Английская разработка для Финляндии. ЗСУ Marksman

Активное использование ударной фронтовой авиации, в том числе и растущая роль боевых вертолетов, привело к тому, что уже в начале шестидесятых годов в ведущих странах мира начали появляться проекты зенитных самоходных установок, способных сопровождать войска на марше и защищать их от существующих угроз. Однако не все подобные проекты завершились успешно. Так, армия ФРГ получила достаточно большое количество ЗСУ Gepard, а вооруженные силы Соединенных Штатов так и не дождались зенитной самоходки M247 Sergeant York.




К концу семидесятых и началу восьмидесятых обстановка на фронтах гипотетической войны требовала как можно скорее оснастить войска достаточным количеством зенитных самоходных установок. Новые боевые машины должны были бороться с самолетами-штурмовиками и ударными вертолетами потенциального противника, получившими в последние годы широкое распространение. Согласно некоторым подсчетам, в начале восьмидесятых войска стран НАТО нуждались примерно в тысяче ЗСУ. Примерно такое же количество самоходок можно было бы продать третьим странам, так же остро нуждавшимся в подобной технике.

Видя недостаточно активное развитие зенитных самоходных систем, английская компания Marconi Electronic Systems (ныне преобразована в несколько подразделений BAE Systems) начала собственный проект. Поскольку одной из целей проекта были максимальные коммерческие перспективы, в него были заложены несколько основных идей. Это использование наилучших существующих технологий и технических решений, а также универсальность. Под последней прежде всего понималось создание боевого модуля, пригодного к установке на большое количество базовых машин. Однако, как выяснилось позже, все усилия по обеспечению установки башни на разные шасси оказались бесполезны. В итоге серийные башни с зенитным вооружением устанавливались на танковом шассе всего лишь одной модели.

Английская разработка для Финляндии. ЗСУ Marksman


Проект Marksman («Стрелок») стартовал в 1983 году. При определении технического облика перспективной ЗСУ учитывались следующие особенности применения. Зенитная система должна была уничтожать самолеты-штурмовики, летящие на высотах не более 45-50 метров со скоростью до 250 метров в секунду. Подобные цели в то время представляли большую сложность для британских зенитных ракетных комплексов и поэтому их поражение возлагалось на новую ЗСУ. Требуемая дальность поражения самолетов была установлена на уровне трех километров. Второй «типовой целью» ЗСУ Marksman сделали ударные вертолеты, вооруженные советскими ракетами «Штурм». Дальность атаки вертолетов определялась в четыре километра. Заданные параметры дальности стрельбы обусловили выбор вооружения.

Из всех имевшихся вариантов оружия наибольшую эффективность в предполагаемых боевых ситуациях могли показать 35-миллиметровые автоматические пушки KDA производства швейцарской компании Oerlikon Contraves. Стоит отметить, британская компания Marconi привлекла к проекту Marksman не только швейцарских оружейников. В создании ЗСУ активное участие принимали фирмы Vickers (разработали башню), SAGEM (оптические прицелы и часть электроники), а также несколько менее крупных предприятий. Кроме того, нельзя не отметить международное сотрудничество, связанное с испытаниями первых прототипов башни Marksman. Вероятно, рассчитывая на будущие контракты, компания Markconi стала создавать башню под погон диаметром 1840 миллиметров. Для испытаний первого экземпляра боевого модуля использовалось шасси танка «Тип 59» китайского производства. Согласно наиболее распространенной версии, такая база для опытной машины была выбрана с целью оптимизации всех систем для работы на этом шасси и последующей продажи некоторого количества ЗСУ Китаю или другим странам, эксплуатировавшим китайские танки.



Первый прототип на базе танка «Тип 59» выглядел следующим образом. Машина с боевой массой около 41 тонны оснащалась 620-сильным дизельным двигателем. В связи с увеличением веса машины по сравнению с базовым танком заметно упали ходовые характеристики.

На стандартном погоне танка размещалась крупная башня сварной конструкции. В отличие от танкового шасси, башня имела сравнительно слабую защиту: от 14,5-мм пуль в лобовой проекции и от 7,62-мм пуль с остальных ракурсов. Башню оборудовали высокоскоростным электрическим механизмом поворота, способным вращать боевой модуль со скоростью до 90° в секунду. При применении систем автоматического наведения максимальная скорость поворота башни падала на треть.

По бокам передней части башни находились два стабилизированных в двух плоскостях орудия Oerlikon KDA калибра 35 миллиметров (длина стволов 90 калибров). Пушки с газовой автоматикой могли вести огонь с темпом до 550 выстрелов в минуту каждая. Электрический механизм позволял наводить орудия в вертикальной плоскости со скоростью до 60° в секунду. Вертикальные углы наводки – от -10° до + 85°. Орудия были оснащены гидравлическим тормозом отката и пружинным накатником. Большой интерес представляла система боепитания пушек, разработанная фирмой Oerlikon. Пушки KDA могли получать ленты со снарядами с двух сторон, в том числе и во время одной очереди. Эта особенность орудий позволила применить оригинальную систему подачи боеприпасов. Снаружи башни, сбоку от казенной части каждой пушки находился контейнер на 20 снарядов 35х228 мм. Внутри башни помещались еще два контейнера, на 230 снарядов каждый. Предполагалось, что внутренние более емкие контейнеры будут снаряжаться осколочно-фугасными снарядами различных типов, а наружные – бронебойными. После израсходования боекомплекта экипаж ЗСУ мог своими силами поменять пустые контейнеры на снаряженные. Для этого боевую машину оснастили складным грузовым краном.



Зенитная самоходная установка Marksman могла использовать 35-мм снаряды нескольких типов: осколочно-зажигательные (HEI), осколочно-зажигательные с трассером (HEI-T), бронебойно-осколочно-зажигательные с трассером (SAPHEI-T) и бронебойные подкалиберные с трассером (APDS-T). Благодаря двухстороннему питанию пушек самоходка могла в одной очереди стрелять и осколочно-зажигательными, и бронебойными снарядами. Начальная скорость осколочных снарядов – около 1175 метров в секунду. Для бронебойных подкалиберных боеприпасов этот параметр был значительно выше и достигал 1440 м/с. Эффективная наклонная дальность поражения цели составляла 4-5 километров. Средняя вероятность поражения цели, заданной исходным техническим заданием, не превышала 52-55 процентов.

В задней части крыши башни ЗСУ Marksman находилась антенна радиолокационной станции наблюдения и сопровождения Marconi 400MX. В режиме обзора окружающего пространства РЛС могла находить цели на дальностях до 12 километров. При переходе на сопровождение максимальная дистанция действия сокращалась до 10 км. Применение единой РЛС для обзора и для сопровождения целей соответствующим образом сказалось на возможностях всего комплекса. После взятия цели на автосопровождение радиолокационная станция не могла продолжать обзор пространства. В походном положении колонка антенны РЛС складывалась назад.


Система управления огнем имела в своей основе цифровую ЭВМ, предназначенную для слежения за целями и выработки команд приводам наведения. С целью повышения точности стрельбы СУО получала данные с нескольких датчиков. При расчете углов наведения орудий учитывались параметры движения самой машины (определялись гироскопической системой стабилизатора вооружений), скорость и направление ветра (информация приходила с датчиков на крыше башни), а также фактическая начальная скорость снарядов (замерялась специальной системой на дульных срезах пушек). При применении соответствующих снарядов СУО машины Marksman могла программировать взрыватели на подрыв на определенном расстоянии от орудия.



Внутри башни Marksman размещались лишь два рабочих места экипажа – командира и оператора-наводчика. Третий член экипажа, механик-водитель, размещался в танковом шасси. Экипаж мог включить автоматический режим работы СУО, сопутствующих систем и вооружения. В таком случае радиоэлектронное оборудование зенитной самоходки самостоятельно находило цели, определяло необходимые углы наведения и параметры подрыва снарядов. Наводчику или командиру оставалось лишь отдать команду на открытие огня. При отключении системы управления огнем экипаж мог самостоятельно наводить орудия, пользуясь соответствующими органами управления. Для обеспечения приемлемой точности стрельбы командир и наводчик имели по одному перископическому прицелу SAGEM VS-580 VISAA. При отключенной системе стабилизации прицелов можно было наблюдать за обстановкой или целями при увеличении х1 и х8. Включенный стабилизатор обеспечивал увеличение до х10. В прицел наводчика был интегрирован лазерный дальномер PRF с максимальной дальностью действия 8 километров. Система управления огнем и прицелы могли быть доработаны по желанию заказчика.

Несмотря на тот факт, что ЗСУ Marksman создавалась с учетом установки на шасси, подобные танкам Т-55 или «Тип 59», уже в 1984 году стали появляться иные варианты экспериментальных машин. Сотрудники Marconi и смежных организаций устанавливали башню с зенитными пушками на танки Centurion, Chieftain и Challenger 1. Поскольку не все танки имели диаметр погона, равный этому параметру танка «Тип 59», для их оснащения башней Marksman были созданы несколько адаптеров-переходников. Они представляли собой кольцеобразные детали сложного профиля, позволявшие устанавливать башню на любое подходящее шасси. Почти во всех вариантах установки башни Marksman на разные танковые шасси предполагалось использовать такие адаптеры.



Благодаря применению адаптеров-переходников удалось значительно расширить список потенциальных шасси для ЗСУ Marksman. Помимо зенитных самоходок на базе английских и советских/китайских танков заказчикам предлагались аналогичные боевые машины на базе немецкого танка Leopard 1, американского M48 Patton, британского Vickers Mk3, а также южноафриканской САУ G6. Однако все эти варианты ЗСУ остались на бумаге. В испытаниях участвовали только машины на базе танков «Тип 59», Centurion, Chieftain и Challenger 1.

Большое количество предлагавшихся вариантов никак не сказалось на реальных перспективах новой ЗСУ. Как уже говорилось, пригодился лишь один вариант, на базе танка «Тип 59»/Т-55. Предполагаемый основной заказчик в лице вооруженных сил Великобритании не заинтересовался проектом. Уже в середине восьмидесятых на вооружении ведущих стран появилось большое количество авиационного вооружения, способного эффективно уничтожать подобные зенитные комплексы. Использование лишь артиллерийского вооружения не устроило англичан. Что касается других потенциальных заказчиков, то разрыв отношений с Китаем, финансовые проблемы третьих стран, а также недостаточные характеристики зенитной самоходки чуть не оставили консорциум во главе с компанией Marconi без заказов.

Вскоре после первых показов ЗСУ Marksman на выставках вооружения и военной техники, во второй половине восьмидесятых, ею заинтересовались командующие армии Финляндии. На вооружении этой страны оставалось сравнительно большое количество советских танков Т-55, которые вскоре пришлось бы списать и утилизировать. Желая сэкономить на утилизации и сохранить неплохую, но уже устаревшую технику, финские военные в 1990 году подписали контракт с британскими промышленниками. В соответствии с этим соглашением компания Marconi поставила заказчику семь башен Marksman, предназначенных для установки на танковые шасси Т-55/«Тип-59». В финской армии переоборудованные машины получили новое название – Ilmatorjuntapanssarivaunu 90 Marksman («Зенитный танк-90» Marksman) или ItPsv 90. Финские «Зенитные танки» использовались в войсках в течение двух десятилетий. В 2010 году все имевшиеся машины ItPsv 90 были переданы на хранение, где находятся до сих пор. К концу десятилетия планируется снять их с вооружения и утилизировать.



В целом, английский проект Marksman можно оценить как неудачный. Причем отсутствие заметных результатов в области продаж (всего семь серийных башен, изготовленных для Финляндии) было обусловлено самой концепцией боевой машины. Уже в начале восьмидесятых годов, когда только определялся облик перспективной ЗСУ, в ряде стран имелись не только проекты, но и прототипы авиационного вооружения, способного уничтожать зенитную артиллерию, не входя в ее зону действия. Такие авиационные ракеты и бомбы пошли в серию примерно в то же время, когда фирма Marconi построила первый прототип зенитной самоходки на базе китайского танка. Именно несоответствие ЗСУ Marksman современным требованиям и стало причиной неудачи всего проекта. Что касается контракта с Финляндией, то поставка всего лишь семи башен заставляет вспомнить пословицу о подслащенной пилюле. Кроме того, не стоит забывать военную активность финских сил самообороны: Финляндия давно не участвует в крупных конфликтах и поэтому все семь «Зенитных танков», скорее всего, дождутся конца десятилетия и будут утилизированы, успев поучаствовать лишь в нескольких учениях.


По материалам сайтов:
http://army-guide.com/
http://rombred.com/
http://vestnik-rm.ru/
http://strangernn.livejournal.com/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти