АСУВ: Вопросы без ответов (часть 2)

4. Решение

Если очень коротко, то решение командира бригады на какой-либо вид тактических действий, является совокупностью замысла, конкретных задач подчиненным подразделениям, основных вопросов взаимодействия, управления и всестороннего обеспечения. Другими словами: если замысел отвечает на вопрос «как?», то решение – ответ на вопросы «как?», «кто?» и «когда?».


Обычно, после определения замысла командир бригады представляет его графическую и текстуальную часть старшему начальнику на утверждение. Утверждение замысла (решения) – принципиальный вопрос, ибо тут решается - правильно ли понял комбриг замысел старшего начальника и соответствует ли его замысел решению, принятому командующим армией. Чтобы командующий армией (ОК) смог бы увидеть в неавтоматизированном режиме, как командир бригады решил выполнять поставленную ему боевую задачу, ему необходимо было либо вызвать комбрига с картой замысла к себе, либо самому прибыть на КП подчиненного.

Не ближний свет, кстати. Удаление КП армии от КП бригады в оборонительной операции может быть и 40 и 100 км. А общевойсковых бригад в армии (ОК) – от трех до пяти-шести. Поэтому свои замыслы командиры соединений обычно докладывали командующему по телефону. А графика? А вот обходились как-то. Поскольку передать графическую часть путем «надиктовывания» по телефону – это обречь себя на кучу нестыковок и несовпадений.

По логике, автоматизация процесса передачи графической информации от нижестоящего ПУ к вышестоящему, должна обеспечивать автоматическое воспроизведение на экране старшего начальника графического изображения решения подчиненного.

Напоминаю, что системы «Акация» и «Созвездие» до сих пор не могут воспроизводить графическую информацию друг-друга.

Все же, допустим, что в штабе армии имеется терминал, с загруженным на него ПО от ЕСУ ТЗ. Командующий в ходе доклада командира бригады имел возможность увидеть замысел и утвердил его.

Сразу после этого в штабе бригады начинается процесс выработки решения. С единоличного определения командиром боевых задач. Но определяются они на основе тактических расчетов. Важнейшими из которых, на данном этапе, является расчеты соотношения сил и средств и распределения сил и средств. В соответствии с современными требованиями, такие расчеты проводятся не простым подсчетом количества танков, орудий и ПТС своих войск и противника, а сравнением боевых потенциалов общевойсковых подразделений с учетом их укомплектованности, обеспеченности и усиления средствами родов войск и специальных войск, которые вводятся в формулы расчетов соответствующими коэффициентами. Сделать «вручную» такое сравнение (в те сроки, которые отводятся командиру бригады для выработки решения ныне действующими нормативами), просто нереально. Ведь результатами таких расчетов должны стать не пресловутые «три к одному», а определение вероятности наступления такого события, как выполнение подразделением поставленной ему боевой задачи. С параллельным расчетом возможных потерь своих войск и противника, скорости продвижения и глубины вклинения врага в нашу оборону и т.д.! И все это с учетом временных параметров, таких, например, как время на инженерное оборудование района обороны нашими войсками и т.д.

А позволяют ли вообще аппаратные средства ЕСУ ТЗ проводить такие расчеты в установленные нормативами сроки? Точного ответа на данный вопрос пока не существует. Потому, что в программном обеспечении, имеющемся в ЕСУ ТЗ, методика таких расчетов, а также расчетные данные, необходимые для их проведения (боевые потенциалы и коэффициенты), попросту отсутствуют.

Про «Майкрософт» и «Эксель» уже говорилось.

После определения командиром задач общевойсковым подразделениям командир, совместно с заместителями и начальниками родов войск и служб, конкретизирует задачи подразделений родов войск и специальных войск. Примерно по такой же схеме, какая была изложена в разделе «Замысел».

Вот только сделать в автоматическом режиме в системе ЕСУ ТЗ (которая, как известно, состоит из нескольких подсистем – командира и штаба, разведки, артиллерии, ПВО и т.д.) достаточно проблематично. И вот почему.

Разные подсистемы делали для ЕСУ ТЗ разные производители. Не только входящие в концерн «Созвездие». Но о них – позже.

Концерн «Созвездие» - это совокупность научно-исследовательских и производственных предприятий и учреждений, которые специализируются, в основном, на разработке и производстве… внимание, барабанная дробь(!) ….. СРЕДСТВ СВЯЗИ.


Так вот. Начальник связи 5 омсбр в ходе проведения исследовательского КШУ в Алабино, вынужден был получать задачи от начальника штаба бригады не в автоматизированном режиме, а личным общением, ввиду того, что…

(цитата из отчетных документов о проведении учения):

«… на АРМ начальника связи бригады загружено программное обеспечение, которое не стыкуется с программным обеспечением подсистемы командира и штаба»

Конец цитаты.

Сапожник без сапог?

Примерно аналогичное положение дел с подсистемами разведки, ПВО и другими.

Видите ли, мое глубокое убеждение состоит в том, что понятие «интегрирование подсистемы в общую систему АСУВ» не должно ограничиваться всего лишь установкой на пункте управления системы «Барнаул» начальника ПВО бригады одинокого компьютера из подсистемы командира и штаба. Информация из которого должна вручную переноситься в АРМы комплекса «Барнаул».

Интегрирование – это когда вся общевойсковая обстановка, отображенная командиром на электронной карте в своей подсистеме, автоматически отображается непосредственно в устройствах отображения информации других подсистем, а не только в «выносных» АРМах подсистемы КиШ, установленных на ПУ начальников родов войск и служб. И наоборот: информация, например, о воздушной обстановке, формируемая в подсистеме ПВО (комплексе «Барнаул») должна (по желанию командира) отображаться «поверх» общей тактической обстановки, непосредственно в его штабной машине. Причем без всякого «посредничества» офицеров обоих подсистем управления.

Но, предположим, что указанные выше проблемы в АСУВ нашей «виртуальной бригады» отсутствуют.

Что же является «конечным продуктом» работы управления бригады на этапе выработки решения?

Боевые документы!

Именно документы, а не электронные файлы, потому, что аналитическая и синтетическая деятельность командира и штаба на данном этапе «кристаллизуется» в свою юридически оформленную ипостась.

Иначе говоря, – все то, что было сделано командиром и штабом с момента начала подготовки боя, должно быть представлено не в математических абстракциях, а в общедоступной «бумажных» формах. Которые, в случае успешного исхода боя, будут изучаться нашими потомками-историками в военных архивах, а при неудачном – тоже изучаться и подшиваться современниками из соответствующих органов в пухлый том, под названием «уголовное дело».

Наиболее важными из этих документов являются:

1. Рабочая карта командира бригады (карта решения, утвержденная старшим начальником).

2. Текстуальная часть (легенда) решения, или пояснительная записка к решению.

3. Боевые распоряжения командирам всех подразделений бригады, а также распоряжения по всем видам обеспечения (тоже всем подразделениям бригады).

Мы уже знаем, что отправить файл электронной карты решения командира бригады на пункт управления старшего начальника возможно. Только открыть и посмотреть – пока не получается. Но если такая функция и будет реализована, то к ней в обязательном порядке должна быть добавлена и функция т.н. «электронной подписи». После чего такой файл должно быть невозможно изменить в принципе. То же самое должно быть и с утвержденными файлами решений командиров подразделений бригады. Комбриг принял, прочитал, посмотрел, утвердил - распечатали.

И в сейф. Для прокурора. Или историка. Тут уж – как повезет.

Как в комплексе ЕСУ ТЗ обстоит дело с распечаткой важнейших боевых графических документов, то есть карт?

Пока никак.

Хотя, устройство для печати карт в комплекте имеется, но распечатать решение командира бригады на оборону в ходе КШУ в Алабино не получилось. По техническим причинам. Искренне надеюсь – устранимым.

Все же, предположим, что все эти досадные технические проблемы успешно решены. И опять же, предположим, что наш «политкорректный» противник имеет возможность и желание каким-либо способом воздействовать на бригаду, находящуюся в районе сосредоточения во время выработки решения. И одно из таких воздействий противника безвозвратно вывело из строя, скажем, несколько АРМов пункта управления начальника артиллерии.

Пусть, даже все работающие на этом пункте управления должностные лица остались целы и невредимы. Что делать с потерянной информацией?

На этот вопрос уже давно ответили в крупных гражданских компаниях, типа банков и прочих «Газпромов». Резервирование на корпоративных серверах данных жестких дисков всех компьютеров, работающих в сети. Ну, вышел из строя жесткий диск. – что ж, бывает! Системные администраторы находят на сервере его последний сохраненный образ и восстанавливают данные «погибшей» машины на жесткие диски новой. Потеря данных – всего лишь в период времени, прошедший между последним резервным копированием и выходом машины из строя.

Но в ЕСУ ТЗ – полностью бессерверная архитектура локальной сети. То есть потерю данных в уничтоженной машине компенсировать просто нечем. Нет резервного копирования на сервер, ввиду отсутствия такового. Информация уничтоженного АРМа начальника артиллерии не может быть восстановлена!

Для тех, кто не в курсе, напомню – эта система предназначена для использования не в теплых кабинетных условиях, а на войне, где основной целью является не подсчет дивидендов, а уничтожение противника! Который, в свою очередь тоже имеет главной целью уничтожение нас. И при достижении данной цели он в первую очередь будет стремиться уничтожить нашу систему управления.

Или кому-то еще это нужно доказывать?

5. Постановка задач и планирование боя.

Постановка определенных в решении командира бригады боевых задач подразделениям в случае использования АСУВ должно происходить по той же схеме, что и постановка боевой задачи бригаде. То есть, комбат должен получить в электронном виде текстуальное боевое распоряжение, распоряжения по видам обеспечения и файл для нанесения его на свою электронную карту с отображением:

известных на момент постановки задачи данных о противнике;

собственно, задачи батальона в полном объеме;

положения и задач подразделений, выполняющих задачи в интересах батальона (например, инженерных и РХБ подразделений, обеспечивающих его выдвижение в район обороны);

задач поддерживающих батальон подразделений;

задач других подразделений, действующих в полосе (зоне ответственности) батальона (например ПТРез и ПОЗ бригады), разграничительных линий с соседями и их задач (для поддержания устойчивого взаимодействия с ними).

Получив эти данные комбат уясняет задачу, оценивает обстановку, принимает решение и докладывает его командиру бригады. Естественно, - электронными файлами по средствам связи. После утверждения своего решения командиром бригады он ставит задачу командирам рот. На нижних «ступеньках» цикл организации боя повторяется до командира отделения включительно.

В это же время в штабе бригады на электронную карту решения командира бригады должны накладываться решения, поступившие от подчиненных, тем самым завершая цикл планирования. Дело в том, что в соответствии с руководящими документами планирование – есть детальная разработка последовательности, сроков и способов действий, участвующих в бою подразделений, сил и средств. В ходе планирования на рабочую карту командира бригады наносятся решения подчиненных командиров на две ступени вниз. В бригаде - до роты (батареи) включительно.

При применении АСУВ проблема заключатся в т.н. «забое» топоосновы. Наложение на карту комбрига решений подчиненных даже на одну ступень делает решение настолько «перегруженным», что под массой тактических знаков уже не видно топоосновы, на которую они нанесены. Выход есть – применение автоматического уменьшения тактических знаков с одновременным переходом на более крупномасштабное отображение топоосновы.

АСУВ: Вопросы без ответов (часть 2)

Рис. 11. Решение командира 5 омсбр на оборону, отображенное с использованием аппаратно-программных средств ЕСУ ТЗ «Созвездие».

Вот только в графическом редакторе, применяемом в ЕСУ ТЗ сделать этого нельзя. Тактические знаки будут увеличиваться в размерах пропорционально увеличению масштаба отображения карты. И по прежнему «забивать» топооснову.

Поэтому в ходе КШУ в Алабино решения подчиненных командиров на карте комбрига решили вообще не отображать (Рис. 11). В правой части экрана хорошо видно район огневых позиций бригадной артиллерийской группы (БрАГ). Огневые позиции дивизионов отображены районами, а не «по-батарейно».

Севернее района ОП БрАГ видно размещение дивизиона «по-батарейно». Однако, не стоит обольщаться. Это – район стартовых позиций 1 дивизиона 132 зенитно-ракетной бригады – то есть средства командующего армией (ОК). На карту комбрига этот дивизион был нанесен еще в момент получения бригадой боевой задачи.

А вот что отображается на экране АРМа командира батальона (Рис. 12):


Рис. 12. Вид экрана командира батальона

Поясню.

Данный участок карты воспроизводит Алабинский полигон. На нем, собственно и проводилось КШУ. Красный кружок в центре карты – точку стояния (местонахождение). По логике – вся карта вокруг него должна быть в синих красных и черных тактических знаках. Но мы видим лишь красный кружок и треугольник.

А ставилась ли на самом деле боевая задача командирам батальонов? Ведь только файл с графической задачей комбату должен насчитывать десятки тактических знаков? И отрабатывались ли в ходе этого учения решения командиров подразделений с применением комплекса ЕСУ ТЗ?

Почему мы видим у комбата пустую карту?

И был ли, собственно, мальчик?

И, кстати, об устойчивости системы к воздействию противника. В случае выхода из строя АРМа командира любого уровня восстановить утраченную информацию в системе ЕСУ ТЗ будет, как мы уже знаем, невозможно. Так вот если в ходе боя пуля попадет в АРМ командира батальона, то перейти на «ручное управление» с помощью обычной бумажной карты, или распечатанной копии файла своей электронной карты будет также невозможно. Устройство для печати карт (широкоформатный плоттер) есть только в управлении бригады. В единственном экземпляре.

При этом, устройства для печати (не только карт, а вообще – любых документов, даже формата А4) на уровне батальона и ниже отсутствуют как класс.

6. Управление в ходе ведения боя.

Еще раз процитирую руководителя КШУ с 5 омсбр полковника М.Ю.Теплинского:

«Для того, что бы перейти на автоматизированный способ управления, нам нужно знать, что нам нужно на самом деле. На настоящий момент у нас есть понимание - что нам нужно при планировании.

Первое и основное - это автоматизированный обмен информацией на рабочих местах, что нам позволит не дергать начальников родов войск и служб с места. Со своего рабочего места. Обеспечить их работу непосредственно на своих пунктах управления и передавать информацию друг-другу и командиру по средствам связи.

Второе. Автоматическое доведение «общей», т.е общевойсковой обстановки. Она передается всем и на нее каждый накладывает свои предложения, свое решение.

Но у нас нет общего понимания, что нужно делать и как осуществлять автоматизированное управление войсками во время боя. Во время динамики, которая будет идти. Когда обстановка будет меняться – кто будет набирать на клавишах дрожащими руками сообщения какие-то?

Такого не будет! К сожалению.»

Тут следует пояснить, что ввиду невозможности в системе ЕСУ ТЗ одновременной работы нескольких должностных лиц на одной электронной карте, обмен графической информацией (по мере ее накопления) осуществляется передачей по сети файлов обстановки, вложенной в сформированные специальной программой (аналогом электронной почты) сообщения. Которые и рассылаются по выбранным отправителям адресам (циркулярно, или выборочно).

Необходимо отметить, что, несмотря на отсутствие возможности одновременной совместной работы на одной карте, например, командиров батальонов и командира бригады, последний может получать на экране своего АРМа данные о положении объектов, имеющих комплексы ГЛОНАСС позиционирования. То есть на фоне топоосновы можно в реальном времени увидеть передвигающиеся по полю боя БТРы подчиненных подразделений и точно определять их координаты. В принципе, командиры всех уровней могут увидеть положение, направление движения и определить координаты любого такого объекта – до солдата включительно. И это – немаловажно!

Однако, данные о координатах цели, обнаруженной самолетом (вертолетом), или оператором БПЛА, пока еще не могут автоматически поступать в систему и требуют предварительной обработки «вручную». Тем не менее, даже с учетом «ручной обработки» таких данных скорость передачи их на средства поражения значительно возросла.

И все же, «основным поставщиком» данных о положении противника, по мнению полковника М.Ю.Теплинского, в системе ЕСУ ТЗ пока могут быть только органы и средства радио, радиотехнической и войсковой разведки, у которых имеются соответствующие комплексы для обнаружения, опознавания (идентификации) объектов противника и определения их координат.

Попытаемся представить всю цепочку появления, прохождения и реализации информации в системе управления на каком-нибудь одном примере. Так нам будет более понятен смысл информационных задач, процессов и операций.



Возьмем максимально модный сейчас у военных источник информации – беспилотный летательный аппарат (БЛА). Мы не будем вдаваться в его летно-технические данные (тип и мощность двигателя, удельная нагрузка на крыло, максимальная дальность и высота полета, полезная нагрузка, продолжительность нахождения в воздухе, показатели маневренности и т.д.). Естественно, что «чем лучше – тем лучше». Однако, все эти показатели с точки зрения прохождения информации для нас пока не столь важны.

Так же в стороне мы оставим вопрос управления собственно аппаратом в полете. Для нас пока тоже не принципиально – летает ли БЛА «самостоятельно» (т.е. по заранее заданной программе), или управляется оператором, а также садится на ВПП, или на парашюте.
Просто предположим, что у нас есть некий разведывательный аппарат с некими «средними» ЛТД, способный летать, вести видеосъемку и фотографировать «подстилающую поверхность». А также оснащенный средствами связи, позволяющими передавать полученную информацию на точку взлета (пункт управления полетом).

Главное – что бы он это делал!

Оговорюсь сразу: возможно, что некоторые специфические летные термины мною в дальнейшем будут использованы не совсем корректно (Ваш покорный слуга все же не авиатор), но еще раз повторю: нас сейчас интересуют не аэродинамика, а информационная составляющая процесса подготовки и непосредственно полета.

Итак, полетели?

Стоп!!!

Во-первых: в армии все делается по приказу (команде)! В том числе и полеты всех и всяческих летательных аппаратов.

Во-вторых: А куда, собственно лететь?
Естественно, на территорию, занятую противником, куда же еще?

Но возможности аппарата не безграничны и время облета им всей зоны детальной разведки бригады все-таки больше, чем «мгновенно». А в обороне, между прочим, эта зона (т.е. фронт обороны умноженный на максимальную дальность огня самого дальнобойного средства + 1/3 фронта зоны обороны в стороны соседей) может составлять 20 на 35-40 км.

Всего-то!

Для того, что бы полностью «накрыть» этот район фотоснимками поверхности размером 400 на 500 метров (200 000 кв м), сделанных с высоты полета в 200 м, понадобится сделать около 4000 (четырех тысяч!) снимков. Для этого БЛА должен пролететь по прямой (не считая виражей) около 1600 км.
При средней скорости 100 км/час продолжительность полета по всей зоне будет составлять (без перекрытия площади снимков) 16 часов.
Не многовато ли для темпов современного общевойскового боя?

Для справки:
Скорость, дальность и продолжительность полета имеющихся в РФ отечественных БЛА:


Поэтому при подготовке обороны существует такое понятие как «направление сосредоточения основных усилий» (НСОУ).
Вопреки расхожему мнению, «направление» в данном случае, – это отнюдь не «тонкая красная линия», а площадная фигура! Иногда достаточно причудливой геометрической формы. Ее границы директивно определяет командиру бригады старший начальник в своем боевом распоряжении (боевом приказе). В этих границах командир при принятии решения сосредотачивает основную часть своих сил и средств, и способов их воздействия на противника. А начальник разведки бригады – основные усилия

подчиненных ему сил и средств разведки. Как правило, эта зона может составлять от 1/4 до 1/3 всей площади детальной разведки бригады.

Но как об этом узнает командир разведывательного органа (командир разведвзвода разведывательной роты разведывательного батальона бригады), на вооружении которого состоит наш БЛА? Другими словами: как информация о границах направления сосредоточения основных усилий бригады дойдет до исполнителя?

И вот тут мы переходим в область решения информационных задач.

Передача данной информации относится к информационной задаче номер 3,«Доведение боевых задач», которая включает в себя следующие информационные процессы:



Самым простым (и наиболее наглядным) способом постановки задач является передача с пункта управления объекту управления (в данном случае – командиру разведывательного органа) электронного файла графической обстановки с отображением предполагаемого района полета, вписанного в ту самую геометрическую фигуру, обозначающую НСОУ:



А откуда все это берется?
Для создания такого файла начальник разведки бригады (если он ставит задачу командиру разведывательного органа напрямую, минуя его непосредственных начальников) в своей подсистеме разведки должен:

1. Получить от начальника штаба указания об организации разведки, а от командира бригады - соответствующую графическую информацию (подсистема командира и штаба) о начертании разграничительных линий, района (направления) СОУ и положении своих войск в масштабе 1:100 000. А это – выполнение информационных процессов 1.2 «Сбор данных обстановки» и 1.7 «Отображение данных обстановки» в ходе реализации информационной задачи номер 1 «Непрерывная работа с данными обстановки».

2. Привести полученные графическую информацию базовому масштабу своей рабочей карты (1:50 000) (выполнение информационного процесса 1.3 «Обработка данных обстановки» и отобразить ее на экране своего автоматизированного рабочего места).

3. Оценить площадь НСОУ и положение своих войск, в том числе местоположение БЛА (информационный процесс 1.4 Изучение данных обстановки той же информационной задачи)

4. Принять решение на организацию разведки (выполнение второй информационной задачи «Выработка решения» в полном объеме), в том числе – определить порядок и сроки использования БЛА (причем не одного, а всех, имеющихся в бригаде).

5. Отобразить поверх обстановки, полученной от командира, свое решение на организацию разведки и утвердить его у НШ бригады. Элементом этого решения и будет район и время полета нашего конкретного БЛА, который на рисунке отображен красным пунктиром с желтой подтушевкой, а также порядок и сроки доклада полученных результатов. (выполнение информационного процесса 1.7 «Отображение данных обстановки»).

6. Передать выработанную информацию исполнителям и…

7. … получить от них сначала квитанции с подтверждением, а затем – решения подчиненных на применение БЛА (полетные задания) и утвердить их, то есть выполнить два вышеуказанных информационных процесса информационной задачи номер 3 «Доведение боевых задач».

А что делает, получив задачу на использование БЛА, командир разведывательного органа?

Порядок действий и, соответственно, протекание информационных процессов у него почти такой же.

Отображает. Уясняет. Оценивает обстановку. Принимает решение. Отображает принятое решение (полетное задание) на электронной карте своего АРМа. Отправляет начальнику разведки на утверждение. Получает утвержденный вариант.

Примерно вот в таком виде:



Полетели?

А вот индейское жилище, ребята!

В ЕСУ ТЗ все не так просто. Если начальник разведки со своим единственным АРМом входит одновременно в две подсистемы (командира и штаба и управления разведкой), то у командира разведывательного дозора, который входит в единственную подсистему (управления разведкой) своих автоматизированных мест должно быть, как минимум два:
Это ЕС-1856, установленный на бронеобъекте:



Работает этот девайс на ОС МСВС и именно на него придет задача на использование БЛА



….а также ноутбук фирмы «Панасоник», который используется для составления полетного задания и управления БЛА в полете. Операционная система – небезызвестный «Windows-XP» (ТМ):



Его вид с другой стороны на фото ниже.

Как Вы, наверное, уже догадались, перенос графического изображения района полета с одной машины на другую выполняется не автоматически, а терпеливыми ручками «ст.л-та В.Петрова» - командира разведывательного органа.



Как, впрочем и обратный перенос полетного задания с «Панасоника» на ЕС-1866. Как вы полагаете, такая работа сильно ускоряет процесс подготовки полета?



Правда, есть еще один вариант организации разведки с использованием БЛА, точнее – тактический прием втирания очков большому начальству, который был «блестяще» продемонстрирован создателями БЛА на одном из учений с 5 омсбр (на фото слева). Это развертывание пункта управления полетом БЛА (и соответствующих средств его обеспечения) непосредственно в штабной машине командира бригады. То есть – в святая святых командного пункта – в центре боевого управления. При этом, информация, необходимая для формирования полетного задания доводится лично командиром бригады оператору БЛА. С помощью тычка указки, или просто пальцем в экран. А рабочие материалы съемки при таком «совместном» размещении средств управления и разведки сразу докладываются (показываются) командиру.

Разумеется - с экрана машины, с которой происходит управление полетом.
Это, наверное, сделано для того, что бы противник не «заморачивался» и по результатам своей радио и радиотехнической разведки сразу грохнул бы сразу и пункт управления бригады пункт управления БЛА .
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти