Интернет станет театром боевых действий

Огромное возмущение мировой общественности по поводу бесконтрольной деятельности спецслужб США отодвинуло на второй план гораздо более важную дискуссию – о безопасности стран в киберпространстве, а также недопущении масштабной кибервойны. В XXI веке информационные технологии, пронизывая все сферы жизни человека, несут вместе с собой не только различные выгоды, но и не менее реальные угрозы и вызовы. Скандал по поводу неограниченной слежки за пользователями всемирной сети, инициатором которого стал Сноуден, продемонстрировал уязвимость каждого отдельного человека перед лицом современных технологий. Но также уязвимы и государства.

В наше время кибервойны уже стали реальностью, достаточно вспомнить подготовленную Израилем и США атаку против ядерных объектов Ирана в июле 2010 года. Тогда уникальный компьютерный вирус Stuxnet поразил иранские ядерные объекты в Бушере и Натанзе. Летом 2010 года данный вирус разрушил двигатели сотен урановых центрифуг, резко увеличивая и снижая частоты вращения конвертера. Ряд экспертов полагает, что данный вирус мог отбросить ядерную программу Ирана на несколько лет назад. При этом не потребовалось никакого применения военной силы.


По словам экспертов, использование данного вируса по своей эффективности было равносильно полноценной военной операции, при этом жертвы среди людей отсутствовали. По мнению немецких IT-специалистов, Ирану пришлось отправить на свалку все компьютеры, которые были заражены данным вирусом, так как избавиться от него крайне сложно. Так же не стоит забывать о том, что огромному числу центрифуг потребовался ремонт и, возможно, понадобилась покупка новой турбины для бушерской АЭС.

Интернет станет театром боевых действий

По словам немецких экспертов код вируса Stuxnet включал в себя более 15 тысяч строк, что говорит о том, что его созданием занимался не обычный хакер. Скорее всего, вирус был плодом коллективного труда большого числа разработчиков, содержать которых под силу лишь очень ограниченному числу государств мира. Именно поэтому ответственность за его создание была возложена на США и Израиль, которые больше других были обеспокоены иранской ядерной программой и имели все средства для организации подобной диверсии. По неподтвержденной на данный момент информации, данный вирус использовался в рамках операции «Олимпийские игры», которая была направлена против ядерных объектов Ирана.

После появление вируса Stuxnet, который стал причиной физического повреждения объектов инфраструктуры, страны мира стали более активно наращивать свой потенциал в киберсфере, в том числе и военный. В настоящее время в мире происходит развертывание специальных структур, которые были бы ответственны за обеспечение кибербезопасности и киберобороны. При министерствах обороны ведущих стран мира формируются специальные киберотделы. К примеру, в США его численность не так давно была увеличена до 5 тысяч человек. Идет работа над созданием отдельных киберкомандований, создаются стратегии поведения в киберпространстве и даже проходят полноценные военные учения с имитацией кибервойны.

Специальная военизированную структуру для отражения кибератак в США была создана в 2009 году. В 2013 году ее штат было решено увеличить с 900 до 4900 человек. При этом эксперты не исключают, что в дальнейшем данная цифра может возрасти. Помимо этого Киберкомандование может получить самостоятельный статус. В настоящее время оно является подразделением в составе Стратегического командования ВС США (US Strategic Command), наряду с силами ПРО, стратегическими ядерными силами и космическими войсками. Источники в Пентагоне не исключают, что со временем кибервойска преобразуют в отдельное командование.


Создают собственные киберподразделения и в других странах. Не так давно «Российская газета» писала о том, что в нашей стране будет создан специальный род войск, который будет отвечать за обеспечение информационной безопасности. Завершить его формирование планируется до конца 2013 года. По словам источника в оборонном ведомстве, главными задачами, которые предстоит решать данным войскам, станут обработка и мониторинг информации поступающей извне, а также борьба с современными киберугрозами. Сообщается, что офицеры, которых готовят для службы в данных войсках, в обязательном порядке должны будут пройти соответствующую лингвистическую подготовку, то есть выучить иностранный язык – в первую очередь английский.

Ранее Минобороны России уже объявляло «большую охоту» на программистов выпускников гражданских вузов, для того чтобы привлечь их к службе в формирующихся научных ротах. По словам министра обороны Сергея Шойгу, с возникновением научных рот в России может появиться «новое поколение людей, которые будут двигать вперед военную науку». Помимо этого министр обороны поручил разыскать студентов одного из вузов Санкт-Петербурга, которые уже в 5-й раз выигрывают чемпионат мира по программированию.

Стоит отметить, что ситуация в киберпространстве характеризуется особой взрывоопасностью, так как она находится вне международного права. Все современные международно-правовые основы миропорядка были заложены еще в первые послевоенные десятилетия, в те времена, когда информационные технологии находились на очень низком уровне своего развития. В то же время в информационном пространстве просто отсутствуют государственные границы, нет таких понятий как «агрессор» и «агрессия», а значит нет и международного консенсуса о том, что именно считать кибератакой и как на них реагировать.


В настоящее время Россия продолжает настаивать на том, что необходимо провести адаптацию международного права к реалиям информационного пространства, Запад же не замечает принципиальной разницы между реальными и виртуальными военными действиями. В принятой еще в 2011 году в США Международной стратегии для киберпространства предусматривается возможность реагирования на кибератаки любым доступным способом, вплоть до использования ядерного оружия. Более того, США уже пробовали закрепить данный подход на международном уровне. Налицо все тенденции к милитаризации информационного пространства.

Начиная с 1998-1999 годов, Россия достаточно активно продвигает на международной сцене – прежде всего в рамках ООН – идею о необходимости достижения международных соглашений о запрете на использовании странами кибероружия. То есть выступает с призывом к мировому сообществу об отказе от ведения кибервойн. Хотя добиться полного консенсуса с НАТО и, прежде всего, с США в ближайшее время вряд ли получится.

Несмотря на это, положительные сдвиги в этом вопросе есть. В июне 2013 года, на саммите G8, который состоялся в североирландском Лох-Эрне президенты Владимир Путин и Барак Обама подписали договоренности о мерах доверия в киберпространств. Данные договоренности предполагают организацию горячих линий между Вашингтоном и Москвой по предотвращению эскалации в киберпространстве. Аналог горячих линий, которые существовали еще во времена Холодной войны и использовались для предотвращения ядерного конфликта. Параллельно с этим Россия ведет переговоры и с другими западными государствами, в частности Германией и Францией.

Источники информации:
-http://rus.ruvr.ru/2013_09_02/Internet-kak-teatr-voennih-dejstvij-4377
-http://news.mail.ru/politics/11774722
-http://lenta.ru/news/2010/12/15/stuxnet
-http://www.rg.ru/2013/07/05/cyberwar-site-anons.html
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти