Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина

Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина

В августе 1995 года войска Хорватии и Боснии и Герцеговины провели совместную военную операцию против Сербской Краины. Она вошла историю как операция «Буря» (хорв. Operacija Oluja, серб. Операција Олуја). В результате этой операции была ликвидирована Республика Сербская Краина и Республика Западная Босния, созданные в 1991 году. Эта военная операция стала одной из крупнейших этнических чисток в Европе. Около 150 – 200 тыс. сербов стали беженцами. Группы хорватских военных и полицейский спецназ провели зачистку территории, уничтожая целые селения и убивая тех, кто остался, в основном пожилых людей. Сотни гражданских людей были убиты. В Сербии и некоторые исследователи в России считают организаторов этой операции военными преступниками и ставят хорватских военных в один ряд с функционерами режима усташей (хорватская нацистская организация, отметившаяся геноцидом сербов, цыган и евреев в годы Второй Мировой войны). В Сербии и Республике Сербской день начала операции «Буря» является днем национального траура. В Хорватии же его считают днем победы.

Предыстория


Развал Югославии сопровождался серией военных конфликтов, в которых огромную роль сыграл фактор этнонационализма и религиозной розни (конфликт православия, католицизма и ислама). Началась ожесточенная война в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Активными участниками конфликта стали США, НАТО и ООН. Надо сказать, что югославские и постюгославские проблемы являются не только балканскими, и даже не только европейскими, но и мировыми. Здесь мы наблюдаем столкновение по линии Север - Юг (экспансия исламского проекта) и противостояние Запад – Восток. Сербы стояли на пути строительства Нового Мирового порядка, где нет места основным христианским ценностям, которые поддерживает православие.

Поражение сербов в этих конфликтах было обусловлено ещё политикой Иосипа Броза Тито, который устроил Федерацию по принципу национальных республик и автономных краев (эта же «мина» была заложена и под СССР и продолжает существовать в РФ). При этом нельзя забывать того, что Югославия проводила политику «сидения на двух стульях», являясь «троянским конем» в соцлагере и десятки лет получая помощь от США и НАТО. Расплачиваться пришлось потерей значительной части сербских территорий, падением морального духа населения, и тем, что Белград в начале 21 столетия практически полностью лёг под Запад. Большую роль в этом сыграл разложившийся югославский партийный аппарат, находившиеся у власти в Сербии люди не захотели защищать государство. Вместо активных действий, включая силовые, они сдавали одну позицию за другой, предавая национальные интересы Сербии. В итоге ситуация дошла до потери «сердца Сербии» - края Косово.

Главным очагом югославской войны стала Хорватия. Это было обусловлено тем, что здесь проходила граница между католическим и православным мирами. Ничем особенным кроме религии, сербы и хорваты не отличались, будучи когда-то единым славянским народом. Кроме того, многие хорваты Далмации, Славонии и Герцеговины были окатоличенными сербами. Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, и главнейшую роль в этом процессе сыграл Ватикан. Уже во время Первой Мировой войны последовали первые сербские погромы, концлагеря и карательные экспедиции против сербов, в которых приняли участие многие хорваты. Вена санкционировала преследование сербов из-за конфликта с Сербией. До второй половины 19 столетия сербы были относительно привилегированной, военизированной группой населения, которая защищала границы империи от турков. Во время Второй Мировой войны было создано Независимое Государство Хорватия и усташи стали решать сербский вопрос по принципу: «треть сербов уничтожить, треть изгнать, треть перекрестить». Сотни тысяч сербов были истреблены в концлагерях, хорвато-мусульманскими войсками, вермахтом, венгерскими и албанскими формированиями. После завершения Второй Мировой войны в новой Югославии в состав Хорватии включили Восточную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику, Кордун и Далмацию. Предложения о получении местными сербскими общинами в районах, где они составляли большинство, автономии, сходной автономиям Воеводины и Косово, союзная власть отвергла.

Весной 1991 года произошли первые вооружённые столкновения между хорватской полицией и сербскими силами. В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг сочли за мятеж. Министерство внутренних дел Хорватии санкционировало формирование значительного числа специальных полицейских подразделений. Франьо Туджман подписал указ о создании Национальной гвардии Хорватии, которая стала ядром хорватских вооруженных сил. Сербы бойкотировали референдум о независимости Хорватии. 25 июня 1991 года хорватские власти приняли декларацию независимости. Через месяц после создания независимой Хорватии около 30% её территории контролировали вооруженные формирования краинских сербов и югославской народной армии. Противостояние переросло в настоящую войну, которая длилась несколько лет. Хорватов активно поддерживали страны НАТО, особенно США и Германия. Помощь также шла через частные военные компании.

В конце 1994 года при посредничестве ООН Книн (столица Сербской Краины) и Загреб заключили экономическое соглашение, которое касалось свободы движения по транспортным коммуникациям, работы нефтепровода и энергосистем. Однако политического соглашения достичь не удалось. Вскоре ситуация снова обострилась. Хорватская сторона не хотела продлевать мандат миротворцев ООН. В ответ Книн приостановил все контакты с Загребом. Хорваты использовали перемирие для реорганизации и укрепления своих вооруженных сил, было сформировано восемь элитных гвардейских бригад, подготовленных по натовским стандартам. В ходе операции «Зима '94» эти части показали хорошие боевые качества, которые были выше, чем у военных соединений Республики Сербской и РСК.

В начале 1995 года Франьо Туджман потребовал вывести миротворцев ООН с территории Хорватии. ООН предложило план мирного урегулирования - «Z-4» («Zagreb-4»). Он предусматривал вхождение Сербской Краины в Хорватию на правах культурной автономии. Однако Книн отказался обсуждать этот план, пока хорватская сторона не продлит мандат миротворческих сил ООН в Хорватии. Загреб продлил мандат миротворцев, но весной боевые действия возобновились. Хорватская армия захватила территорию Западной Славонии. 22 июля президенты Боснии и Герцеговины и Хорватии подписали документ о совместных действиях и взаимопомощи хорватских и боснийских войск. Хорватские войска, в ходе кампании «лето 1995», которая завершилась 30 июля, смогли прервать сообщение между Книном и Баня-Лукой, Северная Далмация попала в полуокружение. Для отвлечения внимания сербов, дипломатические переговоры по плану мирного урегулирования продолжались до 3 августа.

Силы сторон, план операции

В конце июля – начале августа в Хорватии провели мобилизацию и подготовили на границах РСК ударную группировку в 150 тыс. человек. Всего хорватские ВС насчитывали в это время около 250 тыс. человек, в МВД было 45 тыс. человек. Кроме того, в операции должен был принять участие 5-й корпус армии Боснии и Герцеговины (25 тыс. человек). Вооружённые силы Республики Сербская Краина насчитывали около 27 тыс. человек, на вооружении армии было 303 танка, около 300 единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше. По плану мобилизации, численность вооруженных формирований могли довести до 62 тыс. человек.

Операцию «Буря» («Олуя») хорватское командование начало разрабатывать ещё в конце 1994 года. В планировании операции приняли участие инструктора из американской частной военной компании MPRI, также использовались разведданные НАТО. На главных направлениях сербскую оборону должны были прорвать гвардейские бригады и, не ввязываясь в бои по захвату укрепленных поселений, развивать наступление вгубь территории РСК. Задачу ликвидации оставшихся в тылу узлов сопротивления должны были решить домобранские полки (хорватский аналог территориальной обороны). В результате получался хорватский «блицкриг».

Общий план операции делился на четыре локальные операции, которые должны были провести отдельные корпуса (военные округа). Согласно плану «Олуя-1» части Загребского корпуса (около 30 тыс. человек) под командованием генерал-майора Ивана Башараца должны были уничтожить подразделения 39-го Банийского корпуса СВК под командованием генерал-майора Слободана Тарбука и соединиться с 5-м боснийским корпусом генерала Атифа Дудаковича в районе сел Жировац и Обляй. Согласно плану «Олуя-2» части Карловацкого корпуса генерал-майора Миленко Црняца (15 тыс. человек) должны были уничтожить войска 21-го Кордунского корпуса под командованием генерал-майора Велько Босанаца (штаб в Войниче). «Олуя-3» предусматривал удар Госпичского корпуса генерал-майора Мирко Нораца (25 тыс. человек) по 15-му Личскому корпусу генерал-майораа Стево Шево и соединение с мусульманским корпусом на линии Кореничка-Капела — Тржачка-Раштела. «Oluja-4» был подготовлен для Сплитского корпуса генерал-майор Анте Готовина (30 тыс. человек), он должен был вместе с силами спецназа МВД уничтожить 7-й Северодалматинский корпус под началом генерал-майора Слободана Ковачевича и захватить столицу Сербской Краины – Книн. Осиекский корпус должен был сыграть вспомогательную роль, отвлекать своими действиями силы 11-го Восточно-Славонского корпуса. Полевой штаб ударной группировки под командованием генерал-майора Марьян Марековича располагался в городе Огулин. Операцию планировали реализовать за 4-5 дней. Затягивание операции считалось нежелательным, чтобы не вызвать негативную реакцию мировой общественности.

39-й Банийский корпус имел в своем составе около 7 тыс. человек (по другим данным, около 9 тыс.). В его составе было четыре бригады и самостоятельный отряд. Часть сил держала оборону против 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. Командиром корпуса был Слободан Тарбук. Он в 1991 году был командиром бригады ЮНА, являлся опытным и инициативным командиром. Корпус перед операцией «Буря» был мобилизован, приведен в полную боевую готовность, его оборона была хорошо подготовлена. Банийский корпус имел значительное количество бронетехники, даже превосходя по числу единиц противостоящий ему Загребский корпус. Однако уступал в артиллерии, как полевой, так и тяжелой. Кроме того, его слабым местом было построение войск в одну линию, второй линии обороны не было, да и резервы были незначительными. Если бы хорватские войска прорвали оборону корпуса и захватили город Глина, которых находившийся в 10 км от передовой, линии коммуникаций Банийского корпуса оказались перерезанными. Отразить сильное наступление можно было только при поддержке войск Республики Сербской и Югославии.

На пути Карловацкого корпуса стояли части 21-го Кордунского корпуса. В его составе было три бригады. 21-й корпус был первым по численности бронетехники в ВС РСК (до 100 танков). Против хорватских войск командир корпуса генерал-майор Велько Босанац мог выставить две бригады – около 4 тыс. человек, третья бригада держала оборону в зоне наступления Загребского и Карловацкого корпусов хорватской армии. 21-й Кордунский корпус так же, как и 39-й, не имел оперативной глубины, для организации резервной линии обороны. В резерве корпуса Корпус специальных единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара (около 5 тыс. бойцов). Однако его боеспособность была низкой, он в большинстве своём состоял из отловленных дезертиров. Под удар хорватского Карловацкого корпуса попадала и одна бригада 15-го Личского корпуса (1,5 тыс. человек).

15-й Личский корпус имел в своем составе четыре бригады – всего около 6 тыс. человек. Корпус Стевана Шево держал оборону против хорватов на фронте длинной в 150 км, одна бригада была направлена против мусульман. Столицу Сербской Краины защищал 7-й Северодалматинский корпус. По численности он был первым в крайинской армии – около 10 тыс. человек. Однако его позиции имели слабое место – в ходе летних операций, хорватские войска захватили долину Ливно и Грахово, вышли в тыл Северодалматинскому корпусу. В результате войска хорватов нависали с севера над столицей республики, и столичный район стал крайне неудобен для обороны. В случае успеха хорватских войск на других направлениях, Северодалматинскому корпусу необходимо было быстро отступать в строну пограничного городка Срб, чтобы не попасть в «котел».

Перед началом операции была проведена информационная кампания, направленная против РСК. Хорватское телевидение, радио, газеты пропагандировали мощь вооруженных сил Хорватии, говорили о слабости армии Республики Сербская Краина, развале её государственности, скором конце «мятежников». Во многом это была правда. Главные причины падения РСК были внутренними, «сербскими». Несмотря на переход военного превосходства к хорватам и всестороннюю помощь (от дипломатической до поставок оружия), которую им оказывало «мировое сообщество», у сербов были шансы выстоять. Сыграла свою роль позиция Слободана Милошевича, который не видел будущего у сербских автономий в составе Хорватии. Многие краишники возлагали надежду на Слободана Милошевича, что он спасет Сербскую Краину, между РСК и СРЮ имелся и договор о военной помощи. Но Милошевич не захотел помогать РСК, Югославия и так находилась под прессингом международных санкций, и Белград не хотел ещё более ухудшать отношения с Западом. В частности, в РСК постоянно располагалось около 1 тыс. офицеров югославской армии, перед нападением хорватской армии они «испарились».

Да и власти РСК словно забыли про идею, о необходимости сражаться за Родину, про национальные интересы. Из-за равнодушия властей РСК к будущему республики, среди краинских сербов царила апатия, люди массово уезжали в различные страны Европы, в Югославию, вооруженные силы были в плачевном состоянии, военных из них массово дезертировали. Руководство РСК настолько низко оценивало шансы на успех, что уже 3 августа начало эвакуировать гражданское население. Необходимо отметить и условное единство РСК. Все три её части – Книнская Краина, Западная Славония и Восточная Славония были полусамостоятельными областями. Восточная Славония практически всю войну оставалась под контролем Белграда. Её безопасность обеспечивал Новосадский корпус ЮНА, дислоцированный в соседней Воеводине. Поэтому, местное сербское руководство в Вуковаре не особенно тревожилось из-за падения Книна, когда Западная Славония и Кинская Краина были под ударом, на Восточно-Славонском фронте было относительно спокойно.


Территориальная организация армии РСК. 18-й Западно-Славонский корпус был разгромлен во время хорватской операции "Молния" и его в мае 1995 года расформировали.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти