Товарищ командующий. Четыре войны генерала Георгия Шпака

Товарищ командующий. Четыре войны генерала Георгия ШпакаНа предложение стать командующим ВДВ Георгий Шпак сначала ответил отказом. Не мог простить родным войскам обиды за сына Олега, погибшего в Чечне по халатности командиров. Это был самый тяжелый год в его жизни. Ни дня без воспоминаний о сыне, об их последней встрече в Чечне.

Пойти на ВДВ уговорил замминистра обороны Дмитрий Сухоруков, семь лет после Маргелова откомандовавший крылатой пехотой.
– Будет еще одна война, – сказал он тогда, – твой опыт нужен войскам, подумай о людях...

ВОТ ЭТО РОТНЫЙ!


После училища Шпак четыре года командовал взводом курсантов и еще три – ротой. Отчаявшись проситься в войска, решился на поездку в штаб ВДВ, в результате став комбатом учебной дивизии. А сделав батальон лучшим, очень вовремя заработал право на академию – годом позже было бы поздно. Он успел. А потом так проявил себя во время учебы, что был распределен сразу командиром полка. Это было решением тогдашнего командующего ВДВ Василия Маргелова, часто двигавшего ярких офицеров через ступени карьерной лестницы.

Их первая встреча произошла, когда дядя Вася проверял офицеров училища по огневой подготовке, и занимавшегося стрельбой Шпака специально поставили рядом с командующим. Когда он, не опуская пистолета, за секунды сделал три выстрела, Маргелов обозвал лейтенанта пижоном, но, увидев три выбитые десятки, тут же наградил своими часами. А двумя годами позже, будучи ротным, Шпак вновь впечатлил командующего. Проводил зарядку с ротой курсантов, и вдруг – с голым торсом и сигаретой в зубах – поблизости была его дача – подходит командующий. Следом – начальник тыла училища.

– А ну-ка, Андрюша, – говорит ему Маргелов, – подтянись на перекладине.

Тот не смог. Тогда, обращаясь к Шпаку, дядя Вася, не зная, что тот занимался гимнастикой, провокационно предложил покрутить на перекладине «солнце». И капитан Шпак, уверенно шагнув к перекладине, выписал поразившие командующего кружева.

– Вот это ротный! – не скрыл эмоций Маргелов. – Вот это я понимаю…

ОДНИМ ПАРАШЮТНО-ДЕСАНТНЫМ ПОЛКОМ

Павла Грачева долго попрекали залихватским обещанием смирить Грозный одним десантным полком. А между тем Кабул в декабре 1979-го брали именно так. Одним парашютно-десантным полком. Полком Георгия Шпака.

Сначала в Москву вызвали командиров полков и командование витебской воздушно-десантной дивизии. Изучили карты, под видом туристов вылетели в Афганистан. Несколько дней ездили по Кабулу, изучая район предстоящих действий. А в ноябре 1979-го их подняли по тревоге. Было около десяти вечера. Едва придя со службы и успев лишь снять сапоги, Шпак снова поспешил в полк. И улетел на полтора года, не успев даже попрощаться с семьей.

Прилетев в Кабул, стали лагерем у аэродрома. А через трое суток получили команду на штурм. И понеслись десантные «бэхи» на бригаду афганской армии и местный Генштаб. Внезапность не оставила противнику шансов. Афганцев загнали в казармы, не пустив к паркам с техникой. Вскоре сопротивление, а по колонне вели огонь и даже подбили одну БМД, было подавлено. Удачно прошел и захват Генштаба. Блокировав здание, заняли оборону. На огонь из стрелкового оружия отвечали огнем боевых машин.

После операции дивизию обещали отправить домой, но задержали в Афганистане на долгие десять лет.

В АФГАНСКИХ ГОРАХ

Ситуации, не предусмотренные боевым уставом, начались с первого же выхода в горы. Большая часть пути в провинцию Чаквардак, куда полк Шпака направили устанавливать новый порядок, проходила по горным дорогам. Засады и двухметровые снега лишь поначалу казались главным препятствием. Когда встретили первую промоину – десятиметровую яму на узкой горной дороге, справа – отвесная скала, слева – стометровый обрыв, впору было отчаяться. Боевики специально пускали воду на дороги, вымывая такие провалы.

Трое суток засыпали яму камнями. Но выдержит ли кладка боевые машины? Вот испытание, которое не забудешь. БМД прошла нормально, а танк… Перекрестившись, капитан-танкист ведет Т-62 на камни. Проезжает метров пять, и кладка начинает медленно осыпаться в пропасть. Танк уходит все глубже, вот уже лишь ствол торчит над дорогой. Все… Но опытный танкист, не газуя, медленно скребя гусеницами по осыпающимся камням, все-таки выползает.

Потом еще три дня восстанавливали кладку, вырубали лес, клали бревна. И прошли!

До всего доходить приходилось уже по ходу боевых действий. Главное, что требовал Шпак от своих офицеров, – не платить за афганские горки солдатскими жизнями. После каждой боевой операции тщательно обобщали опыт. Чтоб бороться, например, с засадами на горных дорогах, Шпак придумал спешивать одну роту и в пешем порядке посылать верхом – прикрывать идущую внизу бронегруппу. Движение по горным дорогам – только гусеница в гусеницу, и только после инженерной разведки. Если огонь со скалы, колонна смыкается – машина плотно подходит к машине, и в промежутке между скалой и колонной можно ходить, как в траншее. Стволы в сторону противника и огонь по «зеленке». Научились лазать по горам с помощью веревок с узлами. То, что в сапогах в горах много не навоюешь, поняли сразу же. Не дожидаясь, пока проблему решат наверху, Шпак решил ее сам. Закололи свиней в оставшемся в Белоруссии полковом подсобном хозяйстве и на вырученные деньги купили кеды и шерстяные носки. Чтоб подразделения были более управляемыми и никого не потерять раненым в горячке боя – взводы стали разбивать на боевые двойки и тройки. Ранило одного – второй его выносит. Словом, многие тактические идеи командовавшего знаменитым 350-м полком полковника Шпака потом еще долго применялись не только в Афганистане, но и в Чечне.

За Афганистан Шпака представили к Звезде Героя, но «Героев» в то время давали только посмертно. Поэтому памятью об афганских дорогах и погибших друзьях стал орден Красного Знамени. Самая дорогая награда.

СО СМЕРТЬЮ В СПОРЕ

Сделанная душманами под асфальтом промоина во время остановки колонны оказалась аккурат под его машиной. И когда при возобновлении движения командирская «сорока» Шпака нырнула в глубокую яму, он лишь чудом не выпал из нее, сумев удержаться за ручку открытого люка.

Машина вверх гусеницами плюхнулась в жидкую грязь. Все застонали.

– Молчать! – остановил панику Шпак. – Кто подаст голос, стреляю без предупреждения.

Тишина. Темно, ничего не видно. Только чувствуется, как грязь медленно заползает внутрь.

– Заглуши двигатель, – командует он механику.

Тот долго не находит кнопку, но в итоге все же глушит движок.

– Попытайтесь открыть люк, – говорит Шпак связистам.

Люк удается приоткрыть, но пролезть в него невозможно.

Собравшиеся вокруг перевернутой машины люди громко спорят, не находя решение.

– Спустите ГАЗ-66 с лебедкой, зацепите за гусеницу и переверните машину, – командует Шпак.

Не получается – рвется трос.

– Тогда копайте траншею и вычерпывайте ведрами грязь, – находит Шпак другое решение.

Получилось! Через пять часов в один из люков уже можно было вытаскивать ошалевших бойцов. Шпак по неписаным командирским законам покинул аварийную машину последним.

А вернувшись с войны, он узнал, что его поспешили похоронить...

Когда, едва приехав из Афганистана, он отправился в Каунас к старому другу начальнику тыла 7-й дивизии, тот привел его в банкетный зал с накрытым человек на пятьдесят столом.

– Придут друзья? – спросил Шпак.

– Нет, – ответил друг, усаживая его за один конец стола и садясь за другой. – Будем только мы двое.

Оказывается, когда из Афганистана пришла весть о его гибели, тот, пригласив полсотни сослуживцев, именно за этим столом провел по нему поминки.

ОТ КАУНАСА ДО ТУРКЕСТАНА

Служба заместителем командира стоявшей в Каунасе 7-й воздушно-десантной дивизии запомнилась масштабными учениями «Запад-81» и работой с командовавшим соединением Владиславом Ачаловым.

Потом были три года командования 76-й (псковской) дивизией. Наладив систему соцсоревнования, при которой добившиеся объективно лучших показателей росли быстрее других, Шпак назначал на должности тех, кто хотел и умел работать, невзирая на возраст, звания и служебное прохождение. Благо, знавший его еще по Афганистану командующий ВДВ Дмитрий Сухоруков поддерживал молодого комдива во всех начинаниях. В результате дивизия вскоре вышла в лучшие.

После академии Генерального штаба Шпак – замкомандующего 14-й, а потом командующий 6-й общевойсковой армии со штабом в Петрозаводске. Масштабы доставшегося хозяйства впечатляли: 1500 км по фронту, 500 – в глубину. Управляя такой махиной, приходилось по неделе в месяц проводить в каждой дивизии. Дома его в тот период почти не видели, зато новая служба научила мыслить по-государственному. И новые назначения не заставили себя ждать: сначала его назначают начальником штаба Туркестанского военного округа, а затем переводят на аналогичную должность в ПриВО.

ОПЫТ, ОПЛАЧЕННЫЙ КРОВЬЮ

Летая по войскам округа, Шпак знакомился с командирами, главами областей и республик, изучал ситуацию на местах. Шла массовая передислокация в округ частей из ближнего и дальнего зарубежья. За проблемами по их размещению и обустройству как-то незаметно отходила на второй план боевая учеба. И хотя ее организация в круг прямых обязанностей НШ округа не входила, в конце 1994-го она заставила и его забыть обо всех остальных делах.

Первая Чечня свалилась как снег на голову. В начале декабря 81-й мотострелковый полк ПриВО прибыл в Моздок. Хорошо понимая, что личный состав не готов к войне, Шпак с командующим войсками округа и группой офицеров вылетели в Моздок. Больше десяти дней Шпак лично учил солдат стрелять из БТРа, снаряжать ленты, ходить в атаку и держать оборону. Разбираться, по чьей вине солдат не научили даже элементарным вещам, было некогда.

Под Новый год группу офицеров ПриВО попросили домой. Узнав о том, как 81-й полк и 131-я бригада, войдя в город походными колоннами, угодили в каменный мешок и понесли катастрофические потери, Шпак не находил себе места. Тогда он еще не знал, какая потеря ждет его впереди. 29 марта 1995 года погиб его сын Олег. Лейтенант-десантник. Командир парашютно-десантного взвода.

СЫН

У них с женой долго не было детей. Потом родился Олег, через два года – дочь Елена.

Военные гости, военные разговоры – Олег с детства знал, кем будет. Только десантником. Во время учебы в академии Генерального штаба – сын тогда был учеником девятого и десятого классов – они каждое утро вместе пробегали по три километра, занимались на брусьях и турнике. И когда Олег поступил в Рязанское десантное училище, проблем с физподготовкой, которые испытывает большинство курсантов, у него не было. Зато были другие проблемы.

– Трудно мне, пап, – признался однажды Олег, – не любят меня, потому что я генеральский сынок.

– Молодец, сын, что сказал, – ответил отец.

Придя к Олегу в роту, Шпак попросил рассадить личный состав, чтобы выступить перед курсантами. Представился: командующий армией генерал-лейтенант Шпак Георгий Иванович. И рассказал, как сам учился в этом училище, как тяжело давались физические нагрузки, как непросто складывалась дружба, но если первокурсниками они иногда даже дрались, то к четвертому курсу стали как братья. Потом рассказал, как сам командовал взводом и ротой в училище, как брали Кабул, как первыми воевали в горах. И о том, как нелегко приходилось менявшей гарнизон за гарнизоном семье.
– А теперь, товарищи курсанты, – сказал 47-летний генерал-лейтенант, сняв китель и подойдя к перекладине, – я покажу вам три упражнения. Кто сумеет повторить, сегодня же уедет в отпуск на десять суток, с начальником училища вопрос решу – слово генерала.

Рота взорвалась от восторга.

Когда же Шпак показал на турнике и брусьях упражнения уровня кандидата в мастера спорта по гимнастике, а потом метров десять прошел на руках по казарме, рота затихла. Один смельчак попытался что-то изобразить на брусьях, но свалился под хохот товарищей.

– Вот, друзья, чем надо заниматься нормальным мужикам. А теперь представьте, каким я был командиром взвода и роты, – подытожил Шпак, пожал руку ротному и ушел.

Проблем с товарищами у Олега больше не было. А в училище началась настоящая гимнастическая мания – курсанты всех курсов начали тренировать показанные командующим армией упражнения.

Шпак очень внимательно следил за офицерским становлением сына, постоянно справлялся о его службе у командира полка, давал Олегу советы.
В январе 1995-го, когда Олег с больным коленом и язвой лежал в госпитале, его батальон стали готовить в Чечню. Оставив расписку в добровольном отказе от лечения, Олег покинул госпиталь, чтобы поехать вместе со всеми.

– Не сомневался, что ты так и поступишь, – сказал, прощаясь с сыном, Георгий Шпак.

В течение часа он напутствовал Олега, как быть на войне: не стесняться ходить в бронежилете и каске, по незнакомым дорогам идти только после минной разведки, гусеница в гусеницу, а чтобы сразу врасти в обстановку – обо всем расспросить зятя – тоже Олега, батальон которого в Чечне менял батальон сына.

15 марта Георгий Шпак прилетел проверить воевавшие в Чечне окружные части. Когда заехал к сыну, опорный пункт роты которого располагался южнее Комсомольского, Олег, как и наказывал отец, встретил его в бронежилете и каске. Первым делом Шпак придирчиво осмотрел опорный пункт сына. Ширина, глубина, расположение огневых средств, блиндаж с бревнами в три наката – все было по-военному грамотно, чем Олег очень его порадовал. Потом он на три дня отпросил сына, и всю его командировку они вместе ездили по Чечне.

А через две недели Олег погиб.

Прилетев в Чечню и разобравшись в обстоятельствах гибели сына, Шпак высказал много крепких слов офицерам, из-за непрофессионализма которых погиб его сын. Но Олега было уже не вернуть...

Его же самого вернули к жизни слова Сухорукова о новой войне и возможных потерях. В результате в декабре 1996-го генерал-лейтенант Георгий Шпак принял должность командующего ВДВ.

И СНОВА ВОЙНА

Обескураживший натовцев рейд десантников из Боснии в Приштину в июне 1999-го наверняка помнят многие. Однако за кадром остался тот факт, что этот нашумевший марш-бросок стал возможен благодаря политической дальновидности командующего ВДВ генерал-полковника Георгия Шпака, начавшего подготовку к операции за неделю до политического решения. Примерно то же произошло и двумя месяцами позже. Узнав о вторжении боевиков в Дагестан, Шпак сразу же своим решением привел «к бою» временно находившийся под Каспийском батальон десантников. И когда, несмотря на обилие в регионе мотострелковых частей, встретить боевиков послали именно этот батальон новороссийских десантников, они, совершив марш на Ботлих, на несколько часов опередили Басаева и Хаттаба, не дав боевикам перенести войну в Дагестан.

Став командующим, Шпак активизировал боевую учебу и еще до появления частей постоянной готовности создал в каждом парашютно-десантном полку так называемые батальоны первой очереди – подразделения, в любой момент готовые к боевому применению. Ну а когда началась война, качественную подготовку убывающих в Чечню полковых тактических групп сразу же определил приоритетной для ВДВ задачей.

16 раз побывал он в зоне боевых действий и сам.

В сентябре 1999-го по пути к Хасавюрту, где стояла тогда группировка ВДВ, командующему довели радиоперехват: боевики готовят на него нападение. Но на уговоры ехать в Хасавюрт хотя бы через день ответил отказом. Перенос приезда командующего из-за угрозы нападения, по его словам, неизбежно подорвал бы боевой настрой войск. А ведь он приехал, чтобы его поднять!

А когда в разгар боев под Ботлихом генералы из командования СКВО сильно прессовали командира 7-й воздушно-десантной дивизии генерала Юрия Кривошеева, заставляя быстрее брать занятые боевиками горки, Шпак, напротив, заверив его, что не даст в обиду, жестко требовал беречь людей и не спешить выполнять дурные приказы.

– Требуй авиационную и артиллерийскую поддержку, – руководил он Кривошеевым из своего кабинета, а операторы командования ВДВ наносили в это время последние изменения боевой обстановки на карту.

Нередко Шпак помогал своим офицерам и в разработке боевых операций. Как, например, при блокировании Гудермеса, когда они с командиром десантно-штурмового полка полковником Юрием Эмом придумали выманить боевиков имитацией атаки на окраину города и нанести по ним массированный артиллерийский удар.

Огромная заслуга Шпака, по мнению офицеров, и в том, что после дагестанских событий он сумел убедить министра обороны, что применение его войск единой группировкой во главе со своим десантным командующим не только уменьшит потери, но и сделает боевое применение частей ВДВ особенно эффективным.

Тяжким рубцом на сердце командующего легла гибель 6-й роты псковских десантников. Шпак не боялся и не избегал встречи с родными погибших. Напротив – чем мог старался их поддержать. Ему, потерявшему сына генералу, наверное, как никому было понятно и близко их горе. Десантники не умирают, говорил он им, – они улетают и не возвращаются. Как когда-то не вернулся его Олег…

ДЕСАНТ СОКРАЩАЕТСЯ ЛИШЬ В БОЮ

В середине ноября 1999-го из рейда под Харачой не вернулась разведгруппа 31-й отдельной воздушно-десантной бригады. А через день по телеканалам прошел сюжет, переданный боевиками в одно из иностранных информагентств. Двое бойцов рассказали, как сепаратисты расстреляли их разведгруппу. Это был единственный за всю войну случай, когда десантники оказались в плену. Рассказали под пытками – сразу понял Шпак, посчитав спасение ребят делом чести.

Не раскрывая подробностей операции, скажем лишь, что уже через два месяца оба освобожденных десантника были у него в кабинете. Так он еще раз показал недоброжелателям войск исключительность ВДВ: десант своих не бросает.

Уволившись из армии по достижении предельного возраста, Георгий Шпак стал депутатом Государственной Думы, а затем губернатором самой десантной – Рязанской области. При этом его десантный менталитет проявился не только в географии губернаторства, но и прежде всего в работе. Не жалея ни себя, ни подчиненных, он уверенно начал поднимать область. Оставаясь при этом простым и доступным: пока его предшественник освобождал служебное жилье, четыре месяца жил не в апартаментах по чину, а в скромной тещиной квартирке в военном городке Дягилево. И каждое утро летчики и их семьи с удивлением наблюдали, как, выйдя из старенького ДОСа, находящийся в отменной физической форме 60-летний губернатор совершает традиционную утреннюю пробежку. Десантник… Ну что тут еще добавишь.

За четыре года губернаторства Шпака в Рязанской области построено много домов, школ, больниц, спортивных площадок. Но лучше всего о его работе скажут, наверное, цифры. Когда в 2004 году он принимал область, ее консолидированный бюджет составлял 8 млрд. руб., а когда уходил – этот показатель достиг 28 млрд. Вот такой экономический рывок совершила область под руководством «генерал-губернатора» Георгия Шпака.

И все же главный след в истории, по мнению офицеров ВДВ, Георгий Шпак оставил, командуя родными войсками. Дело в том, что начиная с середины 1990-х годов в Генштабе то и дело возникали разные проекты сокращения ВДВ – от передачи в состав военных округов ряда десантных дивизий до ликвидации ВДВ в качестве самостоятельного рода войск. Ну не хотели в Генштабе признать, что созданные когда-то в качестве вспомогательного рода войск десантники де-факто стали главной ударной силой советской, а затем и российской армии. Доходило до того, что в десантные части для приема активов уже приезжали представители округов, но в итоге все «сокращающие» десант решения в последний момент все равно отменялись. Поэтому на вопрос о главной заслуге перед историей семь лет откомандовавшего Воздушно-десантными войсками и четыре года руководившего Рязанской областью Георгия Шпака офицеры-десантники, не задумываясь, отвечают одной емкой фразой: сохранил ВДВ.

Командующий ВДВ Герой России генерал-полковник Владимир Шаманов:
«Считаю Георгия Ивановича Шпака своим учителем. По сей день благодарен ему за то, что в далеком 1984 году, будучи командиром 76-й дивизии, он поверил в меня, выдвинув командиром 1-го батальона 104-го парашютно-десантного полка. Благодарен и за постоянный контроль за моим профессиональным ростом, и за то, что, когда я уже был командиром полка, доверил мне своего окончившего наше училище сына – это у нас, в Воздушно-десантных войсках, дорогого стоит. К сожалению, начавшаяся уже после моего ухода к новому месту службы война трагически оборвала жизнь Олега Шпака.

От всей души поздравляя Георгия Ивановича с 70-летием, желаю ему крепкого здоровья и всего самого лучшего».

Председатель «Союза десантников России» Герой Советского Союза Валерий Востротин:
«Еще в училище я обратил внимание на командира соседней роты, капитана Шпака Георгия Ивановича. Кроме того что он был хорошим ротным, было в нем что-то от гусаров, что выделяло его из среды других офицеров училища.

Начиная службу офицером, я слышал много хороших отзывов о Георгии Ивановиче, но познакомился с ним в Афганистане, практически сразу после завершения штурма дворца Амина. Только закончился бой, и к нам подъехал БТР, из которого вышел полковник Шпак. Энергичный, подтянутый и уверенный в себе и своих подчиненных командир 350-го полка, умеющий сплотить вокруг себя людей, вызывал уважение и чувство надежности.

Георгий Иванович всю свою службу оставался таким. Особенно в 90-е годы, когда ему ценой неимоверных усилий удалось сохранить ВДВ как отдельный род войск. Да и сейчас не теряет связь с ВДВ, помогая ветеранам».

Командующий 36-й общевойсковой армией Герой России генерал-майор Михаил Теплинский:
«Георгий Шпак оставил веху в истории, сохранив ВДВ в эпоху повального сокращения армии. Отметил бы еще тот факт, что, будучи командующим ВДВ, он в приоритетном порядке выдвигал на вышестоящие должности офицеров с боевым опытом. И безусловного уважения заслуживает и то, что, будучи начальником штаба ПриВО, Шпак не посчитал достойным прятать от войны своего единственного сына».
Автор: Константин Ращепкин
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. govoruha-otrok 10 сентября 2013 09:04
    да, славное время рождало героев. а вот брату шпака не повезло, не удержался "Ростовский гарнизонный суд вынес приговор военкому области генерал-майору Валерию Шпаку за махинации с выплатами военным пенсионерам. Как сообщает РИА "Новости", суд признал генерала виновным по части 1 статьи 293 УК РФ (халатность) и приговорил его к штрафу в размере 80 тысяч рублей.

    Было установлено, что отчетные данные о компенсационных выплатах ростовским пенсионерам превышались в несколько раз. В результате государству нанесен ущерб на сумму более 370 миллионов рублей. По мнению гособвинения, это стали возможным, поскольку "Шпак самоустранился от исполнения своих обязанностей, не принял должных мер".

    Приговор был вынесен без проведения судебного разбирательства. Председательствующий судья объявил, что "подсудимый полностью согласился с предъявленными ему обвинениями", попросив вынести решение без судебного следствия на основании доказательств, собранных стороной обвинения".
    какие времена, такие и герои
    1. cherkas.oe 10 сентября 2013 13:13
      Цитата: govoruha-otrok
      . а вот брату шпака не повезло, не удержался "Ростовский гарнизонный суд вынес приговор

      Не про брата статья, а про Георгия Ивановича и свою ложку дерьма могли бы вы "говорун безымянный" сожрать в одиночку не гадя на ветке, или это у вас жизненное кредо "всегда гадить"? negative
    2. одинокий 10 сентября 2013 19:00
      и причем тут генерал ШПАК?
  2. Kovrovsky 10 сентября 2013 09:08
    Настоящий офицер и патриот России, преданный всей душой ВДВ!
    Kovrovsky
    1. ruslan207 10 сентября 2013 19:47
      Шпак на белорусском скворец.Выходец с Беларуси все токи
    2. albanech 12 сентября 2013 11:00
      Полностью согласен! Добавить нечего! Патриот!
      albanech
  3. Andreitas 10 сентября 2013 09:27
    Настоящий мужик!
    1. Корсар 10 сентября 2013 10:11
      Цитата: Andreitas
      Настоящий мужик!

      Позволю себе восполнить "пробел" в статье и дополнить её фото...
      1. Корсар 10 сентября 2013 10:14
        Цитата: Корсар
        Позволю себе восполнить "пробел" в статье и дополнить её фото...
        1. ShadowCat 10 сентября 2013 22:14
          Еёё, так вот с кого взяли образ прапорщика в фильме "В зоне особого внимания"
  4. Garrin 10 сентября 2013 13:17
    Человек, Гражданин и Офицер и всё с большой буквы. Больше добавить нечего.
    1. Наган 10 сентября 2013 22:29
      Есть чего. В Америке про таких говорят:"He's got balls". Переводить не стану, еще админы в использовании ненормативной лексики обвинят, Google к вашим услугам. Британская версия помягче и подлиннее :"He knows how to wear pants". Перевод: "Он умеет носить штаны" (в смысле: настоящий мужик).
  5. cherkas.oe 10 сентября 2013 13:17
    Спасибо огромное и поклон земной Георгию Ивановичу за службу Родине и всем нам. soldier
  6. ia-ai00 10 сентября 2013 13:36
    Побольше бы таких людей, как Георгий Иванович - классных специалистов, честных, мужественных людей во все органы власти, стало бы спокойней жить!
  7. pogis 10 сентября 2013 15:20
    Имя как у Жукова!
    1. IRBIS 10 сентября 2013 17:03
      Цитата: pogis
      Имя как у Жукова!

      Вот только мозгов у Шпака больше. Настоящий офицер и профессионал! Не назначенный, а заслуживший.
      1. алешка 10 сентября 2013 17:37
        А Вы считаете что у вас есть малейшее право судить Жукова???
        1. алешка 10 сентября 2013 17:38
          И по весу мозгов еще как-то,не перебарщивайте!
          1. IRBIS 11 сентября 2013 10:28
            Цитата: алешка
            И по весу мозгов еще как-то,не перебарщивайте!

            Все в один голос "драли" генерала Грачева за ввод танков в Грозный. Однако никто не вспоминает, что "великий" Жуков уже в 45-м (победном) загнал в Берлин две танковые армии. Вам потери подсказать или сами потрудитесь найти? И кто он после этого? Мозгов у него много было? Про другие его "великие" дела я даже не вспоминаю. Так, еще навскидку - "обосрыш" по координированию действий войск в Корсунь-Шевченковской операции. Тоже "гениальный" замысел сорвался.
  8. митридат 10 сентября 2013 19:21
    настоящий Офицер!
  9. Емеля 10 сентября 2013 22:23
    В статье не указана причина гибели сына Шпака...

    Меж тем, как-то слышал от десантников, с ним служивших, что он был порядочным говнюком, нередко напоминал сослуживцам, кто его папа, мутил какие-то диелишки финансового характера с чеченцами и потерял жизнь как раз во время одной из таких "небоевых операций".

    Во время предвыборной компании в Рязани в 2005 г. на одном из билбордов Шпака кто-то написал чёрной краской "Иди к сыну".
    Случайные хулиганы написать не могли - билборд высоко висел, длиннющую лестницу надо было тащить, оппонентам тоже не с руки - зачем вызывать сострадание к конкуренту? Большинство наблюдающих за рязанской политикой сошлись во мнении, что это креативчик предвыборного штаба самого Шпака.

    На выборы Шпак шёл от "Родины", после выборов переметнулся к "ЕР".

    На посту губернатора Шпак себя ничем особенным не проявил, те же воровство и коррупция, Рязань была похожа на помойку, сейчас и то лучше.
    Емеля
    1. uyrii67 10 сентября 2013 22:57
      Можно также упоминуть агенство ОЗТГ и ОБС.(одна знакомая тетка говорила и т. д.)
  10. Serg 122 11 сентября 2013 01:19
    За человека говорят его дела. Теперь можно много рассуждать на тему: "хороший/плохой" - но то что человек он достойный, это однозначно

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня