Авианосцы Европы: от затратной традиции к недорогому единообразию


Фото: weapons.technology.youngester.com
Авианосец «Шарль де Голль»
с атомной силовой установкой (R91), Франция


Морские державы Европы, имеющие или некогда имевшие в составе флотов классические ударные авианосцы, постепенно отказываются от этого типа кораблей в пользу меньших, но многофункциональных. У крупных игроков, таких как Великобритания и Франция, этот процесс либо идет болезненно, либо вообще пока не начался. Страны с более ограниченными финансовыми возможностями уже переориентировали свои судостроительные программы в сторону совмещения ударного авианесущего корабля с универсальным десантным, поскольку строить и содержать и те, и другие слишком дорого. Включение большей части европейских держав в партнерскую программу по поставкам американских истребителей F-35 позволит оснастить эти боевые единицы приемлемым ударным потенциалом.

Европейские авианосные силы: картина и динамика

На состояние авианосных сил Европы существенно повлияли два фактора: постепенный вывод из состава европейских флотов в 2000-е годы авианесущих кораблей старой постройки (даже еще не устаревших физически и имеющих потенциал к ограниченному использованию или модернизации) и крайне незначительный ввод вместо них новых боевых единиц того же профиля.

Так, Великобритания избавилась от двух из трех своих авианосцев типа Invincible:



головной Invincible был выведен из состава флота в августе 2005 г., Ark Royal – в марте 2011 г. Оставшийся Illustrious в том же 2011 г. был лишен ударных самолетов типа Harrier II и переоборудован в вертолетоносец. В настоящее время в составе британского флота нет ни одного корабля-носителя палубных самолетов.

Франция вывела из состава флота оба авианосца типа Clemenceau:



в 1997 г. был выведен собственно Clemenceau, в 2005 г. – Foch (продан Бразилии). В 2010 г. состав флота покинул вертолетоносец Jean d’Arc. Взамен был введен только один корабль Charles de Gaulle (2001 г.).

Испания в феврале 2013 г. из-за финансовых трудностей вывела из состава флота авианосец Principe de Asturias,

Авианосцы Европы: от затратной традиции к недорогому единообразию


построенный всего лишь в конце 1980-х годов. В итоге у испанского флота остался только один крупный авианесущий корабль Juan Carlos I, принятый в боевой состав осенью 2010 г.

На этом фоне исключением выглядит Италия, которая, несмотря на неоднократно объявлявшиеся в 2012 г. и начале 2013 г. сокращения военного бюджета, по-прежнему сохраняет в составе флота авианосец Giuseppe Garibaldi.



В 2009 г. флот пополнился новым многоцелевым авианосцем Cavour.



Британия: «дешевая империалистическая политика», издание второе, сокращенное


Фото: www.buquesdeguerra.com
Авианесущий корабль Juan Carlos I (L-61)

На текущий момент в составе авиагруппы кораблей предполагается приблизительно 40 летательных аппаратов, в том числе 12 многоцелевых истребителей F-35B Lightning II, многоцелевые вертолеты Merlin HAS.1 (AW.101), Wildcat (AW.159) и вертолеты радиолокационного дозора Sea King AEW.2.

Наиболее интересным в проекте представляется эволюция его вооружения. В 2002 г. британские военные, выбирая версию палубного истребителя, остановились на F-35B, которая выполнена по схеме STOVL («короткий взлет, вертикальная посадка»).



Однако приблизительно в 2009 г. начались дискуссии по поводу оснащения кораблей электромагнитной катапультой для запуска «полноценных» палубных самолетов, включая те, что в будущем смогут прийти на смену F-35. В результате в 2010 г. произошла переориентация военных с версии F-35B на версию F-35C, которую намерен заказывать и американский флот для замены палубных многоцелевых истребителей F/A-18.

Следует отметить, что версия C имеет лучшие, чем версия B, летные и тактико-технические характеристики, в частности, больший боевой радиус (1140 км против 870) и более широкий спектр боевой нагрузки. Кроме того, F-35C несколько дешевле как при покупке, так и в эксплуатации, что может дать заметную экономию при оперировании парком в несколько десятков самолетов.

Однако ограничивающим фактором здесь выступает готовность британского бюджета нести дополнительные расходы на переоснащение кораблей. Если в 2010 г. расходы на переоснащение одного корабля оценивались в 951 млн фунтов, то в 2012 г. военное ведомство уже называло цифру в 2 млрд фунтов.

Насколько можно судить, именно этот фактор сыграл свою роль на фоне нарастающих финансовых трудностей британского бюджета. Проблем добавил и сдвиг сроков ввода корабля в строй – ориентировочно до 2020 г. Напомним, что к тому времени Британия уже досрочно вывела из состава авианосец Ark Royal, и военные вряд ли спокойно восприняли бы увеличение сроков постройки Queen Elizabeth. В итоге в мае 2012 г. военное ведомство вернулось к закупке F-35B, а Queen Elizabeth получит трамплин для укороченного взлета этих самолетов.



Слабым местом британских авианосных сил остается система освещения обстановки. Ни CVF, ни предшествующие корабли типа Invincible не обладают возможностями для эксплуатации полноценного самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления. Такой шанс существовал, если бы британские военные выбрали катапультную версию CVF, однако в данный момент он утрачен. Вертолеты радиолокационного дозора Sea King моделей AEW.2 и ASaC.7 трудно считать равнозначной заменой.



Не ясна судьба второго корабля программы, сооружение которого было начато в 2011 г. (была произведена резка первого металла для корпусных конструкций). Окончательное решение о завершении строительства будет приниматься после 2015 г.

Таким образом, к началу 2020-х годов Великобритания будет иметь в лучшем случае два новых многоцелевых авианосца с самолетами F-35B. Реальными представляются следующие сроки ввода в эксплуатацию: Queen Elizabeth – не ранее 2020 г., Prince of Wales – несколькими годами позднее. Однако в случае дальнейшего нарастания или хотя бы сохранения бюджетных проблем, второй авианосец, если и будет достроен, может быть продан буквально с судостроительного завода (наиболее вероятный покупатель – Индия) либо его строительство будет вообще прекращено.

Второй вариант сопряжен со сложностями в виде выплаты неустоек. По словам британских официальных лиц, корабль выгоднее достроить, чем платить судостроителям за отказ от него. В 2011 г. об этом прямо заявил британский премьер Дэвид Кэмерон.

Ситуация все больше напоминает межвоенный период, когда Великобритания, постепенно упуская мировое лидерство, ради экономии средств пошла на сокращение флота и, что важнее, на ограничение его строительства в ходе Вашингтонских морских соглашений 1922 г. В 1930-е годы такое поведение называли «дешевой империалистической политикой».

Франция: особый путь на развилке


Фото: digilander.libero.it
Легкий многоцелевой авианосец
«Cavour» (C550), Италия

Франция длительное время вынашивала идею строительства так называемого «второго авианосца» – Porte-Avions 2 (первым считается атомный авианосец Charles de Gaulle). Однако в апреле 2013 г. в опубликованной французским военным ведомством «Белой книге» по оборонным вопросам, в разделе, посвященном облику вооруженных сил в 2025 г., был указан лишь один авианосец.

Официальных комментариев не последовало, из чего можно сделать два вывода: либо проект «второго авианосца» отменен (или отложен на неопределенное время, что в текущих условиях одно и то же), либо французские военные, реалистично оценив возможности госбюджета и судостроителей, решили, что даже при немедленном начале работ получить готовый корабль через 12 лет не получится. Даже если вынести за скобки финансовый вопрос, показательна эпопея с Charles de Gaulle – с момента его закладки до окончательного ввода в строй, причем в значительно лучших экономических условиях, прошло как раз 12 лет. Следует также отметить, что технический облик Charles de Gaulle был в общих чертах выработан еще в конце 1970-х годов, т.е. примерно за 10 лет до закладки, тогда как окончательный технический облик Porte-Avions 2 до сих не определен.

Тем не менее история эволюции проекта французского «второго авианосца» заслуживает внимания и может оказаться поучительной. По первоначальным расчетам, водоизмещение корабля должно было составить 65 тыс. т, затем оно было увеличено до 74 тыс. и, наконец, сокращено до 62 тыс. т. Предполагалось, что авианосец будет газотурбинным, поскольку недоведенная атомная силовая установка Charles de Gaulle стала настоящей «головной болью» в эксплуатации. В состав авиагруппы должны были войти 32 истребителя Rafale, три самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-2C Hawkeye и пять вертолетов NH-90.

Здесь следует отметить, что рассмотрение программ CVF и Porte-Avions 2 в связке друг с другом более чем осмысленно. Дело в том, что на ранних стадиях французского проекта (2005–2008 гг.) будущий исполнитель (консорциум Thales Naval и DCNS) планировал работать вместе с британскими судостроителями из «BAE Systems». Причем проект должен был быть настолько близок к британскому CVF, что поначалу даже использовалась маркировка CVF-FR («французский»). Однако впоследствии проект «раздулся», в том числе по водоизмещению, а в реализации британской программы признаков особой активности не наблюдалось.

В итоге Франция де-факто отказалась от проекта CVF-FR, и в «Белой книге» от 2008 г. появилась интересная оговорка: «изменение экономических условий с 2003 г. требует новых исследований для выбора между классической и ядерной силовыми установками». Таким образом, ядерный вариант Porte-Avions 2 вновь принят к рассмотрению, что представляется логичным, поскольку Великобритания ядерные корабли не строит, и, если уж проект окончательно разошелся с CVF, то нужно еще раз взвесить все плюсы и минусы.

Попытки Великобритании найти ответ на вопрос, куда пристроить, в случае необходимости, второй авианосец программы CVF, в принципе возвращают к жизни идею заказа Porte-Avions 2 на базе британского проекта. Однако Франция не закупает F-35 и ориентируется на использование самолетов Rafale в качестве палубных, что сразу же потребует оснащения корабля катапультами (паровыми, как на Charles de Gaulle, или же электромагнитными, как предполагалось для CVF).

Более того, в рамках военно-морской кооперации, подразумевавшей создание единых франко-британских авианосных соединений и «поочередное» использование кораблей на взаимных задачах (такая инициатива выдвигалась во второй половине 2000-х годов), французы еще были готовы допустить использование F-35C, но не F-35B. И – что важнее – их не устраивало отсутствие на Queen Elisabeth и Prince of Wales стартовых катапульт.

Судьба Porte-Avions 2 остается, пожалуй, основной интригой европейских авианосных программ. Вместе с тем достаточно очевидно, что если этот корабль будет построен, то он станет чуть ли не единственным в Европе новым ударным кораблем с полноценной авиагруппой, а не с авиацией короткого взлета. По сути, на ближайшие 10–20 лет это единственный шанс Европы построить новый «чистый» авианосец.

Европейский тип авианосца: унификация и широкие возможности


Фото: Suricatafx.com
Сравнение современных палубных
истребителей

На данном этапе приходится констатировать три характерных момента.

Во-первых, основные авианосные державы ЕС – Великобритания и Франция – фактически остались без авианосного флота даже в том ограниченном объеме, который был у них до момента роспуска Организации Варшавского Договора. Операционная готовность Charles de Gaulle остается достаточно низкой, а Британия на сегодня не имеет ни одного корабля-носителя палубных самолетов. Новые корабли полной готовности смогут появиться самое раннее через 6–8 лет у Британии либо уже во второй половине 2020-х годов – у Франции.

Во-вторых, державы «второго эшелона» (Испания, Италия) сейчас фактически догоняют, а в чем-то и превосходят лидеров, например, по числу боевых единиц этого профиля, особенно если учесть использование ударной авиации. Впрочем, это происходит не в силу активной реализации судостроительных программ, а естественным путем. Однако, учитывая нарастающие финансовые трудности Италии и Испании, ожидать от них в среднесрочной перспективе дальнейшего роста или даже сохранения численности активных авианосных единиц в составе флотов явно преждевременно.

В-третьих, наблюдается отчетливое смещение потребностей флотов с собственно ударных авианосцев на сравнительно легкие многоцелевые авианесущие корабли, зачастую исполняющие функции десантных. Такой корабль может нести ударную авиацию (самолеты короткого взлета), а может и не нести (по сути, являясь вертолетоносцем). Но в любом случае он имеет широкий набор возможностей по перевозке десантных подразделений. По своей философии такая боевая единица ближе не к классическим ударным авианосцам (например, американским типа Nimitz, французскому Charles de Gaulle, российскому «Адмиралу Кузнецову», китайскому «Ляонину» или индийским кораблям), а скорее к американским универсальным десантным кораблям типа Wasp.

В качестве примера применения этого подхода в судостроении можно привести французские «корабли экспедиционных сил» типа Mistral (три единицы),



а также уже упоминавшиеся испанский Juan Carlos I и итальянский Cavour.





Следует отметить, что это новые корабли, построенные в течение последних 4–9 лет и отражающие текущие воззрения морских штабов на приоритеты военного кораблестроения.

Авиагруппы новых кораблей следуют общеевропейскому подходу: более ранние корабли несли в основном самолеты вертикального взлета и посадки типа Harrier,



тогда как новые (и те же самые старые после модернизации) – будущий американский палубный истребитель F-35B.



Традиционным исключением является Франция, которая использовала на флоте собственные самолеты: сначала Super Etendard, теперь – Rafale.






Таким образом, общим местом в европейском строительстве авианесущих кораблей становится создание многоцелевого, сравнительно дешевого корабля с обязательными десантно-высадочными возможностями. В качестве варианта усиления для «второлинейных» держав рассматривается наделение этих кораблей возможностью применять самолеты короткого взлета F-35B, что фактически превращает их в «ударные эрзац-авианосцы».

Франция и Великобритания, пытающиеся нести бремя собственной авианосной мощи, по-видимому, будут и дальше, насколько им позволит состояние экономики, жестко разделять собственно ударные авианосцы и авианесущие десантные корабли. И если британцы в жестких бюджетных условиях всегда могут пойти на унификацию общеевропейского типа, перейдя на единый тип авианесущего десантного корабля, то Франции, не обладающей собственными самолетами короткого взлета, для этого придется как минимум запросить нишевые F-35B в США. Учитывая сложившиеся флотские традиции и традиции военных закупок, это может вызвать серьезные осложнения.

Новая «дипломатия канонерок»

Все происходящее можно в принципе назвать окончательным приведением военных флотов европейских стран НАТО к новой военно-политической ситуации, сложившейся после роспуска Организации Варшавского Договора. Вероятность возникновения крупного континентального конфликта в Европе (читай – с участием России) сильно снизилась с конца 1980-х годов, что обусловливает необходимость перестройки вооруженных сил. Новый набор вызовов связан, в частности, с расширением роли экспедиционных сил как в совместных операциях членов НАТО (например, в Югославии в 1999 г., Афганистане в 2001 г., Ираке в 2003 г., Ливии в 2011 г.,), так и в самостоятельных действиях европейских держав по стабилизации ситуации во взрывоопасных регионах третьего мира (пример – французская операция в Мали в начале 2013 г.).

С одной стороны, эта ситуация не предъявляет запредельных требований к уровню военных расходов под угрозой существованию государства (для флота это означает жесткое ограничение числа оперативно готовых кораблей, а, следовательно, повышает и требования к их универсальности). С другой стороны, она смещает акцент в системе задач флота с чисто ударных функций в полномасштабной морской войне на обеспечение комбинированных воздушно-морских операций вооруженных сил в конфликтах невысокой интенсивности.

Физическое сокращение авианосных флотов, неприятное для престижа крупных держав, можно рассматривать и под углом эффективности применения оставшихся или строящихся кораблей. В этом смысле страна, обладающая универсальными авианесущими кораблями с десантно-высадочными функциями, получает за меньшие деньги больше возможностей по использованию флота в современной версии «дипломатии канонерок».

Поэтому сокращение классических ударных авианосцев в Европе в пользу универсальных кораблей с самолетами короткого взлета следует квалифицировать не только как сжатие военно-морского потенциала держав ЕС (очевидного хотя бы количественно), но и как разумно-достаточный ответ на новые вызовы, стоящие перед морскими силами в XXI веке.

Источники:
http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2302#top
http://korabley.net
Автор:
Александр Иванов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти