Роухани, Путин, мирный атом и С-300 для Ирана

13 сентября на бишкекском саммите ШОС Владимир Путин встретился с президентом Ирана Хасаном Роухани. Речь зашла о Сирии, о ядерной проблеме ИРИ, о добрососедстве Ирана и России, а также о вопросе поставок чего-нибудь взамен ЗРК С-300ПМУ-1 — например, С-300ВМ «Антей-2500». Ранее иранская сторона дала понять Москве, что устаревшие системы «Тор», которые Кремль предложил в качестве замены, — это не «комильфо». Что касается «Антея», то на такое предложение, как в преддверии саммита писал «Коммерсантъ», Тегеран может согласиться.

Роухани, Путин, мирный атом и С-300 для Ирана



В материале от 11 сентября Елена Черненко и Иван Сафронов («Коммерсантъ») писали, что власти РФ решили пойти навстречу Ирану по двум вопросам: поставкам модифицированных зенитно-ракетных комплексов С-300 и строительству второго энергоблока АЭС в Бушере. По словам неназванного источника газеты, близкого к Кремлю, Владимир Путин в преддверии саммита в Бишкеке распорядился проработать оба соглашения.

Предполагается, что РФ поставит ИРИ пять дивизионов ЗРК С-300ВМ «Антей-2500», а Тегеран в ответ должен отозвать иск к «Рособоронэкспорту» на 4 млрд. долл., поданный в третейский суд Женевы из-за ввода в 2010 г. президентом Медведевым запрета на поставку Ирану С-300. Причиной тогдашней санкции явилась резолюция Совбеза ООН, запрещающая запрет передачу ИРИ современных вооружений.

Что касается «Антея», то он должен подойти Ирану. «Этот комплекс для Ирана даже лучше, чем С-300ПМУ1, — он эффективнее при поражении ракет, — пояснил «Ъ» директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев. — А если по Ирану будет наноситься удар, то в ход пойдут прежде всего ракеты. Так что «Антей-2500» отлично подходит для целей обороны Ирана».

Однако подробностей о соглашениях, а тем паче о предстоящей сделке в прессе нет. Если пролистать разные источники, то обнаружатся лишь предположения и догадки, а также сомнительные выказывания о том, что Роухани должен крепко подумать, прежде чем соглашаться на подобное предложение.

Как отмечает Кира Латухина («Российская газета»), на полях саммита в Бишкеке Владимир Путин обратился к Роухани со следующими словами: «Рад возможности лично поздравить вас с избранием президентом Ирана и пожелать успехов». Далее российский лидер подчеркнул: «Мы знаем, как много всего сегодня в мировых делах крутится вокруг иранской ядерной проблемы, но мы в России знаем и другое: Иран для нас — добрый сосед, а соседей не выбирают. И у нас очень большой объём сотрудничества был, есть и наверняка будет».

В ответ иранский президент сказал: «Россия — наш крупный сосед, и всегда отношения с вашей страной были предметом внимания всех правительств. Чем более активно будут осуществляться консультации между нашими странами по региональным вопросам, в особенности с учётом чувствительной обстановки на Ближнем Востоке, тем больше это будет способствовать решению проблем».

Любовь Люлько («Правда.ру») считает, что Россия видит в Иране потенциального партнёра для закупки АЭС (речь о второй очереди в Бушере).

В прессе также пишут, что 24 сентября Российская Федерация должна ввести в эксплуатацию первый энергоблок станции «Бушер». Сейчас реактор проходит последнюю стадию тестирования.

Если заглянуть на сайта «Росатома», то по второму блоку никаких новостей в соответствующем разделе нет. Ранее разные аналитики отмечали, что у Ирана — низкая платежеспособность из-за действующих международных санкций и что ему попросту нечем будет платить за новый энергоблок.

Вероятно, поэтому и нет новостей о планируемом соглашении по дальнейшему строительству АЭС в рамках программы мирного атома — на которое рассчитывает президент Ирана.

На Западе не считают, что встреча Роухани и Путина на полях саммита ШОС была «безоблачной». Напротив, несмотря на заявления о добрососедстве, отмечалась некоторая напряжённость, связанная в том числе и со штрафом в 4 миллиарда долларов за срыв контракта по ЗРК во времена Медведева.

К примеру, Мари Жего в статье «После Сирии Россия разыгрывает иранскую карту» («Le Monde», Франция; источник перевода — «ИноСМИ») пишет:


«Сейчас, когда западные правительства, которые бросает то в жар, то в холод, пребывают в нерешительности, Владимир Путин по максимуму пользуется открытой возможностью. Россия вновь возвращается в геополитическую игру на Ближнем Востоке, впервые после распада СССР в 1991 году. Ось Москва – Дамаск – Тегеран становится прочнее, и Путин намерен играть в ней первую скрипку.

Как бы то ни было, встреча Владимира Путина с иранским коллегой прошла не безоблачно. Тегеран требует от Москвы выплаты штрафа в 4 миллиарда долларов за невыполнение договора о поставке ракетных комплексов С-300: президент Дмитрий Медведев аннулировал это соглашение в 2010 году из-за принятия в ООН новых санкций против Ирана и его ядерной программы».


Журналистка отмечает, что во время беседы с Роухани президент России «постарался загладить неловкость», предложив поставить комплексы «Антей-2500» при условии снятия Ираном всех судебных обвинений. Договорённость по строительству второго реактора Бушерской АЭС корреспондентка относит тоже к разряду «заглаживания». По мнению экспертов, отмечает она, речь идёт «о политическом шаге, потому что этот проект нерентабелен для российской атомной отрасли в экономическом плане».

Между тем, пишет далее Жего, поддержка России укрепляет позиции Ирана на грядущих переговорах в группе государств-посредников по ядерной проблеме.

«В воскресенье Барак Обама сообщил о переписке с Хасаном Роухани через султана Омана. «Иранцы понимают, что ядерный вопрос для нас гораздо важнее химического оружия», — сказал президент в эфире телеканала «АВС». Они не должны прийти к выводу, что «мы не ударим по Ирану, раз не ударили по Сирии»: им нужно вынести урок о «существовании потенциала для решения этих вопросов дипломатическим путём».


Вот здесь и стратегический ключ для Кремля. Мари Жего называет это «ключевой стратегической картой» Москвы. В условиях подъёма радикальных суннитских течений на Северном Кавказе и в Средней Азии Россия, отмечает журналистка, рассматривает ИРИ как буферную страну на пути растущей угрозы.

Таким образом, зависимость в какой-то степени обоюдная. Не будь грозящего судебного штрафа в четыре миллиарда, зависимость России была бы, разумеется, меньше. Но в условиях, когда Москва сорвала выполнение крупного контракта по ЗРК (примерно на восемьсот миллионов долларов), «соседство» с Тегераном становится, если можно так выразиться, предельно добрым — как политически, так и экономически. Не исключено, что второй энергоблок АЭС в Бушере России строить придётся — даже в том случае, если ИРИ окажется не вполне платежеспособной и попросит на строительство российский кредит. Увы, «Росатому» строить АЭС на кредиты не привыкать.

Хотя, если полистать архивные заметки на сайте корпорации, то в материале за 12 августа мы найдём выражение явного нежелания браться за невыгодные проекты:

«Что касается строительства новых блоков АЭС «Бушер», то предварительно эта тема обсуждалась, но реальные переговоры смогут начаться после передачи иранскому заказчику первого блока», — сообщили в «Росатоме».

«Вместе с тем, для принятия каких-либо решений о продолжении сотрудничества необходимо соблюсти два условия: такое сотрудничество должно быть экономически выгодным и соответствовать международным обязательствам России», — подчеркнули в госкорпорации».


Вот так. Должно быть «экономически выгодным». Кремлю остаётся одно: вместе с ИРИ добиваться если не снятия, то хотя бы смягчения международных санкций против Тегерана. Иран, торгующий нефтью в полной мере и открыто, а не из-под полы и ограниченно, сумеет нарастить свою платежеспособность. К тому же от Роухани, в отличие от Ахмадинежада, ждут определённых подвижек по ядерной проблеме.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти