Рано списывать дивизии в запас

Рано списывать дивизии в запас


Цель проводимой сегодня военной реформы, помимо прочего, - создание отвечающих современным требованиям хорошо вооруженных (соответствующих критерию «стоимость - эффективность») и высокоманевренных наземных сил общего назначения. Главное содержание оргштатных мероприятий по реформированию объединений и соединений Сухопутных войск - ликвидация армейского звена с преобразованием армий в оперативные командования (что, видимо, целесообразно), а общевойсковых (танковых и мотострелковых) дивизий - в соответствующие бригады.

Доставшиеся России от СССР танковые и мотострелковые дивизии действительно громоздки и уже давно перестали соответствовать требованиям современного боевого управления, внедрение компонентов которого успешно началось в странах НАТО еще в 80-е годы прош-лого века. Сегодня они характеризуются формулой - command, control, communications, computers and intelligence.


Однако, по моему мнению, специфика потенциальных (пусть даже гипотетических) военных угроз России такова, что тотальное преобразование дивизий в бригады может привести лишь к дальнейшему «разбалансированию» группировок войск на угрожаемых направлениях. Например, в Ленинградском военном округе подобные бригады (бывшие дивизии) существуют уже не первый год, хотя изначально в иных (нежели вновь введенные) штатах. Но одно дело - граница с Финляндией и Норвегией и совсем другое - с Китаем.

Представляется целесообразным наличие в СВ в оптимальном соотношении как общевойсковых бригад нового облика, так и дивизий, но тоже нового облика.

ПОЛКОВОЙ АНАХРОНИЗМ

Речь должна идти, полагаю, о создании в Сухопутных войсках дивизий принципиально нового типа, с отказом от традиционной, действительно анахроничной полковой организации. Предлагаю рассмотреть возможность создания унифицированных соединений трех типов: тяжелой дивизии, легкой дивизии (вместо привычных танковых и мотострелковых) и десантно-штурмовой (аэромобильной) дивизии. Предлагаемая дшд должна принципиально отличаться от просто переименованных (без каких-либо существенных оргштатных мероприятий) в десантно-штурмовые существующих 7 и 76-й гвардейских воздушно-десантных дивизий. О собственно Воздушно-десантных войсках, не входящих в Сухопутные войска, я еще скажу ниже.

В чем квинтэссенция предлагаемых «дивизий XXI века» (дивизий-ХХI)? Это, видимо, должны быть соединения с интегрированным боевым управлением, основанным на создании «сбитых» в одну компьютеризированную систему дивизионных центров: центра боевого управления (вместо прежних штабов дивизий), центра ПВО, центра боевого обеспечения и центра тылового обеспечения.

Принципиально новым для Российской армии должно стать включение в общевойсковые дивизии авиационного компонента - вертолетов (что само по себе неново и свойственно сухопутным войскам передовых стран НАТО), а в тяжелые дивизии (в качестве эксперимента) - эскадрильи штурмовиков (что аналогов в мире не имеет). При этом тяжелая и легкая дивизии будут располагать еще и аэромобильными возможностями в части включения в их состав десантно-штурмовой бригады. С учетом наличия в них ударного и десантно-транспортного авиационного компонента это будут дивизии «тройных возможностей», но на ином, отвечающем вызовам времени уровне, нежели известная специалистам экспериментальная американская дивизия «Трикап» образца 1971 года. Замысел ее организации опередил свое время, однако она оказалась недееспособной ввиду ограниченности возможностей тогдашних технологий боевого управления.

Видимо, соотношение дивизий и бригад должно разниться для зон западнее и восточнее Урала. Дивизии следует разворачивать прежде всего там, где вероятный противник делает ставку на крупномасштабные классические наступательные операции с массовым применением бронетехники.

Еще один важный момент - унификация органи-зационно-штатной структуры общевойсковых батальонов и огневых дивизионов, из которых, как из кирпичиков «Лего», должны «собираться» бригадные боевые командования наиболее оптимального состава применительно к решаемым в данный момент и на данном направлении задачам. Унификация затронет не только структуры, но и вооружение и боевую технику с решительным избавлением от изживших себя морально образцов.

Здесь возникает немало проблемных вопросов по части оснащения вновь сформированных бригад СВ нового облика. Например, в составе вооружения артиллерийских бригад, насколько известно, предусматривается иметь старые 100-мм противотанковые пушки МТ-12 и МТ-12Р. В качестве важного тактического преимущества этих пушек преподносится возможность стрельбы из них ПТУР комплекса «Кастет». На самом же деле в результате такого рода усовершенствования получилась нелепая тяжелая буксируемая пусковая установка ПТУР.

Классические противотанковые пушки, пусть даже приспособленные для стрельбы ПТУР, - это анахронизм (в том числе и 125-мм тяжелые буксируемые ПТП «Спрут-Б»). Их можно рассматривать только в качестве паллиатива, вызванного отсутствием в достаточном количестве новых самоходных ПТРК.

Вызывает вопросы и целесообразность наличия на вооружении мотострелковых бригад нового облика 125-мм самоходной противотанковой пушки 2С25 «Спрут-СД» с сомнительной живучестью в бою ввиду низкого уровня защищенности. Это просто-напросто легкий танк, созданный в соответствии с идеологией 70-х годов (пусть даже с мощным вооружением), воплощенной в свое время в шведской машине IKV-91. Нужна ли такая техника армии?

КОНЦЕПЦИЮ НАДО МЕНЯТЬ

Также хотел бы обратить внимание на ошибочную, на мой взгляд, военно-техническую концепцию развития отечественных Воздушно-десантных войск (ВДВ).

Не так давно достоянием интересующейся военными делами общественности стала информация о принятии на вооружение российских ВДВ новой боевой машины БМД-4 - так сказать, «окрыленного» аналога БМП-3. Публичные отклики об этой новинке, разумеется, комплиментарные - как же, оснащение ею ВДВ «повышает (в 2,5 раза) огневую мощь десантных подразделений, позволяет решать любые задачи без поддержки танков и артиллерии, что в наступлении, что в обороне» (цитирую по одному из интернет-источников). И действительно, 100-мм пушка - пусковая установка, стреляющая ПТУР «Аркан», и 30-мм пушка БМД-4 выглядят солидно. Только вот нужна ли эта машина ВДВ? Вопрос непраздный - российским налогоплательщикам не должно быть безразлично, насколько эффективно тратятся деньги из их кармана.

Отечественное определение основных боевых свойств ВДВ включает в себя:

- способность быстро достигать удаленных районов ТВД;

- способность наносить внезапные удары по противнику;

- способность вести общевойсковой бой.

Здесь есть что подвергнуть серьезному сомнению.

Применительно к главным задачам, решаемым ВДВ (быстрый захват и удержание важных районов и объектов в глубоком тылу противника, нарушение его государственного и военного управления), эти способности неравноценны. Очевидно, что являясь «дальнобойным скальпелем» (но вовсе не «дубиной») в руках командования, ВДВ не могут и не должны вести общевойсковой бой в тех же тактических параметрах, что и общевойсковые (танковые и мотострелковые) войска. Общевойсковой бой с серьезным противником для частей ВДВ - крайний случай, и шансов победить в нем у них немного.

На всем протяжении истории отечественных ВДВ наблюдалось стремление военного руководства придать им как раз общевойсковые качества, хотя и заведомо худшие, чем у чисто наземных войск. Прежде всего это выражалось в стремлении оснащать ВДВ дорогостоящей бронетехникой - сначала более или менее подходившей по массогабаритным данным, а затем и специально разработанной. Хотя если задуматься, это явно противоречило золотому правилу сочетания стоимости и эффективности.

КАК РОЖДАЛАСЬ «КРЫЛАТАЯ ПЕХОТА»

Здесь уместен краткий исторический экскурс. Уже первая наша воздушно-десантная часть - опытный внештатный авиамотодесантный отряд Ленинградского военного округа, созданный в 1930 году, имел на вооружении легкие танки МС-1 (изначально, разумеется, неавиатранспортабельные). Затем ВДВ получили танкетки Т-27, легкие плавающие танки Т-37А, Т-38 и Т-40, могущие перебрасываться по воздуху тихоходными тяжелыми бомбардировщиками ТБ-3. Такими машинами (до 50 штук) были укомплектованы десантируемые посадочным способом отдельные легкие танковые батальоны, входившие в состав воздушно-десантных корпусов (по штату 1941-го). В годы Великой Отечественной была предпринята попытка создания экзотической планирующей системы «КТ» - гибрида планера и легкого танка Т-60.

На самом деле ни один из этих танков Воздушно-десантным войскам нужен не был. Ведь для ведения разведки вполне подходили мотоциклы и легкие автомобили высокой проходимости (типа вскоре появившихся «ГАЗ-64» и «ГАЗ-67», американских «Виллисов» и «Доджей»), а в бою с серьезным противником, имеющим мощную артиллерию и тяжелые танки, применять тонкобронные и слабовооруженные легкие танки все равно было бы бессмысленно. Вообще вплоть до конца 40-х - начала 50-х годов в СССР специального оружия и боевой техники для ВДВ не создавалось, если не считать смехотворной по своему калибру для конца Второй мировой 37-мм авиадесантной пушки образца 1944 года (да еще в принципе весьма подходящим для десантников оказался компактный пистолет-пулемет Судаева - ППС-43).

Нужно отметить, что во время войны ВДВ Красной армии по прямому назначению применялись ограниченно и не очень успешно. Преимущественно их использовали как обычные, хотя и наиболее хорошо обученные стрелковые войска. В тех же десантах, что были высажены, бронетехника ВДВ участия практически не принимала, и в 1942 году танки с вооружения советских воздушно-десантных соединений были сняты.

Следует признать неудачными и специально созданные авиадесантные танки США и Великобритании периода Второй мировой войны - «Локаст», «Тетрарх» и «Гарри Гопкинс». В большинстве своем они не участвовали в боевых действиях из-за слабого вооружения и бронирования, а также конструктивных недостатков. С английскими «Тетрархами» при высадке с десантных планеров в ходе Нормандской десантной операции 1944 года даже произошла трагикомичная история: часть из них застряла, запутавшись на земле в стропах валявшихся повсюду парашютов.

В отличие от своих противников немцы не стали обременять собственные парашютно-десантные войска не только никчемной бронетехникой, но и вообще транспортом, ограничив его преимущественно мотоциклами. В их числе был и оригинальный полугусеничный мотоцикл-тягач HK-101 «Кеттенкрад» фирмы NSU (последний стал первым в истории транспортным средством, специально разработанным для ВДВ). И это притом что Люфтваффе получили самые большие тогда в мире военно-транспортные самолеты Ме-323 «Гигант» грузоподъемностью 11 тонн, что в принципе позволяло принимать на борт легкие танки.

Именно четкое понимание задач, стоящих перед «крылатой пехотой» (включая расчет на то, что транспорт десантники захватят на месте после высадки), позволило командованию ВДВ (ПДВ) гитлеровской Германии избежать ошибочных решений по оснащению их ненужной техникой. Зато Германии удалось создать, помимо «Кеттенкрада», еще и ряд образцов специальных десантируемых огневых средств.

После окончания Второй мировой произошло возрождение советских Воздушно-десантных войск. Танки они не получили (хотя опытные образцы авиатранспортабельных легких танков появились), но участие парашютистов в общевойсковых боях все равно было предусмотрено. Для этого уже в 50-е годы начали оснащать ВДВ тяжелым (применительно к данному роду войск) вооружением: 85-мм самодвижущимися пушками СД-44, 140-мм реактивными пусковыми установками РПУ-14, авиадесантными самоходными противотанковыми пушками - 57-мм АСУ-57 (по 9 на каждый парашютно-десантный полк) и в дальнейшем 85-мм АСУ-85 (по 31 на воздушно-десантную дивизию), а также бронетранспортерами БТР-40. СД-44, РПУ-14 и АСУ-57 десантировались парашютным, а АСУ-85 и БТР-40 - посадочным способом.

Любопытно, что в Штатах в 1947 году бронетанковая техника, предусмотренная для воздушно-десантной дивизии, отсутствовала полностью. Зато обращала на себя внимание насыщенность американской вдд автомобилями (593) и легкими противотанковыми средствами - базуками (545). Однако в конце 50-х годов американцы разработали штаты так называемых пентомических дивизий, оптимизированных (как считалось) для ведения боевых действий в условиях гипотетической ядерной войны. По этим штатам воздушно-десантная дивизия США должна была иметь 615 бронетранспортеров, собственное ракетно-ядерное оружие (легкий тактический ракетный комплекс «Литтл Джон») и что важно - 53 вертолета.

Очень скоро американцы убедились в громоздкости такой оргструктуры. В результате согласно штатам 1962 года бронетранспортеры из воздушно-десантной дивизии, как и «Литтл Джоны», убрали, зато количество автомобилей увеличили до 2142, а вертолетов - до 88. Правда, янки тоже не обошлись без увлечения авиадесантной самоходной противотанковой артиллерией - я имею в виду гусеничные истребители танков «Скорпион» с открыто расположенной 90-мм пушкой. Однако «Скорпионы» превосходили АСУ-57 в могуществе вооружения, а от АСУ-85 выгодно отличались меньшей массой и возможностью десантирования на парашютах (парашютная система десантирования АСУ-85 у нас была создана гораздо позже, когда АСУ-85 окончательно устарели).

Отказавшись при создании «Скорпиона» от сомнительного в плане защитных свойств сплошного противопульного бронирования, американцы приблизились к созданию наиболее для своего времени оптимальной по тактико-техническим характеристикам подвижной артиллерийской системы для ВДВ. Нечто подобное, но не на гусеницах, а на колесах, пытались создать в СССР (85-мм полубронированная самоходная пушка СД-66 с использованием элементов шасси автомобиля «ГАЗ-63»). «Довести до ума» СД-66 так и не удалось.

Впоследствии, однако, в состав воздушно-десантной дивизии армии США вошел батальон легких танков (54 танка «Шеридан» со 152-мм орудиями - пусковыми установками, стреляющими ПТУР «Шиллейла»). Боевая ценность этого подразделения оказалась весьма спорной, особенно с учетом недостатков «Шеридана», выявленных в ходе войны во Вьетнаме (ненадежность двигателя, комплекса ракетно-пушечного вооружения и т. д.). Сейчас танкового батальона в американской воздушно-десантной дивизии нет, зато есть целая бригада армейской авиации и вертолетный разведывательный батальон (не менее 120 вертолетов).

Поступление (начиная с 60-х годов) на вооружение комплексов противотанковых управляемых ракет (сначала «Шмелей» с самоходной пусковой установкой на шасси «ГАЗ-69», а затем легких переносных) практически решило вопрос об оснащении советских ВДВ легким, мощным и достаточно дальнобойным противотанковым оружием. В принципе оснащение частей ВДВ специальным парашютно-десантным вариантом грузовика «ГАЗ-66» - «ГАЗ-66Б» - решало и вопрос их мобильности.

Но Минобороны СССР по-прежнему грезились общевойсковые сражения в тылу противника. Поэтому в ВДВ начали поступать специализированные реактивные системы залпового огня «Град» (авиадесантируемые БМ-21В «Град-В» на шасси «ГАЗ-66Б») и обычные 122-мм гаубицы Д-30. А главное - была принята на вооружение боевая машина десанта БМД-1, клоном которой стал бронетранспортер БТР-Д, рассматривавшийся в качестве шасси под командно-штабную машину, самоходной пусковой установки комплекса ПТУР «Конкурс», перевозчика расчетов переносных зенитных ракетных комплексов и т. д. Получилось, конечно, внушительно, но дорого. И бессмысленно с точки зрения защитных свойств - для решения специфических задач, стоящих перед ВДВ, броня вообще не нужна, а в тяжелом общевойсковом бою без поддержки основных боевых танков и вертолетов шансов выжить у всего этого советского бронепарашютного великолепия (включая также появившиеся позже БМД-2 и БМД-3) не было никаких.

При проведении спецопераций на Северном Кавказе десантники предпочитали ездить «верхом» на БМД (как, впрочем, и пехота - на БМП), нежели внутри...

В плане критерия «стоимость - эффективность» представляется также, что буксируемые автомобилями «ГАЗ-66» (или даже «УАЗ-469») дешевые 120-мм универсальные орудия «Нона-К» куда предпочтительнее для ВДВ, чем бронированные самоходки «Нона-С».

Таким образом, по своему составу советские воздушно-десантные дивизии (на момент распада СССР - более 300 БМД, около 200 БТР-Д, 72-74 САО «Нона-С» и 6-8 гаубиц Д-30 в каждой) для использования по прямому назначению были явно перетяжелены «броней», а в качестве авиатранспортабельных мотострелковых соединений оказались слишком слабыми, чтобы в прямом столкновении успешно противостоять танковым и мотопехотным соединениям вероятного противника, в случае стран НАТО располагающего к тому же большим количеством вертолетов - носителей ПТУР. Такими эти дивизии остаются по сути и сегодня.

Так зачем нашим Воздушно-десантным войскам нужна новая дорогостоящая БМД-4? Сама по себе, без взаимодействия с основным боевым танком (который на парашютах не сбросишь) особой ценности в общевойсковом бою она не представляет, как и ее предшественницы, что бы там ни говорили апологеты «брони» для ВДВ. Может быть, лучше подумать, как реформировать Воздушно-десантные войска (в том числе и в техническом плане) применительно к задачам, которые они должны выполнять?

ДЕСАНТУ НУЖНЫ ВЕРТОЛЕТЫ И ВНЕДОРОЖНИКИ

На мой взгляд, воздушному десанту нужны не легкосгораемые БМД, а более дешевые унифицированные внедорожные автомобили (они же платформы для различных комплексов вооружения) типа американского «Хаммера» и нашего «Водника», легкие боевые машины-«багги» вроде английской «Кобры» или американской FAV и универсальные колесные транспортеры по образцу, скажем, немецкой «Краки» (отдаленным аналогом которой можно считать транспортер переднего края ЛуАЗ-967М, на который советскими десантниками устанавливались 73-мм станковый противотанковый гранатомет CПГ-9, 30-мм автоматический гранатомет АГС-17 и т. д.). И - вертолеты. Воздушно-десантные войска, не имеющие сегодня собственных многоцелевых тактических вертолетов, - это анахронизм.

Русских «Хаммеров» (к сожалению, многоцелевой армейский автомобиль «Водник» - это все-таки не «Хаммер»), «Кобр», «Крак» и уж тем более дивизионных боевых, транспортно-боевых и разведывательных вертолетов ВДВ России не имеют, и, видимо, оснащение их такой техникой не планируется вовсе (авиаэскадрильи Ан-2 и Ми-8, приданные воздушно-десантным дивизиям исключительно для парашютно-десантной подготовки, не в счет).

Совершенно непонятно, для чего в воздушно-десант- ных дивизиях зенитные ракетные дивизионы преобразуются в полки. Получаются зенитные ракетные полки, боевым средством которых являются бронетранспортеры БТР-ЗД с ПЗРК «Стрела-3», то есть «бронетранспортерные полки». Это, на мой взгляд, какая-то чистой воды профанация.

Зато в своем полководческом «активе» нынешние российские военачальники имеют героическую гибель 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка в Чечне. На обозначенный в приказе рубеж в районе Улус-Керта та рота выходила на своих двоих. И сражалась против ичкерийских боевиков так же отчаянно, как и многие «спешенные» советские десантники во время Великой Отечественной войны - без авиационной поддержки, вызывая огонь собственной артиллерии на себя.

Военачальники, так и не понявшие роль вертолета в современной войне, присматриваются к новой бронетехнике, созданной в соответствии с напрочь устаревшей философией бронированного кулака середины прошлого столетия. Это не просто дорого - это совершенно неэффективно.

Рано списывать дивизии в запас
Автор: Константин ЧУПРИН
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/5750" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://vpk-news.ru/articles/5750


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. viktora_ui 2 февраля 2011 07:57
    Толково.
    viktora_ui
  2. SOLDIERru 2 февраля 2011 16:39
    Автор молодец!С мыслями высказанными в статье, соглашаюсь почти во всём. Далее мой комментарий будет во многом пересекаться с данной статьёй. И во многом я повторюсь. Но есть и разногласия. В конце концов в споре рождается истина.
    Я предлагаю всё таки отказаться от деления, на на дивизии и бригады. А прийти к структуре, назовём их условно «боевые группы»(далее БГ). Такие БГ должны строится по прицепу «ЛЕГО». Иметь в своей структуре как бронетехнику, артиллерию, так конечно противовоздушную и авиационную составляющие. А усиления на конкретном направлении, будет достигаться тремя способами.
    1.Деление БГ на разные уровни. Допустим БГ(уровня А), может состоять из подчинённых ей двух и более БГ( уровня б). При этом БГ(А) будет состоять из штаба, тыловых структур и частей усиления (к примеру штурмовой авиации). Либо при неохадимости функции БГ(А) будет выполнять БГ(б) посредством подчинения ей второй БГ(б).
    2.Благодаря блочной структуре. Любая БГ, может быть усиленна в любой момент, подразделением любого рода войск. Что достигается как наличием соответствующих тыловых служб, так и подготовленного офицерского состава.
    3.БГ должны приобрести дополнительную боеспособность, без раздутия тыловых структур, посредством усиления взводов дополнительными боевыми единицами.
    Какие в результате мы получаем преимущества. При малых конфликтах мы получим гибкую структуру. При крупно масштабных боевых действиях. Даже при потери авиации, и управления войсками, БГ будут в течении некоторого времени сохранять боеспособность.
    Про ВДВ, ничего сказать не могу. В силу того, что никогда данной темой не интересовался

    С чем не согласен. Так это с отношением автора к самоходной артиллерийским системам.
    Лично я за такие системы двумя руками. Даже легко бронированные.
    SOLDIERru
  3. SOLDIERru 4 февраля 2011 08:10
    Автору, хочу ещё раз высказать благодарность. Как жаль, что данная статья не вызвала широкого обсуждения.
    SOLDIERru
  4. Mr. Truth 24 сентября 2011 00:23
    Автор молодец.
    Хотя мне кажется что амфибийные двухзвенные ББМ с защитой от осколков 155 мм снарядов были бы уместны.
    Mr. Truth

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня