Вместо истории – анекдоты о прошлом. Для 39% россиян даже словосочетание "Куликовская битва" ничего не говорит


В последние два года в нашей стране стали все чаще говорить об изучении истории. Прошлый год был объявлен Годом Истории. В нынешнем году началась подготовка единого учебника по истории для средней школы. А вскоре в печати и в Интернете развернулась дискуссия в связи с публикацией подготовительных материалов к этому учебнику. В ходе обсуждений не раз говорилось о низком уровне знаний истории в нашей стране. Из личного опыта, в том числе преподавательского, я мог в этом не раз убедиться.

Знают ли у нас историю?


"По сути – это Пиррова победа, – говорю я студентам и тут же спрашиваю их: "Кто такой Пирр?" В ответ – молчание. "Что такое "пятая колонна"? Опять тишина в аудитории. "Когда произошел поджог рейхстага?". На последний вопрос решается ответить староста курса: "Поджог рейхстага произошел, когда наши войска брали Берлин". Ответ дополняет студентка, сообщая, что в подвале горящего рейхстага прятался Гитлер, который в последний момент сумел убежать в Аргентину, "но его секретарь покончил жизнь самоубийством". О событиях 1933 г. студенты-гуманитарии явно не слыхали. Ясно, что моим студентам неведомы некоторые важные приметы прошлого, которые давно стали нарицательными понятиями и используются для характеристики современных событий.

Я решаю, что у студентов плохо с буквой "П", а поэтому пробую задавать вопросы относительно предметов, начинающихся с других букв: "Вы – москвичи, а потому знаете улицу Миклухо-Маклая и Мичуринский проспект. Кем были Мичурин и Миклухо-Маклай?". Я вижу перед собой лишь недоуменные лица. О том, что имена многих русских ученых неизвестны нынешней молодежи, я уже знал по опросу, проведенному среди старшеклассников одного из регионов России. Они смогли назвать два десятка марок автомобилей и около полутора десятков "брендов" жевательной резинки, но вспомнили лишь двух отечественных ученых – Ломоносова и Менделеева.

Плохие знания по истории обнаруживают не только представители молодого поколения. Ещё три года назад в России ВЦИОМ провел опрос, в ходе которого были проверены знания истории населением страны всех возрастных групп. Оказалось, что на 8 вопросов по истории из программы 11-го класса смогли ответить верно лишь 2% опрошенных. Лишь 4% смогли правильно ответить на 7 вопросов. Лишь 8% дали правильные ответы на 6 вопросов. И это несмотря на то, что в стране много людей, глубоко интересующихся историей.

О том, что даже наиболее значительные события в истории нашей страны многие не знают, убедилась моя супруга, когда она в беседе со своей знакомой сказала, что она скоро поедет на Куликово поле. Услыхав это, ее знакомая расхохоталась. Очень уж смешным показалось ей слово "Куликово". Оказалось, что эта уже немолодая женщина, которая принадлежит к зажиточному слою населения и увлекается писанием икон, никогда не слышала о поле, на котором произошла великая битва. Увы, она не одинока. Опрос, проведенный в прошлом году, показал, что для 39% россиян словосочетание "Куликовская битва" ничего не говорит. Среди остальных опрошенных лишь немногие могли точно назвать время этого сражения. При этом некоторые считали, что оно произошло не то в XIX, не то в XX веке.

В этом году накануне 22 июня на улицах Москвы были проведены опросы, в ходе которых многие юноши и девушки сказали, что эта дата для них ничего не говорит.

Совершенно очевидно, что люди, не знающие ничего о Куликовской битве и 22 июня, имеют весьма туманные представления об отечественной истории. Таких людей легко убедить в правоте самых фантастических измышлений о монгольском иге и нападении гитлеровской Германии на нашу страну.

Главный китайский секрет

Герой пьесы А.С. Грибоедова "Горе от ума" Чацкий пожелал "у китайцев... несколько занять премудрого у них незнанья иноземцев". Однако возмутитель спокойствия московского общества мог бы обратить внимание также на другой полезный опыт китайского народа: дотошное знание китайцами прошлого своей страны.

Сложившееся в традиционном китайском обществе соблюдение старинных обычаев, знание преданий, культ предков способствовали созданию в V веке до н.э. Конфуцием системы обучения, в которой важное место заняло изучение истории. Хроникальные записи давних событий в "Книге истории" ("Шин цзин"), "Книге песен" ("Шу цзин") и других источниках на протяжении тысячелетий изучались в школах.

Впоследствии в Китае стало считаться обязательным прочесть книгу "Троецарствие" (в русском переводе она занимает два тома по 750 страниц в каждом), в которой подробно рассказывается о событиях всекитайской смуты II-III вв. Другим обязательным чтением считался почти столь же объемистый исторический роман "Речные заводи", повествующий о крестьянском восстании XII века. Эти эпические повествования дополнялись множеством рассказов и повестей, стихов и поэм, драматических постановок на исторические темы.

Внимание к опыту прошлого настраивало людей на необходимость сохранять моральные устои, единство страны и ее культурную традицию. Вероятно, такое отношение к прошлому во многом способствовало тому, что, в то время как многие древние цивилизации исчезли, оставив после себя лишь мертвые памятники культуры, китайская сохранилась несмотря на многочисленные вторжения чужеземцев и прочие невзгоды.

Кроме того, детальное знание прошлого помогало китайцам постоянно извлекать из него уроки, делая ценные выводы для настоящего. Можно предположить, что благодаря такому образованию Китай стал родиной многих практических изобретений, появившихся на планете задолго до их открытия в других странах земного шара.


В моем детстве мы, школьники, с увлечением читали книгу "Китайский секрет", в которой рассказывалось об истории фарфора, созданного впервые в Китае. Теперь мне кажется, что книга умолчала о главном "секрете китайцев". Было бы интересно узнать, как развитие образования, построенного на культивировании внимания миллионов китайских школьников к историческому прошлому и традициям, развивало техническую мысль. Вероятно, система обучения способствовала тому, что фарфоровая посуда стала производиться в Китае еще в IV – VI вв. Еще во II веке н.э. в Китае была впервые произведена бумага, в IX веке изобретен порох, книгопечатание было налажено в XI веке, бумажные деньги появились в VIII веке, а в XIII веке был изобретен компас.

Постоянное внимание к событиям прошлого вошло в повседневную жизнь китайского народа.

Хроникальные документы и художественные произведения, посвященные прошлому Китая, включая даже те, в которых описывались казалось бы не очень значительные события, учили людей принимать правильные решения, помогали им преодолевать текущие трудности.

Когда в средневековой китайской драме ее герой Сунь Чунэр вынужден был брести пешком в снежную бурю, он, чтобы подбодрить себя, вспоминал о схожих случаях из далекого прошлого. Он пел о том, как в такую же бурю шел изгнанный из столицы в родную деревню государственный деятель IV века до н. э. Су Цинь. Пару строк Сунь Чунэр посвятил деятелю III века н. э. эксцентричному Вану Хуэйчжи, который поехал к другу в снежную бурю на лодке, а затем уже у порога его дома повернул назад, решив, что не стоит беспокоить хозяина. Не забыл Сунь Чунэр и о том, как проявили выдержку во время жестоких метелей деятель I века новой эры Юань Ань и сановник Х века Люй Мэнчжэн. Эти лица и происшествия с ними были хорошо знакомы не только зрителям той поры, но и многим китайским зрителям и читателям в последующие времена.

Рассказы о прошлом, которые были известны всем в Китае, помогали государственным и военным деятелям страны ХХ века. В своих воспоминаниям выходец из бедной крестьянской семьи маршал Пэн

Дэхуай вспоминал, как он в юности прочел "Троецарствие" и "Речные заводи", а поэтому в зрелые годы смог находить меткие сравнения между своими товарищами по оружию и героями этих произведений. В биографии маршала Чжу Дэ писатель Эми Сяо рассказал, как после вступления частей китайской Красной армии в деревню, на состоявшемся митинге была сыграна сцена из популярной старой китайской оперы о событиях II века н.э., в которой "мудрый Кун Мин почти голыми руками защитил город от нападения Сыма... Импровизаторы только переделали несколько фраз, изменили имена людей и названия местностей". В немного измененном варианте древняя пьеса прозвучала как призыв к выдержке и внушала веру в победу.

В своей работе 1936 года "Стратегические вопросы революционной войны" Мао Цзэдун обратил особое внимание на военную историю Китая и привел поучительные примеры целого ряда битв далекой древности: под Чэнгао 203 г. до н.э., под Куньяном 23 г. н.э., под Гуаньду 200 г. н.э., у горы Чиби 208 г. н.э., под Илином 222 г. н.э., у реки Фэйшуй 383 г. н.э. Прекрасное знание его слушателями этих давних сражений позволило Мао не вдаваться в подробности.

В своей книге о Китае ХХ века бывший гоминьдановец Куо Пингчио также не раз прибегал к историческим сравнениям. Он находил сходство в политике правительства Чан Кайши с практикой династии Восточной Цинь (317 –420 гг) и династии Южной Сун (1127 – 1279 гг.). Автор сравнивал Мао Цзэдуна и лиц из его окружения с основателями Ханьской династии (II в до н. э.)

Широкое знание исторического опыта, постоянное изучение уроков истории не могли не способствовать тому, что Китай сумел быстро превратиться из бедной, разоренной империалистами страны в одну из ведущих держав мира.

Когда Родина в опасности

Хотя история нашей страны короче китайской, русская культура также имеет глубокие исторические корни. Память о прошлом сберегалась в летописях, сказаниях. Многие эпические поэмы заучивались наизусть, и они на века сохранялись в народной памяти. Хотя былины об Илье Муромце начали создаваться в XI веке, их записали со слов тех, кто их продолжал исполнять в XVIII – XX веках.

Русские историки, начиная с В.Н.Татищева и Н.М.Карамзина, описав и проанализировав тысячелетнюю историю нашей страны, способствовали научному изучению ее прошлого и вдохновили лучших деятелей отечественной культуры на создание произведений на исторические темы. Не случайно лучшие литературные произведения русской литературы ("Война и мир" Толстого, "Капитанская дочка" Пушкина, "Бородино" Лермонтова и многие другие) посвящены важнейшим историческим событиям. Многие картины Репина, Сурикова, Васнецова, Верещагина и других лучших художников России иллюстрируют важнейшие события истории России. Величайшие произведения русской музыкальной культуры Чайковского, Мусоргского, Бородина и других композиторов были также посвящены событиям отечественной истории.

Песня семейных застолий про Ермака, который "сидел объятый думой... на тихом бреге Иртыша", уводит в далекую старину. Сочинил текст этой песни Рылеев и речь в ней идет о событиях 6 августа 1585 года.

О давних временах рассказывают звучащие и ныне песни о Степане Разине, сочиненные в конце XIX века. Память о героических и трагических событиях русско-японской войны 1904 – 1905 гг. хранят песня "На сопках Маньчжурии" и разные варианты песен о подвиге "Варяга".

К подвигам наших предков и историческому опыту народа особенно

часто обращались в нашей стране в годы тяжелых испытаний.

В суровые дни 1812 года император Александр I призывал в своем Манифесте к отпору французскому агрессору: "Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина".

Судя по размаху всенародной Отечественной войны, призыв императора нашел отклик в сердцах людей всех сословий России. Они вдохновлялись примерами самоотверженной борьбы русского народа за 200 лет до наполеоновского нашествия.

22 июня 1941 года местоблюститель Православной церкви митрополит Сергий написал и собственноручно отпечатал на машинке "Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви", в котором говорилось: "Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой. Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу... Вспомним святых вождей русского народа Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину... Господь дарует нам победу!"

Через 11 дней в своем выступлении по радио 3 июля 1941 г. И.В. Сталин вновь напомнил: "Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками". Он также добавил: "Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и, наконец, была разбита англо-французскими войсками". Из этих исторических примеров следовал вывод: "Гитлеровская фашистская армия так же может быть разбита и будет разбита, как были разбиты армии Наполеона и Вильгельма".

Выступая на параде 7 ноября 1941 г. Сталин вновь привел примеры из отечественной истории. Обращаясь к бойцам Красной Армии, он призвал:

"Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Димитрия Пожарского, Кузьмы Минина, Александра Суворова, Михаила Кутузова!".

В то время эти имена были известны подавляющему большинству советских людей от мала до велика. В отличие от многих современных людей я, как и многие дети военной и довоенной поры, узнал про Куликовскую битву задолго до поступления в школу. Мне было три года, когда мне подарили набор картонных солдатиков, которые изображали воинов Куликовской битвы из войск Дмитрия Донского и Мамая. На коробке были две даты: 1380 и 1940. Такие наборы были выпущены в 1940 году по случаю 560-летия этого сражения. Не будучи еще знакомым с историей, я разыгрывал Куликовскую битву, распевая "Бородино". Я запомнил наизусть это стихотворение Лермонтова, пока моя сестра учила его вслух, готовя домашнее задание.

Также рано узнавали мы про Ледовое побоище. Через пару лет я и мои сверстники в Барнауле, в котором я оказался во время эвакуации, бегали по двору с фанерными щитами, на каждом из которых был изображен барс, как у Александра Невского из одноименного фильма. При этом мы играли в "разгром немцев под Москвой". Такое совмещение исторических эпох было естественным в то время. На стенах барнаульских домов можно было видеть плакаты со стихами: "Бьёмся мы здорово! Рубим отчаянно! Внуки Суворова, дети Чапаева!". На этом плакате художники Кукрыниксы изобразили бойцов Красной Армии, а за ними – силуэты Чапаева, Суворова и Александра Невского.

Там в Барнауле, едва научившись читать, я по многу раз перечитывал журнал "Мурзилка", в котором был очерк о Куликовской битве. Очерк был с картинками. На рисунке, который занимал две журнальные страницы, русские воины держали хоругви с ликами Иисуса Христа. В центре рисунка сошлись в смертельной схватке инок Пересвет и батыр Челобей. Текст сопровождался выдержками из поэмы Рылеева об этом сражении. Очевидно, что многие пятилетние дети той военной поры не стали бы смеяться при упоминании "Куликова поля"...

Анекдоты о прошлом?

Казалось бы, ныне мало людей, сомневающихся в необходимости

изучения истории. Отвечая на вопрос службы РОМИР, 67% согласились с тем, что "каждый гражданин России должен хорошо знать историю своей страны". Скорее согласились с этим утверждением, чем не согласились 26% опрошенных. Категорически не согласились с этим лишь 2%, а 7% скорее были не согласны, чем согласны.

Но чем же тогда объясняются многочисленные свидетельства незнания многими людьми исторических фактов? И это в век всеобщей грамотности и бурного развития интернета!

Столкнувшись с очевидными провалами в исторических познаниях моих студентов, я решил им рассказать о неизвестных им событиях прошлого.

В частности, сообщил, что в 1936 году в Испании был поднят мятеж против республиканского правительства. Мятежные войска во главе с генералами Франко и Мола, которых поддерживала фашистская Италия и нацистская Германия, наступали на столицу Испании Мадрид, 1 октября 1936 г. генерал Мола в своем выступлении по радио заявил, что его войска наступают на Мадрид четырьмя колоннами, но пятая колонна уже находится внутри испанской столицы. В ответ республиканцы объявили, что они будут разоблачать и уничтожать предателей из "пятой колонны".

Через полгода во время приема зачетов у наиболее нерадивых студентов, которые, как правило, не посещали лекции, я опять задал вопрос про "пятую колонну". К моему удивлению, одна студентка сказала, что знает ответ. Оказалось, что она присутствовала на лекции, на которой я говорил про колонны генерала Мола. Я предложил ей рассказать всем, что она знает. Студентка бойко затараторила; "Однажды фашисты как бы организовали парад. Реально по площади шли четыре колонны. Но пятая колонна конкретно была как бы невидимой".

Почему студентка так запомнила мое объяснение? Совершенно очевидно, что ей не были известны ни "гражданская война в Испании", ни "генерал Франко", ни "республиканцы". Она восприняла информацию на основе тех отрывочных представлений о мире, которыми она владела.

Схожее открытие сделал герой повести Олдоса Хаксли "После фейерверка" писатель Фэннинг. Очарованный письмом его юной поклонницы Памелы Тарн, писатель познакомился с ней и повел ее в музей, где были представлены произведения этрусков. Перед первой же статуей девушка спросила Фэннинга о времени ее создания. Услыхав его ответ ("В конце шестого века"), Памела задала другой вопрос, который на английском языке звучал кратко: "B. C.?" ("Би Си?"), то есть: "До Рождества Христова?" А это означало, что девушка не только не знала времени, когда жили этруски, хотя это входило в школьную программу, но видимо не удивилась бы, если бы Фэннинг сказал, что статуя, изображавшую древнюю языческую богиню, была создана в VI веке н. э,, когда этруски уже давно исчезли, а язычество уступило место христианству, Рим пал, а Италия оказалась под властью варварских племен остготов, а потом – лангобардов.

Вскоре Фэннинг убедился в том, что его спутница, нахватавшись чужих фраз, могла поддерживать внешне "умный" разговор и даже сконструировать "умное" письмо, но ее отрывочные представления о культуре и истории плавали в свободном от исторических фактов пространстве яркими пятнами без всякой связи друг с другом. Совершенно очевидно, что ни Памела Тарн, ни упомянутая мной московская студентка, не одиноки в своем незнании прошлого и бессистемном восприятии отдельных фактов истории.

К сожалению, многие понимают под "хорошим знанием истории" умение позабавить компанию занимательным рассказом, в котором фигурируют имена исторических лиц, названия древних народов и стран. Этими рассказами можно даже подчеркнуть свою эрудированность. Возможно, что после посещения музея Памела Тарн могла удивлять своих собеседников своей "образованностью", упомянув о "скульптурах этрусков". Не исключено, что упомянутые мною студентки могли кому-то рассказать сумбурные истории про фашистский парад из пяти колонн, или про бегство Гитлера в Аргентину из горящего рейхстага. Подобный же "знаток истории" может выступить с заметкой в интернете, ошарашив других пользователей бредовым сообщением о том, что первый немецкий самолет был сбит советскими летчиками лишь на пятый день после начала Великой Отечественной войны.

В силу целого ряда причин в нашей стране многие стали относиться к истории не серьезно, как к предмету "непрактическому".

Для многих людей история стала собранием анекдотов, в которых реальные события сокращены до предела, устранены сложности и противоречия исторического процесса, а также исторический контекст. Такой анекдот может смешить, пугать, но не поучать.

Предпочтение занимательности сюжета в ходе знакомства с историей сказывается в выборе населением источников исторических знаний. Лишь 15% опрошенных РОМИРом назвали своим "основным источником знаний по истории" "научную литературу". Однако 60% опрошенных заявили, что для них "основным источником информации по истории нашей страны" является "телевидение".

Между тем специфика телевизионного жанра, придавая красочность рассказу об исторических событиях, не всегда способствует их глубокому освещению. Даже если создатели передачи стремятся просветить зрителей, им это нелегко сделать за неполный час (а то и полчаса) телевизионного времени. Кроме того, многие создатели телепередач стремятся удержать внимание телеаудитории всеми возможными способами, а потому правдивость изложения событий приносится в жертву занимательности содержания, часто весьма далекого от правды.

Наконец, домашние условия, в которых телезритель смотрит передачу (не обязательно с самого начала и нередко отвлекаясь от экрана), не способствуют внимательному изучению исторического материала.

Забвение школьных уроков, нежелание изучать историю вдумчиво и систематически, как любой предмет научного исследования, склонность некритически подхватывать и повторять обрывки броской информации из сомнительных телепередач и сообщений в печати или интернете, а также из досужих разговоров невежд привели к чудовищной деградации исторических знаний у значительной части населения страны. Этому способствует также некритическое отношение к собственным познаниям, которые усиливается по мере быстрого роста числа выпускников высших заведений и пользователей интернета. На этой почве пышным цветом расцветают шарлатанские сочинения на темы истории, которые слепо принимают за "научную литературу".

На фото: картина Константина Васильева «Парад 1941 года»
Автор:
Юрий Емельянов
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти