Сергей Маев: «Армату» нужно будет подтягивать до уровня Т-95

Через месяц, на выставке вооружений в Нижнем Тагиле, высшему руководству страны покажут тяжелую гусеничную унифицированную платформу «Армата». Это будет венец многолетней работы по созданию русского перспективного танка. Особую роль в создании танка будущего, сыграл председатель Центрального Совета РОСТО (ДОСААФ) генерал-полковник Сергей Маев. С 1996 по 2003 год он занимал должность начальника Главного автобронетанкового управления МО РФ и руководил разработкой танка Т-95 (ОКР «Совершенствование-88»). Главному редактору «Росинформбюро» Вячеславу Прунову удалось побеседовать с патриархом российского танкостроения.

Иллюстрации, а также подписи к ним, представлены А. Хлопотовым.


-Сергей Александрович, как Вы считаете, станет ли «Армата», которую на закрытом показе представят в Нижнем Тагиле, революцией в танкостроении? Или мы опять будем «бить по хвостам» и догонять Запад?

-Я закончил свою службу в Главном автобронетанковом управлении в 2003 году. К этому времени был создан типаж российской бронетанковой техники. На выходе был танк Т-95 по теме «Совершенствование -88». На выходе была группа легкобронных гусеничных машин типа БМП разных модификаций. На выходе была группа БТРов: БТР «Росток» и модернизированные БТР-70 и БТР-60. И, казалось бы, все выходило на финишную прямую. Мы показали публике новые танки «Черный орел» и «Беркут».

-«Беркут»?

-Да, «Беркут», на Омском заводе. Это были опытные машины, которые я запускал, что бы создать дух состязательности, с одной стороны, а с другой, отвлечь внимание от главной работы «Совершенствование -88», которая велась на «Уралвагонзаводе».

А на Харьковском танковом заводе разрабатывали новые машины «Боксер» и «Молот». Там была вынесенная пушка повышенного калибра 152 мм, ходовая часть как на Т-64, оппозитный двигатель мощностью полторы тысячи лошадиных сил. Правда, экипаж размещался по обычной схеме. Но в харьковской машине были прежние недостатки Т-64. Очень сложный механизм заряжания, плотная компоновка.

Недостаток наших танков заключался в том, что в центре машины, в автомате заряжания размещались снаряды. Получалось наименее защищенное место: 60 мм бортовая броня и центр мишени. Ведь противник метит всегда в центр машины. Это ярко проявилось в Чечне, когда нашими же РПГ-7, на близком расстоянии, бьют по центру и происходит детонация боеприпасов, полное уничтожение танка и гибель экипажа. Его просто разносит в пух и прах.

Танк «Объект-195» на испытательном полигоне

Поэтому, было принято решение выйти на совершенно новый тип конструкции, который был реализован на «Совершенствовании-88». Перспективный танк Т-95 имел выносное вооружение и отдельную капсулу для экипажа, расположенную в передней части корпуса. Все процессы, включая управление ходом и организацию стрельбы, были автоматизированы.

Радиолокационная станция обнаруживала объекты противника на расстоянии до 10 км. Дальность полета ракеты, как средства высокоточного поражения, более 5 км. Стрельба из пушки на расстояние до 3 тыс. метров с помощью «технического зрения».

Машина представляла собой очень мощное сооружение. И самое главное, у нее был очень высокий запас мощности двигателя. Не смотря на то, что вес был в пределах 52-58 тонн, она с ходу, в течение 10 сек., развивала скорость до 70 км /час. Настолько была грамотно сконструирована подвеска и ходовая часть.

Сергей Маев: «Армату» нужно будет подтягивать до уровня Т-95-Там было семь катков?

-Семь катков. Ход был плавный и коэффициент подвески очень высокий. Подвеска настолько мягкая была, что от выстрела она ходила как на воде. Нам пришлось внести изменения в конструкцию амортизаторов, чтобы эти колебания убрать. Очень удобное положение было механика водителя - полу лежачее. Управление кнопочное, легче, чем у американского «Абрамса». Я сам, лично, три часа гонял Т-95 по заснеженному лесу, стараясь засадить, получить толчок под зад, и у меня это не получилось.

У наших машин всегда были проблемы с эргономикой и комфортом. А в Т-95- был очень высокий уровень комфорта. Экипаж был размещен линейно. Плечом, к плечу. Слева механик - водитель. В середине - командир, и справа - наводчик орудия. Командир и механик водитель могли друг - друга заменять.

-А не тесно им было? Хватало места?

-Хватало, еще как! Ширина машины - 2 метра 30 сантиметров. Они сидели как на диване. И между локтями было еще расстояние 20 сантиметров. Эргономичные кресла, ну и управление не требующее какой либо физической силы. Все на джойстиках. Такого комфорта, как в этой машине был, я не видел не в одной машине мира. Я водил «Абрамс» и ощущение от вождения Т-95 были комфортнее, чем от «Абрамса» и «Леопарда».

При этом огневая мощь этой машины была очень высокой. Не буду говорить про ракету, она уникальная была. А подкалиберный снаряд пробивал (…) см гомогенной брони.


Экспериментальная установка 152-мм пушки 2А83 на лафете гаубицы Б-4. Полигон НТИИМ


Безусловно, машина дорогая. Работать на ней могли только высококвалифицированные специалисты. Предполагалось, что это должны быть контрактники. Хотя, могли научить и призывной состав. Там очень высокого качества была бортовая машина, которая определяла полностью состояние всех узлов и агрегатов по 60-ти параметрам. И сразу выдавал предупреждение. Любая неполадка, и на экране у механика - водителя выскакивает пометка о том, что надо сделать то-то и то- то.

-Весь экипаж был в капсуле? Наверное, за такой броней, танкисты чувствовали себя неуязвимыми?

-Они находились в капсуле, которая монтировалась в бронекорпус. Капсула отделяла экипаж от отсека, где были боеприпасы. И это давало особое чувство защищенности. Французы провели специальные исследования и выяснили, что эффективность действий экипажа в тяжелых машинах в три раза выше, чем в легкой бронетехнике. Потому, что в тяжелой машине экипаж чувствует себя неуязвимым.

-Но ведь мало сохранить экипаж, нужно еще защитить боекомплект.

-Защищенность боеприпасов тоже была очень высокая. Притом, там были предусмотрены вышибные панели. Если, что- то происходило - вышибная панель выбивалась, но поскольку там людей не было, это можно было себе позволить, и это сохраняло машину. Она могла быть восстановлена.

Но при таком «корабельном» калибре там должен был быть небольшой боезапас?

Боезапас на Т-95 был 40 боеприпасов, так же как на обычных машинах.

-А двигатель? У такого большого танка и двигатель должен быть очень мощным.

-Двигатель Х-образный. Безусловно, там можно было предусмотреть размещение и газотурбинного и оппозитного двигателя. Но мы решили доработать свой Х-образный дизель. Мощностью полторы тысячи лошадиных сил. Была проблема с подачей топлива, проблемы в отношении тепловой нагруженности. Но эти вопросы были решены нашим челябинским заводом. Было выпущено 15 двигателей, и наработка была в пределах 1000 часов.

-Многие отмечали необычный вид Т-95. В отличие от других русских танков, он был очень высоким.

-Наши военные не могут избавиться от представления, что машина должна быть приземистой. Но это было тогда, когда не было управляемых снарядов. А сейчас. Если управляемый снаряд летит на массу металла или на тепло, он все равное найдет цель, даже если она на земле будет лежать.

-Считается, что на том уровне электроники проблема «технического зрения» не могла бы быть решена до конца.

-Безусловно, при эксплуатации машины были бы какие-то проблемы. Возьмите Т-80. Сейчас Т-80- абсолютно надежная машина. А первое время от нее все оказывались, так как она была ненадежна. И на Т-95 могли быть такие проблемы. Но я четко уверен, что благодаря быстрому развитию технологий, эти недостатки были бы устранены.

-Главное, что был найден совершенно новый вариант конструкции. Вот Вы сказали, что Т-64 отличалась от Т-62, также как Т-55 отличалась от Т-34, А Т-34 отличалась от БТ-7. И Т-95, это был новый качественный технический скачек.

-И как Министерство обороны распорядилось этим революционным танком?

-Планировалось, в 2005 году, закончить государственные испытания и пустить ее в серию. В первый год должны были сделать 100 машин, потом- 300 машин. Вот это опережало развитие мирового танкостроения лет на 15. Два года назад на выставке в Париже я увидел макет «Леопарда», в котором немецкие конструкторы пытались как- то повторить Т-95 по размещению экипажа, боеприпасов и вынесенной пушке и элементам технического зрения. Но это был просто макет.

-А у нас уже была машина нового поколения в металле.

-А у нас два образца Т-95 уже отходил 15 тыс. км. И пушка уже произвела 287 выстрелов. Танк был готов. Надо было создать третий вариант, провести полномасштабную доработку, на основании первого и второго образца, а на третьем варианте провести госиспытания, внести какие- то изменения и запустить в серию. И был бы у нас лучший в мире танк.

-Но, что же произошло? Почему отказались от готового Т-95 и открыли новую работу по «Армате»?

-Что произошло, трудно объяснить. Я на одном из заседаний военно - промышленной комиссии, когда выступали заказчики, а начальником главного автобронетанкового управления был Николай Ершов, я сказал им, что для того, что бы закончить эту машину, надо сделать еще один танк, затратить на это около 500 млн. рублей,

-Ну, это не фантастические деньги.

-Да они оставались, эти деньги. На создание Т-95 то было выделено не много, всего 2.2 млрд. руб. И вот когда я уходил, у нас оставалось 700 миллионов. 400 миллионов, чтобы сделать третью машину и 300- на госиспытания.

Но, мне возразили, что машина, конструктивно слишком сложна и она не будет освоена и будет очень дорогая. И я сказал: «Да она дорогая и сложная, но вы сейчас потратите не 700 миллионов рублей, а гораздо больше, упростите характеристики и сделаете машину. Которая классом будет ниже». Я так и сказал: «Вы сделаете ублюдка».

Что сейчас с «Арматой» делается - я не знаю. Но думаю, главный конструктор Андрей Терликов постарается все лучшее с Т-95 перетащить в «Армату».

-Ходили слухи, что для показа в Нижнем Тагиле, разберут Т-90 МС « Тагил» и поставят на его шестикатковую базу новый боевой модуль.

-Да не должно там быть проблем с корпусом. Ведь опыт наработан колоссальный. Я пришел начальником главка в 1996 году. Эта машина была в стадии эскизного проекта. Я объявил самого себя руководителем этого проекта. Стал лично проводить советы главных конструкторов. Денег было мало. Желудок был пустой, а голова хорошо работала. А вот когда денег стало больше, голова стала работать хуже.

-И вот « на голодный желудок» уральские конструкторы сделали Т-95 и совершили революцию в танкостроении, а тяжелая универсальная гусеничная платформа «Армата» будет таким прорывом?

-Этого я не знаю. Я не могу ругать «Армату», но и преувеличивать значение этой разработки не стану.


Вероятный вид перспективного танка Т-14 на базе ТГУП «Армата»


-Известно, что на «Армате» будет установлена не 152 мм, а 125 мм пушка. Как Вы считаете, почему конструкторы пошли на заведомое снижение огневой мощи?

-Причина - сложность изготовления танковых орудий большого калибра. Первую 152 мм пушку разорвало на 86 выстреле. Мы долго не могли понять причины. Оказывается, внутренне давление возросло до 7 500 атмосфер, а на других танках было 3000. Агрессивность пороха и начальная скорость очень высокие. И мы стали менять толщину стенок ствола, что бы изменить амплитуду колебаний метала. И вышли на 280 выстрелов. Да и снаряд такого калибра - очень сложное изделие. И вот, видно решили взять старую проверенную конструкцию.

Бывший начальник ГАБТУ Александр Галкин предостерегал: « Если откажешься от 152 мм пушки - вся идея провалится!». Ведь у американцев, в запасе есть 140 мм танковая пушка. Они просто проведут модернизацию и поставят на «Абрамсы» новое орудие. 125 мм пушка делает эту машину («Армату») неконкурентоспособной на поле боя при любых обстоятельствах. И 152 мм пушка должна быть на новой машине обязательно!

-Выходит, создавая «Армату», конструкторы сделали шаг назад?

-Создавая Т-95, мы вышли на новый класс машины. К сожалению, это утрачено. Парадокс в том, что «Армату» нужно будет подтаскивать по характеристикам до уровня «Совершенствования-88». Но ведь противник - не стоит на месте.

-Вы думаете «Армата» будет хуже Т-95?

-Ну конечно, она будет хуже «Совершенствования-88». Я так думаю. Но новое просто так не дается. Надо было сжать всю волю в кулак и доводить Т-95 до ума. В 2005 году мы могли реально приступить к выпуску нового танка. Сейчас -2013 год. Восемь лет прошло!

-И все же, почему Т-95 не приняли на вооружение? Почему поставили крест на уже готовом лучшем в мире танке? Почему взялись за новую, сомнительную опытно-конструкторскую работу? Может быть дело в деньгах? Ведь КБ живет за счет разработок?

-Прости меня, Господи! Мне кажется, тут только личные мотивы. Вот захотелось Ершову стать выдающимся танкистом. Я его предупредил: «Тебя выгонят через год!» Так и получилось.
Первоисточник:
http://rosinform.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

122 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти