Другое имя этому месту в центре Сахары не придумать. Здесь, в черных скалах на севере Мали, черти мучили и убивали людей. А сейчас сами умирают тут же от адской жары, невыносимой жажды и пуль французского спецназа.

ПеклоСорок пять — пятьдесят пять градусов жары и никакой тени. Впрочем, кажется, там ее вообще никогда не бывает, — с улыбкой уточняет командир GTIA — смешанной боевой тактической группы. И, подумав, раздумчиво добавляет: – Но нас ведь всех предупреждали, что эта операция будет не похожа ни на какие другие».


Это он про начало марта в Сахаре и спецоперацию в горах Тигаргар. Север Мали, западная часть плоскогорья Ифорас. Жуткое место. Полопавшиеся от адского жара черные скалы среди бескрайнего моря песка. Много лет назад их облюбовали черти со всей Сахары. Здесь они хранили и отсюда распространяли по континенту грехи — оружие, наркотики, контрабанду и рабов. Здесь обучали неофитов премудростям своей нечеловеческой жизни. Отсюда устраивали кровавые набеги на соседние страны и зализывали полученные в них раны. А еще таскали сюда заложников и требовали за них много денег. И зачастую их получали. Что поделать, в разных странах — разное отношение к решению таких проблем. Как говорят в штабах европейских спецслужб: «Если за границей берут в заложники их сограждан, немцы шлют деньги, англичане — соболезнования, а французы — спецназ».

Так вот, после того, как французские коммандос в очередной раз пришибли здесь нескольких чертенят, их подельники отрубили голову больному старику-заложнику и нахально заявили, что президент Франции «открыл ворота ада». И не ошиблись. В начале февраля 2013 года ворота в их ад действительно открыли. Точнее, выбили роты французских легионеров, десантников и морпехов, чадская гвардия и спецназ.

А мы пойдем на север…

Еще в середине прошлого года группировки радикальных исламистов перехватили власть над севером страны у местных сепаратистов – туарегов. Кстати, они уже тогда прекрасно понимали, чем им грозят дальнейшие телодвижения. Еще в ноябре прошлого года сам «смотрящий по Сахаре» Аль-Каиды важно заявлял: «Если вы хотите войны, мы к ней более чем готовы». В подтверждение этих слов в январе 2013 года его подчиненные двинули на юг. Это было уже слишком, и вот Франция и коалиция вооруженных сил соседних африканских стран начинают в Мали военную операцию «Сервал». Видимо, решили проверить на практике угрозу того же персонажа: «Сахара станет могилой для ваших солдат».

Но с массовым истреблением французов у Аль-Каиды как-то не сложилось. Сам вождь стремительно удалился аж на север Алжира, а его восставшие из ада товарищи почему-то постоянно и бесследно исчезали с полей сражений еще до прихода туда войск. Несмотря на применение самых современных средств обнаружения, прослушивания и простукивания, каждый раз возникал вопрос — куда все они подевались?

В поисках грозного врага войска дошли до самых северных границ Мали. И тут им повезло. 18 февраля на плоскогорье Ифорас, при проведении разведки на западном входе в одну из долин на севере горного массива Тигаргар легионеры нашли наконец тех, кого так долго искали. И грянул бой. Да еще какой! После пяти с половиной часов ураганного огня с обеих сторон, несмотря на прибытие усиления из спецназа, противник не отступил ни на метр!

Поразило не только упорство, но и количество противника. В самом первом бою разведгруппы, по словам ее бойца, «перед нами с земли разом поднялось полсотни боевиков». На следующий день здесь был убит легионер 2-го парашютного полка — шеф-сержант Харольд Вормензееле.

Любопытно, с чего бы злодеям цепляться за эти неприветливые скалы в центре безжизненной пустыни? Радиоразведка показала, что эфир района, до сего момента пустой, как барабан, теперь заполнило мощное электромагнитное излучение. Одновременно работало до сорока сотовых телефонов. Быстрота продвижения и маневра войск сделала свое дело. Полевых командиров здесь застали врасплох, и им надо было как-то поддерживать друг с другом связь. «Они теряют контроль над ситуацией, — радовались французские десантники и шпионы. — Это конец».

Итак, похоже, злодеев всех мастей загнали в их логово. После анализа переговоров боевиков и данных разведки командир «бригады Сервал» генерал Бернар Баррера очертил на карте район вокруг уединенной долины. Именно здесь засела самая крупная ОПГ в Северной Африке — «Аль-Каида в Исламском Магрибе» (АКИМ).

Компетентные органы предупредили, что в этом хаосе песка и гранита преступники могут обороняться и скрываться чуть ли не годами, а при желании — свободно отсюда уйти. Но выбирать не приходилось. Судя по всему, черти решили дать свой последний бой именно здесь. И вот что у них получилось.

Приказ президента

Операцию по зачистке Тигаргара назвали «Пантера». Давая указания по ее проведению, президент Франции предельно ясно изложил свое видение манеры поведения этого хищника — «искать и уничтожать». Такая формулировка пришлась по душе и командованию, и рядовым бойцам. Тем более что жалеть здесь было некого. Как оказалось, и сами боевики себя беречь не собирались.


За несколько дней был разработан план операции. Брать укрепрайон решили массированным штурмом с трех сторон. На западном входе в долину, в районе городка Аквелок, расположилась GTIA3 — в основном подразделения морпехов со своей броней и артиллерией, усиленные армейскими вертолетами. Ее боевые подразделения при поддержке авиации в условленный час должны были войти в долину с запада.

Союзники французов — 800 отборных бойцов гвардии и спецназа армии Чада – выдвинулись на технике из расположенного выше Аквелока городка Тессалит на север, затем прошли вдоль границы с Алжиром по дороге, ведущей на юг, и выставили блоки на северо-восточном выходе из долины. Их командование объяснило свою задачу так: « Зайти к противнику с тыла, чтобы предотвратить уход боевиков в Алжир», граница которого находится всего в 50 км от места операции. Ну и соответственно затем им предстояло наступать с востока.

У группировки был жесткий приказ — «любыми средствами не выпускать противника за блоки». Легко говорить! Для этого чадских застав на востоке было недостаточно. Боевикам нужно было полностью перекрыть все возможные пути отступления на север, к алжирской границе. Решить задачу можно было одним способом — нанести решающий удар с неожиданного для боевиков направления — северного и вынудить их уходить не на север, а на юг.

TAP

Для этого в обстановке совершенной секретности в горы перебросили 500 отборных бойцов. Тех, кто были готовы идти в самое пекло. Откуда таких взяли, догадаться нетрудно. В горы пошла смешанная боевая тактическая группа GTIA TAP (для секретности в СМИ сначала она проходила как GTIA4). Но эта GTIA – совсем другая «смесь». TAP это troupes aéroportées. По-русски – просто ВДВ. В здешнем убойном «коктейле» – cводные отряды второго парашютного полка Иностранного легиона и первого парашютно-десантного полка. Среди них были и те, что совсем недавно прыгали на Тимбукту и Тессалит. Так что спустились они с неба на землю, а затем пришлось идти еще дальше. Десантура, она ведь и в Африке… И вот командир 1-го пдп начертил на карте стрелу, и десант ринулся вперед. В неизвестность.

Сначала бросок в 9 километров к вершинам гор. Смелый маневр. «Боевики думали, что европейцы устанут. Но мы прошли, а они сломались». Так подвел первые итоги похода один из авторов плана операции. Что дальше? Первая линия обороны противника.

На первый взгляд, в скалах никого нет. На самом деле злыми и крайне опасными «духами» здесь нашпигованы все щели и трещины. Поэтому сначала над черными скалами Тигаргара закружили невидимые самолеты-разведчики. Те, что издалека по одним им ведомым приметам могут определить возможные позиции АКИМ в этом каменном хаосе.

Но позиции противника здесь вырублены так хитро и глубоко, что их зачастую не видно с беспилотника и невозможно достать ни бомбой, ни ракетой. Проблемы решаются по-старинке. Десантники выявляют очаги обороны при прямом огневом контакте. Прямо из походных колонн, неся на спине по 40–50 килограмм, легионеры перестраиваются в боевые порядки и штурмуют гранитные норы «акимов». Бьются лицом к лицу. По словам очевидца, «огонь велся на расстоянии в десять, а порой и в три метра». Почти рукопашная. «Первая вершина взята, мы идем на следующую. Когда группа застревает под огнем, о том, чтобы противник успокоился, заботятся вертолеты Tigre».

Штурмовые группы забрасывают гранатами входы в пробитые в скалах галереи, а затем спускаются в эти зловещие черные дыры. Их ждут смертники, растяжки, лабиринты лазов и туннелей и изощренная система заградительного огня. «В одном из таких ходов позиция джихадистов находилась за поворотом галереи, и они стреляли в нас рикошетом от стены», — вспоминал потом один из офицеров легиона.

…Через шесть дней последнее подразделение пересекло горы, и десантники вышли на цель. Внизу перед ними лежало пекло. Долина Амететтай.

Долина смерти

Именно здесь находилась главная малийская цитадель АКИМ. Как писали романтичные французские репортеры, «здесь небо так горячо, что, кажется, от его жара могут рухнуть черные скалы». Могли, но, к сожалению, не рухнули, и затаившихся под ними чертей приходилось давить обычными армейскими способами. Впереди были и новые находки — склады оружия, тайные автомастерские, брошенные на позициях трупы боевиков. Каждый шаг давался с боем. Атмосферу «долины смерти» образно описал один легионер: «Никто здесь не говорил нам: «Спасибо, что пришли в Амететтай».

Им противостоят тени без прошлого и будущего, имен и родины. Как пишет французский репортер: «Никто и никогда не узнает, что это были за люди. Как здесь оказались, о чем думали, умирая, ожидая штурма, задыхаясь от жары в дневные часы и дрожа от холода ночью». Но они сами сделали свой выбор.

…Боевики пробуют обмануть тепловизоры. Они знают возможности этой техники и стремятся сократить до минимума тепловое излучение своих организмов. Передвигаются очень маленькими группами под прикрытием деревьев и уступов скал. Накрывают свои «тойоты» мокрой тканью. Но обмануть коварную технику удается не всем.

Вот на пути штурмовой группы лежит труп боевика. Смерть прилетела к нему на ракете, ударившей в пикап, обгоревший остов которого застыл неподалеку. Крепкий был парень — перед смертью еще смог доползти до входа в расщелину.

Пока легионеры возятся с мертвецом, на соседнем участке долины, там, где идет другая группа, из-за груды камней раздаются автоматные очереди. Вчера эти места прочесать не успели, и вот результат — легионеры лицом к лицу сталкиваются с боевиками АКИМ. Бой скоротечен. «Акимы» почему-то выскакивают из укрытия на открытое пространство под прицельный огонь. Видимо, их главная задача — убиться, и как можно скорее. Воины-десантники незамедлительно им в этом способствуют.

Вскоре перестрелка начинается уже в другой, большой пещере. Здесь у боевиков был госпиталь. На песчаном полу разбросаны бинты и инструменты. Несколько медицинских коек, две из которых занимают умершие от ран «акимы».

Но здесь не только мертвецы — в каменной трещине между стеной и полом пещеры под одеялом затаился вооруженный боевик. Несколько солдат его не замечают и спокойно проходят мимо. Он подскакивает и лишь реакция профессионалов не позволяет ему натворить бед.

Чуть поодаль из другой расщелины выпадает еще один «аким». Совсем молодой, еще подросток. Он легко ранен и оглушен звуками выстрелов. Воевать совсем не намерен — сначала поднимает руки, а затем жадно пьет воду из протянутой ему фляги.

Вода

То, что он остался в живых — двойное чудо. Разбросанные повсюду пустые пластиковые канистры из-под воды наглядно подтверждают — в долине, ставшей для боевиков АКИМ смертельной ловушкой, их, рассеянных по таким вот укрытиям, мучит нестерпимая жажда.

Не все ее выдерживают. Шестого марта, после непродолжительных уговоров по мегафону, легионерам здесь сдалась группа боевиков. А куда деваться? Убьют — плохо. Ранят — еще хуже. Даже если удастся уйти, шансов выжить практически нет. Легионеры уже находили тела раненых боевиков, умерших от обезвоживания. Одному перед смертью боевые товарищи, видимо, пытались помочь — игла от капельницы так и осталась торчать в вене.

Интересно, что в свое время их главари выбрали Амететтай именно потому, что в этой долине есть круглогодичные источники воды. Они-то есть, но вот водопровода ко всем позициям не подвели. А с коромыслом к ручью тут, понятно, сбегать теперь не дают.

Выхода нет?

Если не хочешь сдаваться, надо уходить. В некоторых укрытиях французы находят оружие на боевом взводе. Боевики бросают его как есть, чтобы бежать отсюда под видом мирных граждан. Но шансов выбраться живым мало. Летучие французские «тигры» здесь с противником не церемонятся. Третьего марта четырнадцать боевиков из соседней долины попытались сбежать из района операции на грузовике, и всех без лишних разбирательств расстреляли с боевых вертолетов.

Как и предполагал замысел операции, боевики вынуждены уходить не на север, в Алжир, а на юг. Здесь рельеф сложнее, и приходится выбираться пешком. Так «попала под вертолет» группа, выходящая с южных склонов Тигаргара. Жестоко? «Без воды они все равно далеко не уйдут, да и здесь не продержатся, — пожимает плечами офицер штаба. — А к колодцам их не подпустят».

Но, конечно, «Пантера» не всемогуща. Бывший руководитель французской разведки говорит об этом спокойно: «Ясно, что кто-то из них выйдет из окружения. Они хорошо знают местность. Вспомните Аль-Каиду в Тора-Боре в Афганистане: их тоже окружили и тоже бомбили, но большинству удалось исчезнуть. Такую зону перекрыть очень трудно. У нас недостаточно для этого сил, а противнику знаком здесь каждый камушек. Некоторые живут в этих скалах уже несколько лет. У них давние связи с племенами туарегов в этом районе, которые в конце концов будут им помогать. Те, кто действительно хочет уйти, уйдет. Останутся те, кто хотят биться до смерти».

400 «спартанцев»

Биться до смерти захотели здесь многие. По данным разведки, долину Амететтай обороняло около четырехсот бойцов АКИМ. Убито более 250. В основном — иностранные боевики. Рассредоточенные небольшими группами по всей долине, они должны были защищать ее ядро — базы снабжения, тренировочный лагерь и склады оружия.

Убитых много, пленных мало. Большинству фанатиков до смерти хотелось пальнуть во французского легионера или десантника. И вдоль сухого русла реки, и по склонам гор солдаты шли с максимальной осторожностью. Где угодно здесь в любой момент в нескольких метрах мог подняться боевик и открыть огонь.

Интересный случай произошел здесь в начале марта. Тогда небольшая группа солдат провела ночь в десяти метрах от трупа боевика АКИМ. А на рассвете тело едва заметно шевельнулось, и над своим мертвым товарищем поднялся другой «аким», живой и здоровый. Проведя всю ночь под трупом, он дожидался удобного момента, чтобы разрядить рожок во французских солдат. С моментом, правда, не угадал — убили сразу. Солдаты ведь тоже рады таким встречам и всегда к ним готовы. По словам одного капитана, в поисках врага здесь «прощупывается почти каждый камень».

Морпехи

С запада на долину наступала 3-я GTIA. Морпехи 1-го полка на «колесных танках» AMX 10 RC. Им тоже досталось, и они честно отдавали дань уважения боевому духу бойцов АКИМ. «Они не боялись… Шли на нашу «броню» с автоматами в руках. Через час после начала атаки, «замок», запирающий вход в долину, был еще не сломан». Здесь также была организована плотная оборона — 14.7 мм ЗУ на вершинах скал, мини-бункеры с едой, водой и боеприпасами. Как во Вьетнаме.

Вдобавок морпехи первыми испытали на себе нововведения «акимов». СВУ. Раньше подрыв канистры с удобрениями — привычный для тех же талибов вид боевой деятельности – в Африке был редкостью. Бои в Амететтай подтвердили опасения — «акимы» активно применяли «афганские» схемы боя с использованием самодельных мин. Так случилось в самом первом бою морпехов. Подрыв на мине VAB (БТР) и огонь со всех сторон плюс маневр по заталкиванию морпехов в «огневой мешок».

Тогда, несмотря на лихие перестрелки, обошлось без потерь. Был, правда, момент, когда пуля ударила в шлем десантника, но он чудесным образом остался в живых. Но 16 марта, в том же районе при схожих обстоятельствах другому морпеху уже так не повезло. Во время боевого рейда при подрыве «танка» AMX 10 RC на СВУ погиб капрал Ван Дорен из первого полка морской пехоты. Еще трое морпехов — членов экипажа были ранены.

По словам официального представителя штаба группировки полковника Буркхарда, «боевики здесь держались стойко. Отступать вообще не думали. Хотели удержать свои позиции. Они здесь уже очень давно, и местность оборудована хорошо. У них и окопы, и достаточно оружия для долгой обороны». Впрочем, для регулярной армии разбор «долгой обороны» — дело нескольких часов. И морпехи точно знали, что все-таки собьют замок с «южных ворот» долины Амететтай. И сбили. А о чем мечтали «акимы»? Убиться самим и погубить других. Вот кого они хотели утащить с собой в могилу.

Дети войны

В первую же ночь операции солдаты с удивлением увидели, как в лунном свете по «долине смерти» к их позициям идет… мальчишка. Как только был сделан предупредительный выстрел в воздух и дан приказ остановиться, паренек немедленно задрал рубаху, чтобы показать, что под ней нет «пояса смертника» и только потом поднял руки. Это было точное соблюдение требований безопасности, принятых во французской армии. Откуда он о них знал?

Ничего удивительного. Дети здесь достаточно хорошо образованны. Только научены они не тому, что нужно в их возрасте. Как правильно подходить к военным, они знают. Умеют стрелять из оружия, которое порой больше их самих. По словам офицера, «раньше такие пацаны обеспечивали бойцов АКИМ информацией». Впрочем, парень оказался безвредным. Чего не скажешь о других.

Легионер рассказывает, как во время зачистки горной гряды они наткнулись на следы «акимов». «Следы вели вверх к маленькой расселине в скалах. У входа стояло четверо боевиков. Прятались здесь два или три дня. Автоматы наготове. Ждали, когда кто-нибудь пройдет мимо. Если бы это произошло, у них был бы прекрасный шанс открыть огонь нам в спину, а затем устроить здесь резню».

Увидев солдат, один из боевиков направляет автомат в их сторону. Как обычно, это последнее движение в его жизни. Остальные сдаются. К удивлению французов, двое из них — подростки, примерно пятнадцати лет. Их немедленно отправляют к врачу и эвакуируют в штаб, откуда позднее передадут Красному Кресту.

По словам офицера легиона, «джихадисты навербовали, а точнее, «нагнали» сюда большое число детей, вооружили и обучили их. Это я к тому, что у АКИМ здесь не такие отборные войска, как мы себе представляли». Почему же так произошло?

Секрет раскрылся уже в конце марта, когда руководство АКИМ стало активно уговаривать вернуться в Африку своих боевиков из Сирии. Как оказалось, даже смертники сейчас желают распадаться на фрагменты в более комфортных условиях, чем может предложить родная пустыня.

Финал

7 марта. Сбор по поводу окончания первого этапа операции. Усталые, опаленные солнцем лица с потрескавшимися от зноя губами. Но в глазах — гордость. «Я обещал пиво. Будет пиво!» — заявляет генерал Баррера в конце церемонии. «Холодное?» — В акценте легионера, прокричавшего этот шутливый вопрос — твердое «р», выдающее его славянское происхождение.

Перед министром обороны –16 тонн трофеев. Тысячи ракет и гранат, более 60 тысяч патронов, полторы тысячи снарядов, двадцать единиц артиллерии — БМ-21, три 122-мм Д-30, одна 100-мм пушка, 82-мм и 62-мм минометы. Детонаторы и смеси для СВУ. Но взяли не только оружие. Вот мешки риса, пакеты сахара, банки с маслом, консервы, порошковое молоко и зеленый китайский чай. И старый черный железный сундук, который, судя по виду, активно возили с места на место. На боку — нарисованная белой краской и увенчанная полумесяцем «Масджид-аль-Харам» — Великая мечеть в Мекке.

Уничтожено два десятка battlewagon’ов — пикапов с крупнокалиберными пулеметами и ЗУ. С пленными, правда, не густо, всего около десятка. Среди пленных – гражданин Франции. Тридцативосьмилетнего алжирца, уроженца Гренобля, взяли с оружием в руках.

Но это еще не конец. С 18 до 21 марта операция продолжается в долине Терц, к югу от Амететтай. 20 марта именно здесь встретились чадцы и GTIA 3. Саперы подорвали грузовик набитый снарядами и патронами, а в схроне нашли 14.5-мм пулемет, СПГ-9, минометы и китайскую РПУ 107 типа 85. С 21 по 25 марта операция продолжается, но сопротивления уже нет. GTIA TAP возвращается в Тессалит, а GTIA 3 принимается зачищать восточную часть плоскогорья Ифорас.

Для АКИМ результаты боев в долине неутешительны. Перебито более трех сотен боевиков, захвачено годами собираемое здесь смертоносное «добро». Дела в Тигаргаре показали, что против регулярной армии партизаны бессильны даже в обороне. Кто-то ушел? Пусть. У АКИМ уже никогда не будет тихого уголка в долине Амететтай. Учебные центры, склады с оружием и продовольствием, госпитали, ремонтные мастерские… Есть ли еще у них укрепрайоны такого уровня? Командующий французским контингентом генерал Баррера твердо уверен: « Здесь была цитадель. Мы ее уничтожили. У боевиков остался лишь задний двор».

Повоевать у «акимов» совсем не получилось, и они вернулись к привычным методам «борьбы». Десятого марта «в ответ на ввод французских войск в Мали» казнили французского гражданина, захваченного в Мали еще в 2011 году. А что они еще могут? Как показала нынешняя весна в Сахаре, ничего.
А вот другие африканцы могут. Чадские «казаки» не только захватили в Тигаргаре основные штабы боевиков и самые богатые трофеи за всю операцию, но и загоняли до смерти одного из главарей Аль-Каиды в Африке. Об этом – во второй части «Пекла».
Автор:
Вадим Ферсович
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти