 на 5 мая 1945 последними зарядами и снарядами ГК.
    Кавторанг
    1. Алекс 16 февраля 2014 21:26
      Цитата: Кавторанг
      признанную классификаццию "карманный линкор"
      ЕМНИП, официальной классификации "карманный линкор" ни в одном ВМФ не существовало. Проект "Дойчланд" родился как результат ограничений Версальского мира и у немцев официально назывался, как это не странно, "броненосец", хотя, ИМХО, следует относить к тяжёлым крейсерам. А на жаргоне немцы их называли ещё "линкоры-обрезы" (т.к. все было обрезано по самые некуда).
  16. Кавторанг 14 июля 2013 06:32
    Цитата: AMT
    И пусть это был корабль врага, но то, как он сражался вызывает как минимум уважение

    На ту дату он не являлся кораблем врага, а был боевым кораблем торгово-экономического союзника.
    А так-то да. Биться до последнего, до пустых арт.погребов - это традиция нашего ВМФ.
    Восхищаюсь работой тамошнего командира БЧ-5 и ПЭЖ. Мог бы -цветы на надгробие принес.
    Кавторанг
    1. Den 11 14 июля 2013 11:54
      Да,это были бойцы!И ненадо меня причислять к нацистам!Этот капитан был мужественным человеком,не то что некоторые,которые предпочли пулю,вместо того,что-бы драться у берегов Южной Америки
      1. Den 11 14 июля 2013 12:01
        Интернет вам в помощь!
  17. Den 11 14 июля 2013 14:48
    Вот эта МОЩЬ!И СИЛИЩА!Фото сделано в Киле(кто знает-поймёт)
    1. Pamir210 25 июля 2013 11:19
      самый сильный немецкий линкор.
      но - только немецкий.
      на момент создания были в мире и посильнее
      ..а к мощи и силе можно добавить дороговизну
      Pamir210
      1. Алекс 16 февраля 2014 21:33
        Цитата: Pamir210
        к мощи и силе можно добавить дороговизну
        Дык, военные игрушке вообще не дешёвые. Первые дредноуты вообще экономику сажали так, что могли и до банкротства довести (слышал, чо линейный крейсер "Гебен", поступив на службу в Турцию, разрушил ее экономику. Хотя, скорее, так, сильная фраза). В ПМВ вообще до смеха доходило: дреднойты так берегли, что старались не воевать на них. Парадокс, однако.
    2. Алекс 16 февраля 2014 21:30
      Цитата: Den 11
      Фото сделано в Киле
      Жутковато линкоры смотрятся анфас. Так и кажется, что на тебя в упор смотрит бультерьер. Или акула.

      Я тоже "Бисмарком" восхищаюсь (кстати, "крестным" - тоже). И тоже все с Пикуля началось. Уже потом рисунки в "Т-М" увидел и восхищение добавилось. Не знаю, как кому, но мне он даже больше к душе, чем "Ямато".
    3. Комментарий был удален.
    4. алекс 241 16 февраля 2014 22:06
      ............................................................
      алекс 241
  18. Netto 14 июля 2013 19:54
    С детства читал хронику битвы, но черт возьми, всегда хотелось чтобы Бисмарк выстоял и потопил побольше англичан. Хотя уже тогда знал прекрасно, что болеть то полагалось не за фашистов, а за союзников...
    Netto
    1. Den 11 14 июля 2013 20:17
      "Хотя уже тогда знал прекрасно, что болеть то полагалось не за фашистов, а за союзников..."---Вот ведь вопрос из вопросов!
      1. алекс 241 16 февраля 2014 22:19
        Денис привет.На фото затонувшего "Бисмарка" нет орудийных башен главного калибра.Ты не в курсе почему?
        алекс 241
  19. pinecone 14 июля 2013 22:08
    Цитата: EvgAn
    Это, несомненно, так, но не забывайте - поиск и погоня за двумя сильными кораблями не может вестись таким же количеством сил, хотя бы в силу огромной площади, на которой велась эта погоня. Поэтому привлечение такого значительного количества кораблей ее величества мне представляется очень оправданным.


    Британский ВМФ носит название "королевского", но с декабря 1936г. до февраля 1952г. английский престол занимал Георг VI, так что указанные в статье корабли могли быть только ЕГО, а не ЕЁ величества.

    И ещё, пожалуй, самое главное. Основополагающую роль в определения курса "Бисмарка" после боя с "Худом" и "Принцем Уэльским" в Датском проливе 24 мая 1941г. сыграл тот факт, что к тому времени англичанам удалось расшифровать некоторые немецкие коды ЭНИГМА, прежде всего использовавшиеся в германских ВВС, о чём до сих английские историки стараются не вспоминать, чтобы не принижать заслуги британских вооруженным сил. Само собой разумеется, что об этом не говорится ни слова и в нашумевшем в своё время художественном кинофильме “Потопить Бисмарк”.
    До последнего момента англичане не знали, куда именно направится “Бисмарк”, рассматривая различные варианты, включая его возвращение в Норвегию. Например, Черчилль предполагал, что линкор попытается прорваться сразу в Германию. Адмирал Тови терялся в догадках, его соединение несколько раз меняло курс, у кораблей заканчивалось топливо. Однако англичанам неожиданно помогло следующее обстоятельство.
    Дело в том, что в то же самое время, в конце мая 1941г., немецкими воздушно-десантными войсками проводилась крупномасштабная операция “Меркурий” по захвату острова Крит. Координацией боевых действий руководил находившийся в Афинах начальник штаба германских ВВС Ганс Ешоннек, сын которого проходил тогда службу младшим офицером на "Бисмарке". Обеспокоенный его судьбой генерал запросил Берлин о том, куда именно направлялся линкор, причём, радиограммой зашифрованной с использованием кода Люфтваффе, на которую пришёл ответ, состоявший всего из одного слова: “Брест “. Только после перехвата и немедленной расшифровки этого сообщения и был отправлен на разведку гидросамолёт Каталина с американским экипажем, который 26 мая 1941г. в 10.30 утра по Гринвичу обнаружил Бисмарк в 690 милях от своего порта назначения, но уже вне досягаемости для линейных кораблей адмирала Тови.
    Примечание: сын генерала Ешоннека оказался в числе очень немногих уцелевших членов экипажа “Бисмарка”.

    Видеоролик, посвящённый памяти немецкого линкора “Бисмарк” и его сражавшемуся до последнего снаряда экипажу. См.http://www.youtube.com/watch?v=bKv8xtiS8QI
    pinecone
    1. Den 11 14 июля 2013 22:15
      Спасибо.Очень познавательно.
      1. EvgAn 15 июля 2013 13:25
        Цитата: Den 11

        Британский ВМФ носит название "королевского", но с декабря 1936г. до февраля 1952г. английский престол занимал Георг VI, так что указанные в статье корабли могли быть только ЕГО, а не ЕЁ величества.


        Да, конечно. Ошибся. Спасибо!
        EvgAn
  20. Fuerte 17 февраля 2014 20:55
    Цитата: Standard Oil
    Мне кажется после войны,англичане с полным правом могли отправить все свои оставшиеся линкоры на переплавку


    Как и все остальные. Практически все, кто пережил приставания вражеских палубной авиации и подводных сил, отправились на переплавку или на работу мишенями.

    Редкие везунчики продолжили и после войны быть плавбатареями, даже крылатые ракеты получили.
    Fuerte

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня