Провал операции «Длинный прыжок»

Провал операции «Длинный прыжок»К 70-летию Тегеранской конференции союзных держав 1943 года

Близился конец 1943 года, середина Второй мировой войны. Главному агрессору, нацистской Германии, советские Вооружённые Силы нанесли один за другим два смертельных удара - под Сталинградом и Курском - и поставили её перед катастрофой. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции - США и Великобритания - провели ряд удачных операций в Северной Африке (разгромили в Египте немецкий корпус Роммеля под Эль-Аламейном, заняли Марокко и Алжир, провели Сицилийскую десантную операцию и высадились на юге Апеннинского полуострова).

Для союзников СССР наступила пора активных переговоров по открытию Второго фронта и послевоенному устройству мира, а для Германии - принятия неотложных мер по спасению положения. Гитлер, как всегда склонный к авантюрам, одним из методов избрал организацию террористического акта против руководителей трёх держав, в случае если они соберутся на совместное совещание (конференцию).


После довольно продолжительных согласований, которые длились с августа до начала ноября 1943 года (время, достаточное для утечки информации), союзники пришли к выводу, что наиболее подходящим местом проведения встречи может быть Тегеран. При этом они руководствовались несколькими соображениями по обеспечению безопасности её проведения. Прежде всего, Тегеран и северная часть Ирана согласно советско-иранскому договору 1921 года контролировались ещё с конца 1941 года советскими войсками (45-я и 46-я армии, в Тегеране непосредственно дислоцировался 182-й горнострелковый полк 62-й стрелковой дивизии 45-й армии), которые обеспечивали безопасность доставки военных грузов в СССР по ленд-лизу.

Провал операции «Длинный прыжок»Во-вторых, Тегеран был относительно близок к Великобритании и Советскому Союзу. В-третьих, реальные позиции немецких спецслужб в Тегеране ограничивались разведкой и для совершения терактов требовались дополнительные усилия, в то время как возможности советской разведки, контрразведки и войсковых сил соответствовали оперативной обстановке, сложившейся на то время в Тегеране и стране в целом. Наконец, погодные условия в Тегеране в конце ноября были благоприятными.

Спецслужбы Германии - имперская служба безопасности и абвер - приложили немало усилий для уточнения места встречи союзных держав и срыва её работы. Лишь к началу ноября 1943 года им удалось установить, что местом встречи Сталина, Рузвельта и Черчилля был избран Тегеран. Началась лихорадочная работа по её срыву.

Это сложное дело Гитлер поручил руководителю абвера Канарису и начальнику внешней разведки имперской службы безопасности Шелленбергу, которые начали с подготовки нескольких специальных террористических групп для заброски их в Тегеран. С этой целью в Копенгагене была создана специальная школа. Террористическая операция стала носить название «Длинный прыжок».

Советская сторона предвидела подобные действия немецких спецслужб, ей удалось получить ряд данных от зарубежных резидентур. И прежде всего от разведчика оперативной группы «Победители» Николая Кузнецова. Ему в середине ноября 1943 года поведал в доверительной форме офицер СС Ульрих фон Ортель, что в ближайшее время он направляется с «особым заданием» в Иран.

Не рассчитывая на полную достоверность этой информации, советское руководство всё же предприняло ряд оперативных контрмер. Прежде всего активизировало деятельность советской резидентуры в Тегеране. Её с августа 1941 года до конца 1946 года возглавлял полковник Агаянц Иван Иванович, талантливый советский разведчик, отдавший службе внешней разведке более 30 лет своей жизни. Агаянц, помимо существующих периферийных резидентур и разведчиков, сумел привлечь в период подготовки Тегеранской конференции молодёжную группу «Амира», которую возглавил молодой, но способный разведчик - 17-летний юноша Геворк Вартанян, будущий Герой Советского Союза.

Для координации деятельности советской контрразведки по предложению руководителя «Смерш» наркомата обороны СССР генерала В.С. Абакумова в Тегеран был срочно направлен военный контрразведчик подполковник Николай Григорьевич Кравченко, который в короткий срок сумел организовать обеспечение безопасности работы конференции трёх держав силами отделов «Смерш» войсковых соединений Красной Армии, дислоцированных в Иране. Он оперативно согласовал необходимые вопросы с военным командованием и обеспечил безопасность глав государств по пути их следования с аэродрома и в местах пребывания.

Существенную роль сыграл в обеспечении безопасности встречи глав трёх государств специально сформированный для таких целей 131-й мотострелковый полк НКВД СССР, который прибыл в Тегеран в конце октября 1943 года и заменил здесь 182-й горнострелковый полк 62-й стрелковой дивизии 45-й армии. Полк насчитывал около 1.200 человек, имел самые современные по тем временам вооружение и транспорт. Командовал полком Герой Советского Союза полковник Н.Ф. Кайманов, его заместителями были: по политической части - Герой Советского Союза подполковник Н.М. Руденко, по строевой - Герой Советского Союза капитан И.Д. Чернопятко.

Это были опытные офицеры, получившие боевое крещение ещё при обороне государственной границы. Например, капитан Чернопятко отличился ещё во время отражения атак японцев в районе озера Хасан на высоту «Заозерья» в 1938 году, когда ему вместе с его боевыми товарищами И.Г. Батаршиным, В.М. Виневитиным, П.Ф. Терешкиным удалось в течение нескольких суток удерживать важную высоту. Несмотря на полученные ранения, они вышли из боя победителями.

Командир полка Никита Фадеевич Кайманов и его заместитель по политической части подполковник Руденко совершили свои боевые подвиги в первые дни Великой Отечественной войны. Так, старший лейтенант Кайманов, возглавив в конце июня 1941-го сводный отряд из нескольких пограничных застав 80-го пограничного отряда Карело-Финского пограничного округа (146 бойцов), в течение 19 суток сражался в полном окружении и сумел не только удержать занимаемый рубеж, но и отбить до 60 атак финских войск, нанеся им большой урон. С минимальными потерями (18 убитых) он вырвался из окружения и, совершив почти 120-километровый марш по болотистой местности, соединился с частями Красной Армии.

По прибытии в Тегеран командир полка был ознакомлен с оперативной и политической обстановкой в Тегеране нашим резидентом полковником И.И. Агаянцем и получил от него необходимые указания.

На следующий день полковник Кайманов провёл рекогносцировку Тегерана и его окрестностей, в результате которой уточнил объекты охраны, необходимые для этого силы и средства. Определил порядок охраны аэродрома, маршрута следования глав государств, порядок усиления охраны посольства СССР в Тегеране, дворца шаха Ирана и состав резерва. Его подчинённые имели возможность за месяц до начала конференции освоить свои объекты и всесторонне подготовиться к обеспечению безопасности их работы.

Провал операции «Длинный прыжок»ОТ СОВЕТСКОЙ агентуры, расположенной в городе Кум (70 км южнее Тегерана), было получено сообщение, что 14 ноября 1943 года в нескольких километрах от города была выброшена на парашютах передовая группа из 6 диверсантов, которая двигалась в направлении Тегерана. Советский резидент Агаянц немедленно информировал об этом подполковника Кравченко и командира 131-го мотострелкового полка полковника Кайманова. Одновременно он уточнил задачи своей агентуре в Тегеране, а также группе «Амира».

Именно на эту группу «лёгкой кавалерии», как её называли в тегеранской резидентуре, у Агаянца были особые надежды. Молодые разведчики, организовав несколько поисковых групп, сутками, как вспоминала потом член этой группы будущая жена Геворка Вартаняна - Гоар, мотались по городу и сумели выследить террористов в конспиративной вилле на окраине города, подготовленной для них немецкой агентурой.

Далее сработало звено Агаянц - Кайманов, немецкие диверсанты были арестованы. Один из них показал, что террористический акт планировалось осуществить 30 ноября, в день рождения английского премьер-министра Уинстона Черчилля.

Но у советской стороны не было ещё полной уверенности, что с попыткой совершить покушение покончено. Поэтому было принято решение об усилении разведки, контрразведки и физической охраны «большой тройки». Полковник Агаянц поставил новые задачи своей агентуре в районе аэропорта, на пути следования и в районе расположения посольств участников конференции, а подполковник Кравченко, взвесив все за и против, предложил во избежание излишнего риска разместить американскую делегацию в здании надёжно охраняемого советского посольства. Дело в том, что посольство США находилось в полутора километрах от советского, а британское - буквально рядом с советским.

Советское руководство это предложение одобрило, и оно было передано американцам. Они согласились. Одновременно было решено на всё время работы конференции иммитировать нахождение президента Рузвельта в здании американского посольства (была усилена наружная охрана, выделены дополнительные патрули, планировались ложные выезды).

К утру 27 ноября все подготовительные мероприятия по обеспечению безопасности руководителей трёх держав были закончены, о чём было доложено Сталину.

В это время Гитлер, получив сообщение о провале передовой группы диверсантов, выброшенной в район Кума, решил не рисковать основной группой, которую должен был возглавить Отто Скорцени, и отказался от дальнейшего проведения операции «Большой прыжок».

Но находящейся в Тегеране немецкой агентуре задача оставалась прежней - использовать все возможности для захвата или ликвидации глав трёх держав. И эти возможности пунктуальные немцы стремились максимально использовать (усилили агентурное наблюдение за посольствами, пытались оборудовать в удобных местах позиции снайперов, взяли под контроль мосты и перекрёстки дорог и улиц по пути следования союзных делегаций из аэропорта в город).

Советская сторона в свою очередь делала всё возможное для предупреждения и нейтрализации террористических намерений немецкой агентуры. За три дня до прибытия глав правительств была усилена охрана столичного аэропорта (места приземления самолётов, здание аэровокзала, подъезды к нему). Были выставлены дополнительные посты на всём маршруте следования кортежей. Последние включали автомашины и мотоциклы сопровождения, а также полицейские спецмашины. Особые меры были предприняты на поворотах дороги и перекрёстках, где выставлялись специальные посты от подразделений 131-го мотострелкового полка НКВД.

Все главы государств - Сталин, Рузвельт, Черчилль - 27 ноября 1943 года благополучно прилетели в Тегеран, без приключений добрались до своих резиденций (Рузвельт, как было обусловлено, прибыл в советское посольство) и в 16 часов 28 ноября начали свою работу.

Правда, начало работы конференции не обошлось без происшествия. В середине дня 28 ноября, когда две автомашины покидали американское посольство, направляясь, якобы, на заседание (это был ложный выезд), они были обстреляны из автоматов из ближайшего здания. Никто при этом не пострадал. Террористы были ликвидированы.

Для резидентуры полковника Агаянца, командира полка Кайманова и координатора обеспечения безопасности делегаций подполковника Кравченко все шесть дней пребывания «большой тройки» в Тегеране, с 27 ноября по 2 декабря 1943 года, были периодом напряжённой круглосуточной работы, полным опасностей и различного рода происшествий. Было задержано несколько десятков подозрительных лиц и пресечено несколько вооружённых провокаций.

Провал операции «Длинный прыжок»1 ДЕКАБРЯ, в заключительный день заседания конференции, Рузвельт и Черчилль попросили Сталина показать им человека, который так чётко и безукоризненно обеспечил безопасность работы конференции. Сталин тут же представил им рослого, с лёгкой улыбкой и умным проницательным взглядом подполковника Николая Кравченко. Рузвельт, не скрывая своего восхищения русским богатырём, заметил, что перед ними настоящий генерал. Сталин в подтверждение этой высокой оценки спокойным голосом сказал, что перед ними действительно не подполковник, а генерал-майор Николай Григорьевич Кравченко.

Все руководящие сотрудники советских органов госбезопасности, отвечавшие за обеспечение безопасности конференции, были награждены орденами. 36 солдат и офицеров 131-го мотострелкового полка войск НКВД также были удостоены высоких наград: 1 человек - ордена Ленина, 12 - ордена Красного Знамени, 9 - ордена Красной Звезды, 7 - медали «За отвагу» и 7 - медали «За боевые заслуги».

Все руководители союзных государств благополучно вернулись в свои страны, а 131-й мотострелковый полк продолжал нести свою боевую вахту в Тегеране до сентября 1945 года, а затем был выведен на территорию Советского Союза.

Таким образом, советская разведка и контрразведка сумели переиграть гитлеровские спецслужбы. Они сорвали их операцию «Длинный прыжок» и обеспечили безопасность проведения конференции в Тегеране глав трёх союзных государств - Сталина, Рузвельта и Черчилля.

Правда, по поводу реальности намерения Гитлера и его спецслужб провести операцию «Большой прыжок» у некоторых исследователей существуют сомнения (В. Чернявский, Ю. Мадер, С. Чуев), но это ничуть не умаляет эффективности работы сотрудников советских разведки и контрразведки и не приуменьшает значения мер безопасности при проведении Тегеранской конференции.

Опыт по обеспечению безопасности мероприятия на высшем уровне (как сегодня принято говорить, саммита) позволил успешно решить подобную задачу на последующих конференциях союзных держав (Ялтинской - февраль 1945 года и Потсдамской - июль 1945 года). Этот опыт поучителен и для современных условий, когда деятельность экстремистских организаций, делающих ставку на терроризм, стала реальной угрозой при проведении различных международных форумов.
Автор: Анатолий Цветков
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Danko 28 сентября 2013 10:21
    Давным-давно читал про это дело, в книгах Судоплатова и других. На 2-фото узнаю Агаянца, на 3-ем -Г.Вартанян (они там на велосипедах гоняли), на 4-ом получается Кравченко Н. А вот на 1-фото так и не узнаю. Удивительные, героические судьбы были у людей...
    Danko
  2. Комментарий был удален.
  3. omsbon 28 сентября 2013 11:33
    СМЕРШ - он и в Тегеране СМЕРШ ! Тут добавить нечего!
  4. pinecone 28 сентября 2013 11:55
    США и Великобритания - провели ряд удачных операций в Северной Африке (разгромили в Египте немецкий корпус Роммеля под Эль-Аламейном, заняли Марокко и Алжир, провели Сицилийскую десантную операцию и высадились на юге Апеннинского полуострова).

    Под Эль-Аламейном против союзников сражалась находившаяся под командованием фельдмаршала Роммеля Танковая армия "Африка", в состав которой помимо немецкого Африканского корпуса входили три итальянских корпуса: два пехотных (10-й и 21-й) и один моторизованный (20-й), а также 133-я итальянская бронетанковая дивизия Литторио.
    Что касается Марокко и Алжира, то "занять" территорию таких огромных страны было просто физически невозможно, да в этом и не было необходимости. Размещения гарнизонов в морских портах и смены части руководящего состава французской колониальной администрации "на местах" оказалось достаточно.
    pinecone
  5. Игарр 28 сентября 2013 12:15
    Хороший материал.
    Спокойный, достаточно информативный.
    Без всяких там....шпиенских тайн.
    Но, вот посмотреть фильм "Тегеран-43" все-таки стоит.
    Как говорится - "украл, выпил, в тюрьму. Романтика."
    Романтика.....
    А все дело-то...грамотно расставить посты. Да.
  6. Улисс 28 сентября 2013 13:19
    Разведка и контразведка в те годы работали очень даже профессионально.
    А "Тегеран 43" нынче можно увидеть разве что на "Звезде" или "пятом".
  7. Смелый 28 сентября 2013 15:35
    Цитата: Улисс
    А "Тегеран 43" нынче можно увидеть разве что на "Звезде" или "пятом".

    что есть, то есть...
    надеюсь, сейчас у нас служат такие же профессионалы hi
  8. knn54 28 сентября 2013 17:16
    Повторюсь,но Скорценни просто дилетант.
    - Danko:А вот на 1-фото так и не узнаю.
    Командир полка Никита Фадеевич Кайманов.После конференции полк оставался в Иране, обеспечивая охрану советских объектов и стратегических автодорог, по которым из портов Персидского залива в СССР доставлялись грузы, поступавшие по «ленд-лизу». Кроме того, велась активная борьба с многочисленной германской разведывательно-диверсионной агентурой. С октября 1943 года полковник Кайманов одновременно исполнял обязанности начальника гарнизона советских войск в Тегеране.
    В 1931 году командовал отделением в маневренной группе, которая уничтожила крупную вооружённую банду, проникшую в Азербайджан с иранской территории. За этот бой награжден своим первым орденом – орденом Трудового Красного Знамени Азербайджанской ССР. Службу закончил на посту военного советника при начальнике Пограничных войск Чехословацкой Социалистической Республики.
    -совершив почти 120-километровый марш по болотистой местности, соединился с частями Красной Армии.
    160 километров, вынеся на себе ВСЕХ раненых.Отряд Кайманова прорвал кольцо окружения, причем в направлении территории Финляндии, где враг не ожидал атаки. За мужество и героизм, проявленные на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1941 года старшему лейтенанту Кайманову Никите Фаддеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 686).

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня