Долгие проводы, или Отходная по портянкам

В январе 2013-го года министр обороны РФ, генерал армии Сергей Кужугетович Шойгу, выступая на первом селекторном совещании, проходившем в Ситуационном центре ВС России, в котором приняли участие все руководящие работники Министерства обороны, начальник Генштаба Валерий Герасимов, командующие различными видами и родами ВС, военными округами и флотами, сообщил, что эра портянок закончилась. «На улице 2013-ый год, а у нас по-прежнему идет речь о портянках», – посетовал министр. Согласно его заявлению Российская армия уже до конца нынешнего года полностью отойдет от применения портянок, а каждый солдат получит по двадцать четыре пары носков, то бишь две смены в месяц. Отмена данного предмета одежды наступила с отказом от солдатских сапог и переходом на более современную обувь – армейские ботинки. Сергей Шойгу заявил, что для данного переобмундирования будут выделены дополнительные средства, а замена портянок станет первой мерой в ряде реформ, призванных обеспечить солдатам нормальные условия жизни и службы, а также сделать армию более привлекательной и модной. Таким образом, молодым людям, попавшим под «первый призыв Шойгу», предстоит весьма «интересная» служба.




Портянки являются частью обмундирования русского солдата не одну сотню лет. Они стали непременным элементом солдатского юмора и фольклора. Для многих переход на носки – это прогресс, шаг вперед, но в целом, люди, отслужившие в армии не один год, считают по-другому и с ностальгией вспоминают портянки, как отличную защиту ног от холода и мозолей.


Данный элемент одежды появился более тридцати тысяч лет назад, гораздо раньше изобретения обычных носков. Исследуя изменения костей стопы, анатомы и историки утверждают, что нечто похожее на портянки носили народы обеих Америк и Европы. При строительстве римского метро случайно были найдены древнеримские портянки, которые впоследствии были проданы на одном из аукционов за пятьсот тысяч долларов.

Но дольше всего портянки продержались на «вооружении» армий разных стран мира, как практичный, простой и дешевый элемент обмундирования солдата. В письменных документах снабженцев революционных войск Джорджа Вашингтона остались списки неких «кусков холста», выдававшихся бойцам для сбережения ног.

Особенно широко этот прямоугольный кусок ткани (примерно тридцать пять на девяносто сантиметров) был в ходу у наших предков-славян, населявших северо-восточные европейские равнины. Многочисленные рассказы о том, что портянки в Россию завез Петр I, позаимствовав их, в свою очередь, у голландцев, не более чем миф. Происхождение (этимология) слова «портянка» имеет две версии. По одной – оно произошло от древнерусского слова «порть», обозначавшего нарез или кусок полотна. По другой – происходит от слова «портно» – грубого холста. Отсюда и портяница –отрезанный кусок холста. Как бы там ни было, оба варианта представляют собой однокоренные слова. Для нас же важно подчеркнуть распространенность и древность происхождения этого «нижнего белья для ног» (именно так назывались портянки вплоть до начала двадцатого века в различных бюрократических «реляциях»), который широко использовался задолго до появления носков, а также и после их появления.

На Руси портянки предпочитали носить с сапогами и традиционной славянской обувкой – лаптями. Значительно позднее, уже с развитием овцеводства, их стали надевать с валенками. Зимой носили теплые портянки из байки или полушерстяные, а в северных областях России и в армии – чисто шерстяные. Летом славяне предпочитали суконные портянки. Хлопковые же появились гораздо позднее с зарождением в семнадцатом-восемнадцатом веках ткацких мануфактур, работавших на привозном материале. Портянки не обметывались по краям и не сшивались из отдельных кусков полотна, отсутствие швов и рубцов предохраняло ноги от натирания и мозолей.

Особенно долго портянки, наряду с обмотками, прослужили в европейских армиях. На французском языке портянки называются «chaussette russe», что в переводе означает «русский чулок». Постепенный уход от портянок начался в мире в середине двадцатого века. В это время в армиях стали менять сапоги на ботинки. Тем не менее, до самого конца Второй мировой войны солдаты вермахта, особенно воюющие на Восточном фронте, носили портянки вместе с носками и чаще всего использовали их не по назначению – как варежки или перчатки. В отличие от русских портянок немецкие, как и финские, были квадратными.


Чем же объясняется такая популярность простого куска ткани, дожившей до наступления эпохи высоких технологий? Причин здесь несколько. В первую очередь, это, конечно же, подручность портянок. В полевых условиях их можно изготовить из куска или обрывка любой ткани. Связать новый носок гораздо сложнее, а если он протерся – жди, пока интендант выдаст новые. Во вторых, портянки легко постирать, сохнут они еще быстрее. В походе высушить всю портянку можно, обмотав ее вокруг ноги, например на бедрах. То есть два комплекта и ноги всегда сухие. Однако промочить ее полностью – это еще надо постараться. Если портянка мокрая не вся, то достаточно перемотать ступню сухим участком, а мокрая отлично высохнет на икрах. Третье немаловажное достоинство тесно связано с массовыми армиями – универсальность «размера» в отличие от носков. Портянку можно мотать на ногах ровно столько раз, сколько нужно, чтобы плотно держались сапоги. Намотанная в несколько слоев портянка преграждает к ногам доступ мусору и песку, эффективно впитывает влагу, сохраняет тепло. Чтобы добиться таких же результатов от носок, их нужно надеть несколько пар, да и то не факт, что получится.

Портянка, в отличие от носка, не имеет резинки, её можно обрабатывать кипячением или глажением в целях дезинфекции, что в условиях массовых армий невозможно переоценить. Портянки служат месяцами и намного долговечнее носок, которые в сапогах, особенно кирзовых, основной солдатской обуви российской армии, изнашиваются буквально за несколько дней. Если в портянке образовалась дыра, ее всегда можно перемотать под другим углом, если вытерлось у края – оборвать край. Помимо этого портянки стирают в общих прачечных, их не нужно разбирать на пары. И даже самые прочные носки в несколько раз тоньше портянок, следовательно, возрастает количество мелких травм ног, заболеваний кожного покрова.

Любопытно, но еще при царе в русской армии существовало не менее дюжины способов надевания портянок со своими собственными специфичными названиями, например, лейб-гвардейский, женский, саперный, пластунский, казацкий, рыбацкий, купеческий. В Советском Союзе остался один, солдатский способ, остальные были забыты. Мотать портянки таким манером умеет каждый, кто ходил в походы или служил в армии. Иногда вместе с основным способом применяется ускоренный под названием «парашют». Для этого необходимо поставить сапог и накинуть вдоль него портянку. При надевании сапога портянка обволакивает ногу. Минусы – ненадежная фиксация на ноге, страшные мозоли при ходьбе на длинные дистанции и марш-броски.


Русская армия


В восемнадцатом-девятнадцатом веках в европейских армиях вместе с введением мундиров появились чулки, носки и гетры. Новые веяния не обошли и российскую армию, но в солдатской среде, в отличие от офицерской, особенно в гвардейских аристократических полках, они не прижились. Еще их сиятельство, князь Григорий Потемкин-Таврический писал в 1783-ем году матушке-царице Екатерине II следующее: «Просторные сапоги перед узкими и онучи или портянки перед чулками имеют ту выгоду, что в случае, если ноги вспотеют или намокнут, при первом удобном времени их можно тотчас скинуть, вытереть ноги портянкою и, обвертев их, снова сухим уже оной концом, обуться в скорости и предохранить тем ноги от ознобу и сырости. В узких же чулках и сапогах учинить того никак не можно. Их неудобно скинуть, свободно надеть опять нельзя, да и не всегда существует возможность высушить или переменить чулки. Бедные солдаты, имея постоянно мокрые ноги, подвергают себя простуде и прочим болезням». Как видим, светлейший князь был достаточно осведомлен о преимуществах портянок в полевых условиях перед европейскими нововведениями. Опять же экономия. Потемкин-Таврический всегда отличался особой рачительностью по отношению к другим. Как говорится, во грехах, да на ногах.

Правоту мудрого князя Потемкина подтвердили все последующие войны, точнее военные дороги и поля сражений. С наступлением осенне-весенней распутицы и зимних холодов в рядах противников российской армии от турецких янычар и наполеоновской Grand Аrmee до вымуштрованных немецко-фашистских захватчиков были велики потери от «обезноживания» или, другими словами, синдрома «траншейной стопы». Например, из-за «окопной» болезни обутые в ботинки американские солдаты в годы Второй мировой ротами теряли ступни ног. Русские же в сапогах и портянках этой болезни почти не знали. Известный американский генерал Омар Нельсон Брэдли в своих воспоминаниях «История солдата» хорошо описывает насколько большие потери наносило это заболевание военнослужащим Соединенных Штатов. Например, в Арденнах, где проходили одни из самых кровопролитных сражений, американская армия потеряла убитыми около девятнадцати тысяч человек. В это же время двенадцать тысяч бойцов выбыло из строя из-за заболевания ревматизмом ног, большинство из которых по заключению врачей стали непригодными к строевой службе, а многие на всю жизнь остались инвалидами.

Впервые синдром «траншейной стопы» был описан медиками во время Первой мировой войны 1914-1918-ых годов. Описание болезни гласит, что «данный вид поражения стоп возникает при длительном воздействии (достаточно одного дня) холода и сырости и является разновидностью отморожения». Данная реакция начиналась у людей после их пребывания в сырых траншеях или участия в дальних переходах в холодное время года (при температуре около 0°С и ниже) при ношении узкой обуви.


Старший сержант Г.И.Валык показывает молодому воину красноармейцу Т.Ф. Стебакову как правильно наматывать портянки перед походом. 1944 год


В настоящее время вряд ли стоит считать, что жизнь портянок подошла к концу. Даже из армии они не исчезнут окончательно и бесповоротно. Дело в том, что личный состав Кремлевского полка, где сапоги по-прежнему остаются неотъемлемой частью мундира, будет носить портянки. А что делать с восемью миллионами погонных метров специальной ткани, из которой можно изготовить шестнадцать миллионов штук портянок и являющейся НЗ на складах длительного хранения? И кстати, многие солдаты и офицеры, участники современных боевых конфликтов, по-прежнему отдают предпочтение портянкам. А если вспомнить про огромную братию охотников, рыбаков, геологов, нефтяников, строителей – всех, кому по охотке или по профессии приходится много ходить по полям, лесам, болотам, так сказать, по пересеченной местности вдали от цивилизации, то можно смело предсказать еще много лет жизни древнему хранителю наших ног. Тем более, что для резиновой обуви ничего лучше портянок на носки пока никто еще не придумал.
На практике ликвидация портянок в армии означает усложнение и упорядочивание системы тылового обеспечения. В первую очередь придётся очень внимательно подходить к вещевому снабжению военнослужащих. Портянки безразмерные, носки имеют какой-никакой размер, а уж с обувью вообще никаких компромиссов. Понадобится пересмотреть все существующие модели и способы их подгонки, разработать целый комплекс мероприятий, направленных на индивидуальный подход к каждому солдату. Далее последуют изменения в вопросах гигиены, так как менять носки нужно каждый день.

Масштабные войны ведутся в условиях хаоса и борьбы за порядок в нем. Это, так сказать, непременный атрибут выживания и, в конечном итоге, победы. Чем неуязвимее, универсальней и проще будут основы нашего порядка, тем их сложнее будет разрушить. Ведь носочно-чулочные фабрики и склады могут быть уничтожены, снабжение затруднено прорвавшимся врагом или погодными условиями. Кроме того, встает логичный вопрос – кто будет уже завтра изготавливать сотни тысяч тонн носков для российской армии? Наверняка тот, кто выиграет тендер. Фирма, скорее всего, будет российской, но производить их точно будут в Китае. А если с китайцами придется воевать?

Интересно, что на фоне борьбы носков с портянками в российской армии остаются нижние рубахи с завязками, кальсоны девятнадцатого века, летние синие трусы, вещмешок «сидор» и поясной ремень с латунной пряжкой.


С другой стороны, сторонники отмены портянок, и в большинстве своем тоже ветераны боевых действий, отвечают, что воевать в кирзе и портянках в современных условиях – это как минимум вчерашний день. Достаточно взглянуть на ассортимент и качество нынешней обуви и носков для туристов и путешественников, как сразу становится ясно, что вопрос заключается не в портянках, а в качестве армейского обмундирования, включая обувь. И спорить тут нужно не из-за портянок, а по из-за того, во что будет обута-одета российская армия завтра.

Иностранцев приобщали не только к гламурной стороне советской действительности. Например, учили наматывать портянки


По поводу портяночной ткани, оставшейся на складах, производители утверждают, что ее можно очень быстро реализовать в торговой сети. Летняя байковая ткань используется для производства детских пеленок, ползунков, одеял, теплых рубашек и курточек, а хлопчатобумажная бязь уйдет на изготовление постельного белья для той же армии. Зимнее же портяночное сукно соткано из девяностопроцентной шерсти, плотность ткани составляет четыреста грамм на один квадратный метр, что является идеальным материалом на подшивку пальто, курток, костюмов и головных уборов. Армейские «коммерсанты» уверены, что портяночный неприкосновенный запас без труда пополнит военный бюджет на несколько сотен миллионов рублей.
Похоже, что золотой середины между портянками и носками нет. Ездить на броне и недалеко ходить по-сухому более удобно в ботинках и носках, а вот лазить по грязи, кустам, росе, грунтовке – лучше сапог и портянок не придумать.

После окончания Второй мировой войны портянки стали широко использовать в армиях социалистических стран, правда, к концу шестидесятых годов их применение сильно сократилось. Тем не менее, в некоторых государствах они прочно вошли в военных обиход, например, в Северной Финляндии от них отказались только в 1990-ом году. После развала Советского Союза от портянок в 2004-ом году отказалась украинская армия, а вслед за ней, в 2011-ом году и армия Белоруссии.


В армии США, как и во многих других армиях мира, нет ни сапог, ни портянок. Зато у американцев есть очень качественные ботинки с высоким берцем. Они выполнены из натуральной кожи с многочисленными пропитками и мембранами. Носки также вовсе не х/б, а специальные с применением новых технологий и похожие по составу на термобелье. Вообще военное ведомство Соединенных Штатов тратит в год более пятидесяти миллионов долларов только на разработки новых образцов современной экипировки для солдат. Помимо этого, многомиллионные гранты выделяются на фантастические проекты амуниции будущего, например наноматериалы для формы военнослужащих.

Америка может позволить для своих солдат такие элементы экипировки ног, а может ли позволить это себе Россия? Спорный вопрос. И хотя, у Шойгу получалось выбивать из бюджета для МЧС немалые средства, получиться ли у него в качестве министра обороны довести начатую реформу до конца, неизвестно. И пока отказ от портянок выглядит не очень разумно.

Источники информации:
http://www.openspace.ru/article/814
http://armyboots.ucoz.ru/forum/24-304-1
http://voenternet.livejournal.com/34234.html
http://kamtime.ru/node/2437
Автор:
Игорь Сулимов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

145 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти