Арабские миллиарды на русские дороги

Объединённые Арабские Эмираты решили вложить в Россию немаленькие деньги — пять миллиардов долларов. В прессе пишут о том, что на эти деньги будут построены дороги (в том числе Центральная кольцевая), коммуникационные сети, аэропорты. Впрочем, иные аналитики предполагают, что дорожные проекты окупаются крайне медленно и могут вообще быть нерентабельными, что говорит о политическом интересе, прикрываемом арабскими щедротами.

12 сентября Российский фонд прямых инвестиций и Департамент финансов Абу-Даби подписали соглашение о выделении до 5 млрд. долларов на инфраструктурные проекты в России. Об этом сообщил гендиректор фонда Кирилл Дмитриев, передаёт «Взгляд» со ссылкой на ИТАР-ТАСС.


Он уточнил, что денежные средства пойдут на «строительство дорог, портов, аэропортов». «Мы намерены инвестировать и в Центральную кольцевую автодорогу», — сказал Дмитриев. По его оценке, «это самая крупная инвестиция в инфраструктурный консорциум в мире, самая крупная инвестиция из арабских стран в Россию».

Не следует, однако, думать, будто это первая крупная инвестиция ОАЭ в РФ. В 2010 году Эмираты впервые вошли в десятку крупнейших инвесторов в российскую экономику. Инвестиции ОАЭ в Россию тогда составили около 18 млрд. долларов.

Как пишет Ольга Самофалова («Взгляд»), толчком для арабской щедрости стали исключительные налоговые льготы, которые Россия предоставила инвестирующим госкомпаниям.

Кроме того, для активизации инвестиционного взаимодействия ранее был принят ряд мер: в августе 2013 г. вступило в силу соглашение о поощрении и защите капиталовложений, в июне — соглашение о налогообложении дохода от инвестиций. В том же в июне РФПИ и эмиратский суверенный фонд «Mubadala» создали совместный инвестиционный фонд объёмом 2 млрд. долл. — вклады пополам, в рамках мандата РФПИ по соинвестированию на паритетных условиях.

Отмечается, что большая часть денег «Mubadala» будет проинвестирована по принципу привлекательности каждого проекта, а оставшаяся часть средств будет использоваться РФПИ по принципу автоматического соинвестирования.

А накануне подписания бумаг правительство РФ одобрило проект закона о ратификации соглашения с ОАЭ об освобождении от налогов доходов от инвестиций для госкомпаний обеих стран. Само соглашение было подписано в декабре 2011 года. Подписанный документ, отмечает О. Самофалова, имеет усечённый вариант: налоговые льготы распространяются только на госструктуры, к которым относятся центробанки, государственные пенсионные фонды сторон, центральное и региональные правительства, финансовые и инвестиционные компании, на 100% принадлежащие государству.

Арабская сторона получила от России льготы по налогу на прибыль, нулевую ставку по дивидендам, а также защиту от налогообложения процентов и доходов от продажи имущества (кроме недвижимости). Российский инвестор в ОАЭ получит преференции по налогу на корпорации и по налогу на доходы.

«Важным является обнуление налога на дивиденды, который в России составляет 15%. С другими странами Россия обычно не так щедра и лишь снижает налог на дивиденды с 15% до 5-10%. Между тем именно обнуление этого налога помогло серьёзно заинтересовать госинвесторов из ОАЭ. В итоге Россия не прогадала…»


Как сообщает ИА «REGNUM» со ссылкой на пресс-службу Кремля, 12 сентября Владимир Путин встретился с наследным принцем Абу-Даби, заместителем верховного главнокомандующего ВС ОАЭ Мухаммедом Аль Нахайяном. В ходе беседы президент России отметил: «У нас очень добрые отношения с вашей страной, и, безусловно, Эмираты являются ведущим торгово-экономическим партнёром России на Ближнем Востоке, одним из ведущих. В целом объём торговли пока не такой уж и большой, он может быть гораздо больше — 1,5 миллиарда. Но у нас есть очень хорошие перспективы и тенденции роста». Владимир Путин добавил: «Большие возможности открываются в сфере инвестиционного взаимодействия, и мне очень приятно отметить вашу договорённость с Российским фондом прямых инвестиций о совместной работе и о возможных вложениях в эту совместную работу до 5 миллиардов долларов. Надеюсь, что эта работа будет развиваться успешно, и мы, разумеется, всячески будем её поддерживать и административно сопровождать».

Мухаммед Аль Нахайян сказал в ответ, что «мы делаем всё возможное, чтобы возводить мосты между двумя государствами — Российской Федерацией и Объединёнными Арабскими Эмиратами». Он отметил, что ОАЭ занимаются большими инвестициями в мире, и сказал: «Я благодарю вас, Ваше Превосходительство, за то, что вы нам дали возможность построить и такой новый мост для отношений с Россией. Мы питаем твёрдую уверенность и доверие к вашему рынку, именно поэтому находимся сегодня в вашей стране и надеемся, что инвестиционные проекты будут успешно осуществляться и наращиваться».

Теперь к вопросу о том, что в России будет «успешно осуществляться и наращиваться».

Игорь Наумов и Михаил Сергеев («Независимая газета») указывают, что условия инвестиций арабского суверенного фонда в российские проекты экспертам не ясны. К примеру, крупный проект ЦКАД может оказаться убыточным. Но иностранным суверенным фондам нужно давать гарантии возврата средств.

Директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев говорит: «В случае подобных инвестиций гарантом возврата средств выступают российские государственные структуры. По крайней мере иностранцы воспринимают их обязательства как суверенный российский долг. При этом в соглашениях может быть установлен минимальный процент доходности плюс доля в прибыли от инвестиций в совместное предприятие».

В материале отмечается, что конкретные инвестиционные соглашения, как правило, непрозрачны. Подобные инвестиции фактически увеличивают внешний госдолг, пусть формально и не относятся к долгам правительства.

Директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев говорит: «Теоретически инфраструктурные проекты могут быть окупаемы. Но в российских условиях расчёты на доходность долгосрочных инвестиций могут не оправдаться». По его мнению, вхождение Абу-Даби в российские проекты может являться частью политических договорённостей, о которых россияне могут никогда не узнать.

А первый заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин полагает, что для Абу-Даби интерес представляют инвестиции в газопроводы и нефтепроводы, а не в дороги. «Это тоже инфраструктура, такая же, как автомобильные и железные дороги, связь», — объясняет учёный. Вкладывать деньги во что-то, кроме «трубы», считает Д. Сорокин, арабы вряд ли согласятся. Вложения в транспортную инфраструктуру предполагают длительные сроки возврата, и не факт, что инвестиции вообще окупятся.

Анализируя новоогарёвскую встречу В. Путина и делегацию руководства эмирата Абу-Даби, Дмитрий Бутрин («Коммерсантъ») первым делом отмечает, что вложения ОАЭ и других стран Персидского залива через РФПИ призваны в числе прочего стабилизировать российскую внешнеполитическую позицию по ключевым вопросам региона, особенно по сирийскому.

Что касается непосредственно инвестиций, то, по сведениям «Коммерсанта», в первую очередь Абу-Даби интересуется Центральной кольцевой автодорогой, проектом реконструкции федеральной трассы М11, проектами в области телекоммуникационной и энергосетевой инфраструктуры.

Любовь Люлько («Правда.ру») напоминает, что заслуга в заключении сделки принадлежит Кириллу Дмитриеву — бывшему банкиру «Goldman Sachs». Также аналитик отмечает, что наследный принц, встречавшийся с Путиным, является и заместителем Верховного главнокомандующего Вооружёнными силами ОАЭ.

Кирилл Дмитриев — выпускник Старфордского университета и Гарвардской высшей школы бизнеса. В начале карьеры он работал инвестиционным банкиром в «Goldman Sachs» в Нью-Йорке и консультантом в «McKinsey& Co.» в Лос-Анджелесе, Москве и Праге.

Автор статьи указывает, что дорожная инфраструктура всегда была слабым местом российской экономики. А ведь только к чемпионату мира по футболу 2018 г. РФ нужно построить 7,7 тыс. км автомобильных и 2 тысячи километров железных дорог, что обойдётся в 35 миллиардов долларов.

Л. Люлько напоминает также, что наследный принц Абу-Даби прибыл в Россию после принца Саудовской Аравии Бандара бин Султана (шефа общей разведки). При этом ОАЭ — союзник США и Саудовской Аравии. Аналитик указывает, что эмират Абу Даби недавно вложил 13 миллиардов долларов в турецкие проекты, поэтому вложения в Россию — сравнительно небольшие. Заканчивается материал любопытным выводом о том, что «чем больше богатые шейхи будут вовлечены в экономику РФ, тем осторожнее они будут себя вести в области определения своих политических предпочтений».

Таким образом, пока о конкретных вложениях пяти миллиардов долларов говорить преждевременно. Нет никакого смысла судить и о политической составляющей, если таковая вообще имеется. В конце концов, ОАЭ вкладывали деньги в Россию и раньше — например, в 2010-м году, что никак не могло быть связано с сирийским вопросом.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти