У министра обороны кончилась дедовщина

У министра обороны кончилась дедовщина
Письма президенту

Г-н президент, почувствуйте себя Верховным Главнокомандующим, потому что это письмо про армию и про самых важных военачальников. Но начнём с рядового солдата. Он застрелился.

В минувшую пятницу на полигоне в Свердловской области рядовой Макаров выстрелил в себя дважды. Одна пуля попала в левое предплечье, другая — в сердце. Военные следователи утверждают, будто он застрелился случайно. “Основная версия, — заявили штабные, — неосторожное обращение с оружием”.


Всякое бывает. Но гораздо больше это похоже на самоубийство: первый раз ранил себя, а вторым выстрелом добил. Есть сведения, что это очередная жертва дедовщины; парня довели. Если так — он посмертно стал врагом министра обороны. Потому что министр обороны публично заявил, что дедовщины у нас нет.

Под Новый год министр дал большое интервью. Оно такое красивое, что лучше всего было бы положить его на музыку и петь. Например: “Нет ни одного направления деятельности министерства, которое бы не затронула модернизация, переход на новый облик. Мы работаем везде — во всех сферах…”

Видите, г-н президент, все направления и все сферы тронуты вашей любимой модернизацией, ура.

Министру Сердюкову был задан дежурный вопрос: избавилась ли армия от дедовщины? Приготовьтесь, товарищ Верховный Главнокомандующий, ответ может вас потрясти.

Министр ответил по-военному чётко:

— Такого явления в природе уже нет.

Всё было бы хорошо, но через две недели (11 января 2011 года) большое интервью дал главный военный прокурор Сергей Фридинский. Журналист спрашивает: “Все ждали, что с переходом службы по призыву на 12 месяцев “дедовщина” пойдет на убыль. Но этого не случилось. Почему?” Главный военный прокурор отвечает:

— Да, были надежды, что с сокращением сроков службы сами собой исчезнут многие дурные традиции, в частности, “дедовщина”. Не случилось. Сегодня именно военнослужащие по призыву формируют неуставную статистику. В прошлом году за рукоприкладство и прочее насилие осуждены свыше 2000 солдат и сержантов.

Армия, г-н президент и Верховный Главнокомандующий, это самая вертикальная ваша вертикаль. Вертикальней армии вообще ничего быть не может, согласны? А там, внутри, оказывается, просто анархия какая-то. Министр говорит, что дедовщины нет, а главный военный прокурор его опровергает.

Дедовщина растёт. По данным Главной военной прокуратуры, “число неуставных взаимоотношений в 2010 году выросло в 1,6 раза”. Об этом же минувшим летом говорил замминистра обороны Панков, который назвал одной из главных причин дедовщины “навыки общения, полученные призывниками в неформальных молодёжных группировках экстремистского характера”. То есть дедовщина есть и растёт, но не армия в этом виновата, а дурные знакомства школьных лет.

Вот проведём модернизацию, отреформируем до конца образование, отучим молодняк пить, курить и ругаться матом — придут на призывные пункты интеллигентные отличники — дедовщины и не станет. Впрочем, министр обороны знает гораздо более быстрый способ. В своём интервью (сказав, что дедовщины уже нет в природе) он добавил, что “есть просто хулиганство”, и объяснил, как его истребить дочиста:

— Важно, чтобы командир находился в подразделении, выполнял свои обязанности в полном объёме. Тогда никаких конфликтов быть не может по определению.

По какому определению? — чёрт его знает. Это ведь для красоты добавляется.

“Никаких конфликтов”? — да таких армий в мире нет и быть не может по определению, делению и умножению.

А рецепт прекрасный, от всех болезней... Министра спрашивают: “Можно ли сделать так, чтобы в воинских частях не возникал перевес какой-то этнической группировки?” Он отвечает:

— Если командир будет исполнять свои обязанности в полном объёме, то конфликтовать просто времени и сил не останется. Никаких недоразумений не возникнет.

Рецепт просто гениальный: если все офицеры будут… Если все садисты станут гуманистами… Если все алкоголики станут трезвенниками… Если всякая “Булава” полетит, куда надо… Если все детали в “Жигулях” будут сделаны из правильного материала и точно по размеру, тогда это будет очень хорошая машина по определению.

Осталось совсем немногое: исправить неисправных офицеров. Возвратимся, г-н президент, к интервью главного военного прокурора. Журналист говорит: “Разгул коррупции в стране, как вам хорошо известно, не обошёл стороной и армию. Эта зараза поразила все категории военных — от генералов до лейтенантов”. Прокурор соглашается:

— Масштабы порой поражают. Иногда кажется, что люди просто потеряли чувство меры и совесть. Суммы выявленных хищений зачастую шокируют.

Шокировать опытного прокурора нелегко. А интервью министра обороны (там, где модернизация, сферы и новый облик) заканчивается так: “Мне кажется, что всё идет достаточно неплохо”.

При чём тут “кажется”? Действительно, всё идет неплохо, можно даже сказать, само плывёт в руки, только успевай модернизировать и приобретать новый облик у российского модельера, новые корабли у французов, новые самолётики у Израиля. А скоро, говорят, будем закупать чужие автоматы и винтовки (возможно, потому, что наши заводы злостно медлят с модернизацией и инновацией).

Г-н Верховный Главнокомандующий, в своём президентском Послании вы сказали: “Сегодня перед нами стоит фундаментальная задача создания новой высокотехнологичной мобильной армии. Мы идём на то, чтобы потратить на эти цели более 20 триллионов рублей. Это большие деньги”.

Тратить наши генералы умеют отлично. А вот что мы получим — это вилами на воде писано. До сих пор, увы, получались какие-то неприятные неожиданности. В том числе такие печальные, как самоубийство солдата после заявления министра о том, что дедовщины нет.

Г-н президент, хотите откровенно? Одна из фундаментальных проблем (которую деньгами не решить) такова: не уважают офицеры высокое начальство. Думают о своей злосчастной судьбе; о годах, проведённых в напрасном ожидании человеческого жилья; и воруют кто сколько может. Мы, конечно, не будем мазать всех чёрной краской (у нас её не хватит), скажем так: одни воруют, а другие видят и молчат.

И раз пошёл откровенный разговор, придётся сказать, что и ваш тандем не у всех в армии пользуется особой любовью. Окажись вы (невидимо) за любым офицерским столом, услышали бы, что говорят о вас, о министре, о премьер-министре… У вас резко изменились бы представления о мире… Или вы решили бы, что это враги, сбрившие бородёнку и укравшие офицерскую форму из ателье Юдашкина.
Первоисточник: http://www.mk.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.mk.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня