Кавказская политика должна быть построена вокруг справедливости и без ущемления русских

Кавказская политика должна быть построена вокруг справедливости и без ущемления русскихВ интервью «Кавказской политики» председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов говорит о том, возможно ли вернуть русские кадры на Северный Кавказ, о кавказофобии, о ситуации в Пугачеве, о том, что нас ждет после сочинской олимпиады и об его открытом письме Кадырову.

В период выборов градоначальника столицы, кандидатами озвучивались провокационные заявления относительно как мигрантов, так и жителей Северного Кавказа. На Ваш взгляд, как это может сказаться на положении федерального центра на Северном Кавказе, особенно если учесть ситуацию в Дагестане и тот факт, что приближается сочинская олимпиада, подразумевающая стабильность в данном регионе? Как в итоге будет разворачиваться ситуация и что стоит за такими заявлениями?


За такими заявлениями стоит полный провал трех политик Кремля – национальной, кавказской и миграционной (которые неизбежно перемешиваются в сознании людей), что нашло свое отражение в абсолютном антироссийском характере трех базовых документов: Концепции государственной миграционной политики, утвержденной в июне прошлого года, Стратегии государственной национальной политики, утвержденной в декабре прошлого года и Стратегии развития Северного Кавказа вместе с госпрограммой, которые были утверждены в последние три года.

Все они исходят из ложных и прямо подрывных предпосылок.

Если взять миграционную политику, то утверждается, что чем больше миграция (в том числе и внутренняя так называемая «мобильность»), тем лучше для экономики и демографии страны, хотя все как раз наоборот: миграция убивает и демографию, и экономику.

Стратегия же национальной политики делает ставку на политизированные национальные меньшинства, которые якобы подвергаются преследованиям и унижениям со стороны остальных (кто эти остальные?) и тем самым по факту отрицает значение русских как государствообразующего народа, по сути отменяя их.

А Стратегия развития Северного Кавказа исходит из идеи, что на Северном Кавказе не хватает рабочих мест, что вроде бы правильно, но никак не уточняет каких именно рабочих мест и откуда они могут взяться – ведь проблема не в абстрактных рабочих местах, а в том, что нет людей, которые способны организовывать полноценные производства, давать людям честно заработать.

И как ни крути, придется признать то, что признали в своих высказываниях и нынешний глава Дагестана, и глава Ингушетии – что без русских на Северном Кавказе никаких рабочих мест достойной занятости (это термин МОТ) не будет.

Поэтому, с учетом этих трех документов, очевидно, что деньги будут в итоге не только потрачены зря, но и станут инвестициями со стороны госаппарата в дестабилизацию государства, России.

Все вместе три эти политики ведут страну к катастрофе.

И не важно при этом, кто больше внесёт свой негативный вклад: сетевая этнопреступность - или отмороженные, так называемые «русские националисты», призванные изображать придуманный Сурковым «русский фашизм» (иначе как объяснить непонятную защиту нацменьшинств?); миграционные хаотические потоки – или борцы с миграцией; стремительно расселяющиеся (а теперь ещё и с помощью государства) по регионам кавказцы – или возмущённые их неожиданной концентрацией у себя в посёлках и городах коренные жители.

Вот и нынешние выборы в Москве. Главные кандидаты пиарятся на антимигрантской теме (как будто мигранты вдруг «понаехали» за неделю до выборов), тем самым раскачивая лодку, поскольку эгоистические интересы в отсутствие способности ставить и решать принципиальные проблемы – всегда с необходимостью усугубляют и, в конечном счёте, взрывают ситуацию.

К вопросу о русских. Последние несколько лет в экспертном сообществе появляются разные версии того, как можно вернуть русские кадры на Северный Кавказ. Возможно, присоединение ставропольского края к СКФО отчасти исходило из этой концепции возврата. Но ни к чему созидательному это пока не привело. Возможно ли в условиях нынешних реалий вернуть русское население на Северный Кавказ?

Не просто возможно, а жизненно необходимо. И делается это очень просто: во-первых, нужно кардинально поднять статус и возможности Ставропольского края, сделать его плацдармом всей большой кавказской политики, и, во-вторых, федеральной власти нужно от русских требовать реализации того, что говорилось в предвыборных статьях и указах Путина.


Возвращение русских должно означать решение трёх государственных задач: первое – новая индустриализация. Дайте русским возможность не работать на олигархов и обслуживать теневые финансовые потоки, а строить заводы и новую промышленность, и они придут и на Северный Кавказ, а также в десятки других «убитых» регионов.

Дайте русским строить Евразийский Союз — и они начнут по делу летать и в Баку, и в Тбилиси, и в Ереван, и в Иран, и станут подтягивать Северный Кавказ. Дайте лучшей молодёжи поднимать регионы через комплексную градостроительную и промышленную политику, и русские придут поднимать Северный Кавказ не на фантазиях о курортах, а через решение реальных проблем.

Необходимо перестать выстраивать ложную кавказскую политику. Дайте русским делать то, что говорит Путин. Но пока никто не просто не дает, но и активно провоцирует и втягивает в низовое коммунальное противостояние.

Если учесть, что и среди русского населения очень развита кавказофобия, и кавказское общество не всегда просто относится к русскому населению (как следствие минувших чеченских кампаний), учесть, что в Дагестане предвоенное время, в Чечне среди молодежи наблюдается всплеск радикального ислама, как в этих реалиях возможен диалог?

Власть на всех уровнях всего лишь должна действовать по справедливости.

Хотите знать, как за пять минут кардинально улучшить всю ситуацию вокруг Северного Кавказа?

Нужно всего лишь Главе Чеченской Республики Рамзану Ахматовичу Кадырову по справедливости отнестись к русскому офицеру лейтенанту Сергею Аракчееву, который был осужден на 15 лет (и шесть лет уже в тюрьме!) по решению третьего суда, хотя до этого два раза был оправдан судами присяжных.

Ситуация здесь в том, что когда два года назад я стал спрашивать у высокопоставленных чиновников, как можно помочь лейтенанту Аракчееву, может, дополнительно разобраться в деле и пересмотреть решение суда, то мне, как ни странно, все, словно сговорившись, стали объяснять, что зря я взялся за это дело, что оно «тухлое», поскольку, мол, «Кадыров будет против, а связываться с ним никто не хочет».

Допускаю, что это, вероятно, некая фантазия отдельных чиновников, их желание свалить с больной головы на здоровую и т.п. Поэтому в августе прошлого года я написал Кадырову открытое письмо, в котором указал, что здесь очевидная несправедливость, т.к. Аракчеева дважды оправдывали, а после этого были публичные высказывания со стороны Рамзана Ахматовича, что решения суда присяжных не отражают волю чеченского народа.

Дело Аракчеева в основе своей исключительно политическое, это показывает внимательный анализ дела, а в прошлом году Аракчеев даже прошёл испытания на полиграфе — «детекторе лжи». Показательно, что перед третьим судом лейтенант Аракчеев имел возможность скрыться, спрятаться, однако он сознательно не стал этого делать, веря в справедливость государства и не желая давать повод для подозрений в том, что всё-таки виноват.

Вот и давайте исправим ситуацию, предложил я Кадырову, выступите в пользу лейтенанта Аракчеева, не подменяя суд, за внимательное повторное изучение решения суда в высших инстанциях. Тогда всем будет понятно, что Вы не только не держите Аракчеева словно в зиндане, но и, наоборот, Вы за российских офицеров и Россию…

К сожалению, прошёл год, а Кадыров молчит.

А выступи он за справедливость, в стране разом очень многое изменилось бы в лучшую сторону, какая бы уж тут была т.н «кавказофобия»? Все бы поняли, что Рамзан Кадыров, которому приписывают, что он Аракчеева сделал заложником своего гнева и чеченского популизма, на деле, прямо наоборот, мудрый российский государственный деятель.

В том письме я отметил, что продемонстрировать справедливое отношение Кадырова к Аракчееву — это радикальный и оздоровляющий способ изменить отношение к кавказцам. И потом ещё раз в своём блоге на «Эхо Москвы» разъяснил животворящий смысл публичного выступления Кадырова в пользу Аракчеева. Это конкретный вопрос, а не абстрактные политические лозунги.

Однако повторю, прошел год, а ответа так и не поступило. Вот и вся суть дела.

Есть теория заговора, что одни силы прикрывают свои решения другими политическими фигурами.

Я же предположил, что Кадыровым просто прикрываются, но Кадыров не хочет опровергать наветы на него. Я же предложил Главе Чеченской Республики выступить в пользу внимательного отношения к явно несправедливой ситуации с бывшим комроты, лейтенантом Сергеем Аракчеевым. Но он молчит и, тем самым, заставляет думать, а, может, правы эти кивающие на Кадырова в московских коридорах власти?

Но тогда и отношение будет соответствующее.

Получается, в восприятии людей из российских коридоров власти, Кадыров и Чечня в целом представляются страшной силой, которую лучше не злить, иначе все будет снесено?

Как бы то ни было, но в итоге получается игра в одни ворота. Федеральный центр инициирует много программ для того, чтобы улучшить жизнь в Чечне, а Рамзан Кадыров, выступление которого в отношении поддержки Аркачеева могло бы очень многое изменить, не делает со своей стороны и малейшего шага навстречу.

Это вопрос справедливости. Года три назад на красноярском форуме полпред Хлопонин сказал, что на Северном Кавказе дело не в рабочих местах, а в том, что нет справедливости. И он прав! И не только по отношению к Кавказу.

Но в масштабах всего Северного Кавказа и в более узком смысле – отсутствие справедливости сегодня в концентрированном виде выражается в отсутствии справедливости к лейтенанту Аракчееву.

А если брать последнюю ситуацию в городе Пугачев? Ее также можно рассматривать в рамках справедливости и несправедливости?

Произошла трагедия, и буквально с самого начала сразу же вмешался полномочный представитель Главы Чечни в Приволжском федеральном округе.

Что касается чеченского подростка, на которого все свалили, что само по себе, мягко говоря, не прибавляет уважения, в его осуждение сразу же выступил Кадыров.

А кто выступил по поводу пострадавшей семьи от государства?

Государство — полпред президента России Бабич, губернатор Саратовской области, прокурор, полиция, — примчались в Пугачёв, чтобы объяснять убитой горем матери, что, мол, не нужно разжигать межнациональную рознь. Возникает вопрос – убит сын, а вся вертикаль власти направлена против матери, чтобы она чего не сказала лишнего, при том, что пусть и в осуждение, но к обвинённому подростку проявил внимание глава Чечни и его полпред.

Получается, государство работает не на беспристрастное расследование и наведение порядка, а против пострадавших. Государству нашему опасна мать убитого двадцатилетнего парня, а не банда отморозков, оказавшихся чеченцами.

Это справедливо?

Откуда, на Ваш взгляд, пошли истоки этой несправедливости? И как долго это может продолжаться? Ведь политика «в одни ворота» порождает серьезную протестную волну в регионах России, которая носит характер националистической?

Началось это с модели, которую сконструировал Сурков тринадцать лет назад.

Она состоит из двух частей. Первая: искусственное возвышение национальных меньшинств и создание искусственного т.н. «русского национализма», которым можно всех пугать. Задача заключается в том, что неолиберальная эксплуатационная модель, которая создана в стране, является исключительно экспортным вариантом и абсолютно не соответствует ни тысячелетней истории России, ни способу взаимообогащающего сосуществования наших народов.

Она антироссийская по своей сути. И в этой ситуации самый опасный враг для данной неолиберальной системы – это подлинные русские, потому что они хотят обустроить жизнь, как они привыкли, в течение тысячи лет, и поэтому, от них надо избавляться, их надо затыкать, а лучше всего – сводить их к этнизму, восприятию себя не строителями России, а одному из почти двух сотен этносов.

Подобная политика стреноживания русских привела к тому, что, с одной стороны, почти умерло государство, а с другой — нет развития, и все давно уже конкурируют за «5 копеек», что порождает череду локальных столкновений и гражданских войн.

На фоне отсутствия развития, падения образования возвышается РПЦ. Не получится ли так, что размытое понятие «кто такие русские» найдет свое определение в формуле – русские это те, кто принадлежит к РПЦ? И это приведет к серьезному общественному расколу?

Прикладываются огромные усилия, чтобы так сделать. И это не вина РПЦ, но это то, к чему стремятся ушлые политтехнологи. Потому что очень удобно, когда русских принуждают к этнизму и националистической псевдорелигии, геномодифицированному псевдоправославию. Хотят скостролябить химерное политическое православие, по образцу т.н. «политического ислама».

Но это, опять же, следствие того, что властью практически не ставится стратегических надэтнических сверхзадач по развитию страны. В этом плане и чеченцы, и русские, и татары – это те народы, которые веками жили и сосуществовали в условиях сверхзадач, то есть в мощной державе, а сегодня этого нет.

Пора выходить из ситуации, когда нас всех стравливают, и форма носа становится основанием в кого-то стрелять. И чем больше идет примитивизация жизни, тем больше получает свое развитие хаотичная конкуренция, сводящая жизнь исключительно к этическим и родовым связям. Не пора ли прекратить так примитивизировать жизнь, отходя при этом от проблем создания передового машиностроения, усиления науки и т.д., и начать всем вместе работать на геополитический выигрыш нашей России?

Русские – это надэтническое образование, это те, кто живёт русским языком и служит российской государственности. Поэтому, вместо того, чтобы культивировать подлинную русскость, со всех сторон уничтожают русский народ как основу российской государственности.

Ничего хорошего из этого не выйдет.

«Русский джихад» – это очень просто. Это не шантаж федерального центра и не закладка фугасов на дорогах. Это всё наоборот.

Сначала лет десять-двадцать русские мужики пьют, не в силах выдержать унижения и продажности своего собственного, созданного ими же самими государства. Но однажды утром те, кто остался в живых, просыпаются и, трезвые, наводят порядок.

На Ваш взгляд, какие события нас будут ждать сразу после сочинской олимпиады?

А никто не гарантировал благополучное проведение самой олимпиады!

Поэтому надо не ждать, когда олимпиада завершится, а исправлять ситуацию сплошной тотальной несправедливости на Кавказе прямо сейчас. Надо одновременно начинать делать и долгие вещи — то, что надо было делать прошедшие двадцать лет – воссоздавать промышленность, культуру, сельское хозяйство и т.д., но нужно и начинать с исправления вопиющей несправедливости, в частности, в отношении лейтенанта Аракчеева.

И как только исчезнет повод говорить и предполагать, что он заложник эгоистических интересов на Кавказе, ситуация во всей стране, повторюсь, в момент начнет меняться к лучшему.
Автор:
Юрий Крупнов
Первоисточник:
http://www.kroupnov.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти