Легенда советской разведки

Легенда советской разведкиБольшая часть сведений о деятельности этого человека держится в секрете до сих пор. Его коллекции фамилий, кодовых имен, оперативных псевдонимов и нелегальных прикрытий позавидовал бы любой разведчик и шпион. Не раз он подвергал свою жизнь опасности на фронтах, в боях с диверсантами и шпионами. Но он остался жив, можно сказать чудом пройдя сквозь репрессии, нескончаемые бои, чистки и аресты, и 12 лет заключения. Больше всего на свете он презирал трусость и измену присяге и своей Родине.

6 декабря 1899 года в г. Могилеве родился Наум Исаакович Эйтингон. Детство Наум провел в провинциальном городе Шклове. Окончив школу, поступил учиться в Могилевское коммерческое училище, но окончить ему его не удалось. В стране случилась революция, в 1917 году юный Эйтингон некоторое время принимал активное участие в работе партии эсеров.

Но романтика террора Эйтингона не увлекла и он после октября 1917 года оставил партию эсеров и устроился на работу, служащим местного Совета, в отдел по пенсиям для семей погибших на войне. До 1920 года он успевает сменить несколько рабочих мест, поучаствовать в защите города Гомеля от белогвардейцев и вступить в РКП(б).


Чекистская деятельность Эйтингона начинается в 1920 году, в должности уполномоченного Гомельского укрепрайона, а с 1921 года уполномоченного по военным делам особого отдела Гомельской ГубЧК. В эти годы он участвовал в ликвидации савинковских террористических групп на Гомельщине (агентурное дело Крот). Осенью 1921 гола, в бою с диверсантами он был тяжело ранен, память об этом ранении останется с Наумом на всю жизнь (Эйтингон слегка прихрамывал).

После окончания гражданской войны, летом 1922 года, он участвовал в ликвидации банд националистов в Башкирии. После успешного завершения этого задания, в 1923 году Эйтингона отозвали в Москву, на Лубянку.

До середины 1925 года он работает в центральном аппарате ОГПУ помощником начальника отделения, под началом знаменитого Яна Христофоровича Петерса. Работу Эйтингон совмещает с учебой в Военной академии Генштаба, на восточном факультете, после окончания которой, его зачисляют в ИНО (иностранный отдел) ОГПУ. C этого момента, вся дальнейшая жизнь Наума Исааковича будет связана с советской разведкой.

Осенью 1925 года под «глубоким» прикрытием он оправляется в Китай на выполнение своего первого закордонного разведзадания.

Подробности тех операций в Китае малоизвестны и засекречены и по сей день. В Китае Эйтингон оттачивает мастерство разведчика, постепенно становясь хорошим аналитиком и разработчиком сложных многоходовых, оперативных комбинаций. До весны 1929 года он работает в Шанхае, Пекине, резидентом в Харбине. Его агенты проникают в органы местной власти, в круги белогвардейской эмиграции и резидентуры иностранных разведок. Здесь же он знакомится с легендарными разведчиками: немцем Рихардом Зорге, болгарином Иваном Винаровым, Григорием Салниным из РУ, которые на долгие годы стали его друзьями и товарищами по боевой работе. Весной 1929 года, после налета китайской полиции на консульство СССР в Харбине, Эйтингона отзывают в Москву.

Вскоре он оказывается в Турции под легальной крышей дипработника, здесь он заменяет Якова Блюмкина, который был отозван в Москву после контакта с Троцким. Здесь он работает недолго, и после восстановления резидентуры в Греции опять оказывается в Москве.

В Москве Эйтингон недолгое время работает заместителем начальника Особой группы Якова Серебрянского (группа дяди Яши), Затем два года резидентом во Франции и Бельгии и три года возглавляет всю нелегальную разведку ОГПУ.

Период с 1933 по 1935 гг. когда Эйтингон руководил нелегальной разведкой, является самым загадочным периодом его службы. По имеющимся данным в этот отрезок времени он успел побывать в нескольких командировках в Китае, Иране, США и Германии. После преобразования ОГПУ в НКВД и сменой руководства, перед разведкой был поставлен ряд новых задач по добыванию научно-технической и экономической информации, но сразу приступить к решению новых задач не удалось, началась война в Испании.

В Испании он был известен как майор ГБ Л. И. Котов, заместитель советника при республиканском правительстве. Под его командованием воевали будущие Герои Советского Союза Рабцевич, Ваупшасов, Прокопюк, Морис Коэн. Руководителем резидентуры НКВД в Испании в то время являлся А. Орлов, он же руководил всеми операциями по ликвидации лидеров испанских троцкистов и был главным советником по безопасности у испанских республиканцев.

В июле 1938 года, Орлов сбежал во Францию, прихватив с собой кассу резидентуры, Эйтингона утвердили главным резидентом, к тому моменту в войне наступил переломный момент. Осенью франкисты при поддержке частей германского легиона "Кондор" занимают цитадель республиканцев Барселону. Примечательно, что вместе с франкистами, одним из первых в захваченную Барселону попадает военный корреспондент «Таймс» Гарольд Филби. Он же Легендарный Ким Филби член «кембриджской пятерки», которого Эйтингон в августе 1938 года, после предательского бегства Орлова принял на связь через Гая Берджеса.

Помимо сохранения «кембриджской пятерки», Эйтингону в Испании, также удалось приобрести хороший опыт руководства партизанским движением, организацией разведывательных и диверсионных групп, который пригодился ему спустя всего два года, в борьбе с германским фашизмом. Некоторые из участников войны в Испании, члены интербригад в дальнейшем примут непосредственное участие в операциях советской разведки. Например, Давид Альфаро Сикейрос, мексиканский живописец, в 1940 году примет участие в операции против Троцкого. Многие интербригадовцы составят костяк легендарного спецназа ОМСБОН, под руководством генерала П Судоплатова. Это также испанские заслуги Эйтингона.

ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особого назначения) была сформирована в первые дни войны с нацистской Германией. В 1942 г. формирование вошло в состав 4-го управления наркомата. С первого и до последнего дня войны руководил этой спецслужбой генерал П. Судоплатов, а его заместителем был Эйтингон.

Из всех советских разведчиков только Эйтингон и Судоплатов были награждены орденом Суворова, который вручался военачальникам за полководческие заслуги. Разработанные и успешно проведенные ими операции «Монастырь» и «Березино» вошли в учебники по военной разведке и стали ее классикой.

Приобретенный во время войны опыт использовался советской разведкой и в течение многих лет войны холодной. Еще в 1942 году, находясь в Турции, Этингон организовал там широкую агентурную сеть, которая была активно задействована после войны для проникновения в боевые организации на территории Палестины. Данные добытые Эйтингоном в 1943 году, когда он находился в командировке на северо-западе Китае помогли Москве и Пекину обезвредить диверсионные группы, действовавшие в этом стратегически важном районе Китая под руководством английской разведки.

До октября 1951 года Эйтингон работал заместителем Судоплатова, руководителя службы диверсий и разведки МГБ (с 1950 г. - Бюро по диверсионной работе за границей). Кроме этой работы, он также руководил проведением антитеррористических операций на территории СССР. 28 октября 1951 года, вернувшись из Литвы, где он участвовал в ликвидации банд лесных братьев, генерал Эйтингон был арестован по обвинению в «заговоре МГБ». 20 марта 1953 года, после смерти Сталина его освободили, а через четыре месяца, 21 августа, он был арестован вновь, на этот раз по делу Берии.

На долгие 11 лет Эйтингон превратился из «сталинского разведчика» в «хрущевского политического узника». На свободу Наум Эйтингон вышел 20 марта1964 года. В тюрьме он перенес тяжелую операцию, врачам удалось его спасти. Перед операцией он написал Хрущеву личное письмо, в котором кратко описал свою жизнь, годы службы и годы проведенные в тюрьме. В послании Хрущеву он отметил, что находясь в заключение он потерял здоровье и последние силы, хотя мог бы все это время работать и приносить стране пользу. Он задавал Хрущеву вопрос: «За что меня осудили?» В заключении своего письма, он призвал лидера партии освободить осужденного на 15 лет Павла Судоплатова, закончив послание словами: «Да здравствует коммунизм! Прощайте!».

После освобождения Эйтингон работал редактором и переводчиком в издательстве «Международные отношения». Умер знаменитый разведчик в 1981 году и только через десять лет после его смерти, в 1991 году он был полностью реабилитирован, посмертно.
Автор: Вадим Собин


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. ЖОРЖ 19 июля 2013 07:52
    Он задавал Хрущеву вопрос: «За что меня осудили?» В заключении своего письма, он призвал лидера партии освободить осужденного на 15 лет Павла Судоплатова, закончив послание словами: «Да здравствует коммунизм! Прощайте!».

    Меркадер тоже решительно просил Суслова об освобождении Судоплатова и Эйтингона , но тот грубо осадил Рамона , мол не лезь не в своё дело.Рамон , хоть и был человеком с крепкими нервами , всё же обиделся.
  2. omsbon 19 июля 2013 09:25
    Эйтингон, Судоплатов это люди железной воли, острого ума и верности долгу!
    Это наглядный пример служения своему Отечеству!
  3. Gomunkul 19 июля 2013 10:45
    На долгие 11 лет Эйтингон превратился из «сталинского разведчика» в «хрущевского политического узника». На свободу Наум Эйтингон вышел 20 марта1964 года. В тюрьме он перенес тяжелую операцию, врачам удалось его спасти. Перед операцией он написал Хрущеву личное письмо, в котором кратко описал свою жизнь, годы службы и годы проведенные в тюрьме. В послании Хрущеву он отметил, что находясь в заключение он потерял здоровье и последние силы, хотя мог бы все это время работать и приносить стране пользу. Он задавал Хрущеву вопрос: «За что меня осудили?» В заключении своего письма, он призвал лидера партии освободить осужденного на 15 лет Павла Судоплатова, закончив послание словами: «Да здравствует коммунизм! Прощайте!».
    Расследование деятельности Хрущева Н.С. ещё ждёт своих исследователей. Был бы жив Троцкий на момент вступления Хрущёвым на пост ген.сека он бы им гордился. hi
  4. knn54 19 июля 2013 11:32
    Гвозди бы делать из этих людей. Крепче б не было в мире гвоздей!
    1. tilovaykrisa 19 июля 2013 21:58
      А это и есть гвозди которыми был сбит дом под названием СССР.
  5. valokordin 19 июля 2013 18:31
    Сейчас модно кричать о десталинизации, хорошо бы покопаться в Хрущёвском говне, сколько он лично -этот троцкист отправил на смерть и в лагеря. Хотелось бы поимённо.
  6. Alexanderlaskov 19 июля 2013 19:11
    Цитата: valokordin
    Сейчас модно кричать о десталинизации, хорошо бы покопаться в Хрущёвском говне, сколько он лично -этот троцкист отправил на смерть и в лагеря. Хотелось бы поимённо.

    Да, жалко разведчиков.
    Сталин откланил как-то бумагу от Хрущева, где был список людей подлежащих по мнению Хрушева растрелу. Написал Сталин: "Когда же ты угоманишся?".
    Alexanderlaskov
  7. ded10041948 19 июля 2013 19:30
    Что за государство, черт возьми? Вместо того, чтобы гордиться своими героями, норовит засунуть их в тюрягу! Какая-то психушка сбщегосударственного масштаба с партдеятелями в роли врачей.
    ded10041948
  8. sokrat-71 19 июля 2013 22:29
    Железные были люди, настоящие патриоты.
  9. RoTTor 19 июля 2013 23:29
    Наша история грустна более всего тем, как Родина относилась всегда и относится к настоящим героям. Список был бы не то что длинный - бесконечный. Ничего не меняется к лучшему. Увы... Настоящие ГЕРОИ делали своё святое дело не для наград.
  10. RoTTor 23 июля 2013 14:36
    http://specnazspn.livejournal.com/9749.html#cutid1
  11. albanech 29 августа 2013 17:45
    Слава героям! Жаль, что не все с уважением относятся к людям этой профессии!
    albanech
  12. Павел Густерин 5 сентября 2014 16:49
    В 1925 г. Эйтингон окончил Военную академию РККА, которая называлась Академией Генерального Штаба РККА до августа 1921 г.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня