Начало Русско-персидской войны 1826—1828 гг. Героическая оборона Шуши

Русско-персидская война 1804—1813 гг. закончилась полной победой России и подписанием в 1813 году Гюлистанского мирного договора. Персидская держава была вынуждена признать присоединение к Российской империи Дагестана, грузинских областей - Картли, Кахети, Мегрелии, Имеретии, Гурии, Абхазии. Россия получила часть современного Азербайджана, Бакинское, Карабахское, Гянджинское, Ширванское, Шекинское, Дербентское и Кубинское ханства. К Русскому Закавказью также отошла часть Талышского ханства. Петербург получил исключительное право иметь свой военный флот на Каспийском море.

Однако Персидская держава не смирилась с поражением. К тому же её поддерживала могущественная Британская империя, которая не хотела допустить прорыва России к берегам Персидского залива и выхода русских к Индии. В 1814 году Персия подписала договор с Англией, по которому персы обязались не пропускать русских и войска какого бы то ни было государства к Индии. Британцы, со своей стороны, обещали помочь в пересмотре Гюлистанского договора в пользу Персии, и оказать финансовую, военно-материальную помощь персам в случае войны с Россией. Британские дипломаты оказывали давление на Турцию и Персию, которые начали войну с друг другом в 1821 году, желая, чтобы они воевали с Россией.


Персидское правительство сочло международную обстановку в 1825 году и восстание «декабристов» в России как благоприятные обстоятельства для начала войны с русскими. К тому же наследник престола и правитель иранского Азербайджана Аббас-Мирза, который руководил персидскими войсками во время русско-персидской войны 1804—1813 гг., продолжил реорганизацию армии при помощи английских и французских инструкторов и считал, что вооруженные силы Персии теперь готовы вернуть утраченные земли.

Персия всячески оттягивала вопрос разграничения пограничных земель в районе озера Севан (Гокча), не желая уступать русским даже малую часть армянских земель. Главнокомандующий русскими войсками на Кавказе генерал Алексей Ермолов предупреждал императора Николая I о том, что персы практически открыто готовятся к войне. Русское правительство из-за обострявшегося конфликта с Османской империей было готово за нейтралитет Персии уступить ей южную часть Талышского ханства. Император Николай Павлович для предотвращения конфликта, послал к шаху Фетх Али дипломатическую миссию во главе с князем Александром Меньшиковым. России нужен был мир на Южном Кавказе, и она была готова пойти на значительные уступки.

Но прибытие русской миссии было воспринято персидской элитой как признак слабости России. Посольство князя А. С. Меньшикова в Тегеране не смогло добиться успеха. Более того, персы перехватывали все письма русского посла к кавказскому главнокомандующему Ермолову. В это время персидский главнокомандующий Аббас-Мирза стягивал войска к границам Карабаха. Резервная персидская армия была сосредоточена в Агаре. Сардар Эриванский получил приказ начать боевые действия. Сардарами в Иране, Афганистане и Турции называли крупных сановников, глав племен или военачальников.


Закавказский край на момент начала войны (границы указаны согласно Гюлистанскому договору и Бухарестскому миру).

Начало боевых действий

К началу боевых действий Персидская держава смогла сформировать большую армию, обученную английскими инструкторами. Численность регулярной пехоты увеличили до 38,5 тыс. человек, иррегулярная насчитывала 5 тыс. воинов. Конницы по-прежнему была наиболее многочисленной частью персидского войска – до 95 тыс. всадников, плюс отдельный охранный отряд самого наследника престола. Артиллерийский парк армии насчитывал 42 полевых пушки с 900 артиллеристами. Фетх Али-шах смог создать армию, которая по численности намного превосходила русские войска в Закавказье. При этом персидская пехота была подготовлена западными инструкторами и снаряжена на европейский лад. Англия щедро финансировала восточного противника России, хотя после начала войны отказалась вступить в войну с Россией, как обещала Тегерану, объяснившись тем, что персы первыми начали войну.

Персидский главнокомандующий Аббас-Мирза, с 60-тыс. армией и многочисленной иррегулярной конницей, планировал быстрым ударом вторгнуться в Закавказье, захватить Карабах, Тифлис, вытеснить русских из Грузии и Армении, и отбросить их за Терек. Основные персидские силы были двинуты из Тавриза в район Куры, а вспомогательные — в Муганскую степь, чтобы заблокировать выходы из Дагестана. Кроме того, персидское командование рассчитывала на атаку кавказских горцев с тыла по русским войскам, которые были растянуты узкой полоской вдоль границы с Персией и Турцией и не имели резервов. Персы также надеялись на помощь сепаратистов, карабахские беки и многие влиятельные лица соседних провинций, которые были раздражены потерей большей части власти над местным населением, поддерживали контакты с Тегераном и обещали поднять восстание. Планы персидского командования можно было назвать авантюрой, если бы не крайняя малочисленность русских войск на столь обширном театре военных действий.

Необходимо отметить, что огромной массе регулярных и иррегулярных войск противника, противостоял всего 10-тыс. Отдельный Кавказский корпус, силы которого были разбросаны на огромной территории до границ с Персидской державой и Османской империей. В день нападения персидской армии непосредственно на приграничной территории было около 3 тыс. человек при 12 орудиях, разбросанных по аванпостам и на укреплениях на большом удалении друг от друга. Персам противостояли два батальона Тифлисского пехотного полка и две роты карабинеров, донской казачий полк подполковника Андреева (около 500 казаков). Начальником пограничной линии был командир Тифлисского полка полковник князь Л. Я. Севарсемидзе. В Карабахе русскими силами командовал генерал-майор князь В. Г. Мадатов, а в его отсутствие полковник И. А. Реут, командир 42-го Егерского полка, расположенного в районе Чинахчи и Шуши. Один батальон 42-го полка был разбросан по Ширванской и Нухинской провинциям. Задолго до начала войны Ермолов просил подкреплений, но к началу войны их ещё не прислали.

16 июля 1826 года 16-тысячная группировка родственника персидской правящей семьи, эриванского сердара Хусейн-хан Каджара, усиленна 12 тыс. курдской конницы без объявления войны перешла русскую границу в районе Мирака. Персидские войска вторглись на территорию Карабаха и Талышского ханства. Пограничные «земские караулы», состоявшие из местных мусульман, за редким исключением, не оказывали сопротивления, отступая или переходя на сторону противника.

Ермолов приказал Реуту всеми силами удерживать Шушу и перевести в крепость семьи знатных беков, тем самым была обеспечена безопасность тем, кто поддерживал русских, а тех, кто был настроен враждебно к России, использовать в качестве заложников, и лишили их возможности перейти на сторону противника, организовать восстание в русском тылу. Ермолов также приказал оставить Бомбак и Шурагель.

Начало войны было тяжелым для немногочисленных русских войск. Русские были вынуждены отступить к Караклису. Гумры и Караклис вскоре оказались блокированы персидскими войсками. Персы двигались к Балык-чаю, сбивая русские посты. Брат эриванского сардара, Гассан-ага с 5-тыс. отрядом иррегулярной конницы вторгся на российскую территорию между горой Алагёз (Арагац) и границей с Турцией. Курды и карапапахи («чёрные папахи», тюркская этническая группа) грабили и сжигали армянские селения на пути к Гумрам, захватывая стада скота и табуны лошадей. Они уничтожили армянское село Малый Караклис и стали нападать на обороняющихся в Большом Караклисе.

Героическая оборона Шуши


18-19 июля 1826 года 40-тыс. персидская армия под началом Аббас-Мирзы форсировала Аракс у Худоперинского моста, вторгшись в пределы России со стороны Эриванского ханства. Полковник Иосиф Антонович Реут, получив известие о вторжении персидского войска, отвел имеющие в Карабахской области силы в крепость Шушу. Гарнизон крепости насчитывал 1300 человек - 6 рот 42-го Егерского полка и казаки из полка Молчанова 2-го при 4 орудиях. Три роты 42-го полка и сотня казаков под командованием подполковника Назимки не смогли пробиться к Шуше из Герюс, где они располагались. Сначала их атаковали конные отряды местных мусульман (их называли татарами), затем прибыли и персидские войска. Егеря и казаки яростно дрались, отчаянно пытаясь пробиться к переправе через Ах-Кара-чай, но она уже была в руках противника. Практически весь отряд пал в бою, удалось спастись только 8 солдатам. Персы и местные мусульмане раздули этот успех до такой степени, что слухи о нём докатились до Тифлиса.

Необходимо сказать, что Шуша хоть и обладала природной защитой – располагалась на высокой скале, издавна являясь твердыней Карабаха, к обороне крепость изначально не готовилась. Атаковать крепость можно было только с северо-востока, да и здесь рельеф местности весьма способствовал защитникам. С помощью местных жителей укрепления крепости постарались привести в порядок. Собрать из местного населения милицейские формирования, до осады Шушы, не успели. Путь на Елисаветполь был отрезан. Полковник Реут для укрепления гарнизона вооружил 1,5 тыс. армянских добровольцев, которые вместе с русскими солдатами и казаками приняли активное участие в обороне крепости. В обороне приняло участие и некоторое число мусульман сохранивших верность России. В крепости не было заранее подготовленных запасов продовольствия, так как предлагалось оборонять Чинчих. Для минимального обеспечения солдат пришлось использовать зерно и скот армянских крестьян, которые укрылись в крепости. Но главной проблемой была нехватка воды. Русский гарнизон и население Шуши, вместе с жителями окрестностей, оказались в тяжелом положении, но и не думали сдаваться.

24 июля Реут получил известие о разгроме отряда Назимки. 25 июля появились передовые части персидской армии. 27 июля Аббас-Мирза предложил капитулировать, но русские отказались. Персы установили батареи и начали обстрел крепости. Мусульманское население области в массе своей присоединилось к персам. Армяне, которые не успели укрыться в крепости, бежали в горы, их селения уничтожались. Бывший правитель Карабаха - Мехти Кули-хан вновь объявил себя ханом и обещал щедрое вознаграждение тем, кто перейдёт на его сторону. Принц Аббас-Мирза заявил, что воюет только против русских, а не местных жителей, пытаясь привлечь их на свою сторону.

В осаде Шушы принимали участие иностранные офицеры, которые находились на службе у персидского принца. По их предложению к стенам пытались подвести мины. По крепости вели огонь две артиллерийские батареи. Но ночью гарнизон старательно заделывал проломы. Пытаясь оказать психологическое давление на гарнизон и горожан, столкнуть русских с армянами, Аббас-Мирза приказ пригнать к крепости несколько сотен христиан, обещая казнить их, если Шушу не сдадут. Однако и этот план не привел к успеху.

Оборона крепости Шуши продолжалась 47 дней. Гарнизон крепости оборонялся большим мужеством. Персидские войска предприняли несколько штурмов, но все они были отражены. После провала атакующих действий, Аббас-Мирза пошел на 9-дневное перемирие. Персы прислали в крепость двух знатных заложников. В персидский лагерь прибыл майор Челяяев, он оставался во вражеском плену до конца войны. К Ермолову был направлен Франц фон Клугенау (Клюгенау), богемец на русской службе. Неизвестно как долго продержался бы ещё гарнизон Шуши, если русские войска 3 сентября не разгромили в Шамхорской битве войско сына Аббас-Мирзы, Мамед-Мирзы и эриванского сардара. Аббас-Мирза снял осаду с Шуши и повёл армию к Елисаветполю.

Храбрый гарнизон Шуши потерял в ходе 47-дневной осады всего 32 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести. 42-й егерский полк был пожалован императором Николаем Павловичем Георгиевским знаменем с надписью: «За оборону Шуши против персиян в 1826 году». Полковник Иосиф Антонович Реут (Реутт) отмечен орденом Святого Владимира 3-й степени. Предводители армянского населения, которое участвовало в обороне крепости и снабжало гарнизон продовольствием, Ростом Тарханов был произведён в прапорщики, и пожалован пожизненной пенсией, а семье его брата Сафара умершего вскоре после снятия осады Шуши была назначена пенсия из государственной казны.

Длительная оборона Шуши имела значительные стратегические последствия. Аббас-Мирза не думая, что осада затянется, задержал у крепости основные силы своей армии, хотя первоначально хотел совершить быстрый бросок к Тифлису. Только отчаявшись овладеть крепостью, персидский принц в конце концов отделил от основных сил армии 18-тыс. корпус и направил их к Елизаветполю (Гяндже), чтобы ударить по Тифлису с восточного направления. Главнокомандующий Ермолов, получив сведения, что основные силы персидской армии завязли у Шуши, отказался от первоначального плана отвести все имеющиеся силы вглубь Кавказа. Русские войска успели перевести дух, перегруппироваться. В Тифлисе была сосредоточена 8 тыс. группировка. Из её состава был сформирован 4-тыс. отряд под началом генерал-майора князя В. Г. Мадатова, который повёл наступление на Елизаветполь, чтобы остановить движение персидских войск к Тифлису и снять осаду с Шуши. Персидские и курдские отряды в течение июля- августа принесли немало горя закавказским селениям, уничтожая селения, вырезая христианское население и угоняя скот. В частности, 14 августа было вырезано поселение немецких колонистов – Екатеринфельд, в 60 км от Тифлиса. Но стратегическая инициатива была уже утрачена персидским командованием, обстановка изменилась в пользу русских войск, которые в начале сентября перешли в контрнаступление.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти