Абхазская командировка ч.3. Задушевный разговор

Беседа десантного лейтенанта с грузинским генерал-лейтенантом

Между тем, обстрелы продолжались, периодически усиливаясь. Однажды вечером в часть пришел наш старый знакомый разведчик Михал Михалыч. Попросив Василия собрать командование и опергруппу в кабинете, он сообщил нам:
-«Сегодня ночью грузины планируют наступление и штурм абхазских позиций на Гумисте. С участием танков. Нам – тоже может изрядно «достаться». Надо принимать меры».

Срочно уточнены планы усиления обороны жилого городка и территории части, вырыты новые окопы, в общем - шла лихорадочная подготовка к бою.

Мы позвонили в министерство обороны Грузии и в очередной раз предупредили, что в случае нападения на часть – дадим отпор. Это, впрочем, было скорее психологическое оружие, что понимали и сами грузины, судя по их снисходительному тону в разговорах.

Оповестили о возможном нападении и десантников, которые уже знали про это, и тоже готовились. На крыше казармы и клуба организовали огневые точки для снайперов и гранатомётчиков, все были собраны и серьёзны. Ни шуток, ни смеха, ни обычных армейских «подначек» не было слышно…
К ночи обстрел со стороны грузин достиг невиданной доселе интенсивности. Затем стало слышно, как где-то выше, со стороны гор, с натугой завыли танковые дизеля. Началось.

Разбежавшись по окопам, мы готовились к дальнейшему развитию событий. Правда из вооружения у нас и наших солдат были только пистолеты и автоматы. С ними против танков много не навоюешь.

Вся надежда была на десантников. У них имелись РПГ-7, «Мухи», «Шмели» и, возможно, ещё что-то из противотанковых средств.

Стрельба ещё больше усилилась и рёв танковых двигателей, перемежаемый орудийными залпами, неумолимо приближался. Стреляли, в основном, куда-то выше нашей части, но попадали и по её территории.

Единственная дорога, на правом берегу Гумисты, от верховий реки (где её, видимо и форсировали грузинские части) вниз к морскому побережью, вела вдоль забора нашей части, так что встреча с танками была неизбежной.

Поздно ночью началась совсем уж отчаянная стрельба с обеих сторон. Гулко заговорили абхазские РПГ, им отвечали пушки и пулемёты грузин. «Заахали» и гранатомёты десантников с крыши казармы...

Бой стал отклоняться от нас куда-то в сторону гор. Даже танковые дизеля стали выть где-то выше и левее нашей части.

До самого рассвета стрельба велась очень интенсивно. Но, судя по отсутствию грузинской пехоты, абхазам удалось её отсечь. Грузинское наступление провалилось. С наступлением утра стрельба стала стихать. Мы постепенно стали «расслабляться», вылезать из окопов и укрытий.

Неожиданно, откуда не возьмись, у ворот части появилась, примчавшаяся откуда-то с бешеной скоростью, грузинская БМП-2. Снеся ворота, она остановилась и начала «поливать» территорию из своей скорострельной автоматической пушки и пулемёта. Правда, это продолжалось всего несколько секунд. Сначала по ней десантники дважды «ахнули» из «Мухи», с крыши казармы. Пушка БМП замолчала, но её пулемёт еще бил длинными очередями. Тогда кто-то из десантников поднялся из своего окопа, как-то не спеша, прицелился и выстрелил по БМП из РПГ. Машина загорелась.

- «Ну всё, пи**ец! Отстрелялся генацвале!!!» - крикнул десантник.

Действительно, на этом интенсивная стрельба завершилась.

Когда грузинская бронетехника догорела, в ней побывали десантники, которые принесли нам в штаб с пяток обгоревших военных билетов погибших грузин. Билеты были ещё советского образца, краснозвёздные…

Нас поразило, что, судя по записям в них, почти все погибшие грузинские танкисты были призваны в армию накануне, буквально за 3-4 дня до своей гибели.

Благодаря гнидам - политикам сыны единой, недавно, страны воевали друг с другом и погибали из-за их амбиций…

Километрах в 5, выше в горах, находился один из технических постов нашей части. Там в ночь атаки дежурили офицер (подполковник) и двое солдат. Они, при виде грузинских танков и пехоты, форсировавших вброд Гумисту, убежали из здания и спрятались в густых зарослях кукурузы. В ней им пришлось посидеть больше суток, наблюдая за тем, как вокруг нашего здания шли ожесточённые, порой рукопашные (!!!) бои между грузинами с одной стороны и абхазско-чеченскими отрядами с другой. В итоге – грузин выкинули обратно, на левый берег Гумисты.

Наши ребята смогли, всё же потом добраться до своей лаборатории.

Часов в 12 всё того же «дня грузинской атаки» нам в часть начали названивать крупные чины из министерства обороны Грузии. Разговор сразу же пошёл на повышенных тонах. Нас обвиняли, чуть ли не в агрессии (!) против независимой Грузии и убийствах её солдат. Грозились уничтожить нашу лабораторию артиллерийским огнем и т.п. карами.

Мы, в ответ, стращали грузинских полководцев ответными авиаударами, уничтожением их злосчастной гаубичной батареи с воздуха и прочими малоправдоподобными ответными мерами.

Апофеозом этих, крайне нервных словесных баталий, стал памятный разговор заместителя министра обороны Грузии, генерал-лейтенанта, (назовём его Мачаидзе) с нашим командиром «усиленной десантной роты».

Грузинский генерал знал, что нас прикрывают десантники, и потребовал к телефону их командира.

Лейтенант, крайне неохотно, согласился пообщаться с грузинским полководцем.

- С Вами говорит генерал-лейтенант Мачаидзе, заместитель министра обороны Грузии! - несколько высокопарно представился он.

- Ну и что? - неполиткорректно ответил ему воспитанник крылатой пехоты. Он вообще не стал представляться, а на протяжении всего разговора был брутален, угрюм и неприветлив. Каждое второе слово (буквально) у него было матерным. (Я их, в приведенном диалоге, опускаю, или заменяю на цензурные аналоги).

- Произошла страшная трагедия грузинского народа! Погибли его верные сыновья! Нам известно, что это ваши солдаты воюют на стороне сепаратистов! - продолжал гнуть свое грузин.

- А ты видел?! - мрачно поинтересовался лейтенант, привычно перемежая свои слова матерком.

- Нам это точно известно!!! - завёлся и грузин. «Как вы смеете со мной так разговаривать?! Представьтесь немедленно!!»

- Кому надо – мою фамилию знают, понял?! А для тебя, я – командир десантной роты, понял?!.

- Я вам заявляю, что вооружённые силы Грузии в ближайшее время нанесут мощный удар по вашей лаборатории и вашей роте!!! - рявкнул грузин.

- А фули ты меня своей армией пугаешь? Запомни, бл*дь, в этом случае я гарантирую тебе очень большие потери! Понял, ...?! И вообще - пошёл ты на хер!!! - заявил ему в ответ десантник. После этого, передавая мне трубку, он громко попросил: «Товарищ подполковник, больше меня к телефону не зовите. Я с этой гнидой разговаривать не буду!» - и покинул канцелярию.

В течение оставшегося дня продолжались звонки в Москву, Тбилиси и Гудауту. Ситуация по-прежнему оставалась очень напряжённой.

Вечером мы включили телевизор. По грузинскому каналу передавали новости. Шел отчет о боях в Абхазии, показывали какую-то стрельбу, горящую бронетехнику. Поскольку комментатор вещал по-грузински, ничего понять мы не могли.

И вдруг показали грузинского генерал-лейтенанта, в кабинете с телефоном у уха и прозвучал фрагмент его дневного разговора с нашим лейтенантом.

В том числе – показали и ключевой момент дискуссии:

- Я вам заявляю, что вооружённые силы Грузии в ближайшее время нанесут мощный удар по вашей лаборатории и вашей роте!!! - заявленное генералом.
И вот в эфире звучит достойный ответ героического десантника: «А фули ты меня своей армией пугаешь? Запомни, бл*дь, в этом случае я гарантирую тебе очень большие потери! Понял, ...?! И вообще - пошёл ты на хер!!!».

Было слышно и то, как он сказал, про нежелание вести переговоры с «этой гнидой».

Грузины, в пропагандистских целях, очевидно, тайком от нас вели телевизионную и аудио запись этих переговоров.

После заключительных слов десантника, грузинские дикторы что-то сердито забормотали на родном языке, видимо комментируя произошедшую перепалку.

У нас же в части – царило веселье. Лейтенант, «пославший» грузинского генерала в телеэфире на «три весёлых буквы», стал героем дня. Мы, на радостях, простили ему все грехи, позвали его в штаб и налили 100 грамм коньяка. Он выпил, но нашему рассказу о что его разговор с генерал-лейтенантом показали по телевидению, так до конца и не поверил.
Автор: Сергей Дроздов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Mitek 18 сентября 2013 08:36
    А у нас всегда все и держалось на таких летехах и капитанах. До сих пор вспоминаю нашего старлея дважды разжалованного. Но боевая у нас всегда была на высоте и потери в первую войну меньше всех.
  2. individ 18 сентября 2013 08:45
    Порой, чтобы напугать достаточно три известных буквы назвать.
  3. urich 18 сентября 2013 12:50
    После каждого попадания по территории лаборатории принималось решение все отремонтировать. Вставлялись разбитые окна, штукатурились и закрашивались пробоины от пуль и осколков. Нам тогда это было непонятно... Сейчас я понимаю, люди до последнего надеялись, что вот сейчас все закончится и будет как раньше. Не закончилось. Нижние Эшеры практически уничтожили полностью. Редкий дом остался неразрушенным. Сейчас в здании казармы 24 лаборатории школа. Чтож, символично... Жаль снесли памятник, установленный нашими бойцами в память о погибших. Сейчас из местных никто и не вспомнит фамилию бойца погибшего на этом месте. Хотя своих они чтут и помнят
  4. Модус 18 сентября 2013 20:28
    Казарма там была отличная.
    Надеюсь что в ее стенах и школа будет неплохой.
    А вот Памятники сносят ТОЛЬКО подонки и .
    Неблагодарные в данном случае...
    Модус
  5. a39rgn 21 февраля 2014 20:19
    молодец старлей.
    a39rgn

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня