Эфиопия, желтая зима

Эфиопия, желтая зимаНЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА

В июле 1977 года войска Сомали вторглись на, территорию Эфиопии. Армия Сомали насчитывала 250 танков, сотни артиллерийских орудий, 12 механизированных пехотных бригад, более 30 современных самолетов.

Благодаря внезапности и большому количеству боевых средств сомалийские войска за несколько месяцев смогли захватить значительную часть района Огаден, город Джиджигу, важные стратегические пункты: узлы дорог, горные перевалы. Город Харэр был окружен с севера, юга и востока, а к Дыре-Дауа сомалийцы подошли очень близко со стороны железной и грунтовой дорог, ведущих из Джибути в Эфиопию.


В северной части Эфиопии – Эритрее, выходящей к Красному морю, положение было не лучше. Сепаратисты, вот уже 20 лет борющиеся за отделение провинции от Эфиопии, перешли в наступление, окружили столицу Эритреи – Асмэру. Неспокойно было и в других районах страны, Аддис-Абебе. Режиму Менгисту Хайле Мариама угрожала серьезная опасность.

(Информация к размышлению) «Западная пропаганда пытается исказить суть эфиопско-сомалийского конфликта. Широко распространяя выдумки сомалийской пропаганды, на Западе в последнее время усиленно пускают в ход измышления об «участии» неведомых кубинских и советских воинских частей в боях в Огадене.

– Я должен совершенно категорически заявить,– сказал полковник Мулату, – что никаких советских или кубинских военных формирований в Эфиопии нет. Ни кубинские, ни советские граждане в боях участия не принимают. Мы получаем помощь от социалистических стран, солидарных с нашей революцией. В стране есть технические специалисты и медицинский персонал, помогающий обороне, экономике в здравоохранению Эфиопии, но войну против захватчиков ведут эфиопский народ, его армия и никто больше».

(Газета «Правда» 15 февраля 1978 года).


Эфиопия, желтая зимаУ меня в руках только что процитированная газета. Мы сидим в заваленной письмами, со следами бесконечных ремонтов, редакционной комнате и разговариваем с человеком, которого, судя по той давней публикации, в Эфиопии не было и быть не могло. Но он там был, воевал и даже получил за ту войну орден Красного Знамени, впрочем, с изящной формулировкой «За образцовое выполнение служебных обязанностей».

Николай Федорович Олещенко, генерал-майор запаса. Фронтовик. Отец погиб в декабре 1941-го под Москвой, а в августе следующего года призвали сына. Окончил артиллерийское училище, воевал на Калининском фронте, Прибалтийских. После войны командовал батареей, дивизионом, полком, артиллерией объединения.

– Николай Федорович, как вы попали в Эфиопию?

– Сразу после Нигерии. В Нигерии я был с официальной военной делегацией, которую возглавлял генерал армии Павловский. Перед нашим приездом произошел военный переворот, как тогда говорили, прогрессивный, и надо было наводить мосты. Была у нашего визита и более прагматическая цель: нигерийцы покупали у нас боевые самолеты, а мы, артиллеристы, хотели убедить их в преимуществах наших пушек, то есть расширить поставки оружия.
Прилетели мы домой, как сейчас помню, 20 ноября 1977 года, и я сразу сел за отчет. Прошло четыре дня, отчет я написал и уже было намеревался приступить к своим непосредственным обязанностям, как вдруг меня вызывают к командующему ракетными войсками и артиллерией сухопутных войск маршалу артиллерии Георгию Ефимовичу Передельскому, и он мне объявляет, что вечером я должен вылететь рейсовым самолетом в Аддис-Абебу и поступить в распоряжение генерала армии Петрова, возглавлявшего в Эфиопии оперативную группу Министерства обороны СССР по оказанию помощи правительству этой страны в отражении агрессии Сомали.

Мягко говоря, это было для меня несколько неожиданно. Тем более я не очень ясно себе представлял, что там, в Эфиопии, происходит.

– А вы могли отказаться, сославшись, скажем, на нездоровье? Ведь всего четыре дня были дома.

– Что вы! Как же я мог отказаться?! Я же профессиональный военный, а армия – не самое лучшее место для дискуссий. Есть приказ, его надо выполнять. Вот и все.

– Ну хорошо. А почему выбрали именно вас?

Эфиопия, желтая зима– Это объясняется просто. Сначала должен был лететь мой однокашник по академии генерал-майор Виктор Петров. Но на оформление требовалось время, а накануне нашего разговора с Передельским из Аддис-Абебы начальнику Генерального штаба позвонил Петров и сказал, что по обстановке срочно нужен артиллерийский генерал. Стали думать, а тут я: прошел все прививки от чумы до желтой лихорадки, имел медицинский сертификат, и нужна была только виза посольства Эфиопии, что, как вы понимаете, дело нескольких минут. Потому и выбрали меня.

Я, выйдя из кабинета начальника, позвонил жене, сказал, чтоб собрала чемодан, все то же, что и в Нигерию, только без военной формы.
Ехал я на неделю-две, а пробыл там в первый раз более полугода.

– И что было дальше?

– Дальше был сумасшедший день. Надо было подготовить для работы инструкции, пособия, приборы, пройти инструктаж у Ахромеева, тогда он был первым заместителем начальника Генерального штаба. Словом, домой я заскочил на несколько минут, схватил чемодан – и в аэропорт.

Первое, что бросилось в глаза в Аддис-Абебе, – изрешеченные пулями портреты Маркса, Энгельса и Ленина. В городе постоянно шла стрельба, все важные объекты охранялись армией. И, помню, тогда я подумал, что информации, публикуемой в наших газетах, – грош цена.

Обстановка в те дни была очень сложная. Сомалийские войска углубились на территорию Эфиопии на 400-500 километров – это на востоке. На севере и северо-западе активно боролись с режимом сепаратисты. Нелегко было и в Аддис-Абебе. И правительство принимало меры, которые нам казались откровенно .жестокими. По утрам, когда мы ехали в миссию главного военного советника, видели кучи трупов па площадях, рынках, у церквей. Наши сопровождающие объясняли, что это контрреволюционеры и что руководство Эфиопии использует наш опыт, на белый террор отвечает красным. Мы же при встрече с руководством страны пытались внушить, что метод этот – опасный, могут пострадать, и страдали, невинные люди. Когда начинается террор любого цвета, уже не разбираются.

– Николай Федорович, с чего вы начали свою работу в Эфиопии? Каковы были настрои, боевая подготовка эфиопской армии? Какую роль играли кубинцы?

Эфиопия, желтая зима– Традиционно, еще с императорских времён, военную помощь Эфиопии оказывали американцы. Техника была в основном из США, специалисты тоже, и военное образование большинство кадровых эфиопских офицеров получило в Америке. Это нам помогло, так как переводчиков с местного амхарского языка в Союзе оказалось мало, приехали в основном «англичане». Это что касается проблемы общения, обучения.

А начинали мы с того, что срочно организовали школу артиллерийских сержантов в одном из городков, стали сколачивать подразделения, части. Нелегко это было. С Кубы прибыли добровольцы, и части получались смешанные: офицеры и сержанты – кубинцы, рядовые – эфиопы.

– А насколько кубинцы были добровольцами, Николай Федорович?

– Честно говоря, не знаю. Они себя называли «бойцы-интернационалисты», все были профессиональными военными, хотя приезжали порознь, в «гражданке». Вскоре выяснялось, что многие служили на Кубе в одной части, дивизии.

– Как можно оценить наяву военную помощь Эфиопии? Насколько она была действенной?

– Хм-м, интересный вопрос. Мое глубокое убеждение, что, если бы в Эфиопии не была наших советников и кубинских добровольцев, война была бы однозначно проиграна.

Я не знаю, как и чему их учили американцы, но, когда мы ознакомились с обстановкой, стало ясно: тактически войска обучены слабо, оперативным искусством командиры самых высоких рангов не владеют. Что же это за война, в самом деле! Эфиопская армия занимает оборону в линию, распыляя силы и средства. Сомалийцы, концентрируя войска на направлениях главного удара, легко взламывают оборону, берут обороняющихся в клещи, при необходимости окружают, создавая «мешки» и «котлы».

Кроме ошибок чисто военных, был полностью исключен фактор внезапности в действиях эфиопской армии. Осведомленность противника обо всех наших планах была просто поразительной. Стоило, скажем, на совещании, где присутствовали офицеры штаба фронта и министерства обороны Эфиопии, объявить о планах очередной операции, как противник немедленно принимал контрмеры. Поэтому нам пришлось все операции планировать самостоятельно и объявлять решение только накануне.

Эфиопия, желтая зима– А как воевали эфиопы?

– По-разному случалось, и героизм проявляли, и малодушие, тут вряд ли можно делать выводы за всю армию. Воевали они странно, это точно. Нам было дико, что танки и пехота во время артподготовки не шли на противника как это положено, а начинали движение только после окончания стрельбы. Все артиллерия уничтожить, естественно, не могла, и оставшиеся огневые средства противника наносили наступающим войскам большие потери. Лучше действовали кубинцы, но были случаи, когда и они не проявляли активности. Наступление замирало.

– И как же вы поступали тогда?

– Толкали войска перед собой! Генерал армии Петров выезжал на поле боя на машине, причем не на танке или БТРе, на обычном «джипе», мы, разумеется, с ним рядом, и увлекал пехоту, как принято говорить, личным примером. Остановить Петрова было невозможно. Помню, тогда в одной из операций погиб мой помощник – советский военный советник при командире артиллерийского дивизиона. Дивизион замешкался с выходом на боевые порядки, я тотчас доложил по раций об этом Петрову, на что он мне ответил в таком духе, что мы все можем погибнуть, а свои задачи должны выполнять. Вообще Василий Иванович проявил себя не только талантливым военачальником, но и человеком редкого личного мужества. Требовательный был до предела. У меня в архиве сохранилась радиограмма за подписью Петрова. Вот ее текст: «Сегодня, к исходу дня, чтобы Данан был взят и вы об этом доложили. Следуйте сами с 3 бр. сн (бригада спецназначения). Петров». И, как вы понимаете, город Данан мы взяли, правда, не к исходу дня, а к обеду следующего, и то благодаря нашей настойчивости – командир эфиопской бригады, ссылаясь на то, что не подошла пехота (бригада была парашютно-десантной), что нет карт, продуктов, проводников, вообще отказывался наступать.

Эфиопия, желтая зима– Николай Федорович, говоря о том, как воевали эфиопы, вы ничего не рассказываете о сомалийцах.

– С Сомали – это особая история. Буквально до начала агрессии и соответственно нашей помощи Эфиопии, с Сомали у нас были прекрасные отношения. Почти пятнадцать лет мы поставляли туда оружие, многие офицеры, в том числе и старшие, окончили наши училища и академии, советники в войсках были тоже наши. А потому воевали сомалийцы по всем правилам, по советским боевым уставам.

Кстати, когда мы занялись организацией сопротивления сомалийской армии, то из Москвы были вызваны для консультации специалисты, буквально за неделю до этого высланные из Сомали. Они рассказали нам о сильных и слабых сторонах противника, о том, примерно на каких направлениях какие войска действуют. Это здорово нам помогло.

Хотя, если честно, и тогда, и сейчас не дает мне покоя одна мысль: чем же думали в МИДе, когда сначала мы «дружили» с Сомали, а потом, вдруг «задружили» с Эфиопией? Знаете, бывало очень обидно прыгать, как зайчик, под разрывами снарядов сомалийской артиллерии и знать при этом: по нам стреляют из советских пушек, снарядами, сделанными на советских заводах советскими, рабочими, люди, которых мы научили стрелять. Слава Богу, что мы не успели поставить в Сомали дальнобойные реактивные системы. У них были всего одна батарея и четыре установки реактивных минометов «Град», а боеприпасов к ним – кот наплакал. Эти системы им продали для обучения, а основная партия была. завернута уже в пути и разгружена с кораблей в Эфиопии. Еще бы несколько дней, и нам бы пришлось туго.

Повезло и в том, что в первых боях сомалийцы понесли значительные потери в летном составе, по аэродромам были нанесены авиационные удары. Поэтому их самолеты нам почти не досаждали. Наши советники знали схему расположения сомалийских ПВО, и эфиопские, и кубинские летчики успешно наносили бомбовые удары по аэродромам, скоплениям живой силы и техники.

В конце января, контратакуя в направлении главного удара противника, войска продвинулись на десятки километров, и угроза взятия Харарэ была снята.

Эфиопия, желтая зимаВ начале февраля наступление было продолжено, а к концу марта боевые действия в Огадене практически завершились. Мы получили задачу подготовить предложения по дислокации войск, отрекогносцировать районы прикрытия границы. Мы уже знали, что следующей нашей задачей будет борьба с сепаратистами в Эритрее. Кубинцы, кстати, в этой борьбе участвовать отказались. Они встали гарнизонами на востоке – на случай повторения агрессий и недалеко от Аддис-Абебы, чтобы поддержать правительство, если будет предпринята попытка военного переворота. В тех краях это дело обычное. А мы, как всегда, лезли во все дырки затычкой.

– Николай Федорович, боевые действия закончились. Территорию Эфиопии вы помогли освободить. И по домам?

– Домой сразу улетел только Петров – он тяжело болел. Мы. все переболели амебной дизентерией, заболел ею под конец войны и Петров, хотя очень остерегался. Да и как было не заболеть? В горах вода кипит при 80 градусах, микробы не убиваются, а пить-то хочется. И так жили впроголодь. Бывало, по две недели ничего, кроме югославских сардин и галет, не было. Спали на фронте в кабине или кузове машины, лицо обгорало до язв, все были покрыты красной пылью – там краснозем. И очень мучила жара. В Аддис-Абебе климат еще божеский, хоть вечером прохладно, да и днем можно спрятаться. А на, фронте – куда спрячешься? И нет спасения ни днем, ни ночью. Январь, кажется, а кругом желтый песок и безжалостное солнце.

Так вот, Петров улетел, а мы остались. И, как в награду за все перенесенные мучения, поселили вас в бывшем императорском дворце. Роскошь неимоверная, кругом фарфор, хрусталь, золото. У дворца – зоопарк с леопардами, обезьянами, страусами.

Прислуга та же, что и при императоре. А директор дворца – генерал.

Но это дворец, а в целом же страна нищенская, масса бездомных, дети почти не учатся, а уже с семи-восьми лет зарабатывают на жизнь: чистят сапоги, носят, лотки. Деревень как таковых нет, стоят хижины или сараи из веток, и никаких, естественно, бытовых удобств. Самые лучшие строения – это школы, но и школы типа большого сарая, где, кроме парт, – ничего.

Эфиопия, желтая зимаПонежились мы в императорском дворце, а 25 апреля 1978 года улетели рейсовым самолетом в Москву. Накануне отлета министр обороны Эфиопии устроил прощальный вечер в ресторане, где, кроме него, были и другие высшие военные чины. Министр сказал, что орденов в его республике еще нет, и нам вручили национальные сувениры.

Встреча в Москве была радостной. Вскоре мы узнали, что Родина оценила наш труд, меня, в частности, наградили орденом Красного Знамени, хотя представляли на орден Ленина, Петрову дали орден Ленина, а представление было на Героя.

После этой командировки я еще пять раз был в Эфиопии, последний раз в 1984 году, в составе официальной военной делегации, в форме. Делегацию возглавлял Маршал Советского Союза Петров.

– Скажите, Николай Федорович, вы давали подписку о неразглашении того, что увидели в Эфиопии?

– Нет, не было подписки, во я и сам понимал – лишние разговоры ни к чему, хотя, конечно, всему миру было известно, что в Эфиопии воевали советские специалисты и кубинские подразделения.

– И последний вопрос: как вы относитесь сегодня к той командировке в Эфиопию?

– Так же, как и в 1977 году. Я выполнял свой долг, Я получил задачу и как военный человек обязан ее выполнить. Никаких рассуждений: надо – значит надо.

Эфиопия, желтая зимаКонечно, спустя годы я не могу ве думать о недальновидности тех, кто проводил политику Советского Союза. За ошибки правительства мы расплачивались жизнями. Но я не политик, я военный, пусть и на пенсии. Мы ве принимали решений, мы выполняли приказы нашего правительства. И если сегодня оценка нашей тогдашней военной помощи Эфиопии, Анголе, Сирии, Египту, всего не перечислишь, изменится, я все равно уверен: к солдатам и офицерам, которые действовали на разных фронтах междоусобных войн в Азии и Африке, надо относиться с уважением. Это были смелые люди, и воевали они умело.
Автор: А. Крайний, Газета «Комсомольская Правда» за 14.08.1990 г.
Первоисточник: http://otvaga2004.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 24
  1. svp67 30 сентября 2013 09:34
    Но я не политик, я военный,
    Золотые слова... Такие люди - "золотой фонд" армии
    1. Vovka Levka 30 сентября 2013 13:39
      Цитата: svp67
      Но я не политик, я военный,
      Золотые слова... Такие люди - "золотой фонд" армии

      Да, но в этой ситуации политики просто .
      Vovka Levka
    2. Benzin 30 сентября 2013 14:06
      Ваш ракетчик Петров сказал "Если не заниматься политикой то она займется тобой" ... собственно , что ща и происходит... то сердюка ("сердюк"-реестровый казак короче продажный или предатель! украинец. устар.) то шоугу "ряженого петуха" всего в аксельбантах хотя по сути то больше садист чем профессионал ...
  2. Strashila 30 сентября 2013 11:47
    Статья что надо... хороший показатель... сперва советская школа на валяла американской... за тем учителя на валяли своим ученикам.
    1. vahatak 30 сентября 2013 12:58
      Чтоб навалять африканцам большого ума не надо. И школы тут не причем.
      vahatak
      1. апро 30 сентября 2013 13:19
        Ума может и не надо а вот мужества должнобыть больше один знакомый возил в африке военспеца на уазике видел бой кубинцев с неграми с пк лупят мясо вырывает а он бежит -как-то не посебе.
        1. vahatak 30 сентября 2013 13:55
          Согласен, но мужество советских военных никто под сомнение не ставит, просто африканские армии настолько слабые, что исход войны был предрешен позицией СССР.
          vahatak
  3. Uhe 30 сентября 2013 12:38
    Как раз очень правильно воевать в таких странах, используя чужие силы. Вот РФ не воюет нигде в других странах, поэтому война идёт на нашей земле -- на том же Кавказе, а стоило бы перенести эту войну в какой-нибудь арабский вахабитский гадюшник, чтобы им сюда лезть не было уже сил. СССР именно так и действовал. Так же поступает и САСШ, да и все страны, кроме Китая, пожалуй, но у Китая вообще всё не как у людей :)
    Uhe
    1. vlad_pr 30 сентября 2013 12:58
      Ваш пост понятен, но к сожалению, РФ не СССР. Другие социально-экономические реалии, иная идеология (мягко говоря непонятная, то супер патриотизм военных лет, и тут-же глухая поповщина на уровне 16 века...), или отсутствие таковой? "Куды ты катисся Расея матушка"?
      С уважением.
  4. Gorinich 30 сентября 2013 13:08
    Ребятам поклон. А по делу, вопрос, как так получается, что офицеры учились у нас, а влияние в стране на них у нас не было? ....
    1. vahatak 30 сентября 2013 13:57
      Кроме офицеров надо еще политиков готовить. Не во всех странах есть традиции захвата власти военными, а подготовка в СССР этому тоже не способствовала, поскольку там учат, что "я военный, а не политик".
      vahatak
  5. samoletil18 30 сентября 2013 13:26
    Ну надо же! Я эту статью читал когда в армии служил. По описанию болезней и кипящей в горах воде при 80градусах вспомнил. А еще, когда ребенком совсем был и по телеку показывали эфиопские события, то мне быдо загадачно :чего это агрессоры на советских танках нападают? Хорошая статья. Навеяло тем ощущением несправедливости, которое возникло тогда в душе. Ото всюду, от куда мы ушли начинался хаос и разрушение. Вот и пример: Сомали, Эфиопия, про Афганистан и вспоминать не хочется. Еще одно подтверждение: Великую Страну мы проср...ли.
  6. nazgul-ishe 30 сентября 2013 14:15
    – Что вы! Как же я мог отказаться?! Я же профессиональный военный, а армия – не самое лучшее место для дискуссий. Есть приказ, его надо выполнять. Вот и все.

    На таких солдатах и держалось могущество СА.
  7. nikcris 30 сентября 2013 16:23
    Там хаос еще тот был. Припоминается, как тогдашний первый канал галиматью наводил. А потом слили и Сомали и Эритрею.
    Да и фаК с ними - неуШто не задолбали очередные Лумумбы? Неужто соскучились по червивым финикам в обмен на русское стреляющее железо?
    ПС Для тех кто родился позавчера - финики были главной валютой в расплате с СССР.
  8. nikcris 30 сентября 2013 16:43
    Этот грЁбаный Менгисту Х..ли Мариа со школьной скамьи иголкой до сих пор отзывается. КаГ не включишь ящик - все он Сомали победить не может...
  9. nikcris 30 сентября 2013 16:51
    А как итог обучения животных - грабежи на прибрежных водах. Ремонтируется только адекватным встречным огнем. К сожалению крейсеры времен кайзера ушли в историю и не приветствуются нынче.
  10. nikcris 30 сентября 2013 16:54
    А мои сообщения чем не горазды? Почему они удалены? Они не подпадают под идею пантюркизма-славянизма-англиканской церкви?
  11. кузнецов 1977 30 сентября 2013 16:58
    Сомалийская группировка, выделенная для захвата Огадена, насчитывала 23 тысячи человек. Она была неплохо подготовлена советскими военными специалистами, по советским же уставам и наставлениям и имела около 350 танков Т-34/54/55, более 300 БТР, 600 артиллерийских орудий. ВВС Сомали имели в более 60 боеготовых боевых самолётов МиГ-21 и МиГ-17, 10 вертолётов Ми-8, транспортные Ан-24 и Ил-14.
    МиГ-21 ВВС Сомали

    Эфиопская армия хотя и несколько превосходила сомалийскую по численности (около 50 тысяч человек), но уступала по числу танков и артиллерийских систем. Её вооружение представляло собой причудливую "смесь" из американской и советской боевой техники, офицерский корпус за прошедшие несколько лет был несколько раз тщательно "почищен" на предмет поиска сторонников старого режима, заговорщиков и прочих "врагов народа". К тому же основные армейские части были сосредоточены в Эритрее, где отдельные стычки с повстанцами давно переросли в полномасштабную войну. К середине 1977 года в ВВС Эфиопии числилось 35 исправных боевых самолетов, среди которых были 16 истребителей F-5A/B/E, 3 бомбардировщика "Canberra B.Mk.52", несколько истребителей F-86 и учебно-боевых Т-28. Транспортная авиация была представлена несколькими С-47, С-54 и С-119К.
    F-5A ВВС Эфиопии

    С начала 1977 года отряды ФОЗС (общей численностью около 50 тысяч человек) перешли к активным боевым действиям. А 20 июля в Огаден вторглись регулярные сомалийские войска. Эфиопы располагали в провинции только 3-й пехотной дивизии и рядом отдельных частей - всего 10 200 человек, 45 танков M41/M47, 48 артиллерийских и 10 зенитных орудий. Ко всему прочему эти итак не многочисленные силы были распылены по отдельным гарнизонам и постам. Сомалийцы же, концентрируя войска на направлениях главного удара, легко взламывали эфиопскую оборону, беря обороняющихся в клещи, при необходимости окружая их, создавая "мешки" и "котлы".
    кузнецов 1977
  12. nikcris 30 сентября 2013 17:02
    Не смотря на гн, я чесНо свой псательский долг выполню - финики главная валюта араб и темно ...ппых за русские жизни и железо. Опровергать - приветствую.
    ПС Я снес половину букв - сайт русский язык не принимает... Извиняюсь - кто пожелает, поймет.
  13. GUSAR 30 сентября 2013 18:57
    А ведь Эфиопия, если мне память не изменяет, единственное гос-во Африки, не ставшее колонией, может вояки эфиопы и не ахти, но ушлые видать ребята
    1. vahatak 30 сентября 2013 20:25
      Просто цивилизованная страна в отличее от большинства остальных африканских народов.
      vahatak
  14. nazgul-ishe 30 сентября 2013 19:36
    Цитата: GUSAR
    А ведь Эфиопия, если мне память не изменяет, единственное гос-во Африки, не ставшее колонией, может вояки эфиопы и не ахти, но ушлые видать ребята

    Нашими молитвами и оружием с советниками.
  15. nikcris 30 сентября 2013 20:07
    Цитата: nazgul-ishe
    Цитата: GUSAR
    А ведь Эфиопия, если мне память не изменяет, единственное гос-во Африки, не ставшее колонией, может вояки эфиопы и не ахти, но ушлые видать ребята

    Нашими молитвами и оружием с советниками.

    Итальянскими фашистами тоЖ.
  16. nikcris 30 сентября 2013 20:54
    Цитата: vahatak
    Просто цивилизованная страна в отличее от большинства остальных африканских народов.

    В отличии !!!(отличее) от большинства африканских народов Эфиопия находится в полной чЁрной заднице.
    1. vahatak 1 октября 2013 01:51
      а ваше большинство, наверно, в белой заднице находится?
      vahatak
  17. Lexx 30 сентября 2013 23:38
    Где-то видел, этот конфликт назвали - "тотальной социалистический войной". Сомали то тогда поддержали Китай, Югославия, Румыния и Албания. За Эфиопию были СССР, Куба, Йемен и весь ОВД.
  18. EdwardTich68 2 октября 2013 03:48
    Менгисту сбежал ,ограбив страну . Эритрея отделилась.Сомали исчезла.Такие вот друзья у СССР были.
    EdwardTich68

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня