Уйгурский вопрос как образец политики сепаратизма

Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая — место отнюдь не самое спокойное на земном шаре, хотя и весьма привлекательное для, например, туристов. Бунты и протесты уйгур в районе не стихают. Подстрекают на выступления желающую «независимости» молодёжь экстремисты из Исламского движения Восточного Туркестана (ETIM), а также из Восточно-Туркестанской ассоциации образования и солидарности (ETESA). Да и Вашингтон в сторонке не стоит. Китайские власти выступления уйгурских исламистов, разумеется, подавляют. А в российских СМИ проводятся параллели между Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР) и Чечнёй.




Полтора месяца тому назад в СУАР приговорили к различным тюремным срокам 19 уйгур. Их обвинили в разжигании расовой ненависти и религиозный экстремизм. Об этом сообщала «Лента.ру» со ссылкой на «Reuters».

В чём они провинились? Один посещал в Интернете запрещённые сайты. Другой распространял в сети материалы, полученные из-за рубежа, пропагандировавшие «религиозный экстремизм и терроризм». Ещё восемь было осуждено за «нарушение общественного порядка»: по данным обвинения, они в «религиозном экстазе» врывались в дома и разбивали телевизоры, отмечает «The Guardian».

Летом 2013 года в СУАР произошёл целый ряд столкновений уйгур с полицией.

Как указывает в «Новой газете» Василий Головнин, завбюро ИТАР-ТАСС в Японии, месяц назад мечеть в населённом пункте в оазисе Хотан закрыли перед намазом: китайская полиция предупредила, что здание используют экстремисты. Толпа мусульман двинулась по улицам города под крики «Аллах Акбар!»

Китайские власти утверждают, что затем группа экстремистов с длинными ножами и палками атаковала на мотоциклах полицейский участок; оттуда им ответили пулями. Но вот финансируемая Конгрессом США радиостанция «Свободная Азия» уверена, что первой начала полиция: это она избивала толпу, а молодёжь пыталась бежать на мотоциклах — и получила в спину очереди. 10-15 убитых, полсотни раненых, более двухсот арестованных.

Кровавый инцидент произошёл в городке Люкчуне — островке туризма. 26 июня толпа уйгур-мусульман там вдруг взяла штурмом полицейский участок. Полицейские пытались отстреливаться, но почти всех их убили палками и ножами. Победившая толпа направилась к городской администрации, но там, указывает В. Головнин, её встретили пулемётным огнём. Исход предрешили переброшенные к месту бунта подразделения народной полиции. Итог: 35 убитых (из них 11 нападавшие, остальные — полицейские и местные жители).

Три месяца тому назад мятеж случился и на юге СУАР. 21 погибший, в том числе 15 полицейских.

Судя по числам погибших с разных сторон, не похоже, чтобы выступления «кроваво» подавлялись полицией.

В конце октября 2012 года бунтующие уйгуры столкнулись и с правительственными войсками. После чего китайские власти, пишет ZeeNews.com, обратились ко всему международному сообществу, призвав его проявить «высокую бдительность» и заодно активизировать сотрудничество в борьбе с терроризмом. Поводом для столь пылкого заявления послужили действия уйгурских боевиков-исламистов на северо-западе провинции Синьцзян, где и произошло столкновение их с правительственными войсками.

Информацию о столкновении в Синьцзяне подтвердил официальный представитель МИД КНР Хун Лэй, заявивший, что, что боевики находятся в «сговоре» с международными террористическими группами.

Исламское движение Восточного Туркестана (ETIM) и Восточно-Туркестанская ассоциация образования и солидарности (ETESA) в своей борьбе за «независимость» Синьцзян-Уйгурского автономного района активизировались с 1990-х годов, отмечает издание. Кстати, начиная с мая 2012 года, Исламское движение Восточного Туркестана и Восточно-Туркестанская ассоциация образования и солидарности, выступая единым фронтом с «Аль-Каидой», посылают своих «бойцов» в Сирию, где эти парни за деньги и паёк воюют против правительства Асада.

ETIM в КНР занимается наркоторговлей, а также торговлей людьми и оружием, кроме того, члены этой организации замешаны в ограблениях и похищениях с целью выкупа. ETIM — это сборище сепаратистов и преступников, в своё время бежавших из Синьцзяна и обучившихся за границей терроризму. Так утверждают китайские чиновники.


Что касается ETESA, то её деятельность направлена на «воспитание и обучение мусульман» в Синьцзяне и «их освобождение», которое будет достигнуто путём создания мусульманского государства.

Вот такой «независимости» требуют сепаратисты. В СМИ нет-нет мелькнёт непроверенная информация о том, что эти экстремисты-уйгуры даже воевали (и продолжают действовать по сей день) в Чечне. В Сирии они несомненно воюют — понятно, на чьей стороне.

Сторонники независимости уйгур утверждают, что китайские власти: а) запрещают им исповедовать ислам; б) не позволяют несовершеннолетним детям (до 18 лет) участвовать в религиозной практике; в) лишают уйгур национальной идентичности и пытаются ассимилировать.

Кстати, ETIM, то бишь Исламское движение Восточного Туркестана, включено в список террористических организаций и США, и ООН. Однако и ETESA, и другие сепаратистские движения в регионе, в списках отсутствуют. Как указывает Татьяна Каукенова (ИА «REGNUM»), уйгурская карта для США удобна как потенциальный рычаг давления на усиливающийся Китай. Госпожа Рабия Кадыр, представляющая уйгурское движение и возглавляющая Всемирный уйгурский конгресс (ВУК), живёт в США. Откуда деньги у ВУК? А его, оказывается, финансирует американский Конгресс. Когда летом 2009 года в Урумчи при подавлении очередного бунта было убито почти двести человек, китайское правительство обвинило в инициации протестов как раз ВУК. Любопытно при этом, что, как отмечает Энди Уортингтон (eurasiareview.com), в тюрьме Гуантанамо по сей день сидят три уйгура (девятнадцать их соотечественников было переправлено в другие страны с 2008 года).

Всё это, в принципе, наглядно отражает политику двойных стандартов Вашингтона. Когда нужно, Госдеп дёргает за один рычаг, когда приходит время — берётся за второй.

Как пишет в «Независимой газете» востоковед Юрий Тавровский, события в китайском Синьцзяне всё больше напоминают ситуацию 1990-х годов в российской Чечне.

«…Подстрекательские проповеди в мечетях, нападения на полицейские участки, убийства «понаехавших» из центральных районов страны, умелое использование реальных ошибок местных властей и провокационных мифов, распространение изданной за границей подрывной литературы и инструкций, создание зарубежных представительств для ведения информационной борьбы…»


Автор напоминает, что веротерпимые китайцы сосуществуют с носителями ислама многие века: первая мечеть появилась в тогдашней китайской столице Чанъань (нынешний Сиань) в 742 году.

Почему же Синьцзян? Важную роль, отмечает востоковед, играет расположение на границе, облегчающее проникновение из-за рубежа. Без внешнего финансирования и засланных инструкторов и наёмников конфликт в Чечне не стал бы столь масштабным. То же и в СУАР. Без участия зарубежных центров недовольство уйгур вряд ли приняло бы очертания скоординированного мятежа. Повышенное внимание к Синьцзяну автор статьи объясняет и подготовкой к периоду после 2014 года, когда из Афганистана будет выведена основная часть контингента ISAF.

Юрий Тавровский напоминает, что первое крупное кровопролитие в Урумчи в 2009 году не случайно совпало с восстаниями в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, а также с началом действий бунтовщиков в Казахстане. По сути, «отрабатываются технологии дестабилизации всего стратегически важного региона, налаживается взаимодействие боевиков, создаются каналы переброски террористов и оружия, распространения подрывной пропаганды».

Это не что иное, как благословение Запада, которое касается СУАР точно так же, как касалось Чечни. Стратегия сдерживания Китая открыто провозглашена США в 2011 году.

«…Важную роль в разжигании сепаратизма в СУАР призваны сыграть профессиональные террористы, действующие под эгидой «Аль-Каиды». Эта всемирная террористическая организация в последние годы не только восстановила связи со своими создателями из американских спецслужб, но и наращивает их. Достаточно упомянуть Ливию, Йемен, Судан. Особенно очевидно это стало в ходе гражданской войны в Сирии, где собранные со всего мира террористы под чёрными знаменами «Аль-Каиды» получают финансирование и оружие не только от Катара и Саудовской Аравии, но также США и других стран Запада. По существу, сторонники всемирного исламского халифата стали исполнителями крупных заказов Запада по дестабилизации целых стран и районов мира…»


К этому надо добавить, что дестабилизация в СУАР тем бьёт по КНР больнее, что этот автономный район в Поднебесной стал одним из современных центров притяжения туристов.

Как отмечает агентство «Синьхуа», только в первом полугодии 2013 года СУАР принял 22,25 млн. туристов. По данным Статистического управления района, в январе-июне число посетивших Синьцзян туристов увеличилось на 28% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а темпы роста на 8,3 п.п. превысили показатель, зарегистрированный в тот же период 2012 года. Доходы СУАР от туризма достигли 23,8 млрд. юаней и показали прирост на 23%.

Несомненно, Вашингтон будет продолжать осуществлять — например, через госпожу Кадыр, — «координацию» своей деятельности в СУАР. Сценарий выбран тот же, что стартовал в 2011 году в Сирии. Точно так же, как в Сирии, в китайской автономии определены «террористы» и «не террористы», то бишь борцы за свободу. Если в сирийском конфликте Вашингтон официально отмежёвывается от «Аль-Каиды», то в СУАР он официально осуждает Исламское движение Восточного Туркестана. Остальные сепаратистские движения поддерживаются разными способами, вплоть до финансирования через Конгресс — в полном соответствии со «стратегией сдерживания» Поднебесной.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Использованы фотографии:
http://fototelegraf.ru/?p=25858 (Reuters)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

215 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти