«Начальник округа»

«Начальник округа»18 августа исполнилось 95 лет замечательному человеку – ветерану военной контрразведки, фронтовику, генерал-майору в отставке Леониду Георгиевичу Иванову.

Читатели «Красной звезды» не раз встречались с ним на страницах нашей газеты: в своих интервью Леонид Георгиевич рассказывал о событиях Великой Отечественной войны, которую он прошёл с первого и до последнего дня, и чаще всего – в боевых порядках действующих войск.

Парень из крестьянской семьи, он в 1940 году окончил Московскую школу НКВД, служил в Управлении НКВД по Черновицкой области, а 21 июня 1941 года оказался на советско-германской границе. На следующий день он вместе с пограничниками участвовал в боях, обороняя заставу от пытавшихся прорваться гитлеровцев…


Вернувшись через несколько дней в своё управление, старший лейтенант Иванов написал рапорт о переводе в военную контрразведку, с которой после этого оказалась связана вся его последующая служба, целых сорок пять лет.

Четыре года из них - это война. В его послужном списке – оборона Одессы, которую Леонид Георгиевич покидал в числе последних советских воинов, Керченско-Феодосийская десантная операция и оборона Крыма, Сталинград, освобождение Ростова-на-Дону и Донбасса, освобождение Одессы – туда Иванов, уже в звании майора, входил в числе первых. Сегодня он остался единственным из тех, кто последними покидал эту «жемчужину у моря» и кто первыми туда возвратился. Впереди ещё были бои на Кишинёвском направлении, освобождение Польши, взятие Берлина…

Здесь он скромно расписался на рейхстаге: «Л. Иванов из Тамбова», а затем участвовал в работе по обеспечению безопасности процедуры подписания Акта о капитуляции фашистских войск. Вот такая боевая биография ветерана легендарного «Смерша». А в ней – разоблачения вражеских агентов, борьба с бандитами на территории Западной Украины и Польши, поиски предателей и гитлеровских прислужников… Многие из этих операций происходили со стрельбой, с погонями, со смертельным риском.

Служба Леонида Георгиевича в так называемое «мирное время» (для военных контрразведчиков это очень относительное понятие) также не была лёгкой. Так, осенью 1954 года он был старшим оперативной группы по обеспечению безопасности знаменитых учений на Тоцком полигоне. Во время ядерного взрыва полковник Иванов находился рядом с Маршалом Советского Союза Г.К. Жуковым и генералом армии И.Е. Петровым, а через пятнадцать минут после взрыва подъехал с ними к эпицентру.

В конце 1950-х годов он стал начальником Особого отдела КГБ по Прибалтийскому военному округу, затем – по Южной группе войск, по Киевскому и Московскому военным округам.

Службу Леонид Георгиевич закончил в 1986 году, в возрасте достаточно солидном. Однако неверно было бы говорить, что он «ушёл на покой». Несмотря на возраст и последствия фронтовых ранений, ветеран до сих пор занимает, как говорится, «активную жизненную позицию», участвует в военно-патриотической и ветеранской работе, передаёт свой богатейший опыт молодым сотрудникам военной контрразведки, занимается литературным трудом. Генерал-майор Иванов не только публикуется в периодических изданиях, но и написал очень интересную книгу «Правда о «Смерш», уже дважды переизданную.

Вниманию наших читателей мы предлагаем отрывок из воспоминаний Леонида Георгиевича о его работе в должности начальника Особого отдела КГБ по Московскому военному округу. На профессиональном жаргоне военных контрразведчиков это называлось просто: «начальник округа».

От имени редакции и читателей «Красной звезды» (в том числе – ветеранов и действующих сотрудников военной контрразведки) поздравляем Леонида Георгиевича с 95-летием, желаем ему крепкого здоровья, долгих лет жизни, успехов в творчестве и продолжать чувствовать себя счастливым человеком!

Александр БОНДАРЕНКО,
«Красная звезда».


* * *

Особый отдел Московского военного округа - отдел необычный. Во-первых, он числится ведущим среди других Особых отделов округов, всегда должен выглядеть положительно по результатам своей работы и показывать пример другим. Он должен быть образцовым во всех отношениях. Во-вторых, он находится в столице, рядом с высшими государственными и правительственными органами. В-третьих, если что необычное происходит в стране, это сразу ощущается на работе Особого отдела округа. В-четвёртых, Особый отдел округа проводил такие мероприятия, которые не предусмотрены никакими руководящими приказами КГБ.

Много хлопот было у меня во время работы начальником Особого отдела КГБ СССР при обеспечении безопасности военных парадов. Для обеспечения безопасности при подготовке парадов выделялось человек 25 офицеров. Необходимо было проверить всё - чтобы не было патрона, снаряда, умысла, ошибки.

С командующим войсками МВО В.Л. Говоровым у меня были прекрасные отношения, он помогал мне всегда и во всём. Когда я приезжал к нему, он даже выбегал из-за стола, обнимал, благодарил за работу. По его приглашению я дважды поднимался на Мавзолей во время генеральных репетиций военных парадов в ночное время. Не могу описать то радостное, необычное чувство, которое охватывало меня при этом.

Много забот было связано с похоронами видных военачальников. При мне в ЦДСА были прощания со многими ушедшими из жизни полководцами, крупными учёными. Во время этих мероприятий встречал там всех членов Политбюро, а Л.И. Брежневу всегда представлялся. Поскольку он помнил меня по прежним встречам, то иногда задавал один-два вопроса.

Когда умер A.M. Василевский, его жена в разговоре с Брежневым спросила: «Как быть с орденами Победы?» У Василевского, как и у Жукова, их было два. Эти ордена очень высокой стоимости, и полководческие награды после смерти их кавалеров положено было сдать государству. Брежнев, наверно, думая уже больше о себе, распорядился - «оставить». Это был прецедент, и с тех пор большинство драгоценных наград оставалось в семьях.

Накануне прощания с маршалом Василевским мне позвонил первый заместитель председателя КГБ СССР Г.К. Цинёв:
- Смотри, чтобы ордена Победы во время прощания не украли. Каждый имеет 96 бриллиантов.

Выполняя это указание, я выделил оперработника в гражданской одежде, поставил его в укромном месте зала и поручил, чтобы он, не отводя глаз, смотрел на ордена Победы.

После окончания прощания с Василевским, за полночь, мне вновь звонит Цинёв:

- Леонид Георгиевич! Где там ордена Победы Василевского?
Доложил, что они в сейфе. Сейф опечатан. Поставлен человек.
- А ты проверил? - спрашивает Цинёв.
- Никак нет, - отвечаю.
- Поезжай и проверь.

Еду ночью в ЦДСА, с начальником охраны прохожу к сейфу с наградами, открываем его, проверяем ордена Победы, другие многочисленные награды. Все на месте.

Около двух часов ночи приезжаю в отдел и звоню Цинёву, докладываю:

- Георгий Карпович, всё в порядке.
- Добренько, добренько, - отвечает тот.

Вот чем порой приходилось заниматься начальнику Особого отдела. Но это не основное. Главное было вести активную контрразведывательную работу в войсках, что мы и делали.

Георгий Карпович Цинёв был ответственным и серьёзным руководителем, опытным и знающим, требовательным к себе и к подчинённым. Будучи уже в весьма преклонном возрасте, обычно он работал допоздна. Не терпел и быстро выявлял бездельников, людей безответственных, ощутимо и быстро поощрял тех, кто грамотно и точно исполнял своё дело.

Кроме того, Особый отдел МВО проводил серьёзные мероприятия по вербовке военных представителей иностранных государств. Здесь мы имели определённые успехи. Нам удалось завербовать ряд крупных, я бы даже сказал, очень крупных иностранных военных, от которых стала поступать серьёзная информация. В связи с этим председатель КГБ Ю.В. Андропов издал приказ, в котором мне объявлялась благодарность и я был награждён ценным подарком - ружьём.

Но по понятным причинам об очень многом из наших контрразведывательных операций не пришло время рассказывать и сегодня.
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. вася 6 сентября 2013 12:12
    Поставил плюс, но не хватило подробностей. Когда, где, с кем, под чьим руководством? Вот после этого и можно делать выводы о вкладе человека? А то будет как с массово реабилитированными Хрущевым. Реабилитировал, а потом оказалось.....

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня