Линкор "Новороссийск" в 1955 году взорвали боевые пловцы ВМФ Италии?

Линкор "Новороссийск" в 1955 году взорвали боевые пловцы ВМФ Италии?

Ветеран спецподразделения боевых пловцов 10-й флотилии ВМС Италии сообщил, что линкор Черноморского флота ВМФ СССР «Новороссийск», который при загадочных обстоятельствах погиб 29 октября 1955 года, был подорван итальянскими боевыми пловцами. Уго де Эспозито сделал это признание в интервью итальянскому изданию 4Arts.

Уго де Эспозито является бывшим сотрудник итальянской Службы военной разведки, и экспертом по закрытой (шифрованной) связи. По его словам, итальянцы не хотели, чтобы линейный корабль, бывший итальянский дредноут «Giulio Cesare», достался «русским», поэтому позаботились о том, чтобы его уничтожить. Это первое прямое признание со стороны военных Италии, что они причастны к взрыву и гибели линкора. До этого адмирал Джино Биринделли и другие ветераны итальянских спецподразделений отрицали факт причастности итальянцев к гибели корабля.


В 2005 году журнал «Итоги» огласил схожий материал на тему гибели линкора «Новороссийск». В журнале был размещён рассказ бывшего советский флотского офицера, эмигрировавшего в США, который встречался с последним из доживших до наших дней исполнителей диверсии «Николо». Итальянец рассказал, что когда происходила передача итальянских кораблей СССР, бывший командир 10-й флотилии Юнио Валерио Сципионе Боргезе (1906 — 1974), по прозвищу «Чёрный князь» дал клятву отомстить за бесчестие Италии и взорвать линкор во что бы то ни стало. Аристократ Боргезе не бросал слов на ветер.

В послевоенное время бдительность советских моряков была притуплена. Акваторию итальянцы знали хорошо – во время Великой Отечественной войны «10-я флотилия МАС» (от итал. Mezzi d'Assalto — штурмовые средства, или итал. Motoscafo Armato Silurante — вооружённые торпедные катера) действовала на Чёрном море. В течение года шла подготовка, исполнителями было восемь диверсантов. 21 октября 1955 года из Италии вышло грузовое судно, которое шло на один из днепровских портов под погрузку зерна. В полночь 26 октября в 15 милях траверс маяка Херсонес грузовое судно выпустило из специального люка в днище мини-субмарину. Субмарина «Пиколло» прошла в район севастопольской бухты Омега, где была устроена временная база. При помощи гидробуксиров диверсионная группа добралась до «Новороссийска», началась работа по закладке зарядов. Дважды итальянские водолазы возвращались в Омегу за взрывчаткой, которая была в магнитных цилиндрах. Успешно смогли пристыковаться к грузовому судну и уйти.

Стратегический трофей

Линейный корабль «Giulio Cesare» — это один из пяти кораблей типа «Конте ди Кавур». Проект разработал контр-адмирал Эдоардо Масдеа. Он предложил корабль с пятью орудийными башнями главного калибра: на носу и корме нижние башни были трехорудийными, верхние – двухорудийными. Ещё одну трехорудийную башню разместили на миделе – между трубами. Калибр орудий составлял 305-мм. «Юлий Цезарь» был заложен в 1910 году и введен в строй в 1914 году. В 1920-е годы корабль прошёл первые модернизации, получил катапульту для запуска гидросамолета и кран для подъема самолета с воды и на катапульту, была заменена система управления артиллерийским огнем. Линкор стал учебным артиллерийским кораблем. В 1933—1937 гг. «Юлий Цезарь» прошел капитальный ремонт по проекту инженер-генерала Франческо Ротунди. Мощность орудий главного калибра была повышена до 320-мм (их количество сократили до 10), повышена дальность стрельбы, усилено бронирование и противоторпедная защита, заменены котлы и другие механизмы. Орудия могли стрелять до 32 км более чем полутонными снарядами. Водоизмещение корабля выросло до 24 тыс. тонн.

Во время Второй мировой войны корабль участвовал в ряде боевых операций. В 1941 году, из-за нехватки топлива, боевая активность старых кораблей была снижена. В 1942 году «Юлия Цезаря» вывели из состава действующего флота. Кроме нехватки топлива, была высокая опасность гибели линкора от торпедного удара в условиях господства авиации противника в воздухе. Корабль до конца войны был превращен в плавучую казарму. После заключения перемирия, союзное командование первоначально хотело оставить итальянские линкоры под своим контролем, но затем три старых корабля, включая Цезарь», разрешили передать итальянским ВМС для использования в учебных целях.

Согласно специальному соглашению, державы-победительницы разделили итальянский флот в счёт репараций. Москва претендовала на новый линкор типа «Литторио», но СССР передали только устаревший «Цезарь», а также легкий крейсер «Эмануэле Филиберто дюка д’Аоста» («Керчь»), 9 эсминцев, 4 субмарины и несколько вспомогательных судов. Окончательное соглашение о разделе передаваемых итальянских кораблей между СССР, США, Англией и другими государствами, пострадавшими от итальянской агрессии, была заключено 10 января 1947 года на Совете министров иностранных дел союзных держав. В частности, Франции передали 4 крейсера. 4 эсминца и 2 подводные лодки, Греции – один крейсер. Новые линейные корабли достались США и Великобритании, позже их вернули Италии в рамках партнерства по НАТО.

До 1949 года «Цезарь» находился в консервации и использовался для тренировок. Он был в сильно запущенном состоянии. Линкор включили в состав Черноморского флота. 5 марта 1949 года линейному кораблю присвоили название «Новороссийск». В последующие шесть лет на «Новороссийске» был выполнен значительный объём работ по ремонту и модернизации линкора. На нём установили зенитную артиллерию ближнего действия, новые РЛС, средства радиосвязи и внутрикорабельной связи, модернизировали приборы управления стрельбой главного калибра, заменили аварийные дизель-генераторы, поменяли итальянские турбины на советские (увеличив скорость корабля до 28 узлов). К моменту гибели «Новороссийск» был самым мощным кораблем советского флота. На его вооружении было десять 320-мм орудий, 12 x 120-мм и 8 x 100-мм орудий, 30 x 37-мм зенитных пушек. Водоизмещение корабля достигло 29 тыс. тонн, при длине в 186 метров и ширине – 28 метров.

Несмотря на свой преклонный возраст, линкор был идеальным кораблем для «атомного эксперимента». Его 320-миллиметровые орудия били цели на дистанции до 32 км снарядами весом 525 кг, которые подходили для того, чтобы разместить в них тактические ядерные боезаряды. Еще в 1949 году, когда Советский Союз получил статус ядерной державы, линейный корабль посетил военный министр маршал Александр Василевский, а в 1953 году – новый министр обороны, Николай Булганин. В 1955 году, очередной министр обороны СССР – Георгий Жуков, продлил срок службы «Новороссийска» на 10 лет. Программа по атомной модернизации линейного корабля подразумевала два этапа. На первом этапе планировали разработать и изготовить партию спецснарядов с атомными зарядами. На втором – заменить кормовые башни установками для крылатых ракет, которые могут быть оснащены ядерными боеголовками. На советских военных заводах в первоочередном порядке работали над изготовлением партии спецснарядов. Артиллеристы корабля, под началом опытнейшего командира линкора капитана 1-го ранга Александра Павловича Кухты решили проблему управления огнем орудий главного калибра. Все 10 орудий главного калибра теперь могли кучно стрелять по одной цели.

Трагическая гибель «Новороссийска»

28 октября 1955 года «Новороссийск» находился в Северной бухте Севастополя. А. П. Кухта был в отпуске. Считается, что будь он на корабле, события, последовавшие за взрывом, могли бы развернуться по-иному, в менее трагичном русле. Временно исполняющий обязанности командира корабля капитан 2-го ранга Г. А. Хуршудов отбыл на берег. Старшим офицером на линкоре был помощник командира корабля З. Г. Сербулов. 29 октября в 1 час 31 минуту под носом корабля раздался мощнейший взрыв, , эквивалентный 1 -1,2 тоннам тринитротолуола. Взрыв, некоторым он показался сдвоенным, пробил насквозь многоэтажный бронированный корпус огромного боевого корабля от днища до верхней палубы. Была образована огромная до 170 квадратных метров, пробоина в днище с правого борта. В неё хлынула вода, ломая дюралюминиевые переборки внутренних помещений и заливая корабль.

Взвыв, произошел в самой густонаселённой части корабля, где в носовых кубриках спали сотни моряков. В самом начале погибло до 150-175 человек, и было ранено примерно столько же. Из пробоины были слышны крики раненых, шум поступавшей воды, плавали останки погибших. Возникло некоторое замешательство, посчитали даже, что началась война, по кораблю ударили с воздуха, на линкоре объявили аварийную, а затем боевую тревогу. Экипаж занял места согласно боевому расписанию, к зениткам подали снаряды. Матросы задействовали все имеющиеся энергетические и водоотливные средства. Аварийные команды попытались локализовать последствия катастрофы. Сербулов организовал спасение людей из затапливаемых помещений и стал готовить раненых к отправке на берег. Линкор планировали отбуксировать на ближайшую отмель. Из стоявших поблизости крейсеров стали прибывать аварийные партии и медицинские команды. Стали подходить и спасательные суда.

В это время была совершена трагическая ошибка, прибывший на линкор командующий Черноморским флотом вице-адмирал В. А. Пархоменко, отдал приказ приостановить буксировку «Новороссийска» к отмели. Когда её попытались возобновить, было уже поздно. Носовая часть линейного корабля уже села на грунт. Хуршудов видя, что крен на левый борт увеличивается, и остановить поступление воды не удается, предложил эвакуировать часть команды. Его поддерживал и контр-адмирал Н.И.Никольский. Люди стали собираться на корме. Комфлота совершил новую ошибку, под предлогом сохранения спокойствия («Не будем разводить панику!»), он приостановил эвакуацию. Когда решение об эвакуации было принято, корабль стал стремительно опрокидываться кверху днищем. Многие люди остались внутри корабля, другие не смогли выплыть после опрокидывания. В 4 часа 14 минут линкор «Новороссийск» лёг на левый борт, и через мгновение перевернулся вверх килем. В таком состоянии корабль продержался до 22 часов.


Внутри корабля было много людей, до конца боровшихся за его выживание. Часть из них ещё была жива, оставшись в «воздушных мешках». Они стуками подавали о себе весть. Матросы, не дожидаясь указаний «сверху», вскрыли обшивку днища в корме линкора и спасли 7 человек. Успех окрылил, стали резать в других местах, но безуспешно. Из корабля выходил воздух. Прорехи попытались заделать, но это было уже бесполезно. Линкор окончательно затонул. В последние минуты по опытному образцу прямой разговорной звукоподводной связи, которую привезли к месту аварии, было слышно как советские моряки пели «Варяга». Скоро всё затихло. Через сутки в одном из кормовых кубриков обнаружили живых. Водолазы смогли вытащить двух матросов. 1 ноября водолазы перестали слышать какие-либо стуки из отсеков линейного корабля. 31 октября похоронили первую партию погибших матросов. Их провожали все уцелевшие «новороссийцы», одетые в парадную форму они промаршировали через весь город.

В 1956 году начались работы по подъёму линкора методом продувания. Её проводила экспедиция особого назначения ЭОН-35. Предварительные работы завершили в апреле 1957 года. 4 мая корабль всплыл кверху килем — сначала нос, а потом корма. 14 мая (по другой информации, 28 мая) линкор отбуксировали в Казачью бухту. Затем его разобрали и передали на завод «Запорожсталь».

Мнение правительственной комиссии

Правительственная комиссия во главе с заместителем председателя советского Совмина Совета министром судостроительной промышленности генерал-полковником инженерно-технической службы Вячеславом Малышевым сделал заключение уже через две недели с половиной после трагедии. 17 ноября доклад представили в ЦК КПСС. Центральный Комитет компартии принял и одобрил сделанные выводы. Причиной гибели «Новороссийска» посчитали подводный взрыв, видимо, немецкой магнитной мины, которая осталась на дне со времён Второй мировой войны.

Версии взрыва склада топлива или артиллерийских погребов, были отметены почти сразу. Емкости бензосклада на корабле пустовали задолго до трагедии. Если бы взорвались артпогреба, линкор разнесло на куски, серьёзно пострадали бы и соседние корабли. Эту версию опровергали и показания матросов. Снаряды оставались в целости и сохранности.

Ответственными за гибель людей и корабля были комфлота Пархоменко, контр-адмирал Никольский, член Военного совета Черноморского флота вице-адмирал Кулаков, исполняющий обязанности командира линкора капитан 2 ранга Хуршудов. Они были понижены в звании и должности. Также наказание понес контр-адмирал Галицкий - командир дивизии охраны водного района. По раздачу попал и командир линкора А. П. Кухта, он был понижен в звании до капитана 2 ранга и отправлен в запас. Комиссия отметила, что личный состав корабля до конца боролся за его выживание, показал образцы настоящего мужества и героизма. Однако все усилия экипажа спасти корабль были сведены на нет «преступно-легкомысленным, неквалифицированным» командованием.

Кроме того, эта трагедия стала поводом для того, чтобы снять с должности Главнокомандующего ВМФ Николая Кузнецова. Хрущев его не любил, так как этот крупнейший флотоводец противостоял планам «оптимизации» флота (под нож пошли сталинские программы по превращению ВМФ СССР в океанский флот).

Версии

1) Больше всего голосов набрала версия мины. Эти боеприпасы были в Севастопольской бухте не редкостью, начиная со времен Гражданской войны. Уже во время Великой Отечественной войны немецкие ВВС и ВМС минировали акваторию и с моря, и с воздуха. Бухту регулярно чистили водолазные команды и тралили, обнаруживали мины. В 1956-1958 гг. уже после гибели «Новороссийска» обнаружили еще 19 немецких донных мин, в том числе и у места гибели советского корабля. Однако у этой версии есть слабые места. Считается, что к 1955 году источники электропитания всех донных мин должны были уже разрядиться. Да и взрыватели пришли бы в негодность к этому времени. До трагедии на бочке № 3 «Новороссийск» швартовался 10 раз, а линкор «Севастополь» 134 раза. Никто не взорвался. Кроме того, выяснилось, что было два взрыва.

2) Торпедная атака. Выдвинули предположение, что линкор атаковала неизвестная субмарина. Но при выяснении обстоятельств трагедии, характерных примет остающихся от атаки торпеды, не нашли. Зато выяснили, что корабли дивизии охраны водного района, которые должны были сторожить главную базу Черноморского флота, в момент взрыва находились в другом месте. В ночь гибели линейного корабля внешний рейд советскими кораблями не охранялся; сетевые ворота были открыты, шумопеленгаторы не работали. Таким образом, Севастопольская военно-морская база была беззащитной. Теоретически враг мог в неё проникнуть. На внутренний рейд главной базы Черноморского флота могла проникнуть вражеская мини-субмарина или диверсионный отряд.


3) Диверсионная группа. «Новороссийск» могли уничтожить итальянские боевые пловцы. У итальянской флотилии морских диверсантов-подводников уже был опыт проникновения на малых подводных лодках в чужую гавань. 18 декабря 1941 года итальянские диверсанты под командованием капитан-лейтенанта Боргезе скрытно проникли в гавань Александрии и магнитными взрывными устройствами тяжело повредили британские линкоры «Вэлиант», «Куин Элизабет», эсминец HMS Jarvis и уничтожили танкер. Кроме того, итальянцы знали акваторию – 10-я флотилия базировалась в портах Крыма. С учётом разгильдяйства в области охраны порта, эта версия выглядит довольно убедительной. Кроме того, есть мнение, что в операции участвовали специалисты 12-й флотилии ВМС Великобритании (или полностью её организовали и провели). Её командиром тогда был ещё один человек-легенда - капитан 2 ранга Лайонел Крэбб. Он был одним из лучших подводных диверсантов флота Великобритании. К тому же после войны пленные итальянские специалисты из 10-й флотилии консультировали англичан. У Лондона был веский повод для уничтожения «Новороссийска» - его грядущее атомное вооружение. Англия была наиболее уязвимой мишенью для тактического ядерного оружия. Отмечается и тот факт, что в конце октября 1955 года средиземноморская эскадра британского флота проводила учения в Эгейском и Мраморном морях. Однако если это правда, возникает вопрос, что делали КГБ и контрразведка? Их работа в этот период считалась весьма эффективной. Проглядели операцию противника прямо под носом? К тому же железных доказательств этой версии нет. Все публикации в печати малодостоверны.

4) Операция КГБ. «Новороссийск» был утоплен по заказу высшего политического руководства СССР. Эта диверсия была направлена против высшего руководства советского флота. Хрущёв занимался «оптимизацией» вооруженных сил, делая ставку на ракетные войска, а на флоте – на подводный флот, вооруженный ракетами. Гибель «Новороссийска» позволила нанести удар по руководству ВМФ, которое было против сокращения «устаревших» кораблей и сворачивания программы наращивания сил надводного флота, увеличения его мощи. С технической точки зрения, эта версии весьма логична. Линкор подорвали двумя зарядами с суммарным тротиловым эквивалентом в размере 1,8 тонны. Их установили на грунте в районе носовых артиллерийских погребов, на небольшом расстоянии от диаметральной плоскости корабля и друг от друга. Взрывы произошли с коротким временным промежутком, который обусловил появление кумулятивного эффекта и нанесение повреждений, в результате которых «Новороссийск» затонул. С учётом предательской политики Хрущева, который разрушал базовые системы государства и пытался устроить «перестройку» ещё в 1950-1960-е годы, эта версия имеет право на существование. Подозрение вызывает и поспешная ликвидация корабля, после того как его подняли. «Новороссийск» быстро порезали на металлолом, и дело было закрыто.

Узнаем ли мы когда-нибудь правду о трагической гибели сотен советских матросов? Скорее всего, нет. Если не появятся достоверные данные из архивов западных спецслужб или КГБ.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

136 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти