Город-фронт Воронеж. Как растаптывают воинскую славу...

Лето 2013 года. В одном из воронежских учебных центров идёт встреча с немецкой делегацией школьников, студентов и преподавателей в рамках проведения перекрёстных годов России в Германии и Германии в России. Тема одного из семинаров на этой встрече согласована заранее и связана с 70-й годовщиной освобождения Воронежа от немецко-фашистских захватчиков.

Город-фронт Воронеж. Как растаптывают воинскую славу...

Стела на площади Победы в Воронеже



Провокационная тема изначально, - скажет кто-то из читателей. Но цель семинара, да и всей встречи на самом деле в том, чтобы молодые поколения двух государств имели возможность лучше узнать историю, в ходе которой было немало кровавых страниц. А знание исторической ретроспективы непременно поспособствует тому, чтобы новые поколения и россиян, и граждан Германии не повторяли ошибок прошлого в своих двусторонних отношениях как на государственном, так и на бытовом, гражданском уровне. Хотя, кому в таких мероприятиях провокации видятся, тот к ним всю суть встречи и сведёт.

Встреча проходила во вполне дежурном формате: докладчик – вопросы - ответы... Всё чинно, спокойно, с интересом... Многие посматривали на часы, готовясь переходить, что называется, к сладкому столу: самовар, свежая выпечка, ягодные морсы и всё в этом роде. Как говорится, ничто не предвещало. Но после одного из докладов воронежской студентки, который она решила завершить словами о том, что Воронеж подобно Волгограду (Сталинграду), Москве, Смоленску и ряду других городов в своё время обязательно должен был получить звание города-героя, но это звание в силу целого ряда обстоятельств миновало Воронеж, случилось нечто вроде казуса. Воронеж – город воинской славы, но, к большому сожалению горожан, не имеет статуса города-героя, - резюмировала докладчица.

После нескольких секунд задержки, связанной с переводом её слов на немецкий язык, один из немецких гостей решил задать достаточно пространный вопрос, который, судя по всему, он изначально держал в своём арсенале, и который, видимо, никак не стыковался с планами организаторов, явно не связанных с переходом на острые дискуссии. Но немец, который оказался не совсем немцем, а гражданином Германии с венгерскими корнями, решил «оживить» семинар и, как сейчас модно выражаться, потроллить его участников и организаторов. Молодой человек, встав и представившись Золтаном Риггертом, спросил: почему Елена (имя докладчицы) считает, что Воронеж достоин столь высокого звания как звание города-героя, ведь в июне 1942 года объединённая мощная группировка немецких, венгерских и итальянских войск буквально за несколько дней в ходе начальной стадии операции «Блау» практически без сопротивления овладела правобережной частью города, прорвавшись в брешь на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов? И почему, - продолжал этот самый Золтан из ФРГ, - в России вообще возникла в своё время мысль дать Воронежу звание города-героя (а в 2008-м дали звание города воинской славы), если командование первоначально совершенно не позаботилось об обороне города – раз, не эвакуировало мирных жителей – два, а в ходе попыток отбить город части РККА нанесли городу ущерба больше, чем немецко-фашистские армии - три?

Докладчица, явно подбирая слова потолерантнее, хотела уже ответить, но Золтан, дождавшись перевода, продолжил: я считаю, что о славе в воронежской битве лучше не говорить и вовсе, хотя бы потому что русские войска не смогли в январе 1943-го взять всю группировку противника в котёл, как в Сталинграде, но при этом вырезав, явно переступая через права человека (прямая цитата, - прим. автора) 2-ю венгерскую армию – до единого солдата.

После фраз «права человека» и «вырезав… венгерскую армию» стало понятно, что молодой человек с венгерскими корнями – это вовсе не простой гость, это типичный продукт «передовой» западной демократии, который вовсе не собирается слушать ответы на свои «вопросы», зато явно собирается выступить этаким шукшинским персонажем из небезызвестного рассказа «Срезал!», который ещё и «обижен» на Россию за то, что её бойцы в своё время навечно утихомирили под Воронежем его прадеда, как оказалось, воевавшего в той самой 2-й венгерской армии (теперь захоронен на мемориальном кладбище в селе Рудкино, что в нескольких десятках километров к югу от Воронежа).

После своего полувопроса-полуспича Золтан уселся в кресло, извлёк из кармана смартфон, начав то ли играть, то ли просто бродить по Интернету, демонстративно не воспринимая того, что ему отвечает докладчица. Мол, я своё дело сделал, троллинг состоялся, всё пошло по плану, можно и к ягодным морсам с пирожками переходить…

Подумалось, а есть ли этот Золтан Риггерт – уникальный в своём роде персонаж, или в западном обществе таких Золтанов, которые «не уверены» в славе российских фронтовых городов пруд пруди… Хотя, что нам гражданин Германии, у нас ведь и своих «золтанов» хватает... И в последнее время их число становится всё обширнее… Издания образца 90-х, в которых сама роль советского народа и командования в Победе ставилась под сомнение, а на передовое место выводилась исключительно помощь западных союзников, похоже, сделали своё дело.

Мысли о том, что Воронеж не достоин не только гипотетического звания города-героя, но и звания города воинской славы, честно говоря, приходится слышать не впервые. Ну, никак, понимаешь, не впечатляются определённые круги наших сограждан и иностранных «подданных» тем, что в течение 212 дней линия фронта проходила непосредственно через сам город. Не впечатлить их ни тем, что в городе после его полного освобождения целыми остались лишь 8% зданий, ни тем, что на определённом этапе обороны Воронежа против отборных сил противника сражались слушатели армейских курсов, бойцы батальонов НКВД и взявшиеся за оружие тысячи местных жителей, которые смогли противостоять немецко-венгерско-итальянской армаде и не дать той, что называется, налегке занять город. Не впечатляет этих людей ни то, что за выполнение задач в ходе воронежской операции 40 человек получили звания Героя Советского Союза, ни то, что Воронеж, подобно Сталинграду, так и не покорился врагу. Да, в принципе, никакие заслуги Воронежа и воронежцев перед страной и человечеством «особый круг господ» не впечатляет, а потому и более чем странная дискуссия о том, что Воронеж «славных званий не достоин» не утихает и по сей день.


Мемориал на площади победы в Воронеже


Причины «недостоинства» практически один в один совпадают с тем, что высказал в своём спиче Золтан из Германии, начитавшийся гиперлиберальных постов: неукреплённый Воронеж, отступление боеспособных частей РККА, оставшиеся в городе мирные жители… При этом добавляются следующие умозаключения: Гитлеру, мол, вовсе не нужен был Воронеж, он собирался в этом районе двинуть свои армии на юг (к Сталинграду), а здесь (на берегах Дона) «лишь» нанести сокрушительное поражение Красной Армии с той целью, чтобы та не смогла противостоять войскам Вермахта при их продвижении к Волге и Кавказу. В стиле: медведю не нужны пчёлы, ему нужен мёд… Конечно, нужен, да только кто ж ему его просто так даст.

Что ж, действительно, Гитлер не требовал от своих генералов того, чтобы те непременно брали Воронеж и даже оставил им право выбора: «брать или не брать». Генералы, окрылённые успехами по скорому продвижению в брешь между двумя фронтами, и мыслями о донском плацдарме для обеспечения успеха на южном направлении, решили не упускать возможности занять очередной крупный советский город (на начало войны в Воронеже проживали около 400 тысяч жителей). Сам этот факт говорит о том, что и Гитлер, и командующие его армиями в очередной раз не оценили ситуацию, зато переоценили свои возможности и факт того, что боеспособные части Красной Армии вынуждены были отступить от берегов Дона. О явной недооценке говорит и плохо стыкующиеся друг с другом мысли Гитлера о том, что нужно непременно продвигаться к Волге, но при этом можно обойтись малыми силами на участке впадения реки Воронеж в Дон.

К 7 июля 1942 года из Воронежа успели эвакуировать несколько крупных стратегических предприятий, но вот 100%-ной эвакуации жителей города запланировано не было. Когда именно оставление нескольких сотен тысяч воронежцев в городе ставят в укор тогдашнему руководству страны, намекая на то, что город был брошен армией и правящей верхушкой, а потому никаких званий не достоин, то хочется спросить у категории людей, исповедующих именно эту парадигму: а что? разве в Советском Союзе были крупные города, население которых эвакуировалось полностью? Москва, к примеру, осенью и зимой 1941-го разве была пустой?... И разве то, что на начальном этапе битвы за Воронеж (а такого названия, кстати, нет ни в одном официальном источнике) против немецко-фашистских дивизий на подступах и в черте города сражались в большинстве своём именно горожане, взявшиеся за оружие, не говорит о беспримерном их подвиге, который прославил как их самих, так и сам город.

Из дневника Франца Гальдера, начальника штаба сухопутных войск Вермахта, от 5 июля 1942 года:

24-я танковая армия и дивизия «Großdeutschland» рискуют быть истребленными в наступлении на укрепленный Воронеж.


Так что же это получается: начальник штаба что-то путает?.. Ведь гости из Германии и наши внутренние «специалисты» дали нам понять, что Воронеж был не укреплён и потому почти никакого сопротивления противнику не оказал. А Гальдер вдруг говорит о том, что занятие правого берега Воронежа для отборных немецких частей (дивизия «Великая Германия» тому пример) чуть было не стало катастрофой. Лёгкая, однако, прогулка для немецких войск, положивших десятки тысяч своих солдат только в первые дни операции… Только за один день боев гитлеровские войска потеряли 13 тысяч солдат и более 70 танков.

«Лёгкая операция», которую британский историк и историограф Джон Ф.Фуллер называет в своих трудах самой роковой для немцев. Роковой, потому что именно созданный в июле 1942 года Сталиным Воронежский фронт позволил увязнуть немецко-фашистским войскам на берегах реки Воронеж и не дал им продвинуться на помощь 6-й армии Паулюса, оказавшейся без поддержки в Сталинграде, в конечном итоге разгромленной в котле на Волге.

Кстати, Воронеж во время Великой Отечественной стал одним из совсем не многих фронтовых крупных советских городов, на котором зубы армии Третьего Рейха, что называется, изрядно обломались, и который полностью Рейху так и не достался. О духе воронежцев говорит ещё и тот факт, что в оккупированной немецко-фашистскими войсками правобережной части города немцам так и не удалось создать администрацию с привлечением местного населения. Воронеж – это один из немногих городов, в котором солдатам Рейха и их союзникам приходилось выполнять полицейские функции самостоятельно, так как надевать белые повязки полицаев представители местного населения даже после впечатляющей информационной обработки отказывались, о чём свидетельствуют многочисленных документы из ГАВО. Такое положение вещей заставило немцев и их сподвижников в деле посева «демократии» и «избавления от коммунистического рабства» (венгерских солдат) устроить в городе настоящую резню. В виселицы в Воронеже были превращены уцелевшие фонарные столбы, деревья, перекрытия полуразрушенных зданий и даже памятники. Фотография, на которой запечатлена повешенная на памятнике Ленину жительница Воронежа, облетела весь мир и послужила на Нюрнбергском процессе одним из доказательных пунктов зверств немецко-фашистских войск на территории СССР.


Виселица, в которую был превращён памятник Ленину в центре Воронежа


Достоин ли Воронеж звания города воинской славы? – сам этот вопрос звучит с явным кощунством. А вот стоит ли вообще поддаваться провокациям лиц, заявляющих, что вклад Воронежа и воронежцев в Великую Победу сомнителен? – это вопрос существенный.

Здесь в ходе операции было уничтожено свыше 340 тысяч военнослужащих противника. Это 26 немецких дивизий и румынских частей, две армии союзников – 2-я венгерская и 8-я итальянская. Воронеж буквально окружён цепочкой братской могил, в которых покоятся солдаты и ополченцы, участвовавшие в боях с врагом. Таких могил только в окрестностях Воронежа более 180. Ожесточение в боях было таким, что даже видавшие виды бойцы называли Воронеж мясорубкой, а знаменитый Чижовский плацдарм – «долиной смерти».


Мемориал на Чижовском плацдарме в Воронеже


Общие потери советских солдат и мирных жителей Воронежа и воронежских окрестностей в ходе кровопролитных боёв за город до сих пор не удалось оценить с достаточной степенью точности. По самым скромным подсчётам, 212-дневная битва за Воронеж унесла жизни полумиллиона граждан СССР. Это и есть та кровавая плата, которая в конечном итоге позволила разгромить немецко-фашистские войска не только под Воронежем, но и на волжских берегах.


Мемориальный комплекс в "Парке Патриотов" в Левобережном районе Воронежа


Кстати, о правах человека… Советские войска, освобождавшие Воронеж столкнулись с теми самыми венграми (мадьярами), дурная слава о которых гуляла по городу. Жители оккупированной части Воронежа рассказывали о том, что именно мадьяры решили больше других выслужиться перед фюрером, закапывая мирных жителей в могилы заживо сотнями. Пациентов психоневрологического диспансера эти «заботившиеся о правах человека» господа прокалывали штыками, убивали лопатами медицинский персонал клиник, и позировали на фоне изуродованных трупов с усмешками на лицах (ничего, кстати, не напоминает из сегодняшних реалий?) Очевидно, что такие повествования жителей Воронежа и привели к тому, что среди военнопленных, попавших в руки советских солдат, не было венгров. О негласной договорённости «мадьяров в плен не брать» говорят многие участники тех событий. Так что, Золтану из ФРГ стоило бы посмотреть фотографии, которые делали в Воронеже однополчане его доблестного прадеда (а, может и сам прадед), а уж после их внимательного просмотра о правах человека заводить разговор.

Почему Воронежу не дали звание города-героя? Здесь историки высказывают разные версии, среди которых есть и правдоподобные и конспирологические. Приведём несколько версий разных авторов.

Версия первая: Воронеж долгое время считался полузакрытым городом с развитой авиационной и космической промышленностью, а статус города-героя подразумевает наплыв туристов, в том числе и из-за рубежа. Чтобы наплыва и возможного проявления интереса к индустрии города не возникло, звания город-герой Воронежу давать не стали.
Версия вторая: официально звания героев городам стали присваивать в эпоху дружбы между народами социалистического лагеря, а в воронежской земле остались тысячи представителей тех стран, которые к соцлагерю примкнули. И чтобы не ворошить прошлое, мол, решили отказать запросам воронежцев на присвоение звания города-героя.

Эта версия выглядит несколько странной, ведь немало представителей государств, в будущем ставших социалистическими, лежит и в волгоградской земле, но никто же не сомневался, давать ли Сталинграду звание героя или не давать…
Версия третья, которая, кстати, и стала причиной многих кривотолков о роли Воронежа в Великой Отечественной. По этой версии, статус города-героя Воронеж не получил, так как был оставлен армией и перешёл под контроль врага.

Однако чтобы связывать неприсвоение статуса именно с «контролем над городом со стороны врага», нужно быть безмерно далёким от истории битвы за Воронеж, тем более что Воронеж – далеко не единственный город, который Красная Армия была первоначально вынуждена оставить (в случае с Воронежем речь идёт только о части города), но это однако не помешало некоторым другим городам получить звания городов-героев в отличие от Воронежа.

В общем, не столь важно, почему в своё время геройское звание Воронежу не присвоили руководители страны, сколь важно то, чтобы нынешние представители молодого поколения знали о той роли, которую Воронеж и воронежцы сыграли в ходе Великой Отечественной, и не становились благодарной «паствой» для лиц, склонных переиначивать историю и пересматривать итоги войны.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

83 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти