Оранжевая революция. Инструкция по аннигиляции

Признанный идеолог Оранжевых революций Джин Шарп получил докторскую степень по философии за труд «Ненасильственные методы свержения режимов» (1964). Собственно, это сборник методов по политическому, экономическому и гражданскому саботажу, которые можно использовать против любой страны, ненасильственно подводящий ее к дестабилизации и междоусобице, и этим дающий повод к защите в ней «прав человека» мировой демократии, вплоть до гуманитарной интервенции США.

Поэтому правильнее было бы назвать Шарпа доктором по идеологическим диверсиям, и преемником Льва Троцкого, последователем которого Шарп был в молодости, и, кажется, творчески переработал его мировую «перманентную революцию». Тесные связи Шарпа с RAND Corporation и Национальным фондом демократии (США), возглавляемого сенатором Дж.Маккейном, любителем нанесения ракетно-бомбовых ударов во имя демократии, обещают много открытий своим исследователям.


Разработанная Шарпом методика по разработке и эксплуатации Оранжевых революций «От диктатуры к демократии» – это обычная инструкция, то есть информационная программа, инициирующая и поддерживающая деструктивные процессы в атакуемой стране, но использующая при этом стихийные процессы в ней, и опирающаяся на специально сфабрикованные и поддерживаемые СМИ мифы.

Однако то, что имеет искусственное происхождение, может быть и аннигилировано (уничтожено) контрпрограммой, специально для этого разработанной. В принципе так же, как это делается в программировании. «Болотные» события в России и «свидетели Навального» на последних московских выборах говорят о том, что разработка программы по аннигиляции оранжевой программы стала насущной необходимостью.

Разработать такую аннигиляционную программу, наверное, под силу учреждению, аналогичному шарповскому Институту имени Альберта Эйнштейна. (Причем здесь Эйнштейн?) Например, Институту имени Михаила Ломоносова. Но почему не попробовать написать ее, памятуя о научном методе проб и ошибок, в качестве опытного образца? Который можно будет потом уточнять и дополнять. Представим ее тезисно, в кратком виде, то есть без развернутых доказательств, которые можно будет предъявить в дальнейшем по мере необходимости.

Очевидно, что в первую очередь должны быть разоблачены главные мифы, на которые опирается оранжевая программа, то есть сначала необходимо озаботиться идеологией аннигиляционной программы.

Миф о «демократичности» Оранжевой революции. Это не демократическая революция, то есть приводящая к власти якобы «народ», таких революций в природе не бывает, народ в революциях всегда, как показывает история, оказывается крайним «козлом отпущения». Народными бывают восстания, которые поджигает революции. Что же это тогда за революция?

Оранжевая революция – это демагогическая революция, или революция демагогов («ведущих народ» – древ. греч.), это охлократия – власть толпы под влиянием и управлением демагогов, которым удается «оседлать» толпу на какое-то время, весьма незначительное. Относительно недавние примеры демагогов: Керенский, Саакашвили, Ющенко и наш Ельцин – все они быстро взлетели, и упали в глазах своего «электората», то есть толпы. Философы Античности, от Платона до Аристотеля, много писали о демократии как власти демагогов, их труды и сегодня актуальны, поэтому замалчиваются современными демагогами. Они должны быть востребованы.

Непременным условием такой революции является личность яркого демагога – харизматичного, амбициозного, беспринципного, продажного, волею обстоятельств, и благодаря поддержке заинтересованных лиц, сумевшего возглавить толпу, то есть «народный протест». Поэтому его стараются едва ли не обожествлять, следуя инструкциям Шарпа, и поэтому же его надо не стесняться разоблачать.

Миф о «народе», делающем революцию. Народ в высоком смысле этого слова, исторически, делает народом вера, традиции, соответствующее им мировоззрение, историческая судьба, общие священные ценности и символы. В народ невозможно вложить революционную программу по опрокидыванию всего этого.

Такую программу можно вложить в людей с разорванными историческими, общественными связями, атомизированную часть общества, которая становится тогда толпой или электоратом, с внедренными демагогами специальными «новыми идеями». А еще – «авангардом революции» или «прогрессивной частью общества»; они - «движущая сила» революции, а отнюдь не народ. Сегодня это, например, «хомяки», «козлы» и креаклы Навального, они и сами не относят себя к народу, и ставят себя выше народа.

Но не обижаются, когда вождь обзывает их «хомяками», хотя это говорит об истинном отношении к ним Навального. Также это говорит об уровне их интеллекта: Навальному позволено все в отношении их, ибо он «свят». Это уровень секты, которая отключает критическое мышление человека.

Новообращенные «сектанты» легко воспринимают простую, эмоциональную программу демагога, которая, в принципе, всегда одна и та же: Я – лучший, спаситель, борец всея и везде, верьте мне, а тем, кто противостоит мне, и просто не верит мне – анафема!

Естественным фундаментом Оранжевой революции являются стихийные и конфликтные общественные процессы, в них она черпает «энергетику протеста». В любом обществе есть социальные и экономические проблемы, преступность, коррупция и просто глупость человеческая. Демагог обещает все их быстро «порешать», и сама необъятность такой программы есть главный признак демагога. Раздувание всех проблем методом саботажа по Шарпу, и поливание грязью всех, кто действительно пытается их решать – основная стратегия демагога.


В любом обществе всегда есть также маргиналы (до 10%, по статистике): бомжи и полубомжи, анархисты по жизни, и гомосексуалисты, которые требует себе праздника «здесь и сейчас», а также свободы «культурно разлагаться» для других, ибо одним – скучно; неудачники по жизни, озлобленные на весь мир, и просто мизантропы (человеконенавистники) от рождения. Причем они есть во всех слоях общества, от бомжей до артистов, журналистов и пацифистов (например, А.Троицкий, музыкальный критик и творческий сотрудник штаба Навального).

Это благодатная среда для закваски Оранжевой революции, стоит только создать маргиналам условия личной безопасности и немного заплатить за участие в «празднике непослушания». Поэтому требование «свободы» и «защиты прав» всякого рода "меньшинств" есть первое требование при оранжевой «демократизации» общества. Отсюда, требование свободы выражения взглядов для всего общества легко сомнет анархические требования его маргинальной части.

Инструкция: 5 шагов аннигиляции. Для удобства применения, «ненасильственная» программа госпереворотов сведена к пяти шагам, последуем этому примеру.
1.«Крючок революции» - использовать (спровоцировать) какой-нибудь скандал для справедливого общественного возмущения. Скандалы в обществе случаются постоянно, на крайний случай, всегда есть какие-нибудь выборы. Этот шаг, наверное, важнейший: если его нейтрализовать, остальные теряют смысл. Поэтому здесь – подробнее.

В качестве такого «крючка» наши белоленточники использовали президентские выборы в России 2012 года. Почву для него создают НПО по развитию демократии с иностранным финансированием. С их помощью создается «гражданское общество», или гражданская «сеть», разрывающая традиционные общественные связи, и внедряющая неорганичные стране «новые прогрессивные идеи» (последняя новинка – гомосексуальность). Этим они создают паству для «новых лидеров» общества, а параллельно обучают этих будущих демагогов. Все оранжевые лидеры, как правило, проходят стажировку в университетах США, и Навальный тоже.

Организации, или движения, современных демагогов строятся также по сетевому принципу, напоминающему обычную сетевую коммерческую компанию, типа Амвэй. Если такая коммерческая компания продает обществу свой всегда «исключительный» по качеству товар (например, парфюмерию), то политическая сетевая компания «продает» своего лучшего в стране лидера, например, А.Навального, являющегося в свою очередь эманацией лучшей в мире американской модели демократии.

Многие рядовые сетевики искренне верят в исключительные свойства своего «товара» - в «американскую демократию», которая «волшебным» образом может решить проблемы любой страны. Поэтому им не интересны реальные общественные проблемы, программы; на сложнейшие вопросы они отвечают банальностями вроде необходимости всеобщей честности, и повышения эффективности управления.

Все участники «сети» прямо заинтересованы в продаже «товара» компании, они имеют от этого реальные дивиденды, поэтому не воспринимают критики в свой адрес, агрессивны в навязывании своего «товара» обществу. Религиоведы относят коммерческие «сети» к тоталитарным сектам, в еще большей степени это относится к политическим сетевым компаниям. Многие обозреватели, например, Тина Канделаки, отмечают эти сектантские истерические черты, и называют наших болотных революционеров «свидетелями Навального». С полным основанием.

Средством аннигиляции здесь является, наверное, настойчивое разоблачение фальшивых «продуктов сети», демагогов, создание некой традиционалистской контрсети для координации контрпропагандистской работы, выдвижения альтернативных «сети» лозунгов и харизматичных лидеров. Общая терапия – пропаганда отечественной культуры, истории, включая политические их составляющие.

2. «Поджог» - «боевые хомяки и козлы» выходят на улицу и создают постоянно действующий митинг. Безопасность участников митинга обеспечивается вербовкой «агентов влияния» в силовых структурах и правительстве. Если Оранжевая революция дошла до «поджога», то ничего не остается, как оказывать прямое противодействие «боевым хомякам и козлам», искать поддержку в тех же силовых структурах, мобилизовывать патриотические силы, и выводить их на улицу. На этой стадии удалось остановить «болотную» белоленточную революцию весной 2012 года, когда в противовес Болотному митингу был организован митинг на Поклонной горе. Революционерам не удалось также расколоть путинское правительство.

3. «Захват улицы» прочими «хомяками», «козлами», «креаклами» и маргиналами, создание атмосферы истерии через дружественные СМИ для дезоориентации общества, распространение анархии на все общество и другие оппозиционные силы. Для вовлечения последних выдвигается требование отставки власти. Яркий пример такого «захвата» - Оранжевая революция на Украине. В этот момент правительство еще может вытянуть ситуацию, ввести чрезвычайное положение, если в обществе есть значительные силы, понимающие суть происходящего. На Украине и правительство, и общество на этой стадии революции были уже расколоты и парализованы.

4.«Сакральная жертва», реальная или подложная, для обвинения «власти» в бесчеловечности, и объявлении «вне закона». 5.Проведение выборов, при необходимости их фальсификация, для этого они заранее объявляются нечестными со стороны «бесчеловечной власти» – это формальный, «законный» повод для захвата власти демагогом. Последние два пункта действуют автоматически, воспрепятствовать им законным путем уже невозможно, это как в шахматах: неизбежный мат в два хода.

Остается последнее средство: ответить на государственный оранжевый переворот другим переворотом. Для этого должен найтись, как минимум, сильный лидер, не уступающий оранжевому демагогу. Египетская «весна», ее революционный президент Мурси и их укротитель генерал Аль-Сиси могут служить в качестве такого примера.

Наконец, радикальное лечение Оранжевой революции достигается новейшим индийским лекарством. Правительство Индии запретило недавно деятельность в стране всех НПО с иностранным финансированием, после того как они попытались осуществить «поджог». В Индии очень много проблем, больше чем в России, поэтому церемоний и толерантности меньше. Российский закон об НПО пока набрался смелости назвать их «иностранными агентами»…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

101 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти