ШОС: актёры, статисты и зрители

Недавно завершился саммит ШОС в Бишкеке. Никаких коллективных «прорывных» решений (например, о финансировании совместных инвестиционных проектов) на нём принято не было. Аналитики сходятся в том, что Шанхайская организация сотрудничества представляет собой что-то вроде арены соперничества Китая и России. Остальные участники ШОС исполняют роли статистов либо вообще выступают в качестве зрителей.

ШОС: актёры, статисты и зрители



Ещё накануне бишкекской встречи аналитик Тамерлан Ибраимов высказал мнение о том, что динамику этой организации задают лишь Россия и Китай. У эксперта взял интервью Азамат Тынаев (Радио «Азаттык»). На вопрос, зачем же Кыргызстану участие в ШОС, Ибраимов ответил так:

«Это связано с тем, что направление и динамику деятельности ШОС задают лишь две страны — Россия и, в ещё большей степени, Китай, а у них приоритеты другого характера. Прежде всего, это вовлечение соседних стран в орбиту своего влияния. Кыргызстан не является значимым игроком в этой игре, что, собственно, и хорошо для нас».


Как пишет Павел Тарасенко («Коммерсантъ»), в целом результаты саммита сводятся к принятию итоговой декларации. Участники саммита повторяли, что за двенадцать лет существования ШОС смогла стать «эффективно действующей организацией, чей опыт позволяет реагировать на вызовы и угрозы». Этот самый тезис, отмечает журналист, лидеры участников организации (Россия, Казахстан, Китай, Таджикистан, Узбекистан) и наблюдателей (Афганистан, Индия, Иран, Монголия, Пакистан) вознамерились доказать итоговой декларацией, где поддержали идею проведения конференции «Женева-2», а также российскую инициативу по передаче сирийского химоружия под международный контроль.

А вот решения о механизме финансирования совместных инвестиционных проектов принято не было. Идея Китая о создании Банка развития ШОС в Москве не вызывает энтузиазма.

Не было объявлено и о присоединении к организации в качестве полноправного члена Ирана.

А один эксперт высказался о символическом назначении ШОС. Заместитель гендиректора Центра по изучению постсоветского пространства МГУ Александр Караваев сказал:

«ШОС и другие схожие объединения играют во многом символическую роль. На подобных площадках мировые лидеры пытаются обходить стороной все спорные вопросы и при помощи каких-то неконфликтных тем делать вид, что коллективное равноправное взаимодействие возможно».


То есть, добавим от себя, получается что-то вроде постмодернистской игры. Этакий геополитический и геоэкономический симулякр.

Тем более это похоже на правду, что, по словам того же эксперта, «о реальном равноправии говорить трудно», поскольку Россия и Китай «пытаются перетягивать одеяло на себя».

Что касается Сирии, то, как отмечают Кабай Карабеков и Ольга Кузнецова («Коммерсантъ»), в Бишкекской декларации, принятой по итогам встречи, лидеры государств-членов поддержали позицию России по внешнеполитическим вопросам.

В документе говорится, что государства-члены «поддерживают инициативу о передаче химического оружия под международный контроль с его последующим уничтожением и присоединением Сирии к Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении».

Касательно Ирана тоже был одобрен пункт: «Угрозы применения военной силы и односторонние санкционные меры отдельных государств против этой страны неприемлемы».


Эксперты утверждают, что прошедшая в Бишкеке встреча стала попыткой Москвы «отыграться» в сирийском вопросе за саммиты G8 и G20.

Андрей Полунин («Свободная Пресса») напоминает, что на встрече G8 в июне Россия оказалась в меньшинстве, и Владимиру Путину стоило огромных усилий добиться компромиссного коммюнике по Сирии. На G20 голоса разделились почти поровну: сторонники и противники военной операции США в Сирии остались при своём мнении. Нынешний же саммит выглядит, по мнению автора, как виток нового противостояния Востока (Россия + Китай) и Запада (США + НАТО).

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин говорит:

«ШОС — это площадка, которая существует, чтобы блокировать приход западных игроков в Центральную Азию. Ни Россия, ни Китай не хотят, чтобы на эту территорию пришли американцы. Скажем, сейчас Россия вместе с Киргизией добиваются ухода США из этой страны — и заметно в этом преуспели».


Правда, Россия и Китай в Центральной Азии — не только партнёры, но и конкуренты. Китайцы идут к господству через экономику, считает эксперт. В дальнейшем экономическое присутствие конвертируется в усиление политического влияния. Поэтому ШОС, отмечает аналитик, ещё и площадка для урегулирования российско-китайских разногласий. При этом в политике Россия и Китай занимают близкие позиции по ситуации вокруг Сирии. Но имеются и аспекты, которые отличают позиции: у России есть прямые интересы в Сирии, а у Китая — нет; он лишь не желает доминирования США в мире. Поэтому Китай не стал бы в одиночестве блокировать резолюцию Совбеза ООН по Сирии, полагает эксперт.

Профессор, заместитель Директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский говорит:

«В рамках ШОС у России существует проблемы в международно-экономических отношениях. Они касаются прежде всего Китая. Наша экономика не дотягивает до китайской, поэтому объём внешней торговли с КНР у нас весьма скромный. Состояние российской экономики оказывает принципиальное влияние и на структуру экспорта наших товаров. Если лет 15 назад у нас в объеме экспорта преобладало машиностроение, сегодня его доля сократилась до 1%. Мы фактически торгуем с Китаем исключительно сырьём — в основном энергоносителями. Все последние российские сделки с КНР — наиболее крупные и значимые — идут либо по нефти, либо по газу. Последнее соглашение такого рода недавно подписала компания «НОВАТЭК» с китайской «China Petroleum and Chemical Corporation» — о бурении газа на полуострове Ямал».


Получается, что РФ экспортирует в КНР энергоресурсы, а получает продукцию китайского машиностроения. Примерно такая же картина — и у других стран ШОС, отмечает эксперт. Они направляют в Китай металлы и энергоресурсы, а взамен к ним идут потребительские товары.

Что касается банка ШОС, то «дело не сдвигается с мёртвой точки». Проблема в том, объясняет аналитик, что Россия не хочет, чтобы Китай доминировал. Что же делать? Чтобы разговаривать с Китаем на равных, объясняет профессор, России следует развивать внутреннюю экономику. А иначе «никакие саммиты не помогут».

Андрей Островский высказался и по сирийскому вопросу — с «китайской» точки зрения.

Китай не заинтересован в обострении обстановки вокруг Сирии в том числе и потому, что напряжённость на Ближнем Востоке поднимает цены на энергоносители.

«А именно Китай является основным мировым экспортёром нефти и газа, поэтому сильнее других страдает от этой ситуации экономически. Не в интересах Китая раздувать войну в Сирии, и его совместная позиция с Россией вполне логична».


То есть, помимо политического интереса, добавим от себя, направленного на исключение доминирования США в мире, есть ещё и интерес экономический, пусть и не прямой.

Иные эксперты прямо указывает на Китай как на «первого среди равных» в ШОС.

Шанхайская организация сотрудничества, в отличие от НАТО или ОДКБ, не имеет лидера, а уж если задаться вопросом о том, кто в ШОС первый среди равных, то таковым окажется не Россия, а Китай, говорится на сайте «Би-би-си».

«Причина лежит на поверхности: у китайцев есть деньги. В бывшие советские республики Центральной Азии они готовы инвестировать десятки миллиардов долларов, в том числе три миллиарда в принимающую саммит Киргизию».


Причём эксперты сомневаются, что Москве удастся усилить влияние в ШОС на фоне сирийской ситуации.

Директор центра иранских исследований Института востоковедения РАН Нина Мамедова сказала «Русской службе «Би-би-си»:

«Ситуация выгодная, но преходящая. Сирия пройдёт, а экономика останется. Финансовая экспансия Китая очевидна, и противостоять ей Россия не в состоянии».


Превращения ШОС в «анти-НАТО» некоторые аналитики тоже не прогнозируют, отмечается в материале «Би-би-си». Первая тому причина — разнородность состава участников. В организацию в статусе партнёра по диалогу входит Турция, а эта страна недавно поддержала идею военной операции против Дамаска. Второй фактор — китайская позиция.

Доцент МГИМО Владимир Корсун по этому поводу говорит:

«Россия хочет, чтобы ШОС больше занималась политическими вопросами, а Китай делает всё, чтобы сконцентрироваться на экономике, то есть на том, в чём он сильнее, и успешно проводит свою повестку дня».


Нина Мамедова напоминает:

«ШОС создавалась как экономическая организация, а проблемам безопасности если и уделяла внимание, то не в глобальном ключе, а в плане борьбы с региональным экстремизмом и наркотрафиком. Нет оснований полагать, что эта направленность изменится».


Интересно, добавим от себя, что в каком-то смысле «анти-НАТО» в ШОС некоторые крупные западные политики всё же видят.

Любовь Люлько («Правда.ру») указывает, что именно в день саммита французский президент Олланд собрал в Париже министров иностранных дел Саудовской Аравии, ОАЭ и Иордании и договорился с ними укреплять сирийскую оппозицию в борьбе против Асада.

Таким образом, в настоящее время участники ШОС чётко определились с позицией по сирийскому вопросу, прямо противоположной позиции, которую занимают западные «ястребы» и их закулисные хозяева — военные промышленники. Сдерживание агрессора — и в этом сходятся самые разные политические эксперты — во многом зависит от России, а не от Китая, у которого нет прямых интересов в Сирии. Поэтому, надо заметить, для России Сирия оказалась «площадкой» для укрепления регионального авторитета в ШОС. Вот только химическое оружие — это одно, а прекращение гражданской войны в Сирии — совсем другое. Западные и арабские агрессоры от своих планов не отступятся…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Использованы фотографии:
Михаил Климентьев/ РИА Новости
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти