Террористическая активность в Ингушетии не снижается

Посёлок Нижние Ачалуки. Республика Ингушетия. На автомобильной трассе, соединяющей Назрань и Малгобек, было совершено покушение на секретаря республиканского Совбеза Ахмеда Котиева. Автомобиль ВАЗ-2114, в котором находился ингушский чиновник, в 7:30 по Москве был обстрелян неизвестными из автоматического оружия. В результате обстрела водитель автомобиля погиб на месте, а Котиев скончался во время транспортировку в ближайшую больницу.

Убийство высокопоставленного республиканского чиновника в Ингушетии окрестили как одну из попыток боевиков повлиять на исход выборов, которые в регионе должны состояться менее чем через пару недель. Такое суждение выглядит, по меньшей мере, странным сразу по нескольким причинам.


Причина первая: то мероприятие, которое в Ингушетии будет проходить в сентябре, при всём уважении к ингушскому парламенту, до полноценных выборов точно не дотягивает. Президент Путин предложил ингушским законодателям три кандидатуры, среди которых есть и Юнус-Бек Евкуров, работающий на посту главы Ингушетии с октября 2008 года. Не нужно быть Нострадамусом, чтобы догадаться, кого же в итоге выберут члены республиканского парламента…

Причина вторая: если бы террористический акт в отношении Ахмеда Котиева в Республике Ингушетия был бы единственным террористическим актом последнего времени, то ещё можно было бы предположить, что он имеет какое-то отношение к грядущим «выборам», но бандитские вылазки в республике стали явлением чуть ли не бытовым.



Представим статистику террористический актов и нападений на силовиков в Ингушетии с начала текущего года. Эта статистика выглядит по-настоящему впечатляющей (со знаком минус, естественно).

Январь 2013

Назрань. Неизвестными обстрелян частный дом религиозного деятеля, входящего в Совет муфтиев РФ, Салеха Хамхоева. По счастливой случайности, никто не пострадал.

Февраль 2013

Село Экажево. Сработало прикреплённое к автомашине местного жителя взрывное устройство. Два человека получили тяжёлые ранения. По некоторым данным пострадавшие выступали с призывами оказывать гражданское сопротивление незаконным вооружённым формированиям на территории Ингушетии.

Назрань. В результате вооружённого нападения был тяжело ранен глава управления Россельхознадзора по Республике Ингушетия и погиб случайный прохожий.

Март 2013

Окрестности селения Яндаре. Нападение на полицейского, в результате которого тот получил ранение из автоматического оружия.

Апрель 2013

Сунженский район. В результате двойного подрыва тяжёлые ранение получили сотрудники правоохранительных органов, среди которых и командир республиканского ОМОНа Рашид Ганижев.

Село Долаково. Убит полицейский.

Гази-Юрт. Нападение на автомобиль замглавы Джейрахского района Магомеда Евкурова. Машина была обстреляна из автоматического оружия. Обошлось без жертв.

Назрань. Убит замглавы администрации села Чермен Идрис Таркоев.

В ходе операции по обезвреживанию террориста-смертника получил тяжёлое ранение сотрудник правоохранительных органов.

Май 2013

Станица Орджоникидзевская. Секретарь Совбеза Ингушетии сообщает, что в ходе операции по штурму дома, где укрылись боевики, получили ранения различной степени тяжести 13 силовиков.

Село Них. Взорвана самодельная бомба, которую злоумышленники бросили в домовладение бывшей судьи Магасского райсуда. Пострадавших нет.

Июнь 2013


Сунженский район. Обстрелян наряд полиции. Оружие нападения – гранатомёт. Четверо сотрудников МВД ранены.

Июль 2013
Станица Нестеровская. Тяжело ранен сотрудник силовых структур. Ранен инспектор ГИБДД.

Террористическая активность в Ингушетии не снижается. Не влияют на неё не перестановки в силовом аппарате республики, ни новые назначения в муниципалитетах, не довольно частые смены представителей судебной власти. Складывается впечатление, что вся работа властей Ингушетии похожа на действия незадачливого насекомого, оказавшегося в паутине. Любая попытка из этой паутины выбраться, приводит к тому, что появляется паук и наносит болезненный укус. Причём удивляет следующая странность: в одном из самых малых по территории и численности населения субъектов федерации власти никак не могут не только разорвать террористическую паутину, но и установить того, кто же именно её здесь повсюду наплёл. Ещё более странной выглядит ситуация и потому, что президент Юнус-Бек Евкуров, который и сам страдал от рук террористов, в Ингушетии отнюдь не гость, и управляет он регионом вовсе не неделю, а без малого пять лет.

Какие же выводы напрашиваются? Либо Евкуров из рук вон плох как руководитель (в республике самая высокая безработица по стране – около 44% по официальной статистике; последнее место в стране по уровню ВРП и одно из первых мест по уровню распространения криминала), либо реальные функции руководителя находится в чьих-то других руках, а Евкуров лишь обозначает власть в регионе.

Конечно, можно долго размышлять на тему того, что Юнус-Беку Баматгиреевичу какие-то тёмные силы мешают работать и наводить порядок во вверенном ему регионе, но эти размышления явно спекулятивны по своей сути. Евкуров ведь отнюдь не кисейная барышня, а боевой генерал, десантник. Или нынешний исполняющий обязанности ингушского президента забыл о том, что он – герой России, и что это именно он в июне 1999 года принимал непосредственное участие в броске под Приштину? Если забыл, то мы ему об этом напоминаем.

А если всё же попытаться отмести спекулятивную составляющую и допустить, что опять-таки кто-то старается сделать всё, чтобы Евкурова выставить политическим неудачником?.. Если так, то это у него неплохо получается. Не будем, что называется, показывать пальцем, но в свете отношений между Евкуровым и главой одной из соседних республик такая ситуация вполне возможна. Не то, чтобы именно так и было на самом деле, но ведь вероятности отметать нельзя. А если ещё и вспомнить о споре между главами двух северокавказских республик по поводу административной границы, который (спор), кстати, так до сих пор и не разрешён, то возникает мысль о пользе «неудачливости» Юнус-Бека «удачливому» Рамзану. Есть же такое понятие как заклятые друзья... Глядишь, у одного и промелькнула мысль о том, что посмотрит-де Путин на «политическое лузерство» главы Ингушетии и проблемы всей Ингушетии в целом, да и примет решение сделать нечто вроде Чечено-Ингушской Республики (как во времена СССР) с одним главой, которым Рамзан Ахматович вполне может себя внутреннее ощущать…

Только вот экономические «достижения» Чеченской Республики тоже недалеко ушли от «достижений» Ингушетии. Строить мечети и небоскрёбы на дотациях из федерального бюджета – дело, конечно, впечатляющее по своему размаху, но как заслуга – всё же сомнительное. И потому если есть у Рамзана Ахматовича далеко идущие планы по повышению собственного политического веса на Северном Кавказе, то реализовывать бы их лучше не информационным пиаром, а улучшением теперь уже экономического климата в республике, причём, не заглядывая за административные границы.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти