Тяжелые времена для армии Белоруссии

Кризис весьма больно ударил по военнослужащим дружественной державы

Троекратное падение курса национальной валюты в Республике Беларусь (РБ) весной 2011 года не только сорвало выполнение программы госзакупок современного вооружения до 2015 года, но и привело к резкому обвалу в сфере социальной обеспеченности военнослужащих.


Особенно это ударило по младшим офицерам и прапорщикам, а также по солдатам и сержантам контрактной службы (контрактников в войсках, по официальным данным, 21–23 процента от общей численности армии). Соответствующим образом отразилось это и на военных пенсионерах.

Удивление Главковерха

В течение десятилетия до грянувшего краха белорусские военные и их руководство гордились (сдержанно, без высокомерия) тем, что их денежное довольствие пусть не намного, но все же заметно выше, чем их коллег на аналогичных должностях в России. Эта разница составляла в перерасчете 30–50 долларов США, а по отдельным категориям военнослужащих (например в авиации) и 100–250. Однако за два с лишним года кризиса, а главным образом потому, что с 1 января 2012 года зарплата российских военных значительно возросла, разница между толщиной кошелька белорусского и российского офицеров радикально изменилась. Напомним, что лейтенант Вооруженных Сил РФ в войсках получает ныне в среднем около 50 тысяч рублей, а в ряде географических районов – в полтора-два раза больше.

Поэтому сегодня белорусское военное руководство пытается особенно не афишировать, каковы же доходы у командира взвода, ротного, комбата или комбрига, а также какими месячными суммами довольствуются офицеры служб и штабные. Ибо будет наглядно видно, что даже штабной генерал в Минобороны Беларуси получает в два раза меньше, чем лейтенант Российской армии, и это несмотря на череду повышений жалованья в течение двух кризисных лет.

Еще в феврале 2012 года это, видимо, настолько поразило Александра Лукашенко, что на очередной встрече с руководителем Совбеза и министром обороны он ребром ставил и вопрос о том, что такое положение должно быть изменено. «Как же так?! Ведь у Беларуси и России практически общие армия и стоящие перед ней задачи», – сетовал он. Тогда же Александр Григорьевич сообщил, что направил президенту России (тогда еще Дмитрию Медведеву) «письмо о необходимости изыскания для белорусских военнослужащих дополнительных средств за счет разных направлений сотрудничества наших стран, и он пообещал помочь в этом плане».

Это заявление наделало в самой республике немало шума. И дело не в том, что белорусская оппозиция по-своему обыграла слова «узурпатора»: мол, он окончательно «ложится под Россию». А воспрянули вдруг резко оказавшиеся на дне социальных невзгод офицеры: многим привиделось, что уже завтра они начнут получать если и не такую зарплату, как российские лейтенанты, капитаны, полковники, то близкую к ней.

Данное брожение в умах было столь велико, что буквально через несколько дней министр обороны страны генерал-лейтенант Юрий Жадобин по сути дезавуировал вольное или невольное обещание Лукашенко. На заседании Консультативного совета при министре обороны и Координационного совета офицерских собраний вооруженных сил РБ глава военного ведомства республики заявил, что СМИ растиражировали населению некорректную информацию, касающуюся вопроса повышения денежного довольствия военнослужащих. Поскольку «могло сложиться впечатление, что на той встрече речь шла о необходимости изыскания для белорусских военнослужащих дополнительных средств из бюджета России». На самом деле, по его словам, «подчеркивалось: успешное военное сотрудничество между нашими странами может стать одним из аргументов в получении преференций в экономических вопросах, например в отношении пошлин на нефть или газ, которые позволят пополнить бюджет страны и дать возможность повысить денежное содержание наших военнослужащих». Однако более чем за год эта газово-нефтяная тема никак не повлияла на повышение жалованья белорусских военнослужащих. Одновременно, как отметил Жадобин, государство ищет в этом плане и внутренние резервы. В частности, грядет некоторое сокращение численности личного состава: «Будет осуществлена оптимизация структуры бюджета вооруженных сил с увеличением доли выделяемых финансовых средств на их развитие до 20, а в перспективе – до 30 процентов. Также произойдет повышение денежного содержания военнослужащих и гражданского персонала».

И повышения действительно последовали. Но отнюдь не «российские», как ожидали в войсках. Да этого не могло случиться в принципе. Ведь если в России соотношение выплат военным и гражданским более или менее корректируются, имеет разумную пропорцию, то в Беларуси в случае такого повышения армейский капитан получал бы две тысячи долларов, а врач или учитель – 400–500. Лишь высшие чиновники получают столько, сколько российские лейтенанты да капитаны. Например, глава Нацбанка Беларуси Надежда Ермакова в декабре 2012 года обмолвилась, что ее зарплата около двух тысяч долларов США и ей приходится экономить.

Переходный период

В такой ситуации в армии имело место «нытье» (словечко министра обороны РБ Юрия Жадобина), особенно в среде младших офицеров. Один из них, служащий в Полоцке, даже не побоялся написать, полностью представившись, письмо в «Белорусскую военную газету» (и оно было отчасти напечатано, подхвачено оппозиционной прессой), в котором указывал, что он получает сегодня, как уборщица на полоцком нефтезаводе. И что ему, в общем-то, почти не на что кормить семью, состоящую всего-то из трех человек: жена не работает, поскольку недавно родила ребенка. «Белвоенгазета» тут же не просто пожурила взводного за это недостойное поведение, а по-замполитски провела детальный разбор его письма с соответствующими уничижительными комментариями – материал был озаглавлен «Истинное лицо товарища Д.». Расчет на читательское понимание, правда, совсем не оправдался: как справедливо замечено в одном из многочисленных горячо поддержавших товарища Д. интернет-откликов на эту публикацию, «боюсь предположить, что такое «истинное лицо» у большинства молодых (и не очень) офицеров».


Уже в июле 2012 года Лукашенко на крупном совещании с военными вновь обратил особое внимание на вопросы социальной защищенности военнослужащих. По его словам, в целом оклады офицерского состава сегодня выше средней заработной платы по стране, что соответствует общемировым тенденциям. «Однако это в большей мере относится к старшему офицерскому составу, – отметил он. – Младшие офицеры обеспечены не так хорошо, поэтому и происходит их отток из армии. В этой связи нужна четкая и продуманная позиция руководства вооруженных сил, как в нынешней непростой финансовой обстановке не допустить разбазаривания профессиональных кадров, сберечь и воспитать будущее нашей армии».

К тому времени Юрию Жадобину уже было что доложить президенту в плане «как воспитать». Руководство Минобороны посредством своего мощного идеологического аппарата, щупальца которого есть в каждой роте, деятельно внедряло в войска мысль о том, что государство делает все возможное для решения проблем офицерского состава и армии в целом (и продолжает этим заниматься). И нельзя сказать, что это голословная риторика с целью успокоения умов. Был оперативно выработан и без раскачки реализован ряд решений. В частности, о повышении компенсации военнослужащим за поднаем жилья, о предоставлении права министру обороны использовать денежные средства, высвобождающиеся в результате оптимизации организационно-штатной армейской структуры, для материального стимулирования военнослужащих, было введено льготное кредитование офицеров при строительстве жилья.


Однако все эти меры оказываются недостаточными. Скажем, компенсация за поднаем жилья уже далеко не стопроцентная, как было в первом десятилетии 2000-х. Снять однушку в Минске стоит от 250 долларов США (это если ну очень повезет), компенсируют же семье военнослужащего, состоящей из трех человек, от силы 210–230. А бесквартирных в войсках немало. По данным начальника Управления жилищного обеспечения вооруженных сил РБ полковника Владимира Куцевича, опубликованным «Белвоенгазетой» в апреле 2013 года, сегодня на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий состоит 10 770 военнослужащих (22,4 процента), в том числе 526 граждан, уволенных с воинской службы. А благодаря принятым мерам по обеспечению частными жилыми помещениями в 2012 году впервые за период существования вооруженных сил Республики Беларусь удалось снизить число нуждающихся в улучшении жилищных условий на 640 человек. При этом в Минобороны РБ не скрывают, что в то же время сегодня, в переходный период, прогнозируется спад кооперативного строительства, на которое делалась ставка прежде. Как следствие уже к концу текущего года возможен рост числа военнослужащих, состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также времени состояния на таком учете до вступления в жилстройпотребкооператив.

Сравнение по курсу

В феврале 2013 года журнал вооруженных сил РБ «Армия» опубликовал-таки данные помощника министра обороны по вопросам военной экономики и финансам – начальника Главного финансово-экономического управления Минобороны генерал-майора Петра Галезника о размерах денежного довольствия по типовым воинским должностям на 1 декабря 2012 года. Согласно им командир взвода в звании лейтенанта с выслугой пять – десять лет получает 3 805 900 белорусских рублей (по среднему курсу это около 440 долларов США или 13 600 российских рублей). Ротный, капитан с такой же выслугой довольствуется 4 470 900 белорусских рублей (520 долларов или 16 000 российских рублей). Замкомбата, майор с выслугой от десяти до 15 лет – 5 045 500 (595 долларов или 18 000 рублей). Командиру батальона, подполковнику со стажем 15–20 лет касса выдает 5 963 400 (690 долларов или 21 300 рублей). Командир полка, выслуживший более 20 лет, – 7 049 600 (820 долларов или 25 200 рублей). Наконец, командующий войсками оперативного командования, по данным источников автора этих строк в белорусской армии, получает не больше 1050–1100 долларов США. Что до пенсий, то, скажем, служивший в штабе ныне полковник в запасе на конец 2012 года получал 3 500 000 белорусских рублей или порядка 405 долларов.

Ни по одной из сумм, несмотря на повышение зарплаты более чем в два раза, докризисный уровень их в перерасчете на доллары или российские рубли не достигнут. Проецируя эти показатели на Российскую армию, достаточно сказать, что в ней рядовой контрактной службы получает 25–35 тысяч рублей или 820–1150 долларов (в зависимости от региона службы и выслуги лет). У отставного полковника-россиянина, ушедшего на пенсию с минимальной выслугой 25 лет, доход порядка 18–20 тысяч рублей (590–660 долларов). Военное руководство РБ успокаивает подчиненных лишь тем, что на Украине доходы служивых еще меньше. Но это слабое утешение.

Наблюдается ли из-за утончения кошельков роптание в войсках? Министр обороны Жадобин на этот счет более чем оптимистичен: «Сегодня я полностью удовлетворен положением дел в офицерском корпусе. Для нас очень важен вопрос мотивации белорусских военнослужащих. Конечно, в эти сложные времена финансовые трудности на себе ощутили, наверное, каждый офицер и каждая офицерская семья. Но в эти тяжелые для всех времена, 2009–2011 годы, когда доллар рухнул, дрогнули единицы, кто покинул армию: около 100 военнослужащих уволились из вооруженных сил по различным мотивам. Среднестатистический же показатель текучести кадров за эти годы сильно не изменился. Это говорит о том, что офицеры действительно пришли служить». Как бы там ни было, но в эти два года военное руководство проводило и мощную моральную обработку офицерского корпуса.

Сегодня в белорусском Минобороны уже не хвастаются, как в 2005 году, что укомплектованность частей и подразделений первичных офицерских должностей составляет 93–95 процентов от штатной численности. С разрешения президента на пустые штатные клетки начисляются денежные средства, которые пропорционально армейской градации должностей и званий распределяют между продолжающими служить офицерами, «правильно понимающими сложившуюся ситуацию».

Некуда бежать

Ряд белорусских военных экспертов полагают, что рано или поздно, если служивым достойно не платить, то они отправятся в Россию. Что ж, такой вариант возможен: на контрактной основе в Российской армии могут служить и неграждане РФ. Однако массового притока военных ожидать не стоит: российское военное руководство, как заявил не так давно заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов, не собиралось и не собирается решать проблему недоукомплектованности войск за счет иностранных граждан. По официальным данным, в ВС РФ в последние годы проходят военную службу по контракту лишь не более 110–115 так называемых иностранных граждан (главным образом таджики, узбеки и украинцы).

В белорусском офицерском корпусе отчасти наблюдается другая тенденция. Уже многие старшие офицеры не хотят занимать вышестоящие должности, на которые их выдвигают, дабы побыстрее уволиться, получить военную пенсию, пойти работать «на гражданку» и тем самым раза в полтора-два, а то и больше увеличить свои нынешние доходы. По данным автора этих строк, в идеологическом аппарате Минобороны ныне прорабатывается вопрос, каким образом следует обрабатывать офицеров и солдат, которые осенью примут участие в масштабном учении «Запад-2013», основные этапы которого пройдут в Беларуси. В нем, как уже известно, будет задействовано девять тысяч человек, из которых заметную долю составят и российские военнослужащие. Ибо разговоры о зарплате между участниками из двух дружественных армий возникнут обязательно и белорусы наглядно увидят отличия. В российском экспертном сообществе склоняются к тому, что Москве в плане военной помощи выгодно сотрудничать с Минском, поскольку наше западное стратегическое направление надежно прикрыто лишь белорусскими ВС. Поэтому Россия вполне могла бы ответить на просьбы Лукашенко о конкретной помощи в обеспечении войск новой техникой или повышении жалованья белорусским военнослужащим.
Автор:
Николай Ницук
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти