Из двужильной солдатской породы

Из двужильной солдатской породыО таких людях, как полковник в отставке Тимофей Иванович Ужегов, говорят с особым уважением. Семьдесят лет своей жизни он отдал армии, военной журналистике и педагогической деятельности в военных вузах.

О его войне почему-то вспоминают всего лишь один раз в году – 2 сентября, – в день Победы над милитаристской Японией. И в этом какая-то особая несправедливость. Теперь почему-то редко услышишь по радио и телевидению или прочитаешь в газетах, что Великая Отечественная война закончилась не 9 мая 1945 года, а 2 сентября. Десятки тысяч советских воинов сложили головы на Дальнем Востоке. 9 августа в 00 часов 10 минут начались боевые действия против войск милитаристской Японии, а уже буквально через десять дней, 19 августа, над зданием штаба миллионной Квантунской армии был спущен японский флаг и поднят советский. И не ядерные бомбардировки американскими ВВС мирных японских городов Хиросимы и Нагасаки, а мужество советских воинов сыграло решающую роль в завершении Второй мировой войны. Среди них был и 20-летний комсорг батальона сержант Тимофей Ужегов. В ряды Красной Армии он был призван в 1943 году из рабочего поселка Ульба-строй, который находился в Восточном Казахстане. Воспитывался Тимофей в многодетной семье. Отец был учителем, мать – домохозяйкой. До службы в армии он успел отучиться два года в горно-металлургическом техникуме. Тимофей мог так и не побывать на войне, как некоторые его однокашники. Дело в том, что им была положена бронь. После окончания техникума всех их направили на работы в шахты, поэтому на фронт никто из них так и не попал. Не попал на него сразу и Тимофей Ужегов. Довелось ему служить в Забайкальском военном округе командиром стрелкового отделения. Его война была ещё впереди…

Из двужильной солдатской породыПрактически в тот же день, как началась война с Японией, Тимофей Иванович Ужегов был назначен на должность комсорга батальона. Ему довелось участвовать в августе – сентябре 1945 года в освобождении Маньчжурии. За проявленное мужество ему было присвоено воинское звание младшего лейтенанта. Он также был награждён тремя медалями, в том числе и медалью «За боевые заслуги». А позже ветерану вручили ордена Отечественной войны I степени и Почёта, другие государственные награды.


Стрелковый полк, в котором служил молодой комсорг, выдвигался к границе в пешем порядке от станции Оловянная Читинской области. Стояла 30-градусная жара. С удивлением и некоторой завистью смотрели стрелки-забайкальцы на танкистов, самоходчиков, на артиллеристов, которые везли свои орудия на машинной тяге. Столько боевой техники они ещё не видели. А это были переброшенные из Европы соединения и части 2-го Прибалтийского фронта. Видя такую грозную боевую мощь, бойцы старались не думать о трудностях нескончаемых пеших маршей. Конечно же, проводил беседы с воинами и комсорг батальона. Ужегов первым из комсомольских вожаков рассказал бойцам, как соблюдать водно-питьевой режим на марше, как правильно организовывать привалы, чтобы предотвратить чрезвычайные происшествия. А они на войне случаются сплошь и рядом. Уснул во время привала ночью солдат в кустарнике у дороги, а тут пошла колонна танков или автомашин… И полетела куда-нибудь в Рязань или Курск серая официальная бумага с казённой фразой: «Пал в бою смертью храбрых…» К счастью, в батальоне не произошло ни одного подобного случая. И в этом была заслуга комсорга Ужегова.

У границы полк остановили на несколько дней. Командиры организовали занятия по боевой подготовке. Активно помогал им в этом и комсорг Ужегов, ведь он совсем ещё недавно сам командовал отделением, так что опыта ему было не занимать. Одной из главных задач было побороть у бойцов боязнь танков. Необходимо было произвести обкатку ими личного состава. Так как приходилось действовать на сильнопересечённой местности, командиры придумали особенный способ тренировки: на сопку вкатывали огромные пустые металлические бочки, доверху наполняли их камнями, плотно закрывали и сталкивали вниз, на окопы и траншеи. Бочки с грохотом и воем стремительно неслись на бойцов. Даже опытным фронтовикам становилось не по себе. А необстрелянным бойцам – и того больше. При этом надо было вовремя спрятаться в окоп, уклонившись от бочек и камней, а потом метнуть вслед гранату. После нескольких тренировок страх у воинов как рукой сняло. Даже стали соревноваться между собой – кто попадёт гранатой в самую бочку, хотя сделать это было далеко не просто.

А потом перешли границу. Начались боевые действия. Противник поначалу оказывал яростное сопротивление. В одну из ночей по приказу командира батальона майора Полковникова группа воинов отправилась в разведку.

- Разрешите и мне пойти вместе с ними, - попросил командира комсорг Ужегов.

- Никаких разведок, - неожиданно вмешался присутствовавший при разговоре замполит капитан Слободчиков, - пусть проводит беседу с личным составом о наших героях. Вон сколько бойцов отличилось в эти дни.

Однако Ужегов настоял на своем.

- Личный пример не заменит никакую беседу, - отважился комсорг не согласиться со старшим по званию.

- Пусть идёт, - разрешил комбат. - Молодец. Боевой у нас комсорг.

Вместе с разведчиками Ужегов всю ночь выполнял задание. Воины сумели вскрыть расположение огневых средств и позиций противника. Наутро, когда батальон пошёл в атаку, эти данные, добытые разведчиками и комсоргом, позволили сломить сопротивление врага без больших потерь.

Война с Японией была скоротечной. Но от этого она не стала менее ожесточённой. Квантунская армия была разбита, но много солдат противника укрылось в лесах, совершая нападения на советских офицеров и небольшие группы наших бойцов. Вот тут и пришлось, по словам Тимофея Ивановича, «выкорчёвывать» японцев из укрытий. При этом наши несли немалые потери. И вновь младший лейтенант Ужегов не только учит бойцов умело действовать в сложившейся обстановке, но и сам, рискуя жизнью, участвует в «зачистках» лесов и населённых пунктов. Комсорг становится свидетелем случая, произошедшего близ города Цицикар. На ехавших утром на повозке нескольких офицеров и сержанта напали японцы. Выскочив из леса, они хотели расправиться с нашими без единого выстрела – изрубить их своими самурайскими мечами. Но не успели они добежать до повозки, как сержант сдернул с плеча автомат и несколькими очередями буквально скосил нападавших. Он спас не только свою жизнь, но и своих командиров. Об этом случае комсорг рассказал солдатам батальона, а сержант был представлен к награде.

Много повидал на войне младший лейтенант. Запомнилось надменное, пренебрежительное отношение пленных японских офицеров. Они наотрез отказывались получать медицинскую помощь от советских военных врачей, считая их представителями «низшей» расы. Просили своих врачей-японцев. Не у каждого солдата выдерживали нервы. Порой так и хотелось двинуть хотя бы разок прикладом автомата кого-нибудь из этих представителей «высшей» расы. Бойцы и командиры не могли забыть о наглых и зачастую безнаказанных провокациях, которые японцы устраивали на наших границах все те годы, пока шла ожесточённая борьба на фронтах Великой Отечественной. Здесь же, в Маньчжурии, они насмотрелись на то, что делали завоеватели с мирным населением. Тем более уже стало известно о зверствах засекреченного «Отряда-731», в котором проводились ужасные опыты над людьми.

Китайцы – местные жители встречали советских воинов восторженно. Они выходили к дорогам, угощали освободителей фруктами, высоко поднимали руки для приветствия и кричали: «Шанго, капитана!» Наши солдаты и офицеры поражались ужасающей бедности местного населения. В убогих лачугах многодетные семьи китайцев спали прямо на земле на циновках, никакой мебели не было вообще. Местные жители рассказывали, что японцы заставляли китайцев строить рокадные дороги у границ СССР, которые потом засекречивали, а тех, кто строил, всех уничтожали. Захватчики отбирали у населения рис, чумизу и гаолян, создавая для своих войск огромные склады, а порабощённый народ обрекая на вымирание от голода и инфекций.

Полк, в котором служил младший лейтенант Ужегов, вёл боевые действия не только против японцев, но и против хунхузов. Их китайцы называли попросту вооружёнными бандитами. Нападали хунхузы и на японцев, и на воинов Народно-освободительной армии Китая, и на гоминьдановцев, и на наших бойцов и командиров. В городе Цицикар, где останавливался полк, появилось целое кладбище. На всю жизнь запомнились Тимофею Ивановичу ряды могил с красными звездочками погибших друзей и товарищей.

В 1946 году в армии началась демобилизация. Молодой офицер оказался перед выбором – продолжить службу или уволиться в запас. Вооружённым силам, конечно же, нужны были фронтовики, получившие офицерские звания благодаря своему мужеству и боевым заслугам. Но теперь одним из главных критериев при назначении на должности командиров и политработников стал их уровень образования. И младший лейтенант Тимофей Ужегов решил пойти учиться. В 1946 году он окончил 6-месячные курсы политсостава. Офицеру сразу же было присвоено воинское звание лейтенанта. Кто-то другой, возможно, на этом бы и остановился. Тихо-мирно дослужился бы до капитана или майора. Если очень повезло бы, может быть, и до подполковника. Но не таким был Тимофей Иванович. Шестимесячные курсы стали только маленькой ступенькой на пути к дальнейшему образованию офицера. Будучи назначенным в декабре 1948 года ответственным секретарем редакции многотиражной газеты 14-й механизированной дивизии, Тимофей Иванович заочно учится в учительском институте в Чите. В 1950 году офицер оканчивает его и сразу же поступает на редакторский факультет Военно-политической академии имени В.И. Ленина. Тогда среди слушателей было много фронтовиков.

После академии перед Ужеговым не сразу открываются новые перспективы в службе. Долгие восемь лет он является корреспондентом-организатором газеты «Советская Армия» Группы советских войск в Германии.

С годами пришли опыт и профессиональное мастерство. Поэтому не случайно майору Ужегову в 1962 году была предложена должность преподавателя кафедры журналистики Львовского военно-политического училища Советской Армии и Военно-Морского Флота. С этого момента начался новый этап в биографии офицера. Он стал наставником будущих военных журналистов. В то время, впрочем, как и в последующем, их выпускал единственный факультет единственного военного вуза, поступить в который можно было только после срочной службы в рядах Вооружённых Сил при наличии рекомендации из какого-либо печатного органа. Поэтому отбор кандидатов в училище происходил самым тщательным образом. А что уж тогда говорить о преподавателях! Учить будущих военных журналистов должны были лучшие из лучших. Именно таким и был Тимофей Иванович. С первых дней службы на кафедре журналистики Ужегова полюбили и курсанты, и преподаватели. Есть у него такие прекрасные черты характера, как скромность и исключительная порядочность.

Со временем эти качества обозначились ещё чётче и рельефнее. Только в сентябре прошлого года Тимофей Иванович ушёл на отдых с должности доцента кафедры журналистики Военного университета Министерства обороны. Все, кто работал с ним, а также те, кого он учил, не припомнят ни одного случая, чтобы Тимофей Иванович позволил себе сорваться, накричать на кого-то, отмахнуться от чьих-то проблем. Он мог совершенно бескорыстно месяцами проводить занятия за своих сослуживцев, если возникала в этом необходимость. А она возникала. И довольно часто.

Тимофея Ивановича перевели в Москву на должность старшего преподавателя кафедры журналистики в Военно-политическую академию имени В.И. Ленина летом 1975 года. В академии открывалось редакторское отделение, и среди тех, кто его формировал, был полковник Ужегов.

Ушёл из училища Тимофей Иванович, и стало меняться наше отношение к кафедре. Только теперь мы поняли, как много зависело от её начальника.

Встретился я с Тимофеем Ивановичем только через девять лет, когда уже в звании майора, пройдя Афганистан, стал слушателем редакторского отделения Военно-политической академии имени В.И. Ленина.

Прекрасна и удивительна судьба Тимофея Ивановича. 70 лет она была связана с нашими Вооружёнными силами, 64 года из них отданы работе в военной печати, а 50 лет – преподавательской деятельности. За эти более чем пять десятилетий Тимофей Иванович подготовил около двух с половиной тысяч военных журналистов не только для вооруженных сил нашей страны и СНГ, но и для армий многих других государств.

Удачно сложилась и личная жизнь ветерана. Уже долгие годы живут в мире и согласии супруги Тимофей Иванович и Валентина Иннокентьевна Ужеговы. Кстати, Валентина Иннокентьевна также в своё время работала преподавателем на кафедре русского языка и литературы в Львовском высшем военно-политическом училище.

Старший сын Ужеговых Валерий работает ведущим инженером на одном из предприятий Москвы. Младший, Александр, – уже полковник запаса. Так же, как и отец, он удостоен почётного звания заслуженного работника культуры Российской Федерации. Александр Тимофеевич редактировал пограничный журнал. И сейчас он трудится в одном из солидных изданий.

Закончить рассказ о Тимофее Ивановиче хотелось бы строками из стихотворения С. Острового «Живая память»:

Нас всё меньше и меньше,
А ведь было нас много.
А ведь было нас столько,
Аж ломилась дорога…
Нас всё меньше и меньше,
Надвигаются годы.
Мы из той, из двужильной,
Из солдатской породы.


Более точно и ёмко, чем поэт, наверное, и не скажешь. Рядовым солдатом начал службу в армии Тимофей Иванович Ужегов в 1943 году. И хоть закончил её заслуженным полковником, он, как настоящий офицер, до сих пор в строю, потому что всегда был и остаётся из той, из двужильной, из солдатской породы.
Автор: Александр Колотило
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Егоза 11 сентября 2013 09:19
    Долгих лет жизни и здоровья ветерану!
    И как хорошо, что успел он переехать из Львова в Россию. В наше время, видя тот беспредел, он бы не выдержал!
  2. стер 11 сентября 2013 09:55
    Вечная слава героям, подарившим нам жизнь! И вечная память павшим!
    Что до дат и событий - так скоро и 9 мая власти перестанут отмечать, мол не толерантно и по отношению к немцам не поликорректно. Тенденция однако...
  3. Rider 11 сентября 2013 14:43
    В Советской (а ныне Российской) армии было три полковничьих звания.
    просто Полковник.
    "эй" полковник.
    и - Товарищ Полковник.

    крепкого здоровья вам ТОВАРИЩ ПОЛКОВНИК !
  4. ЖОРЖ 11 сентября 2013 19:50
    Присоединяюсь к пожеланиям самого наилучшего .
  5. одинокий 11 сентября 2013 22:02
    тем кто погиб Вечная Память,те кто живы Крепкого Здоровья!! Мы все гордимся ВАМИ!!
  6. nnz226 15 сентября 2013 00:14
    невозвратные потери Советской армии в "воспитании" японцев составили 17000-18000 человек. При чём тут "десятки тысяч советских солдат, отдавших жизни"...??? Даже на два десятка не дотягивает... ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ, ПАВШИМ ЗА СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ НАШЕЙ РОДИНЫ! Но в оценках -автору надо быть аккуратнее.... Вопли про "заваливание трупами" уже надоели...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня