Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова. К 70-летию Новороссийско-Таманской наступательной операции


Заключительной операцией в битве за Кавказ стала стратегическая Новороссийско-Таманская наступательная операция войск Северо-Кавказского фронта (9 сентября — 9 октября 1943 года). В ходе её советские войска прорвали мощную линию обороны немецких войск, названную «Голубой линией» (или «Готенкопф» - буквально — «Голова гота») на краснодарско-таманском направлении, разгромили силы 17-й немецкой армии и полностью освободили Таманский полуостров и Новороссийск.

Предыстория


В результате наступления весны-лета 1943 года войска Северо-Кавказского фронта вплотную подошли к сильно укреплённой «Голубой линии» на подступах к Таманскому полуострову. 29 апреля — 15 мая 1943 года войска Северо-Кавказского фронта провели наступательную операцию, пытаясь пробить «Голубую линию» и овладеть Таманским полуостровом. После нескольких дней упорных боев войска наступавшей на центральном направлении 56-й армии генерала А.А. Гречко овладели станицей Крымская – одним из узловых пунктов немецкой обороны. На этом успехи закончились. В районе станиц Киевская и Молдаванская немцы остановили советское наступление. Большую роль в успехе немцев сыграла авиация. Мощная группировка люфтваффе – до 1400 самолетов, действовала с баз на Керченском полуострове. Красная Армия не смогла прорвать хорошо подготовленную немецкую оборону, и наступление было остановлено.

Кроме того, в апреле — июне 1943 года в воздухе развернулось т. н. воздушное сражение на Кубани между 4-й воздушной армией под командованием генерала К.А. Вершинина и 4-м воздушным флотом фельдмаршала В. Рихтгофена. Вершинин широко применял постоянное дежурство авианаводчиков на передовой, массированный ввод сил в бой (до 5 и более истребительных полков), обмен боевым опытом среди летчиков – впервые были организованы армейские конференции летчиков-истребителей. В ходе ожесточенного сражения советская авиация положила конец господству люфтваффе в воздухе.

Летом Красная Армия разгромила вермахт под Орлом, Белгородом и Харьковом. Советские воины прорвали немецкую оборону на реках Днепр, Миус и Молочная. Советские войска продвинулись на запад от 300 км в центральной части фронта до 600 км на юге. Таким образом, появились благоприятные условия для удара Северо-Кавказского фронта. Движение советских войск к нижнему течению Днепра поставило таманскую группировку противника в очень сложное положение.

Таманский плацдарм потерял значение исходного района для нового наступления немецких войск на Кавказе. В то же время немецкое командование все же продолжало укреплять его оборону, надеясь удержать его за собой как можно дольше. Удерживая побережье Таманского полуострова, немцы защищали свои морские коммуникации, ограничивали действия советского Черноморского флота и одновременно прикрывали подступы к Крыму, который был морской и авиационной базой вермахта. К тому же таманская группировка вермахта сковывала значительные сухопутные, авиационные и морские силы СССР, которые не смогли принять участие в боях на других направлениях.

Голубая линия

Главным препятствие на пути советских войск в решении задачи по освобождению Тамани являлся мощный немецкий оборонительный рубеж — «Голубая линия». Немцы использовали выгодные условия местности, для того чтобы удержать Таманский полуостров. На северо-востоке театра военных действий у побережья Азовского моря и долины реки Кубань преобладала болотистая низменность со значительным количеством плавней, лиманов, рек, речек и ручьев. Юго-восточный участок района боевых действий – горно-лесистый. В глубине полуострова, от района Варениковская, Анапа, местность была равнинной, степной. От линии Темрюк, Благовещенское, в западной части Таманского полуострова, войска могли наступать только по узким дефиле между лиманами. Это позволило немцам создать прочную систему обороны, превратив населенные пункты и некоторые участки местности в узлы сопротивления. Оборону усиливал и тот факт, что немцы сократили фронт, сильно уплотнив свои оборонительные порядки.

Уже в январе 1943 года немецкое командование, опасаясь, что стремительное наступление советских войск приведёт к полному разгрому кубанской группировки, приступило к сооружению оборонительных рубежей в низовьях р. Кубань, на ближайших подступах к полуострову Тамань. На строительство оборонительной линии немцы насильственно мобилизовали местное население. Тысячи людей из таманских поселений и хуторов работали под присмотром немецких автоматчиков. Рыли противотанковые рвы, траншеи, окупы, строили блиндажи и землянки. Немецкие саперные и специальные строительные подразделения и полевые войска работали над созданием опорных пунктов, и узлов сопротивления.

За четыре с лишним месяца немецкие войска построили несколько оборонительных рубежей с промежутками между ними от 5 до 25 км. Главная оборонительная полоса, собственно «Голубая линия», имела глубину до 6 километров. Она состояла из трёх-четырёх позиций, защищенных минными полями и несколькими рядами проволочных заграждений. Но и за ней на глубину в 30-40 км располагались вспомогательные хорошо подготовленные оборонительные рубежи. Так в 10-15 км от главной оборонительной полосы проходила вторая полоса. Левый фланг Голубой линии располагался у Косы Вербяной, шел через приморские лиманы, затем по р. Курка. Вдоль Курки протяженностью в 56 км немцы соорудили высокие земляные валы. Затем Готенкопф проходила на восток по болотистой местности у реки Адагум до станицы Киевская. С фронта этот участок был защищен широкой полосой прикубанских плавней. Далее передний край сворачивал на юг. Учитывая тот факт, что центральный участок Голубой линии протяженностью в 32 км был наиболее удобен для советского наступления, немцы уделили особое внимание его укреплению. Здесь проходили две позиции с большим количеством узлов сопротивления и опорных пунктов. Станицы, хутора и господствующие высоту подготовили к долговременной обороне. Промежутки между ними постарались прикрыть железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками. Основными узлами сопротивления в первой полосе обороны были станица Киевское и высота с отметкой 195.5. Киевское закрывало путь на Тамань через станицу Варениковская, а высота 195.5 - шоссейную и железную дороги через станицы Нижне-Баканская и Верхне-Баканская, которые шли на Новороссийск. Мощнейший узел обороны второй позиции создали в станице Молдаванская, которая располагалась в центре холмистого плато. Он должен был закрыть путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва советскими войсками передовой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты были подготовлены к круговой обороне, на случай окружения, имели две-три линии сплошных траншей. Оборону первой линии траншей укрепляли выдвинутые на 20-60 метров вперёд деревоземляные или железобетонные огневые точки. Их располагали преимущественно на скатах высот или на окраинах поселений, на расстоянии 50-80 метров друг от друга. Они прикрывали фланги переднего края обороны и непосредственные подступы к проволочным, минным заграждениям. Вторая линия огневых сооружений была сооружены уступом сзади и должна была прикрыть фронтальным огнем пространство между огневыми позициями первой линии. Траншеи дополняли многочисленные стрелковые ячейки. Артиллерийские и минометные позиции располагались в глубине позиций. Для личного состава имелись землянки и блиндажи. Ходы сообщения соединяли все сооружения опорных пунктов с траншеями. Передний край оборонительный линии был прикрыт густой сетью проволочных заграждений, минных полей, заминированных завалов общей глубиной до полукилометра. Плотность минирования достигала на отдельных участках до 2,5 тыс. мин на 1 км фронта. Особое внимание на переднем крае уделили минированию танкоопасных направлений. Кроме того, каждое сооружение имело свой запас противотанковых мин для борьбы с советскими танками. В большом количестве установили мины-сюрпризы натяжного действия, рассчитанные на уничтожение живой силы противника.

Южный фланг «Голубой линии» проходил по труднодоступной горно-лесистой местности протяженностью 25 км от станицы Неберджаевская до Новороссийска. Здесь немецкая оборона основывалась на лесных завалах, противопехотных минно-взрывных заграждениях и сочеталась с системой многоярусного заградительного огня.

Одним из самых мощных узлов сопротивления противника была захваченная немцами часть Новороссийска, подступы к городу, а также позиции в районе Мысхако, что где был советский плацдарм. В течение года днем и ночью немцы создавали систему оборонительных сооружений в Новороссийске. В самом городе главная полоса обороны, шириной в 5-7 км, состояла из трёх позиций. В 10 км от переднего края главной полосы шла вторая полоса обороны. В районе между портом и горами проходил узкий проход длиной около 3 км и шириной до 1 км. Через него можно было прорваться в восточную часть Новороссийска, поселку Мефодиевский. Чтобы лишить советские войска такой возможности, немцы построили там густую сеть проволочных заграждений, минных полей, огневых точек. Восточную часть города дополнительно усилили тремя линиями траншей с многочисленными долговременными огневыми точками. Дома и целые кварталы были превращены в опорные пункты, готовые к круговой обороне. Улицы перегородили баррикадами, с амбразурами для пулеметов и ходами сообщений. Во многих домах стены и перекрытия усилили бетонной или кирпичной кладкой, чтобы они выдерживали артиллерийские попадания. Подвалы приспособили для бомбоубежищ. Все крупные здания, которые не были заняты немецкими гарнизонами, были заминированы, чтобы уже во время советского наступления, уличных боев подорвать их, нанеся урон противнику и создать дополнительные завалы. В городе и его окрестностях немцы подготовили до 500 оборонительных сооружений, защищенных проволочными и минными заграждениями. Плотность минирования была большой. Только в первые дни после освобождения города, советские саперы сняли и обезвредили 29 тыс. мин противника.

Для борьбы с возможными советскими десантами была создана сильная противодесантная оборона. Всё побережье вплоть до Анапы и далее подготовили к отражению вражеского десанта. Чтобы прикрыть подходы к Новороссийску с моря вход в порт закрывали боновосетевые заграждения с минами и фугасами, во всех портовых постройках имелись пулеметно-артиллерийские защищённые позиции. Все портовые постройки, причалы и молы заминировали. Мины устанавливали не только на берегу, но на воде и под водой. На высотах имели защищенные наблюдательные пункты, которые позволяли немецким войскам наносить сосредоточенный артиллерийский огонь по любому участку бухты. На этих же высотах были немецкие минометно-артиллерийские батареи, позволявшие обстреливать все кварталы города. Сама местность у Новороссийска способствовала созданию прочной обороны, а для наступающих создавала дополнительные препятствия. Большая гряда гор севернее города была покрыта лесами, где практически не было дорог и проходов.


Главную линию обороны подкрепляли тыловые рубежи. Первый проходил от Варениковской до Южной Озерейки, с главным узлом сопротивления в Верхнебаканском. Следующий рубеж шёл от Темрюка до Су-Псеха. Отдельные оборонительные линии перекрывали перешейки между лиманами.



Подготовка операции. Силы сторон

В августе 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования, в связи с благоприятной обстановкой, сложившейся на юго-западном стратегическом направлении, дала указание командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику Ивану Ефимовичу Петрову уничтожить таманскую группировку вермахта, не допустив её отхода на Крымский полуостров. Учитывая тот факт, что немецкое командование не ожидало наступления на новороссийском направлении, и несколько ослабило свою группировку на правом фланге 17-й армии, было решено нанести главный удар в районе Новороссийска. Прорыв немецкой обороны на новороссийском направлении, захват перевалов Неберджайский и Волчьи Ворота, нарушал всю систему обороны противника, создавал возможность окружения и полного разгрома таманской группировки.

Успешный прорыв мощной линии обороны противника зависел от тщательной и всесторонней подготовки операции войсками Северо-Кавказского фронта. Разведка провела большую работу по вскрытию системы немецкой обороны. Советские разведывательные самолеты провели аэрофотосъемку Голубой линии на всю ее глубину. Фотографии размножили и передали на изучение в авиационные соединения, во все штабы общевойсковых армий и стрелковых корпусов. В мае 1943 года авиационные части получили 96 фотосхем, общевойсковые штабы – 54 фотосхемы. Результаты воздушной разведки передали и в вышестоящие штабы. Были изготовлены специальные топографические карты, которые должны были помочь в прорыве немецкой обороны. Общевойсковая и инженерная разведка с мая вели непрерывное наблюдение за деятельностью противника. Специальные поисковые группы засылались в тыл к врагу, чтобы вскрыть элементы немецкой обороны. Часть сведений о Голубой линии смогли передать партизаны.

Командование организовало создание специальных городков оборудованных в горной местности по образцу обороны вермахта. В них советские войска обучались прорывать позиции врага. Части Черноморского флота проводили учения по высадке десантов и организации взаимодействия групп кораблей боевого обеспечения с десантными судами и десантными группами. Особое внимание уделили подготовке экипажей торпедных катеров, которые должны были уничтожать боновые и минные заграждения противника, нанести огневой удар по обороне противника на месте высадки десанта. Были организованы практические учения с ночным переходом кораблей и катеров с десантными отрядами.

Предпринимались все меры для обеспечения скрытности подготовки наступательной операции. Все руководящие документы оформлял узкий круг лиц в части, их касавшейся, и только в одном экземпляре. Все переброски войск, сосредоточение ударных групп старались проводить в тёмное время суток. Также ночью производили посадку десантников, выход в море и построение кораблей десантной группы. Пытаясь дезинформировать немецкое командование, советские войска производили демонстрационные перестроения на второстепенных направлениях, на них же активизировалась общевойсковая разведка. Как выяснилось позже, эти мероприятия имели успех. Немецкое командование приступило к перегруппировке своих сил и уплотнению оборонительных порядков на участках, которые не были главными целыми Красной армии.

Советское командование знало, что враг распределил свои силы неравномерно, беспокоясь более всего за центральный участок своего фронта. На левом фланге находились труднодоступные приазовские плавни, на правом – мощнейший Новороссийский укрепрайон и господствующие высоты. Левый фланг плохо подходил для направления главного удара, войска могли завязнуть в сильно заболоченной местности. Командование фронтом решило ударить по правому флангу противника. Здесь враг ожидал главного удара менее всего, надеясь на горно-лесистую местность, препятствующую действиям крупных танковых соединений и артиллерии, и заблаговременно созданную мощную оборону. Захват Новороссийска лишал противника его южной фланговой опоры, позволял нанести сокрушительный удар всей немецкой системе обороны. К тому же в Новороссийской операции сухопутные силы мог поддержать Черноморский флот.

Общий замысел командования фронта заключался в том, чтобы нанести таманской группировке противника ряд комбинированных ударов с суши и моря и уничтожить её. Войска 9-й армии под командованием генерал-майора Алексея Александровича Гречкина во взаимодействии с силами Азовской флотилии под началом контр-адмирала Сергея Георгиевича Горшкова должны были вести наступление вдоль р. Кубань на Курчанскую, Темрюк и на Варениковскую. 56-я армия под командованием генерал-лейтенанта Андрея Антоновича Гречко наступала в районе Молдаванской на Гладковскую и Гостагаевскую. 56-я армия своим правым крылом должна была нанести удар на Варениковскую. 18-я армия под началом генерал-лейтенанта Константина Николаевича Леселидзе наносила главный удар. Она была должна во взаимодействии с силами Черноморского флота под руководством Льва Анатольевича Владимирского освободить Новороссийск, и развивать наступление в направлении Верхнебаканской и Анапы. Такими действиями советское командование планировало рассечь немецкую оборону, быстро выйти на переправы реки Старая Кубань и отрезать врагу пути отхода к портам и Керченскому проливу. Подготовку к операции планировали завершить к 7 сентября. Начало наступления главных сил 9-й и 56-й армий зависело от успеха войск 18-й армии на новороссийском направлении. А до этого момента, они были должны, ещё начиная с 5 сентября проводить локальные операции силами небольших отрядов и отвлекать внимание противника на себя.

В состав Северо-Кавказского фронта входили 58-я, 9-я, 56-я, 18-я и 4-я воздушная армии (плюс авиация Черноморского флота). Однако в операции участвовали три армии: 21 стрелковая и горнострелковая дивизия, несколько отдельных стрелковых и танковых бригад, отдельных танковых полков, артиллерия усиления. Части 58-й армии были задействованы в обороне побережья Азовского моря. 18-я армия Леселидзе была расположена на левом фланге Северо-Кавказского фронта от станицы Неберджаевская до Черного моря. 56-я армия Гречко находилась в центре от Неберджаевской до Киевское. 9-я армия Гречкина располагалась на правом фланге фронта от Киевское до Азовского моря. Общая численность войск была более 315 тыс. человек, 4435 орудий и миномётов, более 300 танков и САУ. Северо-Кавказский фронт почти в 1,5 раза превосходил силы противника по пехоте и артиллерии, имел преимущество в бронетехнике.

Значительное преимущество было в авиации. В результате крупных потерь в воздушных сражениях в воздушной битве за Кубань и во время Курского сражения численность боевых самолетов немецких ВВС упала. Всего на юго-западном направлении люфтваффе имела 1275 самолетов, из них около 300 базировались в Крыму и на Тамани. К началу Новороссийско-Таманской операции в 4-й воздушной армии под командованием Константина Андреевича Вершинина было около 600 боевых самолетов. К тому же Военно-Воздушные силы Черноморского флота имели до 450 самолетов. Наличие количественного и качественного превосходства в воздухе стало серьёзной предпосылкой для успеха наступательной операции.

Советским войскам противостояла 17-я армия под командованием Эрвина Густава Йенеке. Она входила в состав группы армий «А». В состав 17-й армии входили соединения 5-го, 44-го армейских корпусов, 49-го горного корпуса, румынского кавалерийского корпуса. Всего 17 пехотных, горно-стрелковых и кавалерийских дивизий, 4 отдельных полка и несколько других отдельных соединений. Немецко-румынские войска насчитывали 200 тыс. человек (по другим источникам, около 400 тыс.), 2860 орудий и миномётов, 100 танков и штурмовых орудий и около 300 боевых самолётов. Кроме того, в Крыму располагался резерв 17-й армии – 36,6 тыс. человек, 11,6 тыс. человек в учебных частях, и до 50 тыс. войск союзников.

В первом эшелоне на 100 км фронте держали оборону 12 дивизий, во втором – 5. Немецкие силы были расположены неравномерно. Так, перед 9-й армией на фронте в 40 км было три дивизии, на участке 56-й советской армией на фронте в 30 км оборону держали 5 вражеских дивизий, остальные немецкие дивизии держали оборону против 18-й на фронте в 29 км.


Командующий войсками Северо-Кавказского фронта И.Е. Петров (справа) и командующий артиллерией А.К. Сивков. Таманский полуостров, 1943 г.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти