Война в Корее: до и после

Воспоминания о советском детстве

Дальневосточники отмечают День победы над фашистской Германией 9 мая, а День победы над милитаристской Японией – 2 сентября.


В этом году мир вспоминает и Корейскую войну (1950-1953 гг.) В Корее ее называют "Отечественной Освободительной войной". Прошло 60 лет после ее окончания.

Уходят в вечность участники Великой Отечественной войны, спасшие миллионы жизней, всю планету от фашистской Германии и милитаристской Японии. Уходит и мое поколение, рожденное накануне Второй мировой войны. Очевидцев событий первого послевоенного десятилетия становиться все меньше, но все больше лжи о Корейской войне и Северной Корее появляется в российских буржуазных СМИ.

Мой отец принимал активное участие в войне с Японией, освобождении Северной Кореи, и в строительстве новой жизни в этой стране. Мы прожили в Корее три года. О том, что я видел в Корее ребенком, и как я вижу события в этой страны сегодня, мой рассказ.

Славянка

Мое детство прошло на Дальнем Востоке. В 1945 г. мы жили в Славянке на самом берегу Тихого океана. Мне было шесть лет, и Славянку я помню смутно: только бухту, в теплых водах которой мы купались летом, военные торпедные катера, моряков, папину воинскую часть и соседей по двум баракам, построенным почти на берегу.

Мой отец служил в штабе полка. Мы с мамой приехали к нему по вызову в 1944 г. с нашей малой родины – с Южного Урала. Мама рассказывала, что до войны папа работал в банке, а она заведовала детским садиком в Фершампенуазе. Папу призвали служить в Красную армию в августе 1939 г. Служба его проходила в кавалерийском полку на Дальнем Востоке, в Славянке. Мама переехала в Куликовку к бабушке и стала работать в колхозе. Папе оставалось дослужить три месяца, когда началась Великая Отечественная война. Она изменила жизнь нашей семьи, как и жизнь всех людей на планете.

Я не помню, как бабушка собирала нас в дальний путь, как мы добирались до Гумбейки, самой близкой железнодорожной станции, как мы ехали много дней по Сибири. Помню, что вагон был плацкартным и очень старым. Проводница вечером зажигала керосиновую лампу и ставила её в стеклянный ящик над проходом. Ламп на вагон было, кажется, всего четыре. Окна обледенели. В вагоне стоял полумрак. Почему-то этот тусклый свет врезался в память. Помню, что проводница часто выходила в тамбур, стучала то топором, то ведрами, постоянно топила печь, но в вагоне было все равно холодно.

Ехали долго. Наконец прибыли в город Уссурийск. Отец нас не встретил: ошибся в расчетах. Мы поселились в комнате матери и ребенка – большом зале, светлом и чистом, с высокими окнами. В детской памяти комната матери и ребенка осталась яркой картинкой зала, напоминающий тот, в котором танцевала Наташа Ростова на балу в фильме «Война и мир» Бондарчука.

Мы сходили с мамой в баню. Вернулись на вокзал, и мама уложила меня спать на стульях. Неожиданно я проснулся, будто что-то мелькнуло перед глазами. Я открыл глаза: папа целовал меня в лоб.

– Папа, папа! – закричал я, хотя видел его первый раз в жизни. Я радостно и крепко обнял его за шею. Мне было четыре года.
Уссурийск был первый город, в котором я побывал в своей жизни. На следующий день мы добрались до Славянки.

В Славянке мы жили, как все. Картошку садили. Папа получал паек. Помню марлевые мешочки с американскими галетам и крошечными, с горошину, разноцветным сахарными конфетками. Это были первые конфеты, которые я попробовал в своей жизни.

Очень хорошо помню День победы над фашизмом – 9 мая 1945 года!


Стоял яркий солнечный день. В голубом небе пролетел самолет и сбросил цветные листовки: "Война закончилась! Германия капитулировала! Победа"! Народ ликовал. Советский народ спас свою Родину от фашистского и капиталистического порабощения!

Казалось, взрослые сошли с ума. Они плакали, смеялись и кричали "Ура!". В тот вечер долго звучали радостные тосты "За Родину! За Сталина!" и песни "Огонек", "Темная ночь", "На позицию девушка провожала бойца".

Как мы надеялись на то, что после Второй мировой войны подобных трагедий на нашей планете больше не будет! "С войной покончили мы счеты". «Хотят ли русские войны?» – спрашивает до наших дней песня, рожденная в сердцах моего поколения. До сегодняшнего дня мурашки пробегают по спине, слезы наворачиваются на глаза, когда я слышу слова и музыку песни «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой». Мне вспоминается тот майский День Победы и в памяти оживают молодые лица родителей.

Нашей семье повезло. Красная армия не подпустила фашистов к Уралу, нашей малой Родине. Не ступила нога и японского самурая на советский Дальний Восток, в Славянку. Мы не жили под оккупантами.

Трудно писать о войне тем, кто видел народную трагедию своими детскими глазами: слезы матерей, похоронки. Кто остался сиротой. Кто видел одноногих, одноруких, кривоглазых, обгоревших ветеранов у церквей на улицах городов в первые послевоенные годы. Кто рос в полунищих семьях без отцов. А их были десятки миллионов.

Я отношу себя к этому поколению. К тому самому, которое помнит, как мать рубила стулья на дрова, чтобы согреть детей, да сварить похлебку; как умирающая от голода мать отдавала последнюю корочку голодному ребенку; как матери тихо пели "Темную ночь". К поколению, которое видело своими детскими глазами, как фашисты расстреливали партизан, как сжигали русских стариков и детей, как насиловали советских женщин в годы фашистского геноцида русской нации.

Легче всего писать о войне за деньги, осуждать Сталина, смеяться над подвигом Зои Космодемьянской и молодогвардейцев, чернить великий подвиг русского народа, приравнивать коммунизм к фашизму, осквернять память о социалистической русской цивилизации, врать, врать и врать. За большую ложь всегда платят большие деньги.

Корейские яблоки

Вскоре началась война с Японией – 9 августа. Закончилась она 2 сентября 1945 г.

Помню, как-то раз над Славянкой пролетели два японских самолета на низкой высоте. Мы успели разглядеть на крыльях большие красные круги. Рядом шли бои. Папин полк воевал в Манчжурии. Мы переживали за папу и его боевых товарищей, за нашу Красную рабоче-крестьянскую армию. Война есть война.

Недавно перечитал в интернете статьи о тех далеких днях войны. Двадцать лет Япония оккупировала Манчжурию и другие регионы Китая. На грязных лапах самураев запеклась кровь десятков миллионов людей. Беспрецедентные зверства японцев только в Китае унесли 35 млн. жизней и причинили стране ущерб в сумме свыше 600 млрд. долларов. (см.: "Почему японцев ненавидят в соседних азиатских странах")

Узнал, что только за три недели августа советская армия полностью разгромила миллионную Квантунскую армию. Ее потери убитыми составили 84 тыс. человек, взято в плен 594 тыс. Потери Дальневосточной армии составили 18 тыс. человек; это огромная плата за свободу Манчжурии и Кореи!
Японские военнопленные были вывезены в СССР, их разместили в специальных лагерях. Их труд максимально использовался на Дальнем Востоке и в Сибири. В Приморском крае было 75 тыс. японцев, они строили дома, плотины, валили лес и т.д. Подобное использование военнопленных на мирных стройках оправдано и справедливо. (http://www.konkurent.ru/starii_print.php?id=7110)

15 августа японское командование объявило о капитуляции своих войск в Корее. Красная армия освободила Северную Корею. Советское военное командование занялось организацией собственного аппарата управления. На первых порах представителями советского командования на местах были военные коменданты.

В октябре 1945 г. семьи военнослужащих в Славянке оповестили: через пару дней им предстоит поездка в Северную Корею. Мама сложила вещички в два стареньких чемодана. Нас усадили в кузов Студобекера. Автоколонна с семьями под охраной автоматчиков отправилась в путь. Ехали по равнине. Ночевали в каком-то китайском городке. Кругом сады и рисовые поля. Въехали в Корею, начались сопки. Дорога узкая: двум машинам не разъехаться. С одной стороны пропасть. Потом опять сады, рисовые поля, яблоневые сады. Впервые я увидел яблоки на деревьях. В садах между деревьями были натянуты веревки с пустыми консервными банками. Ветерок качал банки, они гремели и отпугивали птиц.

В город Канко (Хамхын – так называется этот второй по величине город в КНДР в настоящее время) прибыли в полдень. Дома на окраине города. Сопки. Папин дом угловой. Дверь не заперта. Папа обрадовался. Мы тоже. Он жив и здоров. Угощал нас американской тушенкой и галетами.

Как переменчива жизнь. Еще пару месяцев назад в этих домах жили японские военнослужащие с семьями. От них в доме остались статуэтки Будды, японская сабля. Теперь в этом поселке на окраине города жили советские офицеры. Дружили семьями. Ходили друг другу в гости. Мы подружились с семьей Бакулиных. Одну неделю готовила обед, ужин мама, другую – тетя Маруся. По выходным устраивали праздничные обеды.

Офицерам выдавали пайки. Хочу особо подчеркнуть, что в послевоенные годы да и в японскую оккупацию в Канко работали магазины, рестораны. Война с Японией развивалась так стремительно, что колонизаторы не успели разрушить экономику Кореи. На черном рынке можно было купить поношенные вещи, на базаре – продукты. Мама купила ручные женские часы, но вечером они остановились. На следующий день она пошла на базар с тетей Марусей. Они нашли продавца. Крупная тетя Маруся взяла тщедушного корейца за шиворот, встряхнула, и он безропотно вернул деньги "русской мадам".

В нашем доме появились даже фрукты. Вкусные корейские яблоки не сходили с нашего стола все три года пока мы жили в Корее. Это были первые яблоки в моей жизни.

Природа Северной Кореи – сопки и долины вдоль речушек. Они начинались буквально у нашего дома. В сопках японцы вырезали глубокие туннели на случай бомбежек. В них мы с мальчишками играли в войну. На одной низенькой сопке неподалеку стоял буддийский храм. К нему молодые корейские пары приезжали в дни свадьбы. Мы с мальчишками совершали походы к этому храму. Ходили по его террасам. Любовались нашими кажущимися маленькими домами издалека. Если пройти мимо храма еще дальше, можно было добраться до высоко обрыва и с него любоваться речушкой, светлой змейкой глубоко внизу убегающей вдаль за другую гряду сопок.

Помню субботние вечера, когда боевые друзья семьями собирались по очереди в чьем-то доме, выпить по рюмашке, попеть песни военной поры, потанцевать под патефон. Так они выражали свою радость: им удалось выжить в самой страшной войне в истории человечества.

Помню, как за праздничным столом произносились тосты:
– За Родину! За Сталина! За победу! Встретимся на сто первом этаже!

Имелось в виду в Нью-Йорке. Рабоче-крестьянская Красная Армия после войны была самой могущественной армией в мире. Она имела боевой опыт ведения операций на любой местности самым современным оружием. Высочайшим был ее боевой дух: прикажи Сталин начать наступление на Запад, войска без промедления выполнили бы его приказ и через месяц вся Западная Европа была бы завоевана Красной армией. "Красная армия всех сильней", – пели русские герои. Такие вот настроения царили в среде русского офицерства в те дни!

Красная Армия освободила Северную Корею от японских колонизаторов, американская армия – Южную. Около трех лет Красная армия держала Северную Корею под своим контролем. Советская гражданская администрация обеспечивала переход страны от частнособственнического строя к обществу, основанному на общенародной собственности. В стране шла острая классовая борьба. Буржуазия покидала Северную Корею и перебиралась в Южную.

Папа рассказывал мне много лет спустя, что Ким Ир Сен (1912-1994) принимал активное участие в партизанском движении в Корее, Манчжурии, служил в Красной армии и вернулся в Корею в звании капитана. В декабре 1945 г. он, руководитель северокорейских коммунистов, возглавил формировавшийся государственный аппарат страны. В феврале 1946 г. был образован Временный Народный Комитет Северной Кореи.

Трудовая партия Кореи под его руководством проводила политические, экономические, идеологические реформы в интересах народных масс, а не в интересах буржуазии и землевладельцев, как в Южной Корее. В 1946 г. была объявлена национализация. Земля была перераспределена в пользу мелких и бедных крестьянских хозяйств. 90 процентов экономики к 1949 г. было национализировано.

Папа рассказывал, что для управления американской зоной влияния на Корейском полуострове в сентябре 1945 г. было создано Американское военное правительство. Оно доставило своего ставленника Ли Сын Мана (1875-1965) в Токио и после тайной встречи с генералом Макартуром на его личном самолёте – в Южную Корею.

Перед ним была поставлена задача укрепить буржуазный режим на территории Южной Кореи, создать южнокорейские вооруженные силы. 15 августа 1948 г. он провозгласил создание корейского государства в американской зоне оккупации.

Отец рассказывал, что южнокорейская разведка при Временном правительстве Корейской Республики засылала на Север своих агентов с целью организации убийства ряда крупнейших руководителей северокорейского режима. Покушения на всех этих деятелей действительно произошли весной 1946 г., но ни одно из них не увенчалось успехом. Появлялись в разных частях страны листовки с призывами выступать против советского присутствия, наблюдались отдельные акции неповиновения. В целом новый режим не встретился с серьезным сопротивлением населения.

В то же время на Юге, где левая оппозиция уже к концу 1946 г. развернула настоящую гражданскую войну против Временного правительства, ввезенного из США, местных властей. В акциях протеста на Юге участвовали сотни тысяч, если не миллионы корейцев, а многие тысячи уходили в горы и вступали в партизанские отряды коммунистов.

В результате сложного объединительного процесса была создана Трудовая партия Северной Кореи. Она обеспечила советским властям лучший контроль над происходящими в стране событиями. Под непосредственным руководством советских офицеров создавались Вооруженные силы. Они оснащались японским и советским вооружением. Официально же о создании северокорейской армии было объявлено только в феврале 1948 г. Советские власти оказывали северокорейскому руководству разнообразную поддержку и помощь в решении возникающих проблем.

Из СССР в Северную Корею были командированы сотни советских корейцев с семьями. Они закончили советские вузы, работали на различных должностях в советских или партийных органах. Некоторые из них были женаты на русских женщинах и дома разговаривали по-русски.

В стране восстанавливалось народное хозяйство. Развивалась традиционная народная культура. Корейские дети ходили в школы. В СССР на учебу поехали учиться сотни корейских студентов. Жизнь постепенно налаживалась.

Война в Корее: до и после
1. 1946 г. Город Канко. С товарищами. Фото корейского гимназиста


В 1946 г. отца перевели служить в Пхеньян, столицу Северной Кореи. В том году в крупных корейских городах открылись советские школы для советских детей. За несколько месяцев советское правительство командировало в Корею тысячи врачей, учителей, отпечатало и прислало тысячи учебников.

Помню первое сентября 1946 г. Этот день стал праздничным для меня. У меня был маленький портфель, купленный на рынке. На голове выгоревшая на солнце папина пилотка с красной звездочкой.

Нас, советских детей, на военных автобусах возили в школу. Она располагалась в охраняемом правительственном квартале Пхеньяна.

Помню, как в переполненном классе нас по трое усадили за парты и выдали по одному букварю на троих. Когда закончились уроки, и я, радостный и возбужденный, нашел маму. Она ждала меня вместе с другими женщинами. Мама купила мне пару яблок и повела к корейскому фотографу. Эту фотографию, на которой я улыбающийся стою с большим яблоком в руке, я храню в альбоме до сих пор.

2. 1946 г. Город Пхеньян. В первый класс


Помню, не хватало тетрадок в косую линейку для правописания и в клеточку по арифметике. Папа вечерами от руки линовал мне тетрадки. Я с большим прилежанием под его присмотром писал палочки, буквы, цифры. И хотя мне пришлось за десять лет я учиться в восьми школах, имя своей первой учительницы я помню – Нина Ильинична Иванова.

3. 1947 г. Пхеньян. Советская школа. Первый класс


Помню, что за хорошую учебу и примерное поведение в первом классе меня премировали небольшим томиком стихов Твардовского в красной обложке. Я берег его всю жизнь. Папе понравились стихи о наградах. Я выучил их наизусть. На новогоднем утреннике меня поставили на стул под висящие елочные игрушки, и я первый раз в жизни выступил перед публикой.

Нет, ребята, я не гордый.
Не заглядывая вдаль,
Я скажу: Зачем мне орден,
Я согласен на медаль...

Мне аплодировали офицеры, те, кто прошел войну и на кителе носил ордена и медали. Именно их воспевал Твардовский. Кстати, у папы была медаль "За отвагу" и орден "Красной звезды". Как он и мама ими гордились!

В 1947 г. отца вновь перевели в городскую комендатуру города Канко, одно из подразделений Советской гражданской администрации, контролировавшей в то время всю систему народных комитетов северокорейских властей. Теперь мы жили в небольшом домике на две советские семьи в центре города. Кругом жили корейцы. Мы здоровались с ближайшими соседями, но говорить с ними не могли: не знали языка. Полным ходом шла национализация буржуазной и помещичьей собственности.

Комендатуру возглавлял полковник Скуба, добродушный и никогда не унывающий крупный украинец, внешне похожий, как мне казалось, на Тараса Бульбу. Это было время, когда в начальники и командиры выбивался человек из народа. Он не отделял себя от своих подчиненных и жил их интересами. Он звал всех, кто был младше его, "сынками", "дочками". Как и папин командир полка в Славянке, Скуба был хозяйственным мужиком.

Появилась возможность, и он завел в части коров и поросят для того, чтобы иметь дополнительный источник продуктов для солдат и офицеров. Вероятно, срабатывал страх, пережитый этим поколением, перед голодом 20-30-х.

Скуба завел животноводческое хозяйство при комендатуре. Понадобилась доярка. Он собрал жен военнослужащих:
– Завели мы коров. Можем организовать раздачу молока детям. Но солдаты не умеют доить. Кто из вас может доить и согласиться поработать на общественных началах?

Мама откликнулась и стала дояркой.

Скуба нередко захаживал на ферму.
– Люблю запахи коровника и свинофермы, – признавался он честно.

Мама познакомилась с его женой, и они подружились. Она стала бывать в доме командира. Помогал маме солдатик тоже с Украины. Запомнил его фамилию – Савченко. Хороший парень. Он часто приходил к нам в гости.

Когда родители уезжали на праздничные вечера, Савченко приходил к нам домой. Мы с ним ужинали, читали русские и украинские сказки. Он рисовал рыбака в украинской шляпе под деревом у озера. Мы привязались друг к другу. Он часто катал меня на японском грузовике с дровяным отоплением, когда ездил за кормами.

Помню лето 1946 г. мы поехали в отпуск из Кореи на Урал. Отец не видел свою мать семь лет. Ехали до Челябинска 19 суток в товарном вагоне. Часами наш "500 веселый" простаивал на станциях, пропуская товарные составы с грузами. Пассажиры перезнакомились, подружились. Помню цыганенка, который танцевал "Яблочко" на пузе за денежку.

Мы привезли родне чемодан дешевой ткани. Сколько радости было у бабушек, братьев и сестер моих родителей: все живы и здоровы! Сколько новых русских, уральских, народных песен услышал я, мальчишка, в тот приезд!

В Канко русские школьники ходили в школу пешком. Учащихся было много. Двухэтажное здание советской средней школы стояло рядом со зданием корейского медицинского училища.

В Корее в 1947 г. я впервые побывал в советском пионерском лагере. Мы с папой долго ехали поездом. В вагоне одни корейцы. Ехали на юг – к 38-й параллели, разделяющей Корею на советскую и американскую зоны оккупации.

Советская администрация создала пионерлагерь на базе католического женского монастыря. Монахинь вернули в Европу. Бесхозный монастырь привели в порядок и на лето собрали советских детей военнослужащих. Пионерским лагерем командовал советский офицер. Воспитателями, вожатыми, поварами служили солдаты и сержанты.

Монастырь построили на окраине города на склоне сопок на берегу теплого моря. Крутой берег моря заковали в каменный панцирь. К морю мы спускались по широкой каменной лестнице. Купались отрядами по очереди. Во время купания за нами наблюдали несколько солдат и сержантов. Меры предосторожности были строгими.

В день приезда в пионерлагерь нас собрали, построили в колонну и повели в солдатскую баню. На следующий день нас разделили по возрасту на десять отрядов. Меня избрали председателем первого отряда самых маленьких октябрят.

Помню, как я горько плакал в первую ночь, когда меня отец оставил в лагере, а сам вернулся домой. Впервые я остался один-одиношенек – без мамы и папы. Когда немного успокаивался и снимал одеяло с лица, глаза упирались в высокий, как темное небо, потолок.

У нас была просторная светлая столовая. Рядом стояли солдатские кухни на колесах. Кормили нас просто и сытно: суп или борщ, каша с мясом или рыбой, обязательно компот. Можно брать добавку.

Утро начиналось с построения на линейку. Каждый из десяти командиров отряда, начиная с меня, командира первого отряда, докладывал начальнику лагеря о готовности личного состава к проведению дневных мероприятий. Перед тем как строевым шагом подойти к начальнику лагеря, я отдавал команду:
– Отряд, равняйся, смирно!

Со стороны наблюдать сцену доклада малыша офицеру прошедшему войну, было, видимо, смешно. Ребята постарше улыбались.

Солдаты занимались с нами спортом, проводили соревнования, игры, водили нас в походы, зажигали костры, учили петь строевые и пионерские песни...
На следующую ночь я спал как убитый. За день уставал. Утром физкультура на плацу. Потом завтрак. Потом нас учили ходить строем, петь строевые песни. Водили к морю и, прежде чем пустить нас в море, долго объясняли правила поведения, меры безопасности. Каждого спросили, умеет ли он плавать. Я сказал, что умею. Всех, кто не умел собрали отдельно и стали учить плавать. Потом обед. Отдых. Полдник. Спортивные соревнования и игра в футбол между двумя старшими отрядами. Мы болели каждый за свою команду.

Время пролетело незаметно. Когда папа приехал за мной, уезжать не хотелось. Не хотелось расставаться с товарищами, с солдатиками, с начальником лагеря. Мы успели к ним привыкнуть...

6. 1951 г. Океанская под Владивостоком. Пионерский лагерь - Черная речка


В апреле 1948 г. была принята Конституция Северной Кореи, в августе проведены выборы в Верховное народное собрание. В сентябре была провозглашено образование Корейской Народно-Демократической республики (КНДР).

Помню, отец взял меня, мальчишку, на митинг, на котором в Канко выступал глава правительства и партии Ким Ир Сен в честь провозглашения КНДР. Тогда в сентябре такие митинги проходили во всех городах и селах Кореи. Много красных флагов. Традиционные драконы в 20-30 метров длинной со страшными мордами.

Детскими глазами видел я, как радовался народ обретенной свободе, как на обломках колониализма рождалось новое социалистическое государство, которому суждено высоко держать знамя социализма и до наших дней.

КНДР удастся сохранить социалистические завоевания и после того, как исчезнет СССР, как победители над германским фашизмом и японским милитаризмом добровольно сдадутся на милость мировой буржуазии и превратят Россию в жалкое колониальное захолустье.

Ким Ир Сен проживет долгую и героическую жизнь: сын христианского активиста, партизан и партизанский командир, офицер Советской Армии станет правителем и Великим Вождем Северной Кореи.

Сегодня буржуазные средства информации и пропаганды дружно осуждают "династию" Ким Ир Сена. Страной правит внук прославленного лидера корейского народа. А разве не династии Ротшильдов и Рокфеллеров правят Европой и Америкой по сто пятьдесят лет подряд? А разве не шестьдесят лет правит Англией нынешняя королева Елизавета Вторая? А разве не дольше правила Британской империей королева Виктория? Разве добровольно отказываются от власти правящие династии на Арабском Востоке? Разве не своего сына недавний президент Египта Хосни Мубарака тащил на египетский трон вплоть до начала "арабской весны"?

В декабре 1948 г. Сталин вывел советские войска из Северной Кореи. Трумэн, президент США, вывел американские войска из Южной Корее...
Первого января 1949 г. наша семья вернулась в СССР из Северной Кореи. Дальний Восток встретил нас трескучими морозами, от которых мы успели отвыкнуть в Корее. Там климат теплее. Высокие горные хребты отсекают Канко от северных холодов.

По заснеженной дороге грузовик доставил нас с близлежащей железнодорожной станции в Барабаш. В Барабаше располагался военный гарнизон. Военнослужащие были самыми многочисленными его обитателями. Они ничего не производили, только потребляли. Тыловые службы снабжения трудились днем и ночью, чтобы накормить тысячи солдат и офицеров. Народ кормил свою армию в те самые трудные послевоенные годы, отказывая себе порой в самом необходимом.

5. 1951 г. Село Барабаш. Наша семья


В те годы трудно было найти село на Дальнем Востоке, в котором не стояли бы воинские части. Страна жила победой, но готовилась к новой войне.

4. 1950 г. Село Барабаш. Четвертый класс.


Война в Корее

В Китае ещё продолжалась война между Красной армией Компартии во главе с Мао Цзэдуном и армией американского ставленника, гоминдановца Чан Кайши. 1 октября 1949 г. в Пекине Мао Цзэдун провозгласил образование Китайской народной республики. В Китае началось строительство некапиталистического общества, продолжающееся до настоящего времени.

При Сталине социализм вышел за границы СССР. Он простерся от Берлина на Западе до Пекина, Индокитая на Востоке. Четверть человечества оказались в мире общенародной собственности, власть – в руках трудового народа. Освобождались от колониального ига Европы большинство народов Азии и Африки. При Сталине Мировая закулиса утрачивала контроль над миром. В ее руках осталась только Западная Европа и колонии европейских "демократий". Впервые в истории человечества под угрозой оказалось существование частной собственности на средства производства и природные богатства как таковой.

Чтобы сохранить капиталистическую собственность на планете, 18 августа 1948 г. Вашингтон принял секретную Директиву Совета Национальной Безопасности США 20/1 (известную ныне как "Доктрина А. Даллеса") – план подрыва коммунистического и рабочего движения в капиталистических странах и уничтожения строящейся русской социалистической цивилизации. В ней были сформулированы основные задачи западных спецслужб, выполнение которых растянулось почти на полвека:
а) "уменьшить мощь и влияние Москвы до таких пределов, при которых она больше не будет представлять угрозу миру и стабильности международного (читать: буржуазного, империалистического – Ю.Г.) сообщества;
б) "внести фундаментальные изменения в теорию и практику международных отношений, которых придерживается правительство (возглавляемое в те годы Сталиным – Ю.Г.), находящееся у власти в России."

В Директиве ставилась задача "сократить до разумных пределов несоразмерные проявления российской мощи... Сателлитам должна быть предоставлена возможность коренным образом освободиться:
– от русского господства,
– из-под российского идеологического влияния,
– должен быть основательно разоблачен миф о СССР как выдающимся источнике надежды человечества на улучшение,
– следы воздействия этого мифа должны быть полностью ликвидированы."

Напряженность между КНДР и Южной Кореей возрастала. Правящие круги Запада нагнетали обстановку. В 1948-1949 гг. участились вооруженные столкновения на 38-й параллели. Обе Кореи засылали на территорию друг друга разведывательно-диверсионных группы. Отношения обострялись, дело шло к войне.

Мы не знали также, что в апреле 1950 г. Вашингтон принял секретную доктрину NSC 68. (Разработчик Paul Nitze. Документ был опубликован в открытой печати в 1975 г.). В ней были сформулированы основные направления ведения Холодной войны с СССР:
– считать главной целью США уничтожение стран социалистического содружества любой ценой; само существование СССР является агрессией против США и всего "свободного мира";
– вести долговременную антикоммунистическую кампанию; продолжать милитаризацию американской экономики, наращивать Военно-промышленный комплекс;
– воздерживаться от любых переговоров с СССР; переговоры целесообразно вести с новым правительством, которое образуется после разгрома СССР на его территории.

Не прошло и года после того, как китайский народ сбросил в Тихий океан американскую марионетку Чан Кайши, как началась война в Корее. Началась она с вооруженного восстания корейского народа на юге за свободу и независимость; за объединение корейской нации. Диктатору Ли Сын Ману удалось подавить его. Корейские помещики и буржуазия, собравшиеся на юге страны, поддержали развязанную им антикоммунистическую истерию в стране. Многие левые политики были арестованы или убиты.

Трудовая партия Северной Кореи призывала корейский народ к объединению, к революционному восстанию против власти корейских землевладельцев и буржуазии. Северокорейская армия пришла на помощь трудящимся Южной Кореи. Буквально за несколько дней корейские трудящиеся и северокорейская армия освободила большую часть территории страны.

Началась война. Президент США Трумэн заявил: "Возвращение к господству силы в международных делах чревато далеко идущими последствиями. США будут и впредь защищать господство права". Под эти красивые слова американского президента в Корее высадился американский десант. Вскоре многие капиталистические государства прислали свои войска в Корею. Командовал воинскими частями западных вооруженных сил на полуострове полный генерал Дуглас Макартур (1980-1964). Терпя одно поражение за другим, Макартур обратился к Трумэну с просьбой применить ядерное оружие. Трумэн отказал и уже в апреле 1951 г. отозвал ретивого вояку на родину.

Можно вспомнить былые "подвиги" генерала Макартура. Он "прославил" себя еще летом 1932 г., когда президент США Герберт Гувер приказал ему разгромить палаточный городок и выкурить газом из правительственных зданий ветеранов Первой мировой войны в американской столице. 20 тысяч ветеранов организовали марш на Вашингтон с требованием выплатить причитающиеся им бонусы. В годы депрессии они и их семьи остались без работы и средств существования. Макартур (помогал ему тогда же "прославившийся" майор Дуайт Эйзенхауэр, будущий президент США) направил на ветеранов шесть танков, четыре подразделения пехоты и кавалерии, роту автоматчиков и "блестяще" выполнил поставленную задачу: тысяча ветеранов была отравлена газом, двое убиты, палаточный городок сожжен. (Зинн, Говард. Народная история США. М.: изд-во "Весь мир", 2006, с. 483-484).

Иностранная интервенция в Корее – это часто применяемый метод империалистической оккупации. Сперва разделяют страну на Южную и Северную (Корея, Вьетнам) или на Восточную и Западную (Германия) или на белых и красных (Россия) или на суннитов и шиитов (Ближний Восток), а потом развязывают гражданскую войну между ними. Три года "демократы" и "борцы за права человека" безжалостно бомбили маленькую Корею, выжигали города и поселки, беспощадно уничтожали гражданское население.

СССР и КНР не могли оставаться в стороне и оказали немедленную военную помощь корейскому народу. Мы переживали за корейцев. Они стали родными для тех из нас, кто жил там, помогая корейцам строить новую жизнь. Я до сих пор переживаю за судьбу этой многострадальной нации.
КНР воевала на стороне Северной Кореи, весь капиталистический мир – на стороне Южной Корее. Это была первая локальная война после Второй мировой войны между двумя социально-политическими системами, между мировой буржуазией и мировым трудовым населением планеты.
Война продолжалась три года. "Господство права" Трумэна привело к гибели более 2,5 млн. корейцев, разрушено более 80 процентов жилого фонда, промышленной и транспортной инфраструктуры обоих государств. На стороне Южной Кореи в войне участвовали США, Великобритания и еще ряд стран (под флагом ООН). На стороне Северной Кореи – Китай. СССР оказывал военно-техническую помощь Северной Корее и Китаю. Империалистическая война в Корее закончилась перемирием, заключенным в 1953 г. (Назовите мне хотя бы одну страну Запада, воевавших в Кореи, в которой в результате какой-либо войны во второй половине ХХ века на ее территории было уничтожено более 80 процентов жилого фонда!).

В начале 50-х я не раз спрашивал себя: неужели американские империалисты превратили Пхеньян, Канко в груду развалин? Неужели сожгли тот чудный монастырь, который приютил советский пионерский лагерь?

Можно сколько угодно сегодня спорить о том, кто начал войну в Корее в 1950 г. (см. http://zavtra.ru/content/view/vojna-narodnaya/), если спорщики не представляют себе, какая геополитическая ситуация сложилась в мире после Второй мировой войны или сознательно ее искажают. У каждой страны, освобожденной СССР и союзниками от германского фашизма или японской оккупации, выбор дальнейшего пути развития был очень ограничен: либо капиталистический, либо некапиталистический, социалистический. Такой выбор был им предложен в истории человечества впервые.

Капиталистический путь предполагал:
– сохранение частной собственности на землю и средства производства;
– добровольное подчинение национальной политической элиты правящим кругам США – Вашингтону и соучастие в подавлении коммунистического, рабочего, социалистического движений на планете;
– финансовое подчинение банковской системы государства Уолл-Стриту и полная открытость национальных рынков Транснациональным корпорациям.
Второй, просоветский, некапиталистический путь развития предполагал совершенно иной пакет преобразований:
– разрыв политических, финансовых, экономических отношений с капиталистическими странами, национализация собственности иностранных компаний и банков, создание государственного сектора в экономике;
– решение социальных проблем населения и укрепление дружеских отношений с социалистическими странами и народно-демократическими режимами.

Диктаторы и буржуазная элита Южной Кореи выбрала капитализм. Народ Северной Кореи выбрали просоветский, некапиталистический путь развития. До настоящего времени две Кореи развиваются по противоположным путям организации экономической и политической жизни. Поэтому призывы к объединению двух Корей с разными политическим системами бессмысленны.

С геополитической точки зрения Северная Корея занимает весьма важное стратегическое положение, подобно Афганистану в Средней Азии, Израилю и Египту на Ближнем Востоке, Панаме в Америке. Северная Корея могла бы превратиться в удобный военный плацдарм НАТО у границ СССР и Китая.
С военно-стратегической точки зрения правительств Китая и СССР территория Южной Кореи могла бы стать удобным плацдармом для прикрытия своих границ от внезапного нападения США с ее военных баз, разбросанных по странам Юго-Восточной Азии.

В любом случае Корея была обречена на войну – гражданскую и империалистическую – в 1950 г. В ней столкнулись лоб в лоб интересы правящих классов двух военно-политических блоков. Прошло 60 лет после Корейской войны, а обстановка на Корейском полуострове сегодня остается по-прежнему взрывоопасной по тем же самым причинам.

В чем причины устойчивости социалистического режима в Северной Корее?

Во-первых, в ее государственном и партийном аппаратах отсутствуют инородцы. В них работают только корейцы по национальности.
Во-вторых, население поддерживает свою армию, имеющую на вооружении ядерное оружие собственного производства.

В-третьих, в стране нет безработицы, детской беспризорности, проституции и наркомании. Введен строгий запрет на буржуазную пропаганду эгоизма, индивидуализма, насилия, сексомании, чего нельзя сказать о Южной Корее.

В-четвертых, население пользуется бесплатными жильем, медициной и образованием. Оно живет в мире культуры национальной по форме и социалистической по содержанию.

В-пятых, корейское руководство и народ глубоко понимают причины распада СССР и реставрации капитализма в России. Корейцы и китайцы с горечью, а то и со слезами на глазах, как рассказывала мне одна знакомая пожилая китаянка, наблюдали, как Горбачев, Тэтчер и Рейган "объединяли" Германию и крушили общенародную собственность Восточной Германии, как разворовывалась государственная собственность в России и бывших социалистических республиках, как ликвидировали советскую и затем российскую армию, как превращали ограбленное, обнищавшее российское население в бесправную массу, эксплуатируемую олигархами-инородцами.

Попробуйте убедить корейцев Севера в том, что их социалистическое государство, которое попытаются задушить буржуазной демократией, следует объединить с Югом!

Чтобы не писала сегодня буржуазная и желтая либеральная пресса о Северной Корее, живучесть политико-экономической системы, созданной семьей Ким Ир Сена, поражает. Она устояла после антисоциалистических реформ Хрущева и Горбачева. Устояла после развала СССР и реставрации капитализма в бывших социалистических государствах. Она совершенствует свою социально-политическую и экономическую систему почти 70 лет подряд.

Конечно, нелегко корейцам жить на продуктовые пайки, но они знают, что душит их не руководство страны, а щупальца западного эмбарго. В стране немало нерешенных проблем, а в какой стране их нет? Без дружественной государственной поддержки Китая и России в этом маленьком государстве их было бы гораздо больше.

Трудности, проблемы существуют в любом государстве, в том числе и социалистическом. Однако следует учитывать возраст систем: капиталистической и социалистической. Капитализм– результат тысячелетнего развития частной собственности. Новорожденному обществу с общенародной собственностью, названному социализмом, не исполнилось и сотни лет. Он еще не раскрыл своего общечеловеческого потенциала. Почему же тогда седовласый капитализм так боится этого новорожденного и пытается любыми средствами уничтожить его систему общенародной, рабоче-крестьянской собственности?

Почему официальная делегация от руководства Российской Федерации не прибыла на праздничные мероприятия, посвященные 60-летию победы в Отечественной Освободительной войне корейского народа в июле сего года? Почему большая часть российских СМИ до сих пор обливают грязью социалистическую Корею и не трогают буржуазную Южную? Кому это выгодно – Российским правителям или Западным?...


Моя детская мечта стать военным сбылась: я служил в армии военным переводчиком. (Читайте мои офицерские воспоминания на http://topwar.ru/30223-napishi-mne-mama-v-egipet.html).
Автор:
Горбунов Юрий Иванович
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти