Нацисты уходят сразу в ад – возмездие истории запоздало

В самом начале недели нацистский преступник Ласло Чижик-Чатари спокойно скончался на сотом году жизни в Будапеште. Буквально в этот же день Центр Симона Визенталя, разыскивающий бывших фашистских палачей, включил в свой черный список Михаила Горшкова, дряхлого, но здравствующего жителя Эстонии.

Ни первый, ни второй так и не понесли адекватного наказания за свои античеловеческие преступления благодаря весьма избирательному подходу западного правосудия к вопросам исторической справедливости.


Ласло Чижик-Чатари и Михаил Горшков входят в довольно значительное число уже покойных и живых бывших нацистов и их помощников-коллаборационистов, которым до глубокой старости удавалось избежать расплаты. Большинство из них нашли комфортный и гостеприимный приют в Европе, как известно, очень сильно пострадавшей в результате Второй мировой войны, развязанной фашистской Германией в 1939 году.

В годы войны среди коллаборационистов разных национальностей кровопийц было не меньше, чем в рядах СС. Например, упомянутый выше покойник Чижик-Чатари еще судом Чехословакии был заочно приговорен к смертной казни за причастность к гибели почти шестнадцати тысяч евреев. Во время войны Чижик служил начальником охраны гетто в городе Кошице на территории Словакии. По требованию Братиславы в прошлом году он был все-таки задержан полицией в Будапеште, однако не был выдан Словакии. Венгерский суд учел преклонный возраст преступника и "прописал" ему домашний арест, под которым Ласло Чижик немного не дотянул до столетнего юбилея.

Про коллегу словацкого наци Михаила Горшкова, ныне добропорядочного жителя Эстонии, "Голос России" рассказывал совсем недавно. Напомним, что он подозревается в активном участии в уничтожении трех тысяч евреев на территории Белоруссии. США, где Горшков проживал до 2002 года, лишили его гражданства за сокрытие прошлого, зато эстонские власти приютили. Прокуратура Эстонии два года назад закрыла дело этого палача якобы ввиду отсутствия свидетельств и доказательств его преступлений. Напротив, Россия и Белоруссия располагают всеми необходимыми доказательствами. Беда и проблема в том, что случаев, подобных делу Горшкова, слишком много.

По разным данным, в годы Второй мировой войны количество невольных и добровольных пособников нацистов только в Советском Союзе составляло около полутора миллионов человек, говорит доктор юридических наук, профессор Лев Симкин:

"Большинство тех, кто пособничал немецко-фашистским захватчикам, или, говоря сегодняшним языком, были коллаборационистами, и у которых руки в крови, которые служили в немецкой полиции или охраняли концлагеря, они, естественно, по мере возможности постарались уйти с немецкими войсками на Запад. Кое-кто из них был выдан обратно в СССР, но в большинстве своем, я не могу назвать цифру, это несколько сотен тысяч человек, они растворились на Западе".

Разумеется, утверждать, являются ли эти люди преступниками либо невиновны, может только суд, продолжает Лев Симкин. Во времена СССР советские власти обращались к правительствам западных стран с требованиями о выдаче военных преступников, как правило, в исключительных, вопиющих случаях. Когда речь шла о леденящих кровь массовых убийствах. Но, даже имея на руках полученные от Москвы доказательства зверств того или иного военного преступника, европейцы старались не выдавать бывших коллаборационистов. Во многом это объяснялось отсутствием договоров об экстрадиции между СССР и европейскими государствами. Но существовали и другие причины, рассказывает Лев Симкин:

"Ну вот, скажем, было немало требований о выдаче к Великобритании. Великобритания отказывала во всех случаях в выдаче этих людей, несмотря на серьезные доказательства того, что эти люди совершали военные преступления. Шла холодная война, и считалось, что если этих людей, даже если они совершили преступления, будут судить в Советском Союзе, то нет гарантий, что этот процесс будет справедливым с британской точки зрения".

Подобной тактики придерживались и правительства других европейских стран. Однако, отмечает Лев Симкин, в конце 1980-х годов, по мере потепления отношений между СССР и Западом, европейская общественность и пресса начали выступать за пересмотр подходов западной юстиции к скрывающимся военным преступникам. В 1988 году Лондон получил из Москвы почти сотню материалов о военных преступлениях.

В то время при Скотленд-Ярде был сформирован отдел, занимающийся уголовным преследованием бывших коллаборационистов, – британцы по-прежнему не желали выдавать Москве фашистских палачей, решив наказывать их у себя дома самостоятельно. После изнурительно долгого расследования о казни в 1942 году двух тысяч семисот жителей гетто в городе Домачево (Брестская область, Белоруссия) британский суд за участие в этом преступлении приговорил к двум пожизненным срокам одного из палачей – Андрея Савонюка. Приговор вступил в силу в 1999 году, через шесть лет Савонюк умер от старости в английской тюрьме в Норидже.

Но это, по словам Льва Симкина, случай, скорее, исключительный. Подавляющее большинство людей, совершивших военные преступления на территории СССР и оказавшихся на Западе, остались безнаказанными. Кроме того, в целом западная судебная система очень сложная, напоминает профессор. Просто за работу на немцев в годы давно прошедшей войны судить нельзя. Чтобы привлечь кого-то к уголовной ответственности, требуются очень серьезные доказательства преступлений, совершенных подозреваемым. Но живых свидетелей, как правило, почти не осталось, все потерпевшие давно погибли.

Конечно, даже в отношении нацистских военных преступников должно проводиться тщательное расследование, говорит адвокат Геннадий Шило. Но в любом случае уголовные дела нацистов не имеют срока давности, подчеркнул он в интервью "Голосу России":
"Независимо от того, восемьдесят, девяносто или сто лет тому преступнику, он подлежит уголовной ответственности. Конечно, доказывать эти преступления очень сложно, но дела о преступлениях против человечества не имеют срока давности. И необходимо находить доказательства. И если они будут найдены, то, конечно, надо судить".



Нынешний директор Центра Симона Визенталя – Эфраим Зурофф - как-то заметил, что он не припомнит ни одного случая, чтобы военные преступники проявляли угрызения совести. Сегодня список Центра, включающий самых кровавых нацистских палачей, насчитывает одиннадцать имен. Из них пятеро – бывшие граждане бывшего СССР. Советские архивы военных преступлений содержат сотни имен изуверов, уже избежавших либо продолжающих успешно избегать возмездия.
Автор:
Никита Сорокин
Первоисточник:
http://rus.ruvr.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти