России не надо бояться новой холодной войны со Штатами

России не надо бояться новой холодной войны со ШтатамиКазус Сноудена лишает Москву возможности уклоняться от ответа на вопрос: «Вы с Америкой или против нее?»

Всех клавиш клавиатуры не хватит российским дипломатам, чтобы выразить всю глубину разочарования отказом Барака Обамы встречаться с Владимиром Путиным на полях ближайшего саммита «большой двадцатки». Реакция российской стороны на, в общем-то, ожидаемый жест со стороны кажется уж больно гипертрофированной. Безусловно, дипломатия — прежде всего наука вежливости и когда теща звонит и сообщает, что передумала ехать на ужин, нужно уметь изобразить искреннее разочарование. Но не кидаться в ноги, не заламывать руки и не донимать старушку недоумениями — может ведь и обратно передумать.


Мы же изо всех сил всячески пытаемся донести до наших «несмотря ни на что» партнеров, что крайне расстроены, разочарованы и просто повержены отказом Барака Обамы. Наверное, кому-то в Белом доме это и льстит, но явно плохо сочетается с той строгой антиамериканистикой, что выдается по каналам лояльных СМИ. Но не честнее ли было бы смириться с фактами и не пытаться оживить охладевающий труп «перезагрузки», которая, признаться, и родилась-то недоношенной. Отказ Обамы встречаться с Путиным даже не назовешь актом неуважения (да и уважение Баака Обамы для человека, произнесшего в свое время знаменитую «мюнхенскую речь» вещь, в общем-то, третьестепенная). Это простое продолжение логики современного мироустройства, где США решают судьбы всех и вся, а вопросами дипломатической этики там заморачиваются постольку-поскольку.

Хотя картину несколько осложнил 30-летний парень Сноуден — ровно из тех, кого российский телезритель привык видеть в тупых американских комедиях про студентов. Его способности явно недооценили на родине, зато теперь по разным каналам дают понять нам, что именно предоставление бывшему сотруднику ЦРУ политубежища (пусть и временного) стало последней каплей, убедившей Обаму не общаться с российским коллегой. Но именно что «последней каплей», а никак не поводом: Вашингтон всячески убеждают нас (да, похоже, и себя), что Сноуден — это вообще какая-то глупость и недоразумение, но тут же и недоумевает — нам-то он зачем сдался, почему не возвращаем?

По всему видать, что масштаб демарша Белого дома мало соответствует нашей сверхвежливой реакции. Тем более, что американский президент не собирается в принципе бойкотировать общение с Путиным. И не соберется. Потому что это не нужно прежде всему ему. И вообще в сегодняшней ситуации для Вашингтона куда большим разочарованием оказался бы отказ Путина общаться с Обамой. Хотя бы потому, что такой оборот уже был бы действительно сигналом. Вашингтон готов терпеть дерзость из уст главы государства-«партнера», но вот прямые демарши — это слишком. Страх неизвестности, неопределенности — один из самых сильных.

Но и в таком бы случае реакция США оказалась бы, думается, менее унизительной для самой страны.

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ Валерий Коровин отметил, что в сложившихся обстоятельствах у России есть неплохие шансы «переформатировать» нынешнюю геополитику.

- Россия продолжает демонстрировать миру, что находится строго в поле международного права и призывает всех находиться в этом правовом поле. В этой связи мы и выражаем недоумение, поскольку формальных поводов для подобного демарша со стороны Барака Обамы не было. Но фактически американцы исходят из совершенно иной логики: они давно в гробу видали международное право и исходят лишь из того, что являются гипердержавой, которая управляет миром. И единственное что мешает заявить им об этом открыто — отсутствие юридических оснований.

Вот и получается, что Россия недоумевает, потому что с юридической точки зрения никаких оснований для отмены визита американского президента нет, а Америка недоумевает, поскольку считает себя хозяйкой мира, воле которой все должны подчиняться и поэтому не видит оснований для встречи, поскольку Россия ведет себя «непокорно», не выполняет американские требования. Для Америки уже одно это является само по себе фатальным событием. Мы находимся в абсолютно разных системах координат и они не сближаются, а расходятся. Мы настаиваем на многополярности мира и праве национальных государств на суверенитет. Америка же исходит из того, что мир однополярен, что она сама является гегемоном, что это непреложный факт, аксиома и мир просто должен с этой правдой жить. Со временем эти две противоречащие друг другу модели расходятся все дальше.

У нас есть два варианта: либо принять американскую точку зрения, американскую логику и капитулировать, отказавшись от суверенитета и от собственно повестки дня, либо начать усиливать свое влияние в мире. Это возможно сделать лишь путем привлечения союзников и создания военно-стратегических блоков. То есть за счет усиления нашего геополитического веса. И сделать это можно не за счет наращивания внутренних возможностей, а за счет создания цивилизационных блоков.

И по сути Россия сегодня идет по пути создания такого блока, на пути восстановления советского пространства, что очень болезненно воспринимается американской стороной. Ведь если этот процесс будет развиваться успешно, США будут в конечном итоге просто вынуждены признать факт присутствия этого евразийского наднационального блока, который будет синхронизировать стратегические, политические и военные позиции государств, вошедших в этот блок. Это, по сути, откроет эру
многополярности.

Созданный евразийский блок сам по себе станет прецедентом для формирования таких же военно-стратегических блоков, полюсов. Многополярный мир станет абсолютной реальностью, которую Америке придется признать и неизбежно пересмотреть свои подходы вот внешней политике. Только в условиях многополярности мы сможем изменить общую ситуацию в мире, погасить конфликты, нарастить свое влияние за счет вовлечения в свою орбиту новых государств и создание обеих геополитических цивилизационных блоков.

Сноуден как раз помог поставить вопрос о многополярном мире ребром, он вынудил Россию встать на путь формирования собственной повестки дня. Все предыдущие годы, начиная с прихода Путина к власти и до появления Сноудена, Россия старалась все больше отсидеться в тени глобальных процессов, уклониться от определения своей позиции. Мир спрашивал нас: «Так вы с Америкой или вы против Америки?». От ответа на такой простой вопрос приходилось уклоняться: «Ну что значит «с Америкой»? Что значит «не с Америкой»? У нас там свои интересы, мы будем их отстаивать, но при этом не настаивать, а если настаивать, то не сильно, можем и поторговаться, отступать или наступать (но недолго!)».

Сноуден же заострил ситуацию настолько, что уклоняться от прямо поставленного вопроса стало уже невозможно и ситуация начала развиваться стремительно. С нашей стороны проявилась настойчивость в вопросах суверенитета и вообще следования букве международного права, одновременно американская сторона усилила давление, отказываясь принимать это как данность. Это вполне может вылиться в «холодную войну», но бояться ее не надо. Либо мы капитулируем без войны, без боя и без мучений, либо «мы еще повоюем» и, возможно, даже выйдем из этой войны победителями, так как один раз уже потерпели поражение...
Автор:
Виктор Мартынюк
Первоисточник:
http://www.km.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти