Противотанковая артиллерия РККА. Часть 2-я



Советские дивизионные 76-мм орудия, предназначавшиеся для решения широкого круга задач, прежде всего огневой поддержки пехотных подразделений, подавления огневых точек, разрушения лёгких полевых укрытий. Однако в ходе войны орудиям дивизионной артиллерии пришлось вести огонь по танкам противника возможно даже чаще чем специализированным противотанковым пушкам. В начальный период войны, при отсутствии бронебойных снарядов огонь по танкам вели шрапнельными, ставя их взрыватели «на удар». Бронепробиваемость при этом составляла 30-35-мм.


В конце 20-х начале 30-х годов наше военное руководство увлеклось идеей создания универсальной артсистемы, совмещающей в себе функции зенитного и дивизионного орудия. Одним из апологетов этого направления в области артиллерийского вооружения был М. Н. Тухачевский, с 1931 года занимавший пост начальника вооружений РККА, а с 1934 года - пост заместителя наркома обороны по вооружению. Энергичный, но не имевший надлежащего образования в области конструирования и технологии артиллерийских систем (а, следовательно, и некомпетентный в данном вопросе), он активно продвигал свои личные идеи в их практическое воплощение. Вся дивизионная артиллерия стала полигоном для испытаний продвигаемой Тухачевским и рядом других высокопоставленных лиц концепции универсализма.

Такое орудие, получившее обозначение Ф-22 было создано, никому неизвестным тогда В. Г. Грабиным. В апреле 1935 собрали первые опытные образцы. Новые орудия имели дульный тормоз и удлинённую камору под новый патрон. Для Ф-22 были специально разработаны новые снаряды весом 7,1 кг, которыми она стреляла с начальной скоростью 710 м/с. 11 мая 1936 года Ф-22 была принята на вооружение под названием "76-мм дивизионная пушка образца 1936 года". У серийных пушек был исключен дульный тормоз (по мнению заказчика, он сильно демаскировал пушку поднимаемыми клубами пыли), а также принята камора под гильзу образца 1900 года. В то время Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) не было готово перейти на другую гильзу (или другой калибр) дивизионных пушек, поскольку на складах оставались очень большие запасы 76 мм выстрелов с гильзой обр. 1900 г.



В силу предъявляемых к новому орудию требований универсализма оно получилось малоудачным.
Как зенитное орудие Ф-22 была абсолютно ущербна. Она не имела кругового обстрела, что для зенитки неприемлемо, и низкую начальную скорость порядка 700 м/с . На практике это означало малую досягаемость по высоте и меньшую точность стрельбы. При стрельбе на углах возвышения, больших 60°, отказывалась работать автоматика затвора с соответствующими последствиями для скорострельности.
Как дивизионное Ф-22 не удовлетворяло военных. Орудие имело очень большие габариты (особенно по длине) и вес (на тонну больше, чем ЗИС-3). Это весьма ограничивало её подвижность, в частности, возможность её перемещения силами расчёта. По дальности стрельбы и бронепробиваемости Ф-22 не имела крупных преимуществ перед более старой дивизионной пушкой обр.1902/30 г. Использование Ф-22 как противотанкового орудия было затруднено тем, что прицел и механизм вертикального наведения находились по разные стороны ствола, соответственно, наведение орудия не могло осуществляться только наводчиком. Пушка имела массу недоработок, была сложна в производстве и капризна в эксплуатации.

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 2-я


Освоение пушки в производстве шло тяжело, как по причине её значительно более сложной конструкции по сравнению с предыдущими орудиями аналогичного класса, так и потому, что пушка имела массу дефектов и постоянно совершенствовалась. В 1936 году было сдано 10 пушек, в 1937 - 417, в 1938 - 1002, в 1939 - 1503. Производство орудия было прекращено в 1939 году.



Помимо использования в качестве дивизионной Ф-22 входили в состав артиллерийских бригад противотанковой обороны (24 орудия), с 1942 года - 16 орудий (истребительно-противотанковые бригады). В течение 1941 - 1942 гг. эти пушки понесли большие потери, но в небольших количествах встречались до конца войны. В частности, в Курской битве участвовало 2 артполка, вооруженных этими орудиями (40 шт.). В основном орудие использовалось как дивизионная пушка, реже - как противотанковая (естественно, имея более высокую начальную скорость, Ф-22 имела большую бронепробиваемость, чем ЗИС-3 ) и никогда - как зенитная.


В 1937 с идеями универсализма, как и со многими другими непродуманными экспериментами и кампаниями, было покончено; их апологеты лишились должностей, а в ряде случаев - и жизней. Военное руководство страны осознало, что армия перед надвигающейся мировой войной не имеет удовлетворительного дивизионного орудия, поскольку 76-мм дивизионная пушка образца 1902/30 годов явно устарела, а новая 76-мм дивизионная пушка образца 1936 года (Ф-22) имела ряд крупных недостатков. Самым простым решением в данной ситуации являлось создание нового, современного орудия с баллистикой пушки обр. 1902/30 гг., что позволяло использовать огромные запасы боеприпасов к этому орудию.
В.Г. Грабин срочно приступил к проектированию нового орудия, которому он по каким-то своим соображениям присвоил индекс Ф-22 УСВ, имея в виду, что новое орудие - лишь капитальная модернизация Ф-22. На самом же деле конструктивно это было совершенно новое орудие.



С 5 июня по 3 июля 1939 года прошли войсковые испытания орудия, в том же году оно было запущено в производство. В 1939 году было выпущено 140 орудий, в 1940 - 1010. В начале 1941 года УСВ была снята с производства. Это решение объяснялось двумя причинами: во-первых, был полностью выполнен мобилизационный план по дивизионным пушкам (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек), во-вторых, планировался переход на дивизионные пушки более крупного калибра.



С началом войны, согласно мобилизационному плану, производство УСВ было вновь развернуто на заводах № 92 и "Баррикады". В 1941 было выпущено 2616 пушек, в 1942 - 6046 этих орудий. Производство УСВ было прекращено в конце 1942 по причине принятия на вооружение новой дивизионной пушки ЗИС-3, имеющей ряд преимуществ перед УСВ. Стоит отметить, что вытеснение УСВ из производства происходило постепенно, в частности, завод № 92 продолжал выпуск УСВ и в 1942 году (выпущено 706 орудий), хотя в конце лета 1941 года на этом заводе уже выпускалась ЗИС-3.
На 1 июня 1941 года в РККА имелось 1170 таких пушек. Орудие использовалось как дивизионное и противотанковое. В 1941-1942 гг. эти пушки понесли значительные потери, оставшиеся продолжали использоваться до конца войны.



По сравнению с Ф-22 новое орудие УСВ было безусловно более сбалансированным.
Однако для дивизионного орудия УСВ имела слишком большие габариты, особенно по высоте. Её масса также была достаточно большой, что негативно сказывалось на мобильности орудия. Размещение прицела и механизмов наведения по разные стороны ствола затрудняло использование орудия как противотанкового. Недостатки орудия привели к замене его более удачной и технологичной пушкой ЗИС-3.

Конструктивно ЗИС-3 была наложением качающейся части предыдущей модели дивизионного орудия Ф-22УСВ на лёгкий лафет противотанковой 57-мм пушки ЗИС-2. Значительная сила отдачи была компенсирована дульным тормозом, отсутствовавшим у Ф-22УСВ. Также на ЗИС-3 был устранён важный недостаток Ф-22УСВ — размещение рукояток наводки по разные стороны ствола орудия. Это позволило номерам расчёта из четырёх человек (командир, наводчик, заряжающий, подносчик) выполнять только свои функции.
Проектирование нового орудия шло в тесном сотрудничестве со специалистами-технологами, сама конструкция сразу создавалась для массового производства. Упрощались и сокращались операции (в частности, активно внедрялось качественное литьё крупных деталей), продумывались технологическая оснастка и требования к станочному парку, снижались требования к материалам, вводилась их экономия, предусматривались унификация и поточное производство узлов. Всё это позволило получить орудие, которое было почти втрое дешевле, чем Ф-22УСВ, при этом не менее эффективное.




Разработка пушки была начата В. Г. Грабиным в мае 1941 года, без официального задания ГАУ в мае 1941. Это связано с неприятием дивизионной артиллерии главой этого ведомства маршалом Г. И. Куликом. Он считал, что дивизионная артиллерия неспособна бороться с тяжёлыми немецкими танками (которых в 1941 году у Германии не было).
После нападения Германии на СССР выяснилось, что немецкие танки успешно поражаются пушками калибра 45-76,2 мм, и уже в начале войны в связи с большими потерями, стала ощущаться нехватка орудий данных типов, и производство дивизионных орудий было восстановлено. Задания на выпуск пушек калибра 76,2-мм получили Приволжский завод, где располагалось КБ Грабина, и сталинградский завод "Баррикады".

Некоторое количество ЗИС-3 было изготовлено ещё в 1941 году — это были опытные орудия и материальная часть для двух артиллерийских дивизионов, направленных на войсковые испытания. В боях 1941 г. ЗИС-3 показала своё преимущество над тяжёлой и неудобной для наводчика Ф-22УСВ.



Массовое производство ЗИС-3 было начато в 1941году, на тот момент орудие не было официально принято на вооружение и выпускалось «нелегально». Грабин по согласованию с директором Приволжского завода Еляном принял смелое решение запустить ЗиС-3 в производство под свою ответственность. Работы были организованы таким образом, что детали Ф-22-УСВ и ЗиС-3 изготавливались параллельно. Единственная явно "не та" деталь - дульный тормоз ЗиС-3 - изготавливалась в опытном цехе. Но представители военной приемки отказались прнимать "нелегальные" пушки без разрешения ГАУ, начальником которого тогда был уже Н.Д. Яковлев. В ГАУ был послан запрос, который долго оставался без ответа, в цехах накапливались новые пушки ЗиС-3, и в конце концов начальник военной приемки на заводе И.Ф. Телешов отдал приказ принимать их.
В результате это позволило В. Г. Грабину представить ЗИС-3 лично И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство орудия, которое к тому времени уже выпускалось заводом и активно использовалось в армии. В начале февраля 1942 г. были проведены официальные испытания, которые были скорее формальностью и продолжались всего пять дней. По их итогам ЗИС-3 была принята на вооружение 12 февраля 1942 года с официальным названием «76-мм дивизионная пушка обр. 1942 г.»



В войска поступали три разновидности 76-мм пушек обр. 1942 г. Которые отличались углами возвышения, клёпаными или сварными станинами и затвором.
Благодаря высокой технологичности ЗиС-3 стала первым в мире артиллерийским орудием, поставленным на поточное производство и конвейерную сборку.
Она же и самая массовая пушка Великой Отечественной войны — всего в период с 1941 по 1945 выпущено 103 тысячи штук (ещё около 13 300 стволов было смонтировано на САУ СУ-76).

С 1944 года, по причине снижения темпов выпуска 45-мм пушек и нехватки 57-мм пушек ЗИС-2, это орудие, несмотря на недостаточную для того времени бронепробиваемость стало основной противотанковой пушкой РККА. Орудия, направляемые в противотанковую артиллерию, комплектовались прицелами прямой наводки ПП1-2 или ОП2-1.


Снаряды к 76-мм дивизионным орудиям:
1. Выстрел УБР-354А со снарядом БР-350А (Тупоголовый с баллистическим наконечником, трассирующий).
2. Выстрел УБР-354Б со снарядом БР-350Б (Тупоголовый с баллистическим наконечником, с локализаторами, трассирующий).
3. Выстрел УБР-354П со снарядом БР-350П (Подкалиберный бронебойный снаряд, трассирующий, «катушечного» типа).
4. Выстрел УОФ-354М со снарядом ОФ-350 (Стальной осколочно-фугасный снаряд).
5. Выстрел УШ-354Т со снарядом Ш-354Т (Шрапнель с трубкой Т-6).

При хорошей эффективности действия осколочно-фугасного снаряда по живой силе, дававшего при разрыве с установкой взрывателя на осколочное действие около 870 убойных осколков, с эффективным радиусом поражения живой силы около 15 метров.
Бронепробиваемости бронебойного снаряда, пробивавшего на дистанции 300 метров по нормали 75-мм броню, было недостаточно для борьбы со средними немецкими танками Pz.IV.
По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для ЗИС-3 в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 были также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера», а также модернизированные PzKpfW IV Ausf H и PzKpfW III Ausf M или N; однако все эти машины уверенно поражались из ЗИС-3 в борт.
Введение с 1943 года подкалиберного снаряда улучшило противотанковые возможности ЗИС-3, позволив ей на дистанциях ближе 500 м уверенно поражать вертикальную 80-мм броню, но 100-мм вертикальная броня так и осталась для неё непосильной.
Относительная слабость противотанковых возможностей ЗИС-3 осознавалась советским военным руководством, однако до конца войны заменить ЗИС-3 в истребительно-противотанковых подразделениях так и не удалось — так, 57-мм противотанковые пушки ЗИС-2 в 1943—1944 годах были произведены в количестве 4375 шт., а ЗИС-3 за тот же период — в количестве 30052 шт., из которых около половины было направлено в истребительно-противотанковые части. Мощные же 100-мм полевые пушки БС-3 попали в войска только в конце 1944 года и в небольшом количестве.
Недостаточная бронепробиваемость орудий частично компенсировалась тактикой применения, ориентированной на поражение уязвимых мест бронетехники. Кроме того, против большинства образцов немецкой бронетехники бронепробиваемость ЗИС-3 оставалась адекватной до конца войны. Это частично облегчалось, снижением качества броневой стали германских танков во второй половине войны. Из-за недостатка легирующих добавок броня получалась хрупкой и при попадании снаряда, даже будучи не пробитой давала опасные сколы с внутренней стороны.

Весной 1943 года В.Г. Грабин в своей докладной записке на имя Сталина, предложил наряду с возобновлением производства 57-мм ЗИС-2, начать проектирование 100-мм пушки с унитарным выстрелом, который применялся в морских орудиях.
При создании этой пушки конструкторы КБ под руководством В.Г. Грабина широко использовали накопленный ими опыт создания полевых и противотанковых пушек, а также внедрили ряд новых технических решений.
Для обеспечения большой мощности, снижения веса, компактности и высокой скорострельности на орудии такого калибра были впервые применены клиновой полуавтоматический затвор и двухкамерный дульный тормоз с эффективностью 60%.
Оригинально была решена проблема колеса, для более легких орудий обычно применялись колёса от ГАЗ-АА или ЗИС-5. Но для нового орудия они не подходили. Колёса от пятитонки ЯАЗ оказались слишком тяжелыми и большими. Тогда была взята спарка колёс от ГАЗ-АА, что позволило вписаться в заданные массу и габариты. Снабженные этими колесами пушки могли транспортироваться механической тягой с достаточно большими скоростями.



Через год, весной 1944 года БС-3 было запущено в серийное производство. До конца Великой Отечественной войны промышленностью было поставлено Красной Армии около 400 пушек. 100-мм БС-3 оказалось весьма эффективным противотанковым средством.
Тяжёлая 100-мм полевая пушка БС-3 появилась на вооружении в мае 1944 года. За отличную бронепробиваемость, обеспечивающую поражение любого танка противника, солдаты-фронтовики присвоили ей имя «Зверобой».



Благодаря наличию клинового затвора с вертикально перемещающимся клином с полуавтоматикой, расположению механизмов вертикальной и горизонтальной наводки с одной стороны орудия, а также применению унитарных выстрелов скорострельность пушки составляет 8-10 выстрелов в минуту. Стрельба из пушки велась унитарными патронами с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами. Бронебойно-трассирующий снаряд с начальной скоростью 895 м/с на дальности 500 м при угле встречи 90° пробивал броню толщиной 160 мм. Дальность прямого выстрела составляла 1080 м.
Однако роль этого орудия в борьбе с танками противника сильно преувеличена. К моменту её появления немцы практически не применяли танки массировано.
Выпущена БС-3 во время войны была в небольших количествах и большой роли сыграть не могла. Для сравнения ПТ САУ СУ-100 с орудием аналогичного калибра Д-10 было выпущено в военное время в количестве около 2000.
Сам создатель этого орудия В.Г. Грабин никогда не считал БС-3 противотанковой системой, что нашло отражение в названии.



БС-3 имело ряд недостатков, которые затрудняли её использование в качестве противотанковой. При стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки, что, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы – качества для полевого противотанкового орудия очень важного.
Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет.
Подвижность орудия с массой более 3500 кг оставляла желать много лучшего, транспортировка силами расчёта на поле боя была практически невозможна.

Если буксировка 45-мм, 57-мм и 76-мм орудий осуществлялась конными упряжками, автомобилями ГАЗ-64, ГАЗ-67, ГАЗ-АА, ГАЗ-ААА, ЗИС-5 или поставляемыми с середины войны по ленд-лизу полугрузовые автомобили Dodge WC-51 («Додж 3/4»).
То для буксировки БС-3 требовались гусеничные тягачи, в крайнем случае полноприводные грузовые автомобили Studebaker US6.

На завершающем этапе войны 98 БС-3 были приданы как средство усиления пяти танковым армиям. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад 3-полкового состава (сорок восемь 76-мм и двадцать 100-мм пушек).
В артиллерии РГК по состоянию на 1 января 1945 года находилось 87 пушек БС-3. В начале 1945 года в 9-й Гвардейской армии в составе трёх стрелковых корпусов было сформировано по одному пушечному артиллерийскому полку по 20 БС-3.

В основном, благодаря большой дальности стрельбы - 20650 м и достаточно эффективной осколочно-фугасной гранате весом 15,6 кг пушка использовалась в качестве корпусного орудия для борьбы с артиллерией противника и подавления дальних целей.


Значительную роль в деле борьбы с танками, особенно в начальный период войны сыграла зенитная артиллерия.
Уже в конце июня 1941 года было принято решение о формировании отдельных противотанковых артиллерийских полков РГК. Вооружались эти полки двадцатью 85-мм зенитными пушками. В июле — августе 1941 года сформировали 35 таких полков. В августе — октябре последовала вторая волна формирования противотанковых полков РГК. Эти полки вооружались восемью 37-мм и восемью 85-мм зенитными пушками. 37-мм зенитный автомат обр. 1939 года еще до войны создавался как противотанково -зенитный и имел отработанный бронебойный снаряд. Важным преимуществом зенитных орудий также был лафет, обеспечивающий круговое вращение орудия. Для защиты расчета переквалифицированные в противотанковые пушки зенитки оснащались противоосколочным щитом.



В конце 1941 года 37-мм автоматы из противотанковой артиллерии были изъяты. 85-мм зенитные орудия использовались для этой цели, по меньшей мере, ещё два года. В Курской битве принимали участие 15 истребительно-противотанковых артдивизионов по двенадцать 85-мм пушек. Мера эта конечно была вынужденной, так как зенитные орудия были намного дороже, подвижность меньше, а маскировались они тяжелее.

В истребительно-противотанковой артиллерии активно использовались трофейные немецкие орудия. Особенно ценились 75-мм Рак-40, обладавшие высокими показателями бронепробиваемости и низким силуэтом. В ходе наступательных операций 1943-1944 г наши войска захватили большое количество этих орудий и боеприпасов к ним.



Было сформировано несколько противотанковых дивизионов оснащённых трофейными орудиями. Дивизионы были, как только с трофейными орудиями, так и смешанного состава. Часть трофейных противотанковых пушек использовалась войсками сверхштатно, что не находило отражения в отчётных документах.

Характеристики противотанковых пушек


Насыщение войск противотанковой артиллерией произошло к середине 1943 года. До этого недостаток противотанковых орудий частично компенсировался массовым выпуском противотанковых ружей (ПТР).
Количественного насыщения войск орудиями было не всегда достаточно для обеспечения
противотанковой обороны.
Так использование дивизионной ЗИС-3 было мерой во многом вынужденной. Даже подкалиберный 76-мм снаряд не обеспечивал уверенного пробития брони тяжелых танков. Кумулятивный 76-мм снаряд использовался только в короткоствольных полковых
пушках, по причине несовершенства взрывателя и возможности разрыва в стволе дивизионного орудия.
Из-за позиции ГАУ, перед войной была утеряна возможность создания эффективного 76-мм орудия. Что позже сделали немцы, захватив и модернизировав сотни трофейных советских Ф-22 и УСВ.
По непонятной причине не было создано 85-мм противотанковое орудие. Такое орудие было спроектировано Ф.Ф. Петровым и принято под обозначением Д-44 уже после войны.



Именно противотанковая артиллерия уничтожила 2/3 немецких танков, несмотря на недостатки и упущения советские воины истребительно-противотанковой артиллерии, проявляя стойкость и массовый героизм, зачастую жертвуя собой, сумели разбить стальной кулак «Панцерваффе».


По материалам:
http://www.tvoyrebenok.ru/zis3.shtml
Широкорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.
Шунков В. Н. Оружие Красной Армии.
Автор:
Сергей Линник
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти