О танковых контрактах, и не только


«Броня крепка» - так называется новая книга Михаила Демьяновича Борисюка, который 21 год руководил украинскими разработками в области бронетанкостроения (с мая 1990 по апрель 2011). Она вышла в издательстве Defense Express в июле 2013 года. Редакция Defense Express уже знакомила читателей с отрывками из главы, посвященной созданию танка «Оплот». На этот раз предлагается ознакомиться с мнением известного украинского конструктора относительно развития отрасли и выполнения бронетанковых контрактов.

- Михаил Демьянович, сегодня на европейских телеканалах любят сравнивать образцы военной техники. Среди танков только Т-34 попадает в первую пятерку. О других наших танках просто не говорят. Вы в чем усматриваете причины?


- О, это просто. Они умышленно замалчивают о наших танках – мы же очень упорные конкуренты. Информации они имеют достаточно. И наши танки постоянно участвуют в различных тендерах. В той же Греции наш Т-84 великолепно показал себя в конкуренции с российским Т-90, «Абрамсом», «Челленджером», «Леопардом». А это все основные производители. Состязались на одном и том же полигоне по огневой мощи, по мобильным характеристикам, защищенности экипажа и так далее. Результаты всем прекрасно известны. Но показывать западному зрителю, особенно профессиональному, объективно сильные стороны нашей техники, значит, принижать свои конкурентные возможности. А вот Т-34 никак не завуалировать – его преимущества доказаны историей Второй мировой войны. У современных танков настоящего опыта боевого применения не было, лишь отдельные локальные конфликты, тот же Ирак. Там они поражали Т-62 и Т-72. Но мы прекрасно знаем, что техника, которая поступала за рубеж, совсем не та, которая оставалась в нашей армии. К тому же многое зависит от того, кто управляет техникой, и кто командует танковыми подразделениями. Я не говорю, что наши танки самые лучшие, но они – на мировом уровне. Впрочем, наши экспортные успехи, пожалуй, будут даже лучше, чем у мировых производителей.

- Сколько самой Украине необходимо современных танков? Вы как думаете?

- Эта тема всегда была больной, вызывала острые дискуссии. Но, давайте примем во внимание, что армия Украины активно реформируется. В ходе реформы и резонного сокращения есть необходимость обеспечить сохранение и развитие обороноспособности пусть меньшим количеством, но лучшим качеством вооружений. Это то, что вроде бы не вызывает сомнений ни у кого. В соответствии с различными программами, количество танков в Украине должно быть в пределах 500-700 единиц. Международные оценки свидетельствуют, что в среднем военная техника должна меняться каждые 15-17 лет. Таким образом, нам необходимо выпускать около 30-35 новейших танков в год. К тому же в настоящее время легкобронированной техники необходимо в 2-3 раза больше. Так что, если Украина собирается иметь оборонный потенциал и мобильные Вооруженные силы, без танков и бронетранспортеров она не обойдется.

- Вы как создатель нового украинского танка «Оплот» наверняка имеете мнение в отношении направлений совершенствования этой разработки. Какое напутствие генерального конструктора своему детищу?

- Скорее, напутствие будет относиться к нынешней команде разработчиков, к руководству Харьковского конструкторского бюро по машиностроению имени А.А. Морозова и Госконцерна «Укроборонпром». По танку «Оплот» прежде всего необходимо усовершенствовать характеристики вооружения и боеприпасов, включая и упрочнение канала ствола. Вообще, проблема боеприпасов становится все острее и острее, и проблема эта в силу ее емкости и высокого уровня расходов в компетенции украинского правительства. Без решения на самом высоком уровне ее не одолеть. Далее по танку «Оплот» следует повысить и оптимизировать защиту танка с верхней полусферы, особенно от огня вертолетов противника. Наконец, третьим важным направлением должно стать увеличение запаса мощности двигателя приблизительно на 200 лошадиных сил, причем без увеличения габаритных размеров моторно-трансмиссионного отделения.

- Как, в каком направлении могут развиться разработки новых танков и легких бронированных машин?

- Мир стоит на пороге очередного скачка в области развития боевых платформ в целом. И к бронетехнике это имеет самое прямое отношение. С одной стороны, я уже отмечал необходимость действия каждой боевой единицы в общем, едином информационном поле. Это касается не только, скажем, тесной связи между командиром батальона и отдельным танком, но связи танка со всеми видами техники, принимающими участие в данном бою. То есть, развитие систем обработки информации, передачи данных, автоматизированного управления, вместе с компьютеризацией самой техники, очевидно, выйдет на первое место. Но не только. Убежден, что вскоре будет достигнута возможность и дистанционного управления. Это уже будет не танк, а некое средство, которое будет выполнять специфические задачи. Не обязательно, чтобы специализированные бронеобъекты, создаваемые для уничтожения определенных видов целей, вытесняли существующие образцы бронетехники. Мне кажется, что комбинированное применение таких средств ведения боя может быть довольно продолжительным. Но также очевидно, что есть неуклонное стремление к сокращению экипажа. Кстати, в советское время мы одними из первых – еще 30 лет назад – применили автоматы заряжания в танках. Они успешно работают до сих пор. Причем ряд стран – в том числе США, Британия, Германия – автоматов заряжания в составе танков не имеют, и экипаж их машин составляет четыре человека. А у нас давно уже три! Сейчас необходимо активизировать исследования возможности сокращения экипажа до двух человек. В целом украинские разработчики бронетехники не должны оставаться в стороне от развития перспектив основных направлений – роботизации, интеллектуализации и информатизации техники.

- Михаил Демьянович, в производстве танков и бронетранспортеров в Украине задействованы более 100 предприятий. А при условии налаживания в стране производства боеприпасов число вовлеченных промышленных единиц может существенно увеличиться. Успех отрасли во многом зависит от государственной политики, от реализации четкой стратегии… Вы много лет отдали менеджменту и изнутри понимаете, как живет отрасль. Какими рекомендациями можно снабдить современных управленцев?

- Для того чтобы разработки и производство боевых бронированных машин в Украине развивались и прогрессировали, как мне кажется, следует выполнить ряд важных условий. В первую очередь вернуть отрасли самостоятельность. Не передавать ее коммерческим структурам. Я подразумеваю государственное управление, при котором руководитель предприятия подотчетен в своей стратегии, включая выполнение государственного оборонного заказа, опытно-конструкторских работ, однако будет иметь все рычаги управления хозяйственной структурой и экономической деятельностью предприятия. Естественно, что предприятия, отвечающие за обороноспособность страны, не должны приватизироваться. Такой подход позволит предприятиям оборонной отрасли реализовывать заинтересованность в своем развитии. Вторым важнейшим условием должны быть права самостоятельной реализации своей продукции. Разумеется, под четким контролем государства в лице Госслужбы экспортного контроля или иной государственной структуры. То есть речь не идет об ослаблении контроля со стороны государства, речь идет о том, что предприятие не должно быть бесправным.

Существуют мнения, будто специально уполномоченные структуры, как, например, ГК «Укрспецэкспорт», имеют больше возможностей в продвижении техники, поскольку имеют разветвленные маркетинговые службы, а подчас и представительства за рубежом. Что ж, отлично! Никто не говорит о том, чтобы спецэкспортер не торговал продукцией предприятий ОПК. Я лишь предлагаю узаконить, так сказать, двойное право: находит заказчика спецэкспортер, предприятие действует по правилам спецэкспортера; находит заказчика само предприятие – самостоятельно и реализует продукцию под присмотром контролирующих органов. Такие подходы, кстати, государством были апробированы и показали живучесть и гибкость системы. В значительной степени выполнение двух вышеупомянутых условий является залогом заинтересованности предприятия в собственном развитии, и реализации собственной управленческой стратегии, и создании новых конкурентоспособных образцов. А вот отсутствие материальной заинтересованности коллектива – это, смею заверить, путь в никуда. Тупиковый подход. Более того, я считаю: для успеха совместных усилий разработчиков, производителей и спецэкспортеров совершенно необходимо учитывать некоторые производственные нюансы. Например, при обсуждении условий контрактов по бронетехнике руководители ХКБМ и Завода имени Малышева обязательно должны участвовать и иметь определяющие голоса в таких позициях как сроки поставки техники, ее стоимость, объемы и порядок сервисного обслуживания, определения состава и объема поставляемой документации и ряда других, подобных вопросов. А что касается комиссионных отчислений, я бы вообще предложил закрепить эту позицию на законодательном уровне. Тогда вопросы коммерции, которые начинают превалировать над вопросами развития самой школы бронетанкостроения, не будут тормозом в продвижении новых идей, внедрении новых технологий, модернизации основных производственных фондов.

Конечно, кроме указанных требований в идеале должна существовать и государственная поддержка в виде гособоронзаказа. Ведь это также общепринятая практика, так поступают практически все страны, производящие бронетехнику. Оборонная промышленность не может быть использована как дойная корова. Зато, выполняя программы по созданию новых высокотехнологических, конкурентоспособных образцов бронетехники, отрасль принесет государству и валютные плоды, и имидж страны развитых технологий.
Первоисточник:
http://www.defense-ua.com/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти