Победа при Ставучанах

Победа при Ставучанах

28 августа 1739 года войска фельдмаршала Миниха наголову разгромили турецкую армию, потеряв 13 человек и убив более тысячи турок.


Победа при СтавучанахФельдмаршал Христофор Антонович фон Миних


В первой половине XVIII столетия Крымское ханство и стоявшая за ним Турция оставались опаснейшими противниками России, и чтобы избавить страну от крымских набегов, было необходимо разорить вражеское гнездо.

Первыми из русских в Крым вошли войска фельдмаршала Миниха. 20 апреля 1736 года пятидесятитысячное русское войско с Минихом во главе выступило из местечка Царицынки, бывшим местом сбора, и 20 мая через Перекоп вошло в Крым, отбросив крымского хана с войском. Взяв штурмом перекопские укрепления, русская армия пошла вглубь Крыма и через десять дней вошла в Гезлев, захватив там почти месячный запас продовольствия для всей армии. К концу июня войска подошли к Бахчисараю, выдержав два сильных татарских нападения перед крымской столицей, взяли город, в котором было две тысячи домов, и полностью сожгли вместе с ханским дворцом. Однако пробыв в Крыму месяц, русские войска отошли к Перекопу и в конце осени вернулись на Украину, потеряв непосредственно от боевых действий две тысячи человек и половину армии от болезней и местных условий.
В отместку за поход Миниха в феврале 1737 года крымские татары сделали набег на Украину через Днепр у Переволочны, убив генерала Лесли и взяв множество пленных, но на большее крымцы, снова потерявшие много народу, способны уже не были.

Победа при СтавучанахБарон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен, принимавший участие в Ставучанском сражении. Именно в этот день он по поздней легенде летал на ядре над турецкими позициями.

Летом 1739 года Миних возобновил наступление против турок. В начале июня 1739 года он перешёл Днепр, а 15 августа был уже за Днестром. Для отражения наступления русской армии главнокомандующий турецкой армией Вели-паша сосредоточил на позициях при Ставучанах все войска, которые мог собрать в регионе, включая хотинский гарнизон. Армия достигала размера в 70-90 тысяч человек в составе: 15-20 тысяч янычар, 8-20 тысяч спахов и сербеджей, 7 тысяч липканов и 40-50 тысяч крымских татар. Артиллерия армии состояла из 70 орудий. Русская армия насчитывала 61 тысяч человек при 250 орудиях, включая 85 полевых. Около 5 % личного состава армии были больны и не принимали участия в битве. Значительную часть составлял нестроевой элемент, который находился при огромном обозе армии. В самом сражении «при ружье в строю» участвовало 48 тысяч человек.

Ожидая подхода армии графа Миниха, Вели-паша отправил татар в тыл русской армии, стараясь окружить войска противника. Турецкую кавалерию главнокомандующий разместил на флангах своей армии. Таким образом, для обороны основных позиций, растянутых на пять верст, Вели-паша оставил около 20 тысяч человек. Для обеспечения наилучшей обороны, паша сконцентрировался на обороне западной части своих позиций, непосредственно прикрывавших дорогу на Хотин. Для организации обороны, турки на этом направлении построили 11 батарей, вооруженных 60-ю мортирами и пушками, и соорудили тройную линию окопов. Окопы правым флангом примыкали к деревне Недобоевцы и имели протяженность в 3 версты. Последние работы на окопах производились уже в ночь на 28 августа, когда в район уже вышла русская армия. В результате левый участок окопов, протяженностью в 2 версты, вообще не был занят турецкими войсками.

Победа при СтавучанахРусская армия вечером 27 августа вышла к реке Шуланец, где встала лагерем. Произведя разведку, граф Миних убедился, что его армия плотно окружена. В тылу и с флангов русских окружали крымские татары и турецкая конница. Впереди Миних имел 20 тысяч турецкой пехоты, которая «в гористых местах, которые и без того собой весьма крепки и авантажны, положением весьма сильно ошанцевалась». Но одновременно, фельдмаршал отметил, что «неприятель пред своим правым крылом, против коего наша армия стояла, работу ретраншаментов и батарей продолжал, а левое крыло, которое, хотя и на авантажном месте, однако, не ошанцовано было».

Взвесив сложившуюся ситуацию, осознавая неудачное расположение своего лагеря, который подвергался артиллерийскому обстрелу и нападениям конных отрядов противника, нехватку дров и фуража, невозможность обходного маневра, граф Миних «взял резолюцию 17-го числа на неприятеля в его лагерь напасть», сконцентрировав удар по левому флангу противника. Этому способствовало и настроение войск, которые по признанию графа, «показывали почти неслыханную к баталии охоту и весьма желали, чтобы к неприятелю как наискорее приблизиться». По составленному плану сражения, часть армии должна была произвести отвлекающий маневр на правом фланге противника, а остальная армия нанести главный удар по левому флангу. Для отвлекающего маневра был назначен отряд генерал-лейтенанта Густава Бирона в составе гвардии, двух драгунских, трех пехотных полков и некоторого числа иррегулярных войск, общей численностью в 9 тысяч человек, при четырёх гаубицах и 30 пушках.

Рано утром 28 августа, отряд Густава Бирона, изображая авангард всей армии, переправился через речку и встал на небольшой высоте против расположения кор-де-баталии в двух верстах от позиций противника. Генерал построил отряд в трехстороннее каре с длинным, в 800 шагов, передним фасом и короткими, в 300 шагов, боковыми фасами, примкнув их к реке. Гаубицы были расположены внутри каре, перед которым была выставлена остальная артиллерия. После этого завязалась артиллерийская дуэль. Дуэль продолжалась до полудня, но была малоэффективна. Так, турецкие артиллеристы, произведя 100 выстрелов, смогли только ранить одну русскую лошадь. Все это время основная часть армии стояла «в ружье», изображая готовность выдвинуться следом за авангардом. Ожидая скорой атаки, Вели-паша, поверив в намерение русских атаковать его правый фланг, начал сосредотачивать здесь свои основные войска. Одновременно, турки срочно начали строить дополнительные укрепления на этом направлении. Колчак-паша, стараясь помешать переправе армии Миниха, атаковал ее левый фланг и стоявших здесь донских казаков.

В полдень фельдмаршал Миних приказал всей армии повернуть вправо и выдвинуться к месту слияния реки Шуланец и ручья, впадавшего около деревни Долина. Отряд генерала Густава Бирона развернулся и переправился обратно через реку, заняв свои места в боевом порядке армии. Такие маневры, Вели-паша принял за отступление русских и даже послал в Хотин известие о победе. Скоро турки осознали свою ошибку и начали переброску войск на левый фланг, где начали возведение новых батарей. Генж-Али-паша и Колчак-паша пытались конницей атаковать армию противника на переправе, где русским после переправы приходилось подниматься на невысокий, но крутой берег. Для противодействия атакам Миних выделил две бригады полевой артиллерии. Медленно, забрав весь огромный обоз, армия двигалась в трех каре, «взяв дирекцию направо».

Впереди, под прикрытием огня артиллерии, шел отряд генерал-лейтенанта Карла Бирона с правым крылом армии, который забросав реку фашинами, соорудил 25 мостов для переправки армии. Преодолев реку во втором часу дня, отряд Карла Бирона, занял высоты левого берега и организовал прикрытие переправы остальной армии. Турецкая кавалерия пыталась атаковать отряд и сходилась в бою с русскими гусарами. Благодаря поддержке артиллерии, все атаки были отбиты и не принесли туркам никакого результата. Вслед за правым крылом переправилась гвардия под началом Густава Бирона, затем кор-де-баталия, а следом левое крыло под командой генерала Ульриха Левендаля. Переправа закончилась в 4 часа дня.

После переправы, русская армия построилась в одно каре, внутри которого был весь обоз, и медленно двинулась на противника, постоянно останавливаясь из-за обоза. В пятом часу дня, когда армия проходила возле Ставучан, турки пошли в решительную атаку. С фронта атаковали 12-13 тысяч янычар, с правого фланга — турецкая конница. Русская армия остановилась и, огородившись рогатками, открыла ружейный и артиллерийский огонь. Турецкая конница, невыдержав огня, развернулась и ушла обратно за Ставучанский ручей. Из янычар только около 3 тысяч человек достигли рогаток, но неимея успеха, обратились в бегство. Опасаясь за свой обоз, Миних решил отказаться от преследования противника. Под впечатлением от провала атаки, турецкие войска, занимавшие позиции, подожгли свой лагерь и спешно ушли в сторону Хотина. На поле осталась только кавалерия и крымские татары, которые еще пытались атаковать противника.

В 7 часов вечера русская армия достигла турецких позиций и заняла лагерь противника. Тут Генж-Али-паша попытался сделать последнюю попытку атаковать русских. Собрав конницу, паша атаковал правый фланг Миниха, но огонь двух артиллерийских бригад расстроил турецкую кавалерию, так и не успевшую вступить в бой. После этого вся турецкая армия обратилась в бегство, преследуемая иррегулярными русскими войсками.

Разгром был полный, турецкая армия была рассеяна. Большая часть турок, включая и хотинский гарнизон, под командой Вели-паши и Генж-Али-паши ушли к Бендерам, часть ушла к Пруту, а татары в Буджак. Победителям достались 19 медных пушек, 4 мортиры, знамена, множество снарядов и шанцевого инструмента, 1 тысяча палаток, большое число повозок с продовольствием и запасы фуража.

Русские потери составили: убитыми 13 человек, включая одного полковника Донского войска, и 54 ранеными, включая 6 офицеров. Столь малые потери граф Миних объяснял «храбростью российских солдат и сколько артиллерийский и траншейный огонь, которому они обучены». Потери османской армии составили более тысячи человек убитыми, которых они оставили на поле боя. Следствием этой победы стала капитуляция Хотина. 30 августа комендант Колчак-паша сдал город по первому требованию графа Миниха.

Однако в полной мере воспользоваться победой русским не довелось. Союзники-австрийцы заключили с турками сепаратный мир, по которому уступила туркам Белград, Орсову и всё Сербское королевство. Продолжать войну одной было опасно России, и через французского посла де Вильнёва начались переговоры с Турцией о мире. Переговоры шли долго, наконец в сентябре 1739 года был заключён мирный договор в Белграде. По договору, Россия оставляла за собой Азов, но обязывалась срыть все находящиеся в нём укрепления. Кроме того, ей запрещалось иметь флот на Чёрном море, а для торговли на нём должны были использоваться турецкие суда.
Первоисточник: http://www.opoccuu.com/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. biglow 29 августа 2013 11:28
    вот так всегда.Мало одержать победу , надо еще уметь ей воспользоваться
    biglow
    1. Алекс 6 февраля 2014 15:23
      Цитата: biglow
      вот так всегда.Мало одержать победу , надо еще уметь ей воспользоваться
      ЕМНИП, ещё Сталин сказал: "Русские всегда умели одерживать победы, но не умели заключать мирные договора". Слава богу, после революции уже никто не смел помыкать великой страной, как служанкой.
  2. Симон 29 августа 2013 20:57
    Да, здорова подставили австрийцы Россию. А..., союзнички всегда подставляли россиян, во всех войнах и сами пытались воспользоваться плодами победы.
  3. Слава333 29 августа 2013 21:27
    Имя Миниха - талантливого полководца одерживавшего такие блестящие победы и отличного организатора реформировавшего русскую армию к сожалению замалчивается, а ведь именно он сломал хребет страшному врагу Руси - Крымскому Ханству.
    Слава333
  4. smile 30 августа 2013 02:25
    "Забросав реку фашинами... построили 25 мостов"....блин...я не ставлю под сомнения слова автора, я в поражен героизмом и способностями наших пра-пра-прадедов....а то, что тюркам по шее надавали....дак традиция у нас такая, с некоторых пор.....только тюрки о ней не знают...современные....:))))

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня